Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Особую заботу партия и правительство проявляли о возрождении угольной индустрии Донбасса. Трудящиеся Донбасса, сознавая огромное народнохозяйственное и военно-экономическое значение главной кочегарки страны, трудились самоотверженно, преодолевая немалые лишения. В целом возрождавшийся Донбасс дал стране в 1944 г. более 21 млн. т угля (стр. 397).

Возрождались чёрная металлургия, железорудные и машиностроительные предприятия, электроэнергетика, судостроительная промышленность. Так, трудящиеся освобождённых областей Украины приступили к восстановлению таких крупных и наиболее пострадавших от войны заводов как «Азовсталь», «Запорожсталь», Новокраматорский завод тяжёлого машиностроения, Краматорский завод тяжёлого станкостроения и т. д.; были развёрнуты работы по восстановлению Днепрогэса.

Успешно трудился коллектив Черноморского судостроительного завода в Николаеве, поднимался из руин и пепла полностью разрушенный гитлеровцами Одесский судоремонтный завод. Восстановление судостроительных и судоремонтных предприятий облегчало поддержание боевой мощи советского Военно-Морского флота на высоком уровне (стр. 397–399).

Одним из решающих условий успешного хода восстановительных работ в освобождённых районах была помощь трудящихся Центра и Поволжья, Урала и Сибири, Казахстана и Средней Азии, Закавказья и Дальнего Востока. Её оказывала буквально вся страна.

В возрождении завода «Запорожсталь», например, участвовали 120 предприятий. Вместе с его коллективом самоотверженно трудились бригады мастеров-монтажников, прибывшие из Иркутска, Орска, Свердловска и других городов Советского Союза.

Большую помощь братских республик получили освобождённые области Западной Украины. Так, промышленность Львова получила материалы и оборудование из Ленинграда, Кемерово, Саратова, Калуги и ряда городов Дальнего Востока. Бакинцы отгрузили нефтяникам Дрогобыча и Борислава большое количество глубинных насосов и бурильного оборудования.

Эта помощь свидетельствует о нерушимой братской дружбе народов СССР, ставшей одним из важнейших факторов великой Победы (стр. 400).

Благодаря огромной организаторской деятельности ВКП(б) и самоотверженному труду рабочих, инженеров, техников, служащих, на освобождённой от врага территории к концу 1944 г. вошло в строй около 20 тыс. предприятий, в т. ч. 6 тыс. крупных (там же).

Несмотря на колоссальные трудности военного времени, значительные успехи были достигнуты и в возрождении сельского хозяйства районов, подвергшихся оккупации. К концу 1944 г. было восстановлено: на Украине – 27340 колхозов и 788 совхозов, в Белоруссии – 9608 колхозов и 87 совхозов, т. е. практически все коллективные хозяйства, за исключением тех, которые были полностью уничтожены фашистскими захватчиками.

Областям, освобождаемых от гитлеровских захватчиков, восточные районы страны к осени 1944 г. передали более 22 тыс. тракторов, около 12 тыс. плугов, 1.5 тыс. комбайнов и свыше 600 автомашин.

Восстанавливалось поголовье общественного скота за счёт его реэвакуации, государственной и шефской помощи. За 1943 г. и 10 месяцев 1944 г. в освобождённые районы поступило более 2-х млн. голов крупного рогатого скота, лошадей, а также овец, коз, свиней и других животных.

Возрождавшееся сельское хозяйство освобождённых районов играло всё большую роль в снабжении армии и населения продуктами питания, а промышленности – сырьём (стр. 401).

Большой вклад в решение народно-хозяйственных и военно-технических проблем вносила советская наука.

Усилиями учёных и конструкторов наращивалось качественное превосходство советской боевой техники над военной техникой фашистской Германии. Это существенно способствовало быстрейшему разгрому полчищ гитлеровских захватчиков, снижению потерь советских войск в живой силе и технике.

Учёные страны продолжали настойчиво трудиться над исследованиями атомного ядра, вопросами практического использования внутриатомной энергии и проблемой космических лучей. Академик И. В. Курчатов с группой физиков, в которую входили член-корреспондент АН СССР А. П. Александров и другие учёные, успешно продолжал исследовательские работы по расщеплению ядра урана. Группа учёных во главе с С. П. Королёвым и В. П. Глушко плодотворно трудилась над разработкой теории и практических основ создания ракетных двигателей и ракетного оружия.

Фундаментальные исследования учёных имели большое значение для разработки новейших видов советской боевой техники, вооружения и боеприпасов (стр. 404).

§ 11. Завершающий этап Великой Отечественной войны

Военно-политическая обстановка в Европе к началу 1945 г. была благоприятной для стран антифашистской коалиции и, наоборот, крайне невыгодной для гитлеровской Германии. СССР располагал мощными вооружёнными силами, которые на всех фронтах прочно удерживали стратегическую инициативу. Значительные силы имели США и Великобритания.

Разгром фашистской Германии приближался. На это были направлены планы стран антигитлеровской коалиции. Определяющее влияние должны были оказать решительные действия Красной Армии.

Продолжая держать под своим контролем территорию Норвегии, Дании, Голландии, Австрии, большую часть Польши, Чехословакии, часть Венгрии, Югославии и Италии, а также располагая ещё значительной армией, сохранившей боеспособность, гитлеровское руководство рассчитывало упорной обороной на всех фронта затянуть войну до того времени, когда обстановка изменится в благоприятную для Германии сторону. При этом советско-германский фронт по-прежнему рассматривался фашистским руководством как основной и решающий, сюда было приковано всё его внимание. Оно хорошо понимало, что именно здесь в заключительных сражениях будет решаться судьба рейха и дальнейшее развитие событий на западном и итальянском фронтах.

Все это требовало от партии, советского правительства и советского народа, от Вооружённых Сил СССР новых усилий и напряжённой борьбы для достижения окончательной победы над фашистской Германией и установления мира в Европе.

Начало завершающих операций Красной Армии

К началу 1945 г. соотношение сил ещё больше изменилось в пользу Советского Союза. Численность гитлеровских войск, в январе 1945 г. действовавших против Красной Армии, сократилась более чем на 10 % по сравнению с январём 1944 г. Сильно возросла оснащённость наших войск техникой. Только за 1944 г. количество самолётов, находившихся на их вооружении, возросло на 42 %, а танков и САУ – на 40,7 % («История СССР. Эпоха социализма», стр. 627).

С выходом из гитлеровского блока Финляндии, Румынии, Болгарии, Венгрии, освобождением от фашистской оккупации ряда западноевропейских стран гитлеровская Германия лишилась не только союзников, но и значительных источников стратегического сырья, рабочей силы и производственных мощностей. Военный потенциал фашистской Германии был сильно ослаблен.

Однако немецко-фашистские войска продолжали упорно сопротивляться. Против Красной Армии по-прежнему были сосредоточены основные силы врага: 204 вражеские дивизии, в то время когда на западно-европейском фронте действовало менее 70 немецких дивизий. Но, несмотря на малочисленность, немцы провели успешную наступательную операцию в Арденнах, чем поставили англо-американские войска в тяжёлое положение. В связи с этим Черчилль обратился к Сталину с просьбой об ускорении наступления советских войск.

Советское правительство, верное своим союзническим обязательствам, откликнулось на эту просьбу и отдало приказ о наступлении не 20 января, как это предусматривалось ранее, а 12 января 1945 г. Наступление развернулось почти одновременно на всём 1200-км фронте от Балтийского моря до Карпат.

Натиск советских войск был сильным и стремительным. Они сразу прорвали оборону противника на широком фронте. Это наступление оттянуло на себя значительные немецкие силы с Западного фронта и тем самым помогло англо-американским войскам разбить гитлеровцев в Арденнах.

Уже 21 января войска 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И. С. Конева, незаурядное полководческое дарование которого проявились в боях за освобождение Украины, вступили в пределы Силезии, вышли к реке Одеру, в районе Бреслау. 28 января они овладели г. Катовице и завершили освобождение Домбровского угольного бассейна. Затем форсировали Одер и 16 февраля завершили окружение войск противника у Бреслау (стр. 628).

17 января войска 1-го Белорусского фронта под командованием заместителя Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Г. К. Жукова освободили столицу Польши Варшаву. Г. К. Жуков, выдающиеся полководческие и организаторские способности которого проявились в достижении побед Красной Армии под Ленинградом и Москвой, Сталинградом и Курском, в операциях по освобождению Украины и Белоруссии, вступил в командование 1-м Белорусским фронтом 16 ноября 1944 г.

В боях за освобождение Варшавы принимала участие 1-я армия Войска Польского, входившая в состав 1-го Белорусского фронта. Освобождённый город был мёртв. «Клубы дыма окутывали остовы разрушенных зданий… – вспоминает командарм 1-й армии Войска Польского генерал С. Г. Поплавский – Удручающей была картина зверски разрушенной фашистами красавицы Варшавы». К моменту освобождения в городе оставалось всего 162 тыс. человек, тогда как в конце 1939 г. в нём проживало 1 млн. 310 тыс. человек. («История Второй мировой войны», т. 10, стр. 74–75).

Отличившимся в боях 70 советским и 12 польским соединениям и частям было присвоено почётное наименование Варшавских. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 г. была учреждена медаль «За освобождение Варшавы», которой награждено более 682 тыс. советских и польских воинов (стр. 74).

Учитывая тяжёлое положение жителей Варшавы, советский народ выделил безвозмездно значительное количество продовольствия, в том числе 60 тыс. т хлеба и медикаменты. Правительство СССР оказало материально-техническую помощь в восстановлении польской столицы. Президент Крайовой Рады Народовой Б. Берут и премьер-министр Временного правительства Э. Осубка-Моравский писали 6 февраля Сталину: «Благодаря помощи братских славянских советских республик население города Варшавы будет обеспечено продовольствием вплоть до нового урожая, а кроме того, свыше миллиона людей в наиболее разрушенных немецкими захватчиками районах Польши будет спасено от голода. Никогда не забудет польский народ, что в самый трудный и тяжёлый период своей истории он получил братскую помощь советских народов не только кровью и оружием Красной Армии, но и хлебом, а также огромнейшими усилиями хозяйственного характера» (стр. 75).

 

А теперь в современной «демократической» Польше разрушают памятники советским воинам, проливавшим свою кровь и отдавшим жизни за освобождение Польши…

К 27 января было завершено окружение вражеской группировки в Познани, которая вскоре была ликвидирована. Висло-Одерская операция завершилась выходом на Одер и захватом на левом берегу реки ряда плацдармов. В феврале и марте войска 1-го Украинского фронта вышли к реке Нейсе и Судетским горам.

В январе и первой половине февраля войска 4-го Украинского фронта вышли к Моравско-Остравскому району в верхнем течении рек Вислы и Одера.

13–14 января войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов под командованием маршала К. К. Рокоссовского и генерала И. Д. Черняховского начали наступление в Восточной Пруссии. Наиболее крупная группировка врага, окружённая юго-западнее Кенигсберга, была ликвидирована. В этих боях смертью храбрых погиб генерал армии Черняховский. В командование фронтом вступил маршал А. М. Василевский. 9 апреля крепость Кенигсберг была взята штурмом.

Войска 2-го и 1-го Белорусских фронтов разгромили силы восточно-померанской группировки врага и 4 марта вышли на побережье Балтийского моря. Остатки померанской группировки врага были прижаты к морю и в апреле 1945 г. ликвидированы.

Тем временем войска 3-го и 2-го Украинских фронтов завершили освобождение Венгрии от немецко-фашистских захватчиков. 4 апреля от фашистов была освобождена Братислава, а 13 апреля – столица Австрии Вена.

Таким образом, Красная Армия в ходе зимнего наступления 1944/45 гг. освободила от немецко-фашистских захватчиков Польшу, значительную часть Чехословакии, вывела из войны последнего союзника Германии в Европе – Венгрию.

Советские войска приступили к подготовке завершающего удара по Берлину.

Крымская конференция

В начале февраля 1945 г. на всём советско-германском фронте шло успешное наступление. Недавние планы гитлеровского руководства задержать продвижение Красной Армии на укреплённых рубежах оказались несостоятельными. Немецкая оборона была взломана, а на берлинском направлении советские войска продвинулись до 500 км и находились на подступах к столице Германии.

Наступление советских войск с каждым днём приближало конец войне в Европе.

Гитлеровское руководство рассчитывало оттянуть неминуемый крах, надеясь на усиление противоречий в антигитлеровской коалиции. На совещании 27 января Гитлер обратился к своим ближайшим помощникам с вопросом: «Вы что думаете, англичане преисполнены энтузиазма по поводу русского продвижения»? Такие расчёты фашистских главарей имели под собой определённую почву. Они строились на антикоммунистических настроениях, имевших место во влиятельных кругах США и Англии. По свидетельству Ч. Морана, близкого к Черчиллю, тот «больше не говорит о Гитлере, он толкует об опасности коммунизма. Он представляет себе картину, как Красная Армия, подобно раковой опухоли, распространяется из одной страны в другую. У него это стало навязчивой идеей, и, по-видимому, он не может думать ни о чём другом» (там же, стр. 127–128).

Помня о предвоенной политике Запада в отношении СССР, в Берлине верили в реальность развала антигитлеровской коалиции. Однако там забывали о том, что успехи Советского Союза на фронтах вооружённой борьбы, как и новое соотношение сил на международной арене оказывали решающее влияние на прочность антигитлеровской коалиции.

В связи с явно возросшими усилиями гитлеровцев подорвать единство в лагере своих противников Рузвельт, выступая по радио в январе 1945 г. счёл необходимым заявить американскому народу: «Я хотел бы самым серьёзным образом предостеречь от вредоносных последствий вражеской пропаганды… клинья, которые они пытаются вогнать между нами и нашими союзниками… То там, то здесь распространяются злобные и необоснованные слухи – против русских, против англичан, против наших боевых командующих. Если вы внимательно изучите эти слухи, то каждый из них отмечен клеймом – сделано в Германии» (стр. 128).

Задачи завершения войны в Европе и проблемы послевоенного устройства настоятельно требовали обсуждения и согласования политики «большой тройки» – СССР, США и Англии. В начале 1945 г. была достигнута окончательная договорённость о созыве новой конференции с участием глав правительств. По предложению советской стороны местом её проведения была избрана Ялта.

Для западных союзников эта конференция была чрезвычайно важной не только по политическим, но и по военным соображениям. В конце 1944 г. американо-английские войска, в связи с декабрьским контрнаступлением немецко-фашистских войск в Арденнах, потерпели серьёзную неудачу на западном фронте. Это выдвинуло перед США и Англией на первое место вопрос о действиях Красной Армии, о планах её командования.

Как Рузвельт, так и Черчилль большие надежды на скорое завершение войны в Европе возлагали на Советский Союз и стремились заручиться его помощью для нанесения окончательного поражения Японии. «Мы должны иметь поддержку Советского Союза для разгрома Германии. Мы отчаянно нуждаемся в Советском Союзе для войны с Японией по завершении войны в Европе», – говорилось в «Памятке», подготовленной правительственными ведомствами США для президента и американской делегации в Ялте (стр. 129).

Британский премьер приложил немало усилий, чтобы на конференции в Крыму советской делегации противопоставить единый англо-американский блок. Он всё ещё лелеял мысль об англо-американской оккупации не только западной, но и возможно большей территории Центральной и Юго-восточной Европы.

Между тем американское руководство, отчётливо представляя себе соотношение сил в антигитлеровской коалиции, отводило Англии более чем скромную роль. Его не устраивала подобная позиция Черчилля, которая грозила создать кризис в отношениях с СССР.

В «Памятке» подтверждалась рекомендация комитета начальников штабов США: «Мы должны приложить все усилия к тому, чтобы смягчить трения между Великобританией и Россией, поощряя трёхстороннее сотрудничество, от которого зависит прочный мир» (стр. 130).

Опасались обострения англо-советских отношений и военные круги Великобритании. Об этом со всей откровенностью писал впоследствии фельдмаршал Б. Монтгомери, который признавал, что английский народ «ни в коем случае не позволил бы послать себя в бой против русских в 1945 г.» и объяснял это просто: «Русские были героями во время германской войны, и, если бы британское правительство захотело воевать против них в 1945 г., оно попало бы в трудное положение у себя дома» (там же).

Вести о новых победах Красной Армии оказали значительное влияние на американских и английских руководителей. Обозреватель «Нью-Йорк таймс» Х. Болдуин 17 января 1945 г., оценивая итоги нового советского наступления, вынужден был признать: «Спала тяжесть с тех, кто вырабатывает нашу стратегию… Начало русского зимнего наступления по стратегической значимости превосходит как бои как в Западной Европе, так и вторжение на Филиппины… Как русские, так и немецкие ответственные лица, по-видимому, едины в понимании того, что это генеральное наступление ведётся не в целях достижения тактических успехов или завоевания территорий, а имеет целью закончить войну… Битва титанов – схватка двух сильнейших армий в мире возобновилась, и это моментально изменило стратегическое лицо всей войны» (стр. 130–131). Указав на то, что советско-германский фронт является главным фронтом глобальной войны, где Красной Армии противостоят основные силы вермахта, Болдуин далее заметил, что, как и в прошлом, западные союзники возлагают основное бремя войны на СССР (выделено мною, Д. И.). «Начавшееся ныне наступление, – отмечал он, – развернулось в то время, когда союзники не в состоянии немедленно нанести мощный вспомогательный удар с запада» (стр. 131).

Как справедливо писал впоследствии сын президента США Э. Рузвельт «Красная Армия с невиданной быстротой перемалывала нацистские войска».

Эти оценки свидетельствовали о том, что на Западе не могли не видеть, что Советский Союз способен самостоятельно завершить войну в Европе.

Крымская конференция проходила с 4 по 11 февраля 1945 г. в Ливадии, под Ялтой.

Обменявшись мнениями по поводу обстановки на фронтах, стороны приступили к обсуждению координации совместных военных действий против Германии. При этом Черчилль выразил глубокое восхищение той мощью, которая была продемонстрирована Красной Армией, и пожелал, «чтобы наступление советских армий продолжалось столь же успешно» (стр. 132).

В коммюнике конференции отмечалось: «Мы рассмотрели и определили военные планы трёх союзных держав в целях окончательного разгрома общего врага… мы уверены, что очень тесное рабочее сотрудничество между тремя нашими штабами, достигнутое на настоящей Конференции, поведёт к ускорению конца войны».

Британский фельдмаршал Монтгомери о своих впечатлениях впоследствии писал: «…Сталин почти не делал ошибок… Он обладал поразительным стратегическим чутьём, и я не помню, чтобы он сделал хоть один ложный шаг в наших переговорах по стратегическим вопросам».

В коммюнике об итогах конференции говорилось: «Нашей непременной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантии в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушать мир всего мира. Мы полны решимости разоружить и распустить все германские вооружённые силы, раз и навсегда уничтожить германский генеральный штаб, который неоднократно содействовал возрождению германского милитаризма, изъять или уничтожить все германское военное оборудование, ликвидировать или взять под контроль всю германскую промышленность, которая могла бы быть использована для военного производства; подвергнуть всех преступников войны справедливому и быстрому наказанию и взыскать в натуре возмещение убытков за разрушения, причинённые немцами; стереть с лица земли нацистскую партию, нацистские законы, организации и учреждения; устранить всякое нацистское и милитаристское влияние из общественных учреждений, из культурной и экономической жизни германского народа и принять совместно такие другие меры к Германии, которые могут оказаться необходимыми для будущего мира и безопасности всего мира. В наши цели не входит уничтожение германского народа» (стр. 132–133).

В общих целях осуществления безоговорочной капитуляции Германии союзники решили рассматривать её как единую страну с последующим разделением на зоны оккупации.

Большое место на заседаниях конференции заняло рассмотрение вопроса о репарационных требованиях. В отношении общей суммы репараций советская и американская делегация пришли к соглашению, что она составит 20 млрд. долл., причём 50 % её пойдёт в пользу СССР. Английское правительство отказалось поддержать общую сумму репараций, определённую СССР и США, указав, что оно вернётся к этому вопросу в процессе работы репарационной комиссии. В дальнейшем и США не поддержали согласованной ранее справедливой суммы репараций для Советского Союза.

Американское руководство было крайне заинтересовано в получении согласия СССР на вступление в войну с Японией. Советский Союз стремился быстрее закончить вторую мировую войну, избавить народы мира от новых жертв и разрушений, которые она несла. Необходимо было также восстановить справедливость по отношению к народам России, нарушенную в прошлом Японией. Поэтому Сталин подтвердил, что через два-три месяца после окончания войны в Европе Советский Союз выполнит своё обещание.

11 февраля главы трёх великих держав подписали секретное соглашение по вопросам Дальнего Востока. В этой связи были согласованы три условия вступления СССР в войну против Японии:

1) сохранение статус-кво Монгольской Народной Республики;

2) восстановление прав, принадлежавших России и нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно: возвращение Советскому Союзу южной части Сахалина и всех прилегающих к ней островов; интернационализация Дайрена (Даляня) и восстановление аренды на Порт-Артур как на военно-морскую базу СССР; возобновление совместной с Китаем (с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза) эксплуатации Восточно-Китайской и Южно-Маньчжурской железных дорог;

 

3) передача СССР Курильских островов (стр. 134).

На Крымской конференции была принята «Декларация об освобождённой Европе». В ней указывалось, что три правительства договорились согласовывать в течение периода временной неустойчивости в освобождённой Европе свою политику в деле помощи освобождённым народам, а также народам бывших государств-сателлитов при разрешении ими насущных политических и экономических проблем демократическими методами.

Принципы декларации отвечали интересам антифашистской освободительной войны. В то же время влиятельные круги в США и Англии полагали возможными использовать этот документ для вмешательства во внутренние дела стран Центральной и Юго-Восточной Европы в целях восстановления после войны пресловутого «санитарного кордона» вдоль западной границы СССР.

«В этих кругах, – писал Гарриман, забеспокоились, поняв, что Красная Армия займёт Восточную Европу. Ничто не могло предотвратить этого. Красная Армия отбросит силы нацистов в Германию и в процессе войны займёт эти страны. Поэтому мы должны были употребить все усилия, чтобы народы этих стран по освобождении получили возможность создать свои собственные правительства» (стр. 135).

О каких «собственных правительствах» шла речь, показала дискуссия по польскому вопросу.

На момент конференции существовало два польских правительства: Временное национальное, осуществлявшее в стране реальную власть и эмигрантское – в Лондоне, давно утратившее связь с народом. США и Англия игнорировали существование польского Временного правительства, что встретило противодействие советской стороны, которая желала помочь польскому народу избрать демократический путь развития. В конце концов Рузвельт и Черчилль согласились признать Временное правительство, но с включение в него некоторых деятелей лондонского правительства. Советский Союз пошёл на это. В результате было создано Временное правительство национального единства, а лондонское эмигрантское правительство прекратило существование.

Также было принято решение о восточной границе и об увеличении территории Польши. В коммюнике зафиксировано: «Главы трёх Правительств считают, что восточная граница Польши должна идти вдоль линии Керзона с отступлениями от неё в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши. Главы трёх Правительств признают, что Польша должна получить существенное приращение территории на севере и на западе» (стр. 135–136).

Конференция рассмотрела также вопрос объединения демократических сил Югославии. Главы трёх великих держав рекомендовали маршалу И. Броз Тито и И. Шубашичу образовать Временное объединённое правительство.

На конференции было продолжено обсуждение вопроса о создании международной организации по поддержанию мира и обеспечению безопасности народов, позже получившую название Организации Объединённых Наций (ООН).

Советская делегация выдвинула предложение пригласить в качестве членов учредителей ООН Украинскую и Белорусскую ССР. Рузвельт и Черчилль согласились с этим.

Учредительную конференцию по созданию ООН было решено созвать 25 апреля 1945 г. На неё приглашались Объединённые Нации по составу на 8 февраля 1945 г., а также те из «присоединившихся наций», которые объявят войну общему врагу до 1 марта 1945 г. (стр. 136).

Крымская конференция руководителей СССР, США и Великобритании имела большое историческое значение. Она явилась одним из крупнейших международных совещаний во время войны и высшей точкой сотрудничества трёх союзных держав в борьбе против общего врага.

Вся работа Крымской конференции протекала под знаком неизмеримо возросшего авторитета Советского Союза и его миролюбивой политики. Результаты работы глав трёх союзных держав были встречены с большим воодушевлением всей мировой прогрессивной общественностью.

Берлинская операция

Военно-политическая обстановка, сложившаяся к апрелю, требовала от советского командования подготовить и провести операцию по решительному разгрому берлинской группировки и овладению столицей Германии в самые короткие сроки. Только решение этой задачи могло сорвать планы фашистского руководства на затягивание войны.

Учитывая эти факторы, Ставка Верховного Главнокомандования привлекла для проведения Берлинской операции войска трёх фронтов – 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского. Всего в состав трёх фронтов входили 21 общевойсковая, 4 танковые, 3 воздушные армии, 10 отдельных танковых и механизированных, а также 4 кавалерийских корпуса. Кроме того, предполагалось использовать часть сил Балтийского флота, 18-й воздушной армии авиации дальнего действия, Войск ПВО страны и Днепровскую военную флотилию, оперативно подчинённую 1-му Белорусскому фронту.

К завершающей операции по разгрому немецко-фашистской Германии готовились и польские войска в составе двух армий, танкового и авиационного корпусов, двух артиллерийских дивизий прорыва и отдельной миномётной бригады общей численностью 185 тыс. солдат и офицеров. Они имели на вооружении 3 тыс. орудий и миномётов, 508 танков и САУ, 320 самолётов.

В результате всех мероприятий на берлинском направлении была сосредоточена сильная группировка войск, значительно превосходившая вражескую: по личному составу – в 2,5 раза (2 млн. 500 тыс. человек – Красная Армия, 1 млн. – немецко-фашистские войска), по орудиям и миномётам – в 4 раза (41600–10400, соответственно), по танкам и САУ – в 4,1 раза (6250–1500), по боевым самолётам – в 2,3 раза (7500–3300). Создание такой группировки свидетельствовало об огромных возможностях Советского социалистического государства, обладавшего к исходу войны мощными Вооружёнными Силами, его военно-экономических преимуществах, об искусстве стратегического руководства. («История Второй мировой войны 1939–1945», т. 10, стр. 314–315).

Цель операции состояла в том, чтобы в короткие сроки разгромить основные силы групп армий «Висла» и «Центр», овладеть Берлином и, выйдя на реку Эльба, соединиться с войсками западных союзников. Это должно было лишить фашистскую Германию возможности дальнейшего организованного сопротивления и вынудить её к безоговорочной капитуляции.

Замысел советского командования сводился к тому, чтобы мощными ударами трёх фронтов прорвать оборону противника по Одеру и Нейсе и, развивая наступление в глубину, окружить основную группировку немецко-фашистских войск на берлинском направлении с одновременным расчленением её на несколько частей и последующим уничтожением каждой из них. В дальнейшем советские войска должны были выйти на Эльбу.

Член Военного совета 1-го Украинского фронта генерал К. В. Крайнюков вспоминал: «Мы призывали воинов как можно лучше подготовиться к завершающим боям, наступать решительно и стремительно, спасти наших родных советских людей, угнанных на фашистскую каторгу и в лагеря смерти, избавить человечество от коричневой чумы» (стр. 324).

В последние дни перед операцией резко увеличился приток заявлений воинов с просьбой принять их в партию. В одном лишь 1-м Белорусском фронте только в ночь на 16 апреля в партийные организации было подано свыше 2-х тыс. заявлений. С 15 марта по 15 апреля в трёх фронтах в ряды ВКП(б) было принято свыше 17 тыс. воинов. Всего к началу операции в их составе насчитывалось 723 тыс. членов и кандидатов в члены партии и 433 тыс. комсомольцев (стр. 325).

В войсках заранее были заготовлены красные флаги для водружения их на главных административных зданиях Берлина. В одной из изданных листовок была напечатана карта Германии и следующий текст: «Взгляни, товарищ! 70 километров отделяют тебя от Берлина. Это в 8 раз меньше, чем от Вислы до Одера. Сегодня Родина ждёт от тебя новых подвигов. Ещё один могучий удар – и падёт столица гитлеровской Германии. Слава тому, кто первым ворвётся в Берлин! Слава тому, кто водрузит наше Знамя Победы над вражеской столицей!» (там же).

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru