Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Глава 8. Послевоенное развитие капитализма

§ 1. Pax-Americana

5 марта 1946 г. Уинстон Черчилль выступил с речью в Вестминстерском колледже г. Фултон США в присутствии президента США Гарри Трумэна. Эта речь вошла в историю под названием «Фултонская речь Черчилля». И хотя Черчилль много слов посвятил миру, его речь фактически положила начало «холодной войне».

Речь Черчилля была пронизана глубоким антикоммунизмом, страхом перед распространением коммунистической идеологии, перед ростом влияния коммунистических партий, перед ростом влияния и авторитета Советского Союза во всём мире.

Черчилль сказал о двух основных бедствиях, которые угрожают народам, это – война и тирания. Он остановился на монополии атомного оружия, которым в тот момент обладали Штаты. Заявил, что угрозу миру несло бы обладание таковым оружием коммунистическим или неофашистским государством и отметил что мы (США, Великобритания, Канада) должны опираться на разительное превосходство, «чтобы иметь эффективные устрашающие средства против его применения или угрозы такого применения другими странами». Т. е. Черчилль выступил за «мир с позиции силы», при этом «забыв» упомянуть, что атомное оружие уже было применено «главным миротворцем планеты» Соединёнными Штатами против мирных жителей Хиросимы и Нагасаки.

После войны авторитет и влияние Советского Союза, коммунистической идеологии, коммунистических партий неимоверно выросли во всём мире. Это страшно не нравилось Черчиллю, другим заправилам капиталистического мира, особеннно британским политикам в связи с утратой Британской империей своего мирового статуса, который перешёл к США.

В странах Восточной Европы пришли к власти народно-демократические правительства, возросла роль коммунистических, рабочих и демократических партий. Эти страны установили дружеские отношения с Советским Союзом, тем более что народы этих стран были глубоко благодарны Красной Армии, освободившей их от коричневой чумы фашизма. (К сожалению, их потомки стали забывать об этом).

Черчилль заявил об установлении советской сферы влияния, о «железном занавесе», тень которого пала на Европу, о растущей коммунистической угрозе и заявил о том, что страны англоязычного мира должны взять на себя роль лидера западного мира в борьбе против этой угрозы. («Фултонская речь Черчилля»).

Фактически, Советскому Союзу была объявлена война, война «холодная».

Разумеется, Сталин не мог оставить без ответа эту антикоммунистическую речь господина Черчилля.

В интервью газете «Правда» от 14 марта 1946 г. Сталин отметил, что «по сути дела господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны». Пролетарский вождь напомнил, что Гитлер дело развязывания войны начал с провозглашения расовой териии превосходства немецкой нации. Теперь такую же расовую теорию провозгласил Черчилль, «утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира».

«Несомненно, что установка господина Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР», – отметил Сталин. И завершил своё интервью напоминанием о «военном походе «14 государств» против Советской России, провозглашённым в своё время Черчиллем, в котором интервенты были биты, выразив глубокую убеждённость в том, что «новый поход» против Восточной Европы», если его удастся организовать Черчиллю, завершится тем же.

Речь Черчилля была идеологическим обоснованием развязывания «холодной войны», прикрываемой рассуждениями Черчилля о мире.

Новая внешнеполитическая доктрина США, в русле развязывания «холодной войны», была изложена в речи президента США Гарри Трумэна, с которой он выступил перед обеими палатами Конгресса 12 марта 1947 г. Речь президента США получила название – «доктрина Трумэна».

Правительство США, президент Трумэн, также как и Уинстон Черчилль и правящие круги обеих стран «англоязычного мира», были чрезвычайно обеспокоены ростом авторитета СССР, ростом коммунистического влияния в мире.

Отметив вначале, что серьёзность положения заставила его явиться перед общим собранием конггрессменов, Трумэн мрачными красками обрисовал положение в Греции: «Греческое правительство работает в условиях хаоса… Греческая армия мала и плохо экипирована. Она нуждается в снабжении и воружении для того, чтобы восстановить власть правительства в Греции» («Начало Холодной войны. Доктрина Трумэна. План Маршалла»).

«Забота» президента США о греческом правительстве и греческой армии вытекала из того, что в Греции набирало силу партизанское движение, руководимое коммунистами и подпитываемое поставками из пограничных Албании, Югославии и Болгарии, где к власти пришли народно-демократические и коммунистические силы.

Признавая, что он предлагает вмешиваться во внутренние дела других стран, Трумэн пытался оправдать свою политику тем, что США должны вмешиваться в жизнь других народов якобы для того, чтобы помогать большинству против меньшинства. На самом деле, отмечает Д. Горовец в своей книге «Колосс свободного мира», США неуклонно поддерживают за границей имущих против неимущих, образующих явное большинство (там же).

Заявив, что «мир не стоит на месте и что статус-кво не нерушим», Трумэн дал понять, что США согласятся лишь с такими изменениями в мире, какие они считают правильными. Если, говорил он далее, США откажутся «от оказания помощи Греции и Турции в этот роковой час, то это будет иметь далеко идущие последствия для Запада, также как и для Востока». И Трумэн просил конгресс ассигновать на «помощь» этим двум государствам в течение 15 мес. 400 млн. долл.

Здесь мы видим налицо явное проявление великодержавного шовинизма и обоснование грубого вмешательства США в жизнь других народов и государств, несмотря на красивые слова заботы о мире и благополучии народов.

22 мая 1947 г. «доктрина Трумэна» вступила в силу. Конгресс, санкционируя вмешательство США во внутренние дела стран Ближнего Востока, одобрил поддержку Вашингтоном всех реакционных сил и режимов во всём мире. В соответствии с этой доктриной правительство Трумэна, в частности, решило оказать помощь Франции в её колониальной войне в Индокитае, что затем привело к агрессивной войне против Вьетнама, а ранее – против Кореи.

В Греции и Турции Вашингтон преследовал военно-стратегические и экономические цели, в их числе – укрепление позиций нефтяных монополий США на Ближнем Востоке, усиление военного влияния США в Средиземноморском бассейне.

Но в общем большом плане «холодной войны» основным полем действия в тот период Вашингтон считал Западную Европу, установление над ней финансово-экономического и военно-политического контроля, объединения западноевропейских стран на антикоммунистической основе, объединения, своим остриём направленным против СССР.

Этой цели служил «план Маршалла», с которым выступил государственный секретарь США Джордж Кэтлетт Маршалл 5 июня 1947 г. на выпускной церемонии в Гарвардском университете.

Этот план преподносился как программа экономического восстановления послевоенной Европы, находившейся в разрухе. Уинстон Черчилль назвал этот план «самым бескорыстным актом в истории», что отнюдь не соответствовало действительности, так как этот план был построен на трезвом расчёте интересов США. Сталин совершенно верно оценил данный план как план экономической экспансии американского империализма в Европу. СССР и восточноевропейские страны к плану Маршалла не присоединились.

США вышли из войны, чрезвычайно обогатившись. В стране назревал очередной кризис перепроизводства, надо было сбывать излишнюю продукцию на внешних рынках. Таким рынком и являлась Европа.

Как отмечает Александр Плащинский, план Маршалла является ярким примером американской экономической дипломатии, выраженной во внешней политике США в форме Программы восстановления Европы (ПВЕ) после второй мировой войны. (А.Плащинский «План Маршалла во внешней политике США»).

Американскую инициативу помнят за её «бескорыстие», но она не была ни наивной, ни пренебрегающей собственными интересами. План Маршалла был явным воплощением политики, проводимой именно в интересах Соединённых Штатов. Уилл Клейтон, бизнесмен и дипломат, которому, как считают, принадлежит эта идея, ратовал за неё в свете «потребностей и интересов народа Соединённых Штатов – нам нужны рынки, крупные рынки, чтобы покупать и продавать… дешевле защитить себя экономическими средствами, которых у нас более чем достаточно».

В период с 1948 по 1952 гг. план Маршалла являлся стержнем всей европейской политики США и способствовал реализации целей, заложенных в доктрине Трумэна, а содержавшиеся в ней требования значительной экономической и военной помощи Греции и Турции, народам которых якобы угрожала «потеря свободы», были концептуальной и практической подготовкой к осуществлению плана по созданию в 1949 г. НАТО. Он послужил первой важной ступенью атлантической интеграции, в которой США заняли доминирующую роль. Уже к 1951 г. план Маршалла фактически превратился в программу предоставления западноевропейским странам американской военной помощи – программу «Взаимного обеспечения безопасности».

Как отмечает американский исследователь Д. Гэддис «США взяли курс на глобальную экспансию уже после Второй мировой войны» (там же).

Американская внешняя политика формирования послевоенной системы международных экономических отношений включала в себя в качестве экономического компонента план Маршалла для стран Западной Европы, программу стабилизации для Японии, расширение американских капиталовложений в Латинской Америке, создание системы влиятельных международных экономических организаций – МВФ, ГАТТ, МБРР. США в рамках плана Маршалла целенаправленно использовали экономическую помощь с тем, чтобы стимулировать в политической сфере объединительные тенденции в Западной Европе и, преодолевая противоречия между европейскими национальными государствами укрепить, стабилизировать капиталистическую систему в целом.

 

План Маршалла способствовал достижению основополагающих целей Вашингтона по недопущению возникновения экономического кризиса внутри США в результате избытка произведенной в годы войны продукции, обеспечив её экспорт на ими же созданный западноевропейский рынок; восстановлению Западной Европы с целью формирования западного блока для борьбы с Советским Союзом; созданию мировой системы свободной торговли и мира «открытых дверей» и явился «поворотным моментом в истории для достижения американского лидерства в мире» (там же).

Завершение второй мировой войны привело к существенным изменениям международной обстановки и расстановки сил на международной арене. Лагерь социализма укреплялся, в Восточной Европе складывалась система народных демократий. В Западной Европе наблюдался тяжелейший экономический кризис, нарастала социальная напряжённость, росло влияние коммунистических партий и движений. Всё это вызывало тревогу правящих империалистических кругов США и Великобритании.

В этой связи для Соединённых Штатов оказание экономической помощи западноевропейским странам по плану Маршалла было прямой необходимостью, чтобы подчинить их своему политическому влиянию и не допустить распространения коммунизма на Западе.

Для США, вышедших из войны как неоспоримый лидер западного мира, были созданы все предпосылки для осуществления концепции «Pax-Americana», т. е. мира по-американски. Важной вехой на этом пути стал план Маршалла, в котором нашёл своё воплощение внешнеполитический курс Трумэна, а само осуществление программы европейского восстановления явилось неотъемлемой частью стратегии США в борьбе за завоевание господствующей позиции в мире.

Понятно, что для начала экономической и внешнеполитической экспансии США была необходима соответствующая идеологическая база, обосновывающая такую экспансию. Следовательно, нахождение внешней угрозы и «образа врага», посягающего на «свободу и мирные цели» Америки было необходимостью для администрации США, в том числе для утверждения плана Маршалла в конгрессе.

Такой угрозой стал Советский Союз и «угроза коммунизма», которые получили своё непосредственное закрепление в доктрине Трумэна. Поэтому между доктриной Трумэна и последующим возникновением плана Маршалла существовала теснейшая взаимосвязь; они были двумя сторонами одной медали американской внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности.

В итоге борьба против СССР преломилась в идеологическом плане – как «крестовый поход» США против коммунизма, а в политико-экономическом – как создание единого западноевропейского блока государств с целью противостояния «советской угрозе», расширения рынка сбыта своих товаров и строительства «Pax-Americana».

Существует целый комплекс причин, которые вызвали к жизни план Маршалла.

Экономические причины являются наиболее очевидными – без процветания Западной Европы, важнейшего торгового партнёра США, было бы немыслимо процветание самой Америки. По мнению Вашингтона, политика оказания экономической помощи «автоматически увеличила бы благосостояние вовлечённых государств и обеспечила бы доминирующую позицию США». Американский экспорт в Западную Европу в два раза превышал импорт из неё самой, а из-за остсутствия долларов западноевропейские страны были не в состоянии заплатить за поставки американских товаров. Делалася вывод, что без восстановления экономики Западной Европы экономический кризис будет нарастать, что повлечёт за собой массовую безработицу в США, а также захват власти коммунистами в «дружественных» Америке странах.

План Маршалла был выдвинут как раз в тот момент, когда стала назревать угроза циклического экономического кризиса в США, так как начали исчерпывать себя временные факторы, поддерживающие на сравнительно высоком уровне производство в Штатах в течение первых послевоенных лет. Одним из таких факторов был сильно раздутый экспорт американских товаров.

Политические причины также совпадали с национальными интересами Соединённых Штатов и являлись одной из главных целей оказания помощи, так как посредством экономического восстановления планировалось извлечение политических дивидендов. Одним из них являлось создание и развитие блока государств, разделяющих с США идентичные политические, экономические и культурные ценности, которые по замыслу американских стратегов должны были «глубоко повлиять на развитие европейских стран в благоприятном (для США – Д. И.) направлении».

В геостратегическом плане американские лидеры также думали над тем, как «вытащить» восточноевропейские страны из советской сферы влияния. Это было одним из дополнительных мотивов предложения плана Маршалла в стремлении к достижению мирового лидерства. Американский дипломат Джордж Кеннан, известный как «архитектор холодной войны», сформулировавший её основные принципы в своей «Длинной телеграмме», заявлял по поводу плана Маршалла: «Двери для участия должны быть открыты для всех без исключения европейских стран, что будет означать полное объединение Европы… В конечном итоге Советам будет всё сложнее удерживать их под своим контролем». Джордж Маршалл заявил 14 февраля 1948 г.: «Мы можем прийти к выводу, что трудности и риск, связанные с программой помощи Европе, слишком велики, а поэтому ничего не стоит предпринимать. Но тогда, по моему мнению, следует ожидать, что вся Западная Европа попадёт в ту же сферу влияния, что и страны Восточной Европы. А это в свою очередь приведёт к тому, что Средний Восток и весь Средиземноморский бассейн будет ожидать та же участь. Британское содружество наций, оказывающее большое влияние на устойчивость всего мира и международной торговли, было бы поколеблено. Европейский континент перешёл бы под контроль строя, открыто враждебного нашему образу жизни и форме правления» (там же).

В долгосрочном плане все эти цели сводились к достижению победы в «холодной войне» и завоеванию мирового господства. Таким образом, план Маршалла, наряду с другими внешнеполитическими программами периода «холодной войны», представлял собой реальный инструмент Соединённых Штатов в противостоянии с СССР и строительстве «Pax-Americana».

Основной отличительной особенностью плана Маршалла было теснейшее слияние и взаимосвязь экономических и политических факторов, его породивших. В сущности, он являлся экономическим рычагом для проведения политической стратегии, заложенной в доктрине Трумэна.

В апреле 1948 г. Конгрес США подавляющим большинство принял Закон о европейском восстановлении. В этом же месяце была создана Организация по европейскому экономическому сотрудничеству (ОЕЭС, позже переименованная в Организацию экономического сотрудничества и развития – ОЭСР), которая осуществляла контроль за распределением средств и условиями их использования. ОЕЭС, как и план Маршалла, выполняла задачу «сдерживания коммунизма» на экономическом уровне, тогда как образование НАТО призвано было решить эту задачу на военно-политическом уровне.

Американская помощь поступала в различных формах: в виде безвозмездного дара в долларах, безвозмездного снабжения товарами, но в основном в форме кредитов. Общая сумма средств, израсходованных в рамках плана Маршалла с 3 апреля 1948 г. до 30 июня 1951 г. составила около 17 млрд. долл. В целом примерно треть импорта в рамках программы приходилась на сельскохозяйственную продукцию, но огромную роль также играл импорт средств производства. Примечательно, что значительная часть долларов, предназначенных на нужды помощи, осталась в Соединённых Штатах, так как министр сельского хозяйства США объявил, что избытки американской сельхозпродукции следует закупать в самих США.

Примерно две трети помощи в рамках плана Маршалла получили четыре страны: почти четверть пришлась на долю Великобритании, пятая часть – на долю Франции, и приблизительно по одной десятой части получили Италия и Западная Германия.

План Маршалла дал старт европейской интеграции. Этот аспект является одним из важнейших, в первую очередь для империализма США-НАТО. В то же время его непосредственным результатом стал раскол Европы на два противоборствующих лагеря. США получили мощного союзника в «холодной войне», что сыграло свою роль в глобальном противостоянии с СССР. Спустя 20 лет после принятия плана Маршалла в сенате США открыто признали: «План Маршалла положил основу Североатлантическому союзу».

После принятия доктрины Трумэна и плана Маршалла усилилась активность нефтяных монополий США на Ближнем Востоке. На следующий день после опубликования доктрины Трумэна, 13 марта 1947 г., было сообщено, что американские компании решили инвестировать 227 млн. долл. в нефтеносные земли Саудовской Аравии и строить нефтепровод из района этих земель до Средиземного моря длиной 1050 миль. 6 июля 1948 г. появилось сообщение о получении американцами большой концессии на добычу нефти в Кувейте. К арабской нефти начали проявлять интерес крупнейшие нефтяные монополии США. Вашингтон втягивал в «холодную войну» Западную Европу и Южную Америку, Ближний и Дальний Восток, придавал этой политике глобальный характер, углублял и обострял её.

Виктор Чибрикин в статье «Если доллар рухнет, он погребёт под собой весь мир», обращает внимание на ещё один аспект плана Маршалла. За годы второй мировой войны сумма бумажных денег в США увеличилась в 3,6 раза. США грозила инфляция, рост цен, снижение жизненного уровня народных масс. Вот эти лишние, напечатанные за годы войны деньги и были «сброшены» в Европу. Поскольку сброшенные в Европу деньги там и оставались, то даже возник термин «евродоллар». Таким образом, США экспортировали в Европу и Японию свою доморощенную инфляцию. Но это, отмечает автор, не слишком беспокоило европейцев, так как в соответствии с Бреттон-Вудской системой, доллар имел твёрдое золотое содержание: 35 долларов за одну тройскую унцию благородного металла и гарантии обмена долларов на золото. Кроме того, в законе о «помощи иностранным государствам», было положение о том, что 5 % от суммы «помощи» предназначаются местным администрациям. То есть осуществлялся открытый подкуп местной власти.

Впрочем, США так же действуют и сейчас, только с намного большим размахом и цинизмом, свергая неугодные им режимы и приводя в ряде государств к власти («арабская весна», «цветные революции», – к примеру) марионеточных подконтрольных им правителей, которым позволяется грабить свой народ, неукоснительно выполняя при этом указания Госдепартамента и ЦРУ США во имя интересов американских ТНК и ТНБ.

План Маршалла завершился 31 декабря 1951 г. Но денежный поток долларов из-за океана продолжался и составил в 1966 г. 54,6 млрд. долл., находящихся за пределами США.

От излишней долларовой массы стали освобождаться. Первой это сделала Франция, в которой на тот момент скопилось 1,5 млрд. долл. Президент Франции Шарль де Голль в феврале 1965 г. заявил, что его страна в международных расчётах переходит к реальному золоту. В соответвии с Бреттон-Вудским соглашением Франция потребовала обменять наличную у неё долларовую массу на золото, а когда янки попытались отказать в этом, то Франция заявила о выходе из военной структуры НАТО (в политической – осталась) и о выводе американских военных баз с территории страны.

Точно также, но без излишнего шума, обменяли и немцы (канцлер Людвиг Эрхард) наличную у них долларовую массу (более чем в три раза превышавшую французскую) на золото.

Золотой запас США, самый крупный в мире после войны, стал резко таять. В результате в 1971 г. президент США Ричард Никсон в одностороннем порядке объявил об отказе от обмена доллара на золото («Никсон-шок»). Бретттон-Вудская система начала трещать по швам и вскоре ей на смену пришла Ямайская валютная система.

Подводя итоги, можно отметить, что, несмотря на все негативные моменты и политическую заангажированность, план Маршалла сыграл свою роль в быстром восстановлении экономики послевоенной Европы, в повышении уровня жизни и благосостояния западноевропейцев, сформировав «общество потребления», помог Соединённым Штатам избежать послевоенного кризиса перепроизводства, закрепил за США роль бесспорного лидера Западного мира.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru