Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Но они ошибались. Маршал Советского Союза Жуков вспоминал, как Сталин, вернувшись с заседания, в его присутствии передал Молотову свой разговор с Трумэном:

«В. М. Молотов тут же сказал:

– Цену себе набивают.

И. В. Сталин рассмеялся:

– Пусть набивают. Надо будет сегодня же переговорить с Курчатовым об ускорении нашей работы.

Я понял, что речь шла о создании атомной бомбы» (там же).

На конференции рассматривался вопрос и о скорейшем завершении войны на Дальнем Востоке. Советская делегация подтвердила, что СССР выполнит свои обязательства и в установленный срок примет участие в разгроме дальневосточного агрессора. Все принятые на Потсдамской конференции решения были зафиксированы в протоколе, подписанном главами правительств трёх стран. Большинство из них вошло в согласованное тремя сторонами Сообщение о Потсдамской конференции трёх держав, опубликованное сразу после её завершения.

По мере того, как на конференции принимались решения по тому или иному вопросу, правительства СССР, США и Англии передавали их французскому правительству с просьбой присоединиться к ним. 7 августа министр иностранных дел Франции Ж. Бидо вручил дипломатическим представителям трёх держав шесть нот, в которых излагалась позиция Франции в связи с принятыми в Потсдаме решениями. В принципе французское правительство соглашалось с ними, но оговорило или зарезервировало свою позицию по отдельным конкретным вопросам. Так, были сделаны оговорки относительно целесообразности создания общегерманских политических партий и центральных административных департаментов. Бидо рассматривал эти вопросы прежде всего с точки зрения борьбы с коммунизмом. В беседе с американским послом в Париже Дж. Кеффери он высказал мысль, будто указанные меры могут привести в «большевизации» всей Германии. Французское правительство заявило об отсутствии у него возражений против соглашения о западной границе Польши; выразило согласие принять участие в работе Совета министров иностранных дел и Союзной репарационной комиссии.

Несмотря на различный подход участников Потсдамской конференции к рассматриваемым вопросам, она успешно завершила свою работу принятием согласованных решений, которые подводили итоги многолетней кровавой войне, развязанной гитлеровской Германией и заложили основы послевоенного устройства Европы.

Принятие в Потсдаме демократических и справедливых решений определялось той ролью, которую играл на конференции Советский Союз. Несмотря на все надежды правящих кругов западных держав на ослабление СССР в ходе войны, он вышел из неё могущественной державой. Авторитет Советского Союза во всём мире неизмеримо вырос. Правительства США и Англии не могли не считаться с его позицией, и были вынуждены искать на конференции приемлемые решения.

На конференции рассматривался вопрос о положении на Тихоокеанском театре военных действий. Была принята декларация трёх держав – США, Англии и Китая, в которой содержалось предложение правительству Японии о безоговорочной капитуляции и немедленном окончании войны. В Потсдамской декларации также излагались основные принципы послевоенного развития Японии, содержалось положение о необходимости ликвидации японского милитаризма, создания условий для возрождения и укрепления демократических традиций в стране. Подтверждалось решение об изгнании японских захватчиков с оккупированных территорий и ограничении суверенитета Японии островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и другими, менее крупными. После вступления Советских Вооружённых Сил в войну с Японией к Потсдамской декларации присоединился и Советский Союз.

Нюрнбергский процесс

С 20 ноября 1945 г. по 1 октября 1946 г. состоялся процесс над главарями фашистской Германии, виновными в чудовищных преступлениях против человечества. Процесс было решено провести в Нюрнберге – городе, являвшемся в течение многих лет цитаделью фашизма. В нём проходили съезды национал-социалистской партии, проводились парады штурмовых отрядов.

Георгий Димитров отмечал: «Германский фашизм (выделено мною, Д. И.), это не только буржуазный национализм. Это звериный шовинизм. Это правительственная система политического бандитизма, система провокаций и пыток в отношении рабочего класса и революционных элементов крестьянства, мелкой буржуазии и интеллигенции. Это средневековое варварство и зверство. Это необузданная агрессия в отношении других народов и стран» («История Второй мировой войны…», т. 10, стр. 485).

Фашисты замучили, расстреляли, уничтожили в газовых камерах свыше 12 млн. женщин, стариков, детей, хладнокровно и безжалостно уничтожали военнопленных. Они сровняли с землёй тысячи городов и сёл, угнали на каторжные работы в Германию миллионы людей из оккупированных ими европейских стран.

Истребления, пытки, разграбления были введены в ранг государственной политики. «Мы, – говорил Гитлер, – должны развить технику обезлюживания. Если вы спросите меня, что я понимаю под обезлюживанием, я скажу, что имею в виду устранение целых расовых единиц… устранить миллионы низшей расы…» (там же).

В разработке и осуществлении планов массового уничтожения мирного населения непосредственное участие принимало ведомство рейхсфюрера СС Гиммлера, верховное главнокомандование вооружённых сил и главное командование сухопутных войск. Они создали зловещую «индустрию человекоистребления», на которой наживались германские монополии. Чтобы поработить оставшихся в живых, варварски разрушались исторические памятники и национальные реликвии, уничтожалась материальная и духовная культура народов.

Вот почему справедливое возмездие стало требованием всех честных людей, одним из условий сохранения мира на земле.

Правда, реакционные круги США и Великобритании пытались не допустить гласного процесса над гитлеровским главарями, заявляя, что преступления фашистов и так очевидны, а сбор судебных доказательств займёт много времени. По свидетельству Трумэна, Черчилль ещё в октябре 1943 г. пытался убедить Сталина в том, что главных военных преступников надо расстрелять без суда (стр. 486).

В правящих кругах западных стран возникли опасения, что гласное судебное разбирательство преступлений германского фашизма может привести к выявлению неприглядной роли Великобритании, США и других капиталистических стран, их пособничество Гитлеру, помощь ему в создании мощной военной машины и поощрение его агрессии на восток, против СССР. Они боялись, как бы судебный процесс не перерос в обвинение всей империалистической системы, выпестовавшей и взрастившей фашизм в Германии.

Но Советский Союз последовательно и неуклонно добивался того, чтобы гитлеровские главари предстали перед Международным судом, а принятые декларации и международные соглашения о наказании всех военных преступников строго соблюдались, ибо нет большего поощрения преступлений, чем безнаказанность. Руководители США и Великобритании не могли пойти против воли своих народов.

О строгом наказании фашистских преступников говорилось в Московской декларации, подписанной руководителями СССР, США и Великобритании 30 октября 1943 г., в других международных соглашениях.

Международный военный трибунал был создан на основе лондонского соглашения от 8 августа 1945 г. между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции, к которому присоединились 19 других государств. Тогда же был принят Устав Трибунала, в котором в качестве основного положения зафиксировано, что Международный военный трибунал учреждается для справедливого и быстрого суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси.

Вскоре после подписания Лондонского соглашения на паритетных началах был сформирован Международный военный трибунал из представителей государств: от СССР – заместитель председателя Верховного суда Союза ССР генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко, от США – член федерального верховного суда Ф. Биддл, от Великобритании – главный судья лорд Д. Лоренс, от Франции – профессор уголовного права Д. де Вабр. Также от каждой страны были назначены заместители членов Трибунала. Председательствующим на первом заседании был избран Лоуренс.

Аналогичным образом организовывалось и обвинение. Главными обвинителями были: от СССР – прокурор Украинской ССР Р. А. Руденко, от США – член федерального верховного суда (бывший помощник президента Рузвельта) Р. Джексон, от Великобритании – генеральный прокурор и член палаты общин Х. Шоукросс, от Франции – министр юстиции Ф. де Ментон, которого затем сменил Ш. де Риб. Помимо главных обвинителей, обвинение поддерживали их заместители и помощники.

Список обвиняемых, подлежавших суду Международного военного трибунала, включал: Г. Геринга, рейхсмаршала, главнокомандующего авиацией, ближайшего сообщника Гитлера; Р. Гесса, заместителя Гитлера по фашистской партии, члена совета министров по обороне империи; И. Риббентропа, министра иностранных дел, уполномоченного фашистской партии по вопросам внешней политики; Р. Лея, главы так называемого трудового фронта, одного из руководителей фашистской партии; В. Кейтеля, фельдмаршала, начальника штаба верховного главнокомандования; Э. Кальтенбруннера, обергруппенфюрера СС, начальника имперского управления безопасности и полиции безопасности, ближайшего сообщника Гиммлера; А. Розенберга, заместителя Гитлера по вопросам идеологической подготовки членов национал-социалистской партии, имперского министра по делам восточных оккупированных территорий; Г. Франка, рейхслейтера фашистской партии и президента академии германского права, генерал-губернатора оккупированных польских территорий; В. Фрика, министра внутренних дел и имперского уполномоченного по вопросам военной администрации; Ю. Штрейхера, гаулейтера Франконии, идеолога расизма и антисемитизма, организатора еврейских погромов; В. Функа, министра экономики, президента рейхсбанка, члена совета министров по обороне империи; Г. Шахта, организатора перевооружения вермахта, одного из ближайших советников Гитлера по вопросам экономики и финансов; Г. Круппа, главу крупнейшего военно-промышленного концерна, принимавшего активное участие в подготовке и осуществлении агрессивных планов германского милитаризма, виновника гибели многих тысяч людей, угнанных на каторжные работы в гитлеровскую Германию; К. Деница, гросс-адмирала, командующего подводным флотом, а с 1943 г. – военно-морскими силами, преемника Гитлера в качестве главы государства; Э. Редера, гросс-адмирала, до 1943 г. главнокомандующего военно-морскими силами; Б. Шираха, организатора и руководителя фашистских молодёжных организаций Германии, гитлеровского наместника в Вене; Ф. Заукеля, обергруппенфюрера СС, генерального уполномоченного по использованию рабочей силы; А. Йодля, генерал-полковника, начальника штаба оперативного руководства верховного командования вооружённых сил; Ф. Папена, одного из организаторов захвата власти в Германии фашистами, ближайшего сообщника Гитлера по «присоединению» Австрии; А. Зейсс-Инкварта, руководителя фашистской партии Австрии, заместителя генерал-губернатора Польши, гитлеровского наместника в Нидерландах; А. Шпеера, ближайшего советника и друга Гитлера, имперского министра вооружений и боеприпасов, одного из руководителей центрального комитета по планированию; К. Нейрата, бывшего министра иностранных дел, члена имперского совета обороны, а после захвата Чехословакии – протектора Богемии и Моравии; Г. Фриче, ближайшего сотрудника Геббельса, начальника отдела внутренней прессы министерства пропаганды и руководителя отдела радиовещания; М. Бормана, с 1941 г. заместителя Гитлера по фашистской партии, возглавлявшего партийную канцелярию, ближайшего сообщника Гитлера.

 

Они обвинялись в том, что в целях установления мирового господства германского империализма развязали агрессивную войну, то есть в преступлениях против мира, в убийствах и истязаниях военнопленных и мирных жителей оккупированных стран, угоне гражданского населения в Германию для принудительных работ, убийствах заложников, ограблении общественной и частной собственности, бесцельном разрушении городов и деревень, бесчисленных разорениях, не оправданных военной необходимостью, то есть в военных преступлениях, в истреблении, порабощении, ссылках и других жестокостях, совершенных в отношении гражданского населения по политическим, расовым или религиозным мотивам, то есть в преступлениях против человечности.

18 октября 1945 г. Международный военный трибунал принял подписанное главными обвинителями от СССР, США, Великобритании и Франции обвинительное заключение, которое в тот же день было вручено всем подсудимым с целью дать им возможность заблаговременно подготовиться к защите. Таким образом, в интересах справедливого суда с самого начала был взят курс на строжайшее соблюдение прав подсудимых. Мировая печать, комментируя обвинительный акт, отмечала, что этот документ говорит от имени оскорблённой совести человечества, что это не акт мести, а торжество справедливости, и перед судом предстанут не только главари гитлеровской Германии, но и вся система фашизма (стр. 490).

На скамье подсудимых оказалась почти вся фашистская верхушка за исключением Гитлера, Геббельса и Гиммлера, покончивших жизнь самоубийством, разбитого параличом Круппа, дело которого было выделено и приостановлено, исчезнувшего Бормана (он был осуждён заочно) и Лея, который, ознакомившись с обвинительным актом, повесился в камере Нюрнбергской тюрьмы.

Нюрнбергский процесс отразил гнев и возмущение человечества злодеяниями, виновники которых должны быть наказаны, чтобы подобное никогда не повторилось.

Гитлеровский режим в Германии был несовместим с элементарным понятием права, его законом стал террор. Организованная Гитлером и его ближайшими помощниками неслыханная провокация – поджог рейхстага – послужила сигналом для начала жесточайших репрессий против прогрессивных сил Германии, в первую очередь против Коммунистической партии. На улицах и площадях запылали костры из произведений немецких и зарубежных писателей, которыми по праву гордится всё человечество. Многие тысячи патриотов были убиты и замучены штурмовиками и эсесовскими палачами в созданных гитлеровцами концлагерях. В стране действовала широкая сеть наделённых огромной властью организаций, которые осуществляли террор, насилие, злодеяния.

Трибунал рассмотрел вопрос о признании преступными организаций германского фашизма – СС, СА, гестапо, СД, правительство, генеральный штаб и высшее командование германских вооружённых сил, а также руководящий состав национал-социалистской партии.

Фашистские агрессоры, оказавшиеся на скамье подсудимых, знали, что осуществляя вероломные нападения на другие государства, они тем самым совершают тягчайшие преступления против мира, знали и поэтому пытались замаскировать свои преступные действия лживыми домыслами об обороне. Они рассчитывали на то, подчёркивал Главный обвинитель от СССР Руденко, что «тотальная война, обеспечив победу, принесёт безнаказанность. Победа не пришла по стопам злодеяний. Пришла полная безоговорочная капитуляция Германии. Пришёл час сурового ответа за все совершённые злодеяния» (стр. 492–493).

Нюрнбергский процесс был исключительным по безупречности и силе доказательств обвинения. В качестве доказательств фигурировали показания многочисленных свидетелей, в том числе и бывших узников Освенцима, Дахау и других гитлеровских концлагерей, а также вещественные доказательства и документальные фильмы. Всего в суде было заслушано 116 свидетелей. Но решающая роль принадлежала официальным документам, подписанным теми, кто был посажен на скамью подсудимых. Было представлено более 4 тысяч документальных доказательств.

Тысячи документов из архивов гитлеровского генерального штаба и министерства иностранных дел, личных архивов Риббентропа, Розенберга, Геринга и Франка, переписка банкира Шрёдера и т. д., раскрывавших подготовку и развязывание агрессивных войн, легли на стол Международного военного трибунала и заговорили столь убедительным языком, что подсудимые не могли противопоставить им ни одного серьёзного довода.

Главарь одной из оперативных групп, осуществлявших массовое истребление мирного населения, О. Олендорф 3 января 1946 г. свидетельствовал: только его группа в течение года на юге Украины уничтожила 90 тыс. мужчин, женщин и детей. Истребление мирных жителей проводилось на основе соглашения между верховным командованием вооружённых сил, генеральным штабом сухопутных сил и ведомством Гиммлера.

От приказов Кейтеля, Геринга, Деница, Йодля, Рейхенау и Манштейна, а также многих других гитлеровских генералов, отмечал главный обвинитель от СССР, проложен кровавый след к многочисленным злодеяниям, совершённым на оккупированных территориях. 7 января на процессе давал показания обергруппенфюрер СС, член национал-социалистской партии с 1930 г. Э. Бах-Зелевски. Он рассказал о проходившем в начале 1941 г. совещании, на котором Гиммлер заявил, что одной из целей похода против СССР «являлось истребление славянского населения до 30 миллионов…». А на вопроса адвоката А. Тома, чем объяснялась такая постановка цели, обергруппенфюрер СС ответил: «это явилось логическим следствием всего нашего национал-социалистского мировоззрения… Если десятилетиями проповедуют, что славяне являются низшей расой, что евреи вообще не являются людьми, – неминуем именно такой результат…» (выделено мною, Д. И.), (стр. 493).

Национал-социалистская партия, как и её лидеры, были выпестованы монополистическим капиталом и милитаристскими кругами, а фашизм вызван к жизни алчными целями германского империализма.

Обеспечив установление фашистского режима, монополии и милитаристы стали готовить страну к агрессивной войне. Уже на первом совещании Гитлера с генералами, состоявшемся 3 февраля 1933 г., была поставлена задача будущей агрессии: освоение новых рынков сбыта, захват нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадная германизация (стр. 494).

Подсудимые пытались уверить Трибунал, будто во всех зверствах повинен лишь Гиммлер и подчинённые ему профессиональные убийцы из СС. Однако было неопровержимо доказано, что массовые убийства и злодеяния задуманы и запланированы не только ведомством Гиммлера, но и верховным главным командованием, а истребление мирного населения и военнопленных осуществлялось эсесовскими и гестаповскими палачами в тесном сотрудничестве с генералитетом.

Так, например, фельдмаршал Г. Рундштедт, выступая в 1943 г. перед слушателями военной академии в Берлине, поучал: «Уничтожение соседних народов и их богатств совершенно необходимо для нашей победы (выделено мною, Д. И.). Одна из серьёзных ошибок 1918 года состояла в том, что мы пощадили жизнь гражданского населения вражеских стран… мы обязаны уничтожить по меньшей мере треть их обитателей…» (стр. 494).

Нюрнбергский процесс убедительно показал, что милитаризм явился той питательной средой, в которой бурно развивался фашизм. Помощник американского обвинителя Р. Кемпнер в своей речи подчеркнул, что одной из причин мировой катастрофы был вымысел о «коммунистической опасности». Эта опасность, заявил он, «была вымыслом, который в числе прочих вещей привёл в конечном счёте ко второй мировой войне» (стр. 495).

На основании многочисленных документальных доказательств, свидетельских показаний, в том числе фельдмаршала Ф. Паулюса, признаний самих подсудимых Трибунал записал в приговоре, что нападение на Советский Союз произведено «без тени законного оправдания. Это была явная агрессия» (стр. 495).

Нюрнбергский процесс вошёл в историю как процесс антифашистский. Перед всем миром была раскрыта человеконенавистническая сущность фашизма, его идеологии, в особенности расизма, являющегося идейной основой для развязывания агрессивных войн и массового истребления людей.

30 сентября-1 октября 1946 г. был оглашён приговор. Трибунал приговорил Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, а также Бормана (заочно) к смертной казни через повешение, Гесса, Функа и Редера – к пожизненному заключению, Шираха и Шпеера – к 20, Нейрата – к 15 и Деница – к 10 годам тюремного заключения. Фриче, Папен и Шахт были оправданы. Трибунал объявил руководящий состав национал-социалистской партии, СС, СД и гестапо преступными организациями. Член Трибунала от СССР в Особом мнении заявил о несогласии с решением об оправдании Фриче, Папена и Шахта и непризнании генерального штаба и членов правительственного кабинета преступными организациями, так как в распоряжении Трибунала имелось достаточно доказательств их виновности. После отклонения Контрольным советом ходатайств осуждённых на смертную казнь о помиловании приговор в ночь на 16 октября 1946 г. был приведён в исполнение.

«Мы разделяем соображения советского судьи, – писала в передовой статье «Правда». – Но и при наличии Особого мнения советского судьи нельзя не подчеркнуть, что вынесенный в Нюрнберге приговор над гитлеровскими душегубами будет оценён всеми честными людьми во всём мире положительно, ибо он справедливо и заслуженно покарал тягчайших преступников против мира и блага народов. Закончился Суд истории…» (стр. 496).

Согласно Уставу Международного военного трибунала последующие процессы должны были состояться «в местах по определению Трибунала». По ряду причин, в том числе таких как отход западных держав от Потсдамских и других соглашений, принятых в ходе войны и сразу же после её окончания, деятельность Трибунала ограничилась Нюрнбергским процессом. Тем не менее, деятельность Международного военного трибунала и его Приговор имеют непреходящее значение.

Историческая роль Нюрнбергского процесса заключается в том, что впервые в истории международных отношений он положил конец безнаказанности агрессии и агрессоров в уголовно-процессуальном аспекте.

… Разве можно забыть подвалы рейхсбанка, в которых В. Функ и Э. Пуль хранили сундуки, наполненные золотыми коронками, зубными протезами и оправами от очков, которые были получены из лагерей смерти, а затем, превращённые в золотые слитки, отправлены в Базель, в банк международных расчётов?!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru