Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

§ 5. Борьба с антипартийными группировками

Построение социализма происходило в острой классовой борьбе уходящих с исторической арены эксплуататорских классов, интересы которых в партии выражали троцкисты, бухаринцы и другие антипартийные группировки.

На протяжении десятилетий вёл антипартийную работу Троцкий и его приспешники. В дореволюционные годы Троцкий неоднократно выступал против Ленина, пытаясь приписать себе несуществующие заслуги и поставить себя выше Ленина. Он постоянно оказывался в различных антиленинских группировках и блоках, будучи их лидером.

Крайне негативную роль сыграл Троцкий в период заключения Брестского мира, отказавшись его подписывать и поставив нашу страну и революцию в исключительно тяжёлые условия, когда Брестский мир, по настоянию Ленина, всё же был подписан, причём подписан на намного худших условиях, чем ранее предлагали немцы.

После смерти Ленина, Троцкий развернул ещё более ожесточённую борьбу против партии и её сталинского руководства.

Он выражал неверие в возможность построения социализма в нашей одной отдельно взятой стране, тем самым выражая неверие в революционные и созидательные возможности рабочего класса, всех трудящихся страны Советов, предлагал ждать совершения мировой революции, т. е., фактически, толкал партию, рабочий класс на капитуляцию перед миром капитала.

Вопрос возможности построения социализма в одной стране широко обсуждался в нашей партии в конце восстановительного периода, в 1924–25 гг. Ведь наша страна, достигнув довоенного уровня, оставалась отсталой, аграрной страной. В октябре 1917 г. рабочий класс победил политически, установив свою диктатуру. Была подорвана экономическая основа капитализма – частная собственность, т. к. заводы, фабрики, пути сообщения, банки, земля были экспроприированы у капиталистов и помещиков и переданы в общенародную собственность, в собственность пролетарского государства. Теперь предстояло создать фундамент социалистической экономики, т. е. нанести окончательное поражение капитализму экономически.

И только на путях индустриализации можно было вывести страну из отсталости. Именно на победу социализма в экономической области и была направлена новая экономическая политика, о чём говорилось выше, «ибо она введена партией именно для того, чтобы облегчить строительство социалистического фундамента нашего народного хозяйства», – отмечено в «Кратком курсе» (стр. 261).

Вопрос победы социализма в одной отдельно взятой стране имеет не только внутренний, но и внешний, международный характер, т. к. строительство социализма в СССР происходило во враждебном капиталистическом окружении. И международная буржуазия, ненавидевшая Страну Советов, как страну, покусившуюся на «священную частную собственность» и оказывавшую своими созидательными делами заразительный пример пролетариям других стран, – стремилась осуществить новую вооружённую интервенцию против молодой Советской республики и попытаться реставрировать капитализм.

Поэтому «победа социализма в СССР, выражающаяся в ликвидации капиталистической системы хозяйства и в построении социалистической системы хозяйства, всё же не может считаться окончательной победой, – сделан вывод в «Кратком курсе» – поскольку опасность вооружённой иностранной интервенции и попыток реставрации капитализма остаётся неустранённой» (стр. 262). И чтобы уничтожить эту опасность, нужно уничтожить капиталистическое окружение. Отсюда партия делает вывод, что «победа пролетарской революции в капиталистических странах является кровным интересом трудящихся СССР» (там же).

Именно такими были установки партии по вопросу победы социализма в одной стране. Установка на победу социализма в нашей стране произвела ошеломляющее воздействие на всех оппозиционеров.

Троцкисты противопоставили этой установке меньшевистскую «теорию перманентной революции», отрицавшую возможность победы социалистического строительства в СССР.

Бухаринцы установке партии начали противопоставлять свою «теорию» мирного врастания буржуазии в социализм, дополнив её лозунгом «Обогащайтесь!», т. е. в нэпе они видели только одну сторону – отступление перед буржуазией, что привело бы к поражению социализма.

Зиновьев и Каменев считали, что победа социализма в СССР невозможна ввиду его технико-экономической отсталости, но дали партии бой только на XIV съезде. Они собирали своих сторонников в Ленинграде и формировали т. н. «новую оппозицию».

XIV партконференция (апрель 1925 г.) осудила все эти капитулянтские «теории» и утвердила установку партии на победу социализма в СССР.

XIV съезд, как уже говорилось выше, наметил курс на социалистическую индустриализацию страны, курс, направленный на победу социализма в СССР.

Против генеральной линии партии выступили зиновьевцы. Сталинскому плану индустриализации зиновьевец Сокольников противопоставил план, по которому СССР должен был оставаться аграрной страной, производящей главным образом сырьё и продовольствие и вывозящей их за границу, а оттуда ввозящей машины и оборудование, которые сама не производит и не должна была производить. Т. е., по этому плану СССР остался бы в экономической зависимости от крупнейших империалистических держав, стал бы аграрным придатком империализма. План зиновьевцев был открыто капитулянтский план, который срывал возможность построения социализма в СССР и толкнул бы нашу страну обратно в болото капитализма. Съезд заклеймил хозяйственный «план» зиновьевцев, как план закабаления СССР («Краткий курс», стр. 264).

Сталин разоблачил троцкистско-меньшевистскую сущность «новой оппозиции». Было ясно, что зиновьевцы – это плохо замаскированные троцкисты.

Подводя итоги прениям по хозяйственному строительству, XIV съезд партии единодушно отверг капитулянтские планы оппозиционеров и в своём решении записал: «Съезд считает, что борьба за победу социалистического строительства в СССР является основной задачей нашей партии» (стр. 265).

Свыше 97 % членов ленинградской партийной организации полностью одобрили решения съезда и осудили антипартийную зиновьевскую «новую оппозицию».

Сталин отмечал: «Историческое значение XIV съезд ВКП состоит в том, что он сумел вскрыть до корней ошибки новой оппозиции, отбросил прочь её неверие и хныканье, ясно и чётко наметил путь дальнейшей борьбы за социализм, дал партии перспективу победы и вооружил тем самым пролетариат несокрушимой верой в победу социалистического строительства» (стр. 266).

Итак, можно сделать вывод, что подручными Троцкого в антипартийной борьбе были Каменев, Зиновьев, Бухарин. Оппозиционеры рассчитывали внести разложение в ряды партии после смерти Ленина, расколоть партию, заразить её неверием в дело победы социализма в СССР. «По существу, – отмечается в «Кратком курсе» – троцкисты пытались создать в СССР политическую организацию новой буржуазии, другую партию – партию капиталистической реставрации» (стр. 266).

Но партия сплотилась под ленинским знаменем вокруг своего ЦК и товарища Сталина и нанесла поражение капитулянтам «как троцкистам, так и их новым друзьям в Ленинграде – новой оппозиции Зиновьева и Каменева».

В период индустриализации империалистические правительства принимали все меры, чтобы помешать строительству экономического фундамента социализма в нашей стране.

Английское консервативное правительство в мае 1927 г. объявило о разрыве дипломатических и торговых отношений с СССР, предварительно организовав провокационный налёт в Лондоне на Советское общество по торговле с Англией («Аркос»).

В июне того же года в Варшаве русским белогвардейцем был убит посол СССР т. Войков.

Одновременно на территории СССР английскими шпионами и диверсантами были брошены бомбы в партийный клуб в Ленинграде, ранив около 30 чел.

Этим же летом 1927 г. происходили налёты на советские полпредства и торгпредства в Берлине, Пекине, Шанхае, Тяньцзине.

Не меньше трудностей причиняли партии и Советскому государству троцкисты и прочие оппозиционеры своей подрывной работой.

Сталин отметил, что против Советской власти «создаётся нечто вроде единого фронта от Чемберлена до Троцкого» (стр. 270).

Летом 1926 г. троцкисты и зиновьевцы объединяются в антипартийный блок, сплачивают вокруг блока остатки всех разбитых оппозиционных групп и закладывают основы своей антиленинской подпольной партии, заводят нелегальную типографию, устанавливают членские взносы, распространяют свою платформу.

«В связи с таким поведением троцкистов и зиновьевцев XV партконференция (ноябрь 1926 г.) и расширенный пленум Исполкома Коммунистического Интернационала (декабрь 1926 г.) ставят на обсуждение вопрос о троцкистско-зиновьевском блоке и в своих решениях клеймят сторонников блока, как раскольников, скатившихся в своей платформе на меньшевистские позиции» (стр. 271).

Но оппозиционеры продолжают свою антипартийную борьбу.

В октябре 1927 г., за два месяца до XV съезда партии, ЦК объявил общепартийную дискуссию, результаты которой для троцкистско-зиновьевского блока оказались плачевными. За политику ЦК голосовало 724 тысячи членов партии, за блок троцкистов и зиновьевцев – 4 тысячи, т. е. менее 1 %. «Антипартийный блок был разбит наголову», – отмечается в «Кратком курсе» (стр. 272). В ноябре 1927 г. Троцкий и Зиновьев были исключены из партии.

XV съезд признал, что «оппозиция идейно разорвала с ленинизмом, переродилась в меньшевистскую группу, стала на путь капитуляции перед силами международной и внутренней буржуазии и превратилась объективно в орудие третьей силы против режима пролетарской диктатуры» (там же, стр. 276). Съезд объявил принадлежность к троцкистской оппозиции и пропаганду её взглядов несовместимыми с пребыванием в рядах большевистской партии. Активные деятели троцкистско-зиновьевского блока были исключены из партии.

С началом наступления на кулачество и проведением политики ликвидации кулачества как класса, активизировала свою антипартийную деятельность бухаринско-рыковская правая группировка. Агитация этой группы о том, что с колхозами дело не выйдет, что не нужно трогать кулаков, так как они сами «врастут» в социализм, что обогащение буржуазии не представляет опасности для социализма – находила широкий отклик среди капиталистических элементов, особенно среди кулаков, которые развязали острую классовую борьбу против политики коллективизации. Кулаки стали массами отказываться сдавать излишки хлеба государству, развернули жесточайший террор против партийных, советских и комсомольских активистов, убивали детей-пионеров, стали поджигать колхозы, гноить зерно в амбарах, массами убивать скот.

 

Решительная поддержка политики коллективизации среди середняков и бедноты помогли сломить сопротивление кулачества и в дальнейшем ликвидировать эти капиталистические элементы на селе.

«Победа правого уклона в нашей партии развязала бы силы капитализма, подорвала бы революционные позиции пролетариата и подняла бы шансы на восстановление капитализма в нашей стране», – говорил товарищ Сталин (стр. 281).

Именно это и произошло в период перестройки, когда правая горбачёвская группировка, захватившая в свои руки ЦК КПСС, под видом перестройки осуществила контрреволюционный переворот и осуществила реставрацию капитализма, разрушив СССР.

В начале 1929 г. партии стало известно, что Бухарин связался с троцкистами и вырабатывает соглашение с ними для совместной борьбы против партии.

Ноябрьский пленум ЦК 1929 г. признал пропаганду взглядов правых оппортунистов несовместимой с пребыванием в партии и предложил вывести из состава Политбюро ЦК Бухарина, как застрельщика и руководителя правых капитулянтов, а Рыкову, Томскому и другим участникам правой оппозиции было сделано серьёзное предупреждение (там же, стр. 282).

«Продвижение вперёд по пути социализма, – отмечается в «Кратком курсе» – сопровождалось усилением классовой борьбы внутри страны и обострением внутрипартийной борьбы. Важнейший итог этой борьбы: подавление сопротивления кулачества, разоблачение троцкистско-зиновьевского капитулянтского блока, как антисоветского блока, разоблачение правых капитулянтов, как кулацкой агентуры, изгнание троцкистов из партии, признание взглядов троцкистов и правых оппортунистов несовместимыми с принадлежностью к ВКП(б)» (стр. 285).

Троцкисты, потеряв всякую почву в рабочем классе, говорится далее, перестали быть политическим течением и превратились в беспринципную карьеристскую клику политических мошенников, в банду политических двурушников.

Успехи строительства социализма в нашей стране радовали партию, радовали рабочих, колхозников, советскую интеллигенцию, всех честных людей страны, вселяли в них уверенность в торжество дела социализма.

В то же время эти успехи озлобляли остатки разбитых эксплуататорских классов, приводили в бешенство подголоски этих классов – жалкие остатки троцкистов и бухаринцев, говорится в «Кратком курсе» (стр. 309–310). Эти господа расценивали достижения рабочих и колхозников не с точки зрения интересов народа, который приветствовал каждое такое достижение, а с точки зрения интересов своей фракционной оторванной от народа группы. Они начали мстить партии и народу за свои неудачи.

Но, чтобы замаскировать свою антипартийную антисоветскую деятельность, они начали славословить партию и лебезить перед ней.

На XVII съезде с покаянными речами, полными славословий и восхваления партии, выступили лидеры правых – Бухарин, Рыков, Томский, а также троцкисты – Зиновьев и Каменев. Одновременно при этом подготовляя убийство Кирова.

В связи с убийством лидера ленинградских большевиков, одного из ближайших соратников Сталина – С. М. Кирова 1 декабря 1934 г., ЦК ВКП(б) в письме организациям партии писал о необходимости повышения революционной бдительности в борьбе с врагами Советской власти, о необходимости покончить с оппортунистическим благодушием. «Не дело большевиков почивать на лаврах и ротозействовать. Не благодушие нужно нам, а бдительность, настоящая большевистская революционная бдительность. Надо помнить, что чем безнадёжнее положение врагов, тем охотнее они будут хвататься за «крайнее средство», как единственное средство обречённых в их борьбе с Советской властью. Надо помнить об этом и быть бдительными» («Краткий курс», стр. 312).

В письме также сказано о необходимости изучения истории партии, изучения приёмов и тактики её борьбы со всеми и всякими антипартийными группировками, причём не только борьбы с кадетами, эсерами, меньшевиками, анархистами, но и тактики борьбы с троцкистами, «демократическими централистами», «рабочей оппозицией», зиновьевцами, правыми уклонистами, право-левацкими уродами и т. п. «Нельзя забывать, что знание и понимание истории нашей партии является важнейшим средством, необходимым для того, чтобы обеспечить полностью революционную бдительность членов партии» (стр. 313).

Убийство Кирова, любимца партии, рабочего класса вызвало величайший гнев и скорбь трудящихся нашей страны. В ходе следствия было установлено, что в Ленинграде из числа бывших участников зиновьевской оппозиции была образована подпольная контрреволюционная террористическая группа во главе с т. н. «ленинградским центром», ставившая своей целью убийство руководителей партии. Первой жертвой был намечен Киров. Из показаний участников этой контрреволюционной группы выяснилось, что они были связаны с представителями иностранных капиталистических государств, получали от них деньги. Контрреволюционеры были приговорены Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу (стр. 311).

Вскоре было установлено наличие подпольного контрреволюционного «московского центра», выявлена гнусная роль Зиновьева, Каменева, Евдокимова и др. руководителей этой организации в деле воспитания среди своих единомышленников террористических настроений в деле подготовки убийства членов ЦК и Советского правительства. Прикинувшись на суде раскаявшимися, зиновьевцы продолжали двурушничать, скрыв свою связь с Троцким, скрыв то, что вместе с троцкистами они продались фашистским разведкам, скрыв свою шпионско-вредительскую деятельность. Зиновьевцы также скрыли на суде свою связь с бухаринцами, «наличие объединённой троцкистско-бухаринской банды наёмников фашизма», сказано в «Кратком курсе» (стр. 311). Убийство Кирова, как было далее установлено, и было организовано и совершено этой бандой.

Уже в 1935 г. стало ясно, что зиновьевская группа является замаскированной белогвардейской организацией, которая вполне заслуживает того, чтобы с её членами обращались как с белогвардейцами. В дальнейшем стало известно, что подлинными организаторами убийства Кирова, организаторами подготовительных шагов к убийству других членов ЦК были Троцкий, Зиновьев, Каменев и их сообщники.

Главным вдохновителем и организатором всей этой банды убийц и шпионов был иуда Троцкий, а его помощниками и исполнителями контрреволюционных указаний были Зиновьев, Каменев и их троцкистское охвостье. Все они были преданы суду и понесли суровое, но справедливое наказание.

Наконец, наступил знаменитый 1937-й год, который антисталинистами преподносится как пик сталинских «репрессий».

Но ведь именно в этом году были вскрыты новые данные об извергах из бухаринско-троцкистской банды («Краткий курс», стр. 331–332). Судебные процессы по делу Пятакова, Радека и др., Тухачевского, Якира и др., Бухарина, Рыкова, Крестинского, Розенгольца и др. – все эти процессы показали, что бухаринцы и троцкисты давно составляют одну общую банду врагов народа под видом «право-троцкистского блока». Судебные процессы показали, что они уже давно, с первых дней Октябрьской социалистической революции вместе с Троцким, Зиновьевым и Каменевым состояли в заговоре против Ленина, против партии и Советского государства, планировали убийство Ленина, Сталина и Свердлова весной 1918 г., осуществляли провокаторские попытки по срыву Брестского мира и т. д. и т. п. Судебные процессы выяснили, что троцкистско-бухаринские изверги, выполняя волю своих хозяев – иностранных разведок, ставили своей целью разрушение партии и Советского государства, подрыв обороны страны, облегчение иностранной военной интервенции, подготовку поражения Красной Армии, расчленение СССР, отдачу японцам советского Приморья, отдачу полякам Советской Белоруссии, отдачу немцам Советской Украины, уничтожение завоеваний рабочих и колхозников, восстановление капиталистического рабства в СССР.

Советский суд приговорил бухаринско-троцкистских извергов к расстрелу.

Когда читались эти строки ещё в Советское время, то казалось, что Сталин был слишком жесток.

Но события горбачёвской перестройки, под видом которой была осуществлена контрреволюция, разрушен Советский Союз, восстановлено капиталистическое рабство; бывшая Советская Украины уже давно, с момента провозглашения «независимости» управляется из Вашингтона и её правители слепо следуют в русле указаний Госдепартамента США – все эти недавние события показали, что Сталин был абсолютно прав. После смерти Сталина в партии, в её сердце, в ЦК вызрел контрреволюционный заговор, в результате которого осуществлено то, что планировалось ещё в 30-е годы, но Сталин, сталинское руководство, сохраняя бдительность, не позволили тогда осуществиться коварным планам мирового империализма, пытавшегося взрастить в СССР, в партии пятую колонну.

§ 6. XVIII съезд ВКП(б) об итогах социалистического строительства

Выступая 10 марта 1939 г. с Отчётным докладом на съезде о работе ЦК ВКП(б), Сталин подвёл итоги социалистического строительства в нашей стране.

«Наиболее важным результатом в области развития народного хозяйства за отчётный период, – отметил Сталин – нужно признать завершение реконструкции промышленности и земледелия на основе новой, современной техники» (стр. 575).

«В области общественно-политического развития страны, – продолжил далее Сталин – наиболее важным завоеванием за отчётный период нужно признать окончательную ликвидацию остатков эксплуататорских классов, сплочение рабочих, крестьян и интеллигенции в один общий трудовой фронт, укрепление морально-политического единства советского общества, укрепление дружбы народов нашей страны и, как результат всего этого, – полную демократизацию политической жизни страны, создание новой Конституции» (там же).

Подводя итоги экономического развития, Сталин отметил, что промышленное производство за период с 1913 г. по 1938 г. включительно, в нашей стране увеличилось более чем в 9 раз, в то время как в основных капиталистических странах – США, Англии, Германии, Франции – оно практически топталось на месте, увеличившись всего на 20–30 %.

«Социалистическая система хозяйства, – сказал Сталин – дала нам возможность в несколько лет переоборудовать всю нашу социалистическую промышленность на новой, современной технической базе. Такой возможности не даёт и не может дать капиталистическая система хозяйства. Это факт, что с точки зрения техники производства, с точки зрения объёма насыщенности промышленного производства новой техникой, наша промышленность стоит на первом месте в мире» (стр. 576–577). Также и по темпам роста промышленного производства наша страна была на первом месте в мире.

Но Сталин, как истинный пролетарский вождь, никогда не успокаивался на достигнутом и смело вскрывал недостатки и недоработки.

Он обратил внимание делегатов съезда на то, что СССР всё ещё отстаёт от высокоразвитых капиталистических стран по объёмам промышленного производства на душу населения и привёл примеры выплавки чугуна, стали, производства электроэнергии. А ведь именно производство важнейших видов промышленной продукции на душу населения является важнейшим показателем экономической мощи страны, уровня её индустриального развития.

По данному вопросу Сталин сказал следующее: «Мы перегнали главные капиталистические страны в смысле техники производства и темпов развития промышленности. Это очень хорошо. Но этого мало. Нужно перегнать их также в экономическом отношении. Мы это можем сделать, и мы это должны сделать. Только в том случае, если перегоним экономически главные капиталистические страны, мы можем рассчитывать, что наша страна будет полностью насыщена предметами потребления, у нас будет изобилие продуктов, и мы получим возможность сделать переход от первой фазы коммунизма ко второй его фазе… И чем выше будет у нас производительность труда, чем более совершенствоваться будет у нас техника производства, тем скорее можно будет выполнить эту важнейшую экономическую задачу, тем больше можно будет сократить сроки выполнения этой задачи» (стр. 578–580). И Сталин наметил эти сроки – «перегнать их также экономически в течение ближайших 10–15 лет» (стр. 591).

Как видим, уже на XVIII съезде Сталин впервые в практическом плане поднял вопрос постепенного перехода к строительству второй фазы коммунизма, отведя 10–15 лет на подготовку экономического фундамента для начала движения по пути созидания коммунистического общества.

 

Можно не сомневаться, что и эта задача была бы выполнена успешно, если бы не помешала война.

Успешно развивалось и сельское хозяйство. Его подъём выражался не только в росте сельскохозяйственной продукции, но «прежде всего, в росте и укреплении социалистического сельского хозяйства», – говорит Сталин (стр. 580). В колхозах к началу 1939 г. было объединено 18 млн. 800 тыс. крестьянских дворов, т. е. 93,5 % всех крестьянских дворов, не считая рыболовецких и промысловых колхозов. «Это значит, – делает вывод Сталин – что колхозы окончательно закреплены и упрочены, а социалистическая система хозяйства является теперь единственной формой нашего земледелия» (там же).

Стремительно росла вооружённость колхозов и совхозов тракторами, комбайнами и другой сельскохозяйственной техникой.

Так, в 1933 г. на полях колхозов и совхозов работало 210,9 тысяч тракторов, 25,4 тыс. комбайнов, 26,6 тыс. грузовых автомобилей, то в 1938 г. – 483,5 тыс., 153,5 тыс. и 195,8 тыс., соответственно (стр. 581). Как видим, по тракторам техническая вооружённость сельского хозяйства за 5 лет выросла более чем в 2 раза, по комбайнам – в 6 раз(!), по грузовым автомобилям – более чем в 7(!) раз.

Следует отметить, что благодаря развитию отечественного тракторостроения, в 1932 г. СССР отказался от ввоза тракторов из-за границы, а в 1934 г. Кировский завод в Ленинграде приступил к выпуску пропашного трактора «Универсал», который стал первым отечественным трактором, экспортируемым за границу. За десять предвоенных лет было выпущено около 700 тыс. тракторов, что составило 40 % мирового производства (см. Родичев В. А., Родичева Г. И. «Тракторы и автомобили», 1987).

«Наше земледелие является, следовательно, не только наиболее крупным и механизированным, а значит и наиболее товарным земледелием, но и наиболее оснащённым современной техникой, чем земледелие любой другой страны», – отмечает Сталин (стр. 582).

В то же время животноводство было наиболее отсталой отраслью сельскохозяйственного производства, отметил Сталин. Но и здесь «наметились за последние годы серьёзные сдвиги» (стр. 583). «Правда, по конскому поголовью и овцеводству мы всё ещё отстаём от дореволюционного уровня, но по крупному рогатому скоту и свиноводству мы уже перевалили дореволюционный уровень», – сказал Сталин, приведя соответствующие цифровые показатели.

Успешно развивались также советская социалистическая торговля и транспорт.

Всё это привело к дальнейшему подъёму материального и культурного уровня жизни народа. В частности, народный доход возрос с 48,5 млрд. руб. в 1933 г. до 105 млрд. руб. в 1938 г, приводит цифры Сталин (стр. 586). Стремительно росла заработная плата рабочих и служащих, денежные доходы колхозов и т. п.

Осуществлялся и подъём культурного положения народа.

Вот что говорит по данному вопросу Сталин: «С точки зрения культурного развития народа отчётный период был поистине периодом культурной революции (выделено мною, Д. И.). Внедрение в жизнь всеобще-обязательного первоначального образования на языках национальностей СССР, рост числа школ и учащихся всех ступеней, рост числа выпускаемых высшими школами специалистов, создание и укрепление новой, советской интеллигенции, – такова общая картина культурного подъёма народа» (стр. 587).

Сталин приводит ряд цифровых показателей, демонстрирующих этот рост. Приведём отдельные из них и мы. Число библиотек выросло с 40,3 тысяч в 1933/34 г. до 70 тыс. в 1938/39 г.; число книг в них – с 86 млн. до 126,6 млн.; число клубных учреждений – с 61,1 тыс. до 95,6 тыс.; число театров – с 587 до 790, и т. д. (там же). «В результате всей этой громадной культурной работы народилась и сложилась у нас многочисленная новая, советская интеллигенция, вышедшая из рядов рабочего класса, крестьянства, советских служащих, плоть от плоти и кровь от крови нашего народа, – интеллигенция, не знающая ярма эксплуатации, ненавидящая эксплуататоров и готовая служить народам СССР верой и правдой. Я думаю, что нарождение этой новой, народной, социалистической интеллигенции является одним из самых важных результатов культурной революции в нашей стране», – подвёл итог по данному вопросу Сталин (стр. 589).

Все эти достижения в строительстве социализма, в полном уничтожении антагонистических классов привели к дальнейшему упрочению советского строя, обусловили морально-политическое единство советского общества, упрочили дружбу народов СССР, породили гордость за свою страну, советский патриотизм.

Окончательная ликвидация «левых» и «правых» течений, троцкистско-пятаковских и бухаринско-рыковских перерожденцев, очищение от них партийных и советских организаций сделали партию ещё более единой и сплочённой вокруг своего Центрального Комитета во главе с товарищем Сталиным.

Сталин в своём докладе съезду также глубоко проанализировал международную обстановку и положение дел в капиталистическом мире, дал оценку тем изменениям, которые произошли в мире за пять лет после XVII съезда ВКП(б).

Он отметил, что капиталистический мир, не успев выйти из одного экономического кризиса 1929–1933 гг., со второй половины 1937 г. опять попал в полосу очередного экономического кризиса. Этот кризис, в отличие от предыдущего, не является всеобщим и затронул, отмечает Сталин, пока только самые экономически мощные страны, не перешедшие на рельсы военной экономики, прежде все США, Англию, Францию и ряд других стран. Кризис сразу же привёл к росту безработицы, которая снизилась в капиталистических странах с 30 миллионов чел. в 1933 г. до 14 миллионов чел. в 1937 г., а с началом кризиса вновь увеличилась до 18 млн.

Особенностью кризиса является то, что он разразился не в мирное время, а в обстановке начавшейся второй империалистической войны, которая разыгралась на громадной территории от Шанхая до Гибралтара и захватила более 500 млн. чел.

Агрессивные государства – Япония, Германия и Италия, перестроили свою экономику на военный лад и, усиленно развивая свою военную промышленность, не переживают ещё состояния перепроизводства, хотя и приближаются к нему.

Но, развивая военную экономику, сокращается производство предметов потребления, сокращается покупательная способность населения, что ведёт к нарастанию кризисных явлений.

И Сталин показывает, что неблагоприятная обстановка в капиталистических странах, втянувшихся в новый экономический кризис, ведёт к дальнейшему обострению империалистической борьбы. Причём эта борьба уже не ограничивается конкуренцией на рынках, торговой войной, демпингом. «Речь идёт теперь о новом переделе мира, сфер влияния, колоний путём военных действий», – сделал вывод Сталин (стр. 567).

Агрессивные государства, считающие себя обделёнными по итогам первой мировой войны, вступили на путь захватов: Япония захватила за это время громадную территорию Китая, Италия – Абиссинию, Германия – Австрию и Судетскую область, Германия и Италия вместе – Испанию. И всё это вопреки интересам неагрессивных государств.

Новая империалистическая война стала фактом. В то же время, отмечает Сталин, она ещё не стала всеобщей мировой войной.

Войну ведут государства-агрессоры, всячески ущемляя интересы неагрессивных государств, прежде всего Англии, Франции и США, которые пятятся назад и отступают, делая агрессору одну уступку за другой.

И Сталин показывает, что данные неагрессивные государства «взятые вместе, бесспорно сильнее фашистских государств и в экономическом и в военном отношении» (стр. 570).

Сталин задаётся вопросом, чем же обусловлена политика уступок агрессорам со стороны неагрессивных государств. Одной из возможных причин он называет боязнь правящих кругов этих стран, что новая война может привести к победе социалистической революции в одной или нескольких странах, как это имело место в результате первой мировой войны.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru