Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

В ночь на 3 октября 1935 г. внезапно, без объявления войны, итальянские войска вторглись в Эфиопию. Численность войск агрессора составляла 300 тыс. человек; 600 орудий, 150 танков, 280 самолётов. Им противостояла эфиопская армия численностью 50 тыс. человек (всего в армии насчитывалось 350–450 тыс. чел.), плохо обученная и слабо вооружённая: всего 200 орудий и 5 танков.

По призыву негуса Эфиопии Хайле Селассие, эфиопский народ поднялся на защиту свое родины, оказывая мужественное сопротивление итальянским захватчикам.

Италия начала наращивать свой воинский контингент, чтобы переломить ход войны в свою пользу. Всего к середине февраля 1936 г. в Восточную Африку было направлено 14500 офицеров, 350 тыс. солдат, до 60 тыс. человек вспомогательного персонала (не считая 80–100 тыс. человек из местного населения), 510 самолётов, 300 танков, 800 орудий, 11 500 пулемётов, 450 тыс. винтовок, 15 тыс. автомобилей, 80 тыс. вьючных животных, 1800 радиостанций и много другого военного имущества.

Сосредоточение большой массы итальянских войск, боевой техники, оружия, снаряжения, продовольствия, горюче-смазочных материалов, доставлявшихся в Восточную Африку морским путём на протяжении многих месяцев, стало возможным благодаря попустительству большинства членов Лиги наций. Призванная защищать территориальную целостность и политическую независимость своих членов, Лига наций не прислушалась к неоднократным предложениям СССР принять решительные меры для предотвращения агрессии и прекращения военных действий и, фактически, отдала на растерзание итальянским агрессорам эту африканскую страну.

Большинство членов Лиги наций лишь на словах соглашались с необходимостью порвать с Италией экономические отношения, а на деле продолжали снабжать её военно-стратегическими материалами, особенно нефтью. Большая роль в этом принадлежала США. Их экспорт нефти в ноябре 1934 г. в денежном выражении составил 447 тыс. долл., а в ноябре 1935 г. – 1 млн. 252 тыс.

Чтобы быстрее сломить сопротивление эфиопского народа, итальянское командование с санкции Муссолини пошло на чудовищное преступление: решило применить отравляющие вещества, огнемётные средства и разрывные пули, запрещённые международной конвенцией. (В наши дни западные «демократии» резко протестуют против применения химического оружия, провокационно обвиняя в этом сирийский режим Асада, совсем «запамятовав», что сами творили в недалёком прошлом. Но мы будем напоминать об этом тем, у кого короткая память).

Над городами и даже небольшими населёнными пунктами Эфиопии итальянские самолёты начали распылять в больших количествах иприт. Пары и капли иприта поражали население, скот, посевы. Бомбы с отравляющими веществами сбрасывались в места сосредоточения войск негуса, не имевшими прикрытия с воздуха. Босые, легко одетые эфиопские солдаты были особенно уязвимы.

Хайле Селассие писал впоследствии: «Мы атаковали пулемётные гнёзда противника, его артиллерию, голыми руками захватывали танки, мы переносили воздушные бомбардировки, но против отравляющих газов, которые незаметно опускались на лицо и руки, мы ничего сделать не могли». Армия несла большие потери. Огромными были жертвы и среди мирного населения. Как явствует из представленного в 1946 г. доклада эфиопского правительства, всего во время войны и оккупации погибло более 760 тыс. воинов и жителей Эфиопии. «Это не война, – заявлял один из очевидцев, работник миссии Красного Креста, – это даже не избиение. Это казнь десятков тысяч беззащитных мужчин, женщин и детей с помощью бомб и отравляющих газов».

В Эфиопии создалось критическое положение. Политика «нейтралитета», проводимая США, лишила Эфиопию возможности приобретать вооружение, в котором армия негуса испытывала острую нужду. К концу декабря 1935 г. эфиопские войска получили только 4 тыс. винтовок и 36 пушек. Западные державы с особой нарочитостью соблюдали «нейтралитет». Вашингтон отказал эфиопскому правительству даже в просьбе прислать два санитарных самолёта («гуманисты»!) и в то же время выступал против закрытия для агрессора Суэцкого канала, через который подвозились к фронту итальянские воинские части, вооружение, продовольствие. Закрыть канал означало бы конец коллективным действиям, то есть попыткам Англии и Франции договориться с Италией. Аналогичной позиции придерживалась и Япония, отказавшая Эфиопии в закупке оружия и противогазов.

5 мая 1936 г. итальянцы овладели столицей Эфиопии Аддис-Абебой.

И уже 9 мая, когда итальянцы захватили не более трети территории страны, Муссолини объявил об её «окончательном» завоевании. Декретом фашистского правительства Эфиопия объединялась с Эритреей и Итальянским Сомали в единую колонию – Итальянскую Восточную Африку.

Но народ Эфиопии не склонил голову перед захватчиком и развернул партизанское движение.

После покушения двух молодых патриотов на генерала Грациани, назначенного вице-королём Итальянской Восточной Африки, на население обрушилась волна кровавых репрессий. Резня в столице продолжалась трое суток, погибло более 9 тыс. человек. Количество жертв по стране достигло 30 тыс. Людей сотнями расстреливали из пулемётов. Женщин и детей закалывали на улицах, сжигали заживо в домах. Мужчин привязывали к машинам и волокли по земле или бросали под колёса грузовиков. Но патриоты проявляли исключительное мужество. По признанию Грациани, многие из патриотов шли на казнь словами: «Да здравствует независимая Эфиопия»!

Фашистский террор не сломил народного сопротивления. В стране нарастало национально-освободительное движение, принявшее форму партизанской войны, в котором приняли участие все слои населения, невзирая на религиозные и этнические различия. Эфиопы действовали против своих врагов небольшими отрядами одновременно в различных частях огромной страны, и эта тактика оказалась успешной. Она вынуждала итальянцев дробить свои силы, перебрасывать их из одного района в другой. В колониальных войсках итальянцев всё чаще вспыхивали восстания. Перебив своих командиров, солдаты с оружием в руках переходили на сторону патриотов, создавали партизанские отряды.

Министр иностранных дел Италии Чиано 1 января 1939 г. в своём дневнике записал: «Эфиопия, по сути, вся охвачена восстанием, и размещённым там 65 батальонам приходится отрабатывать своё содержание»

Героический эфиопский народ, брошенный буржуазными «демократиями» и отданный на растерзание итальянскому фашизму, проявил мужество и стойкость в сопротивлении захватчикам; показал, какие огромные возможности в борьбе с фашизмом таят всенародное сплочение и применение партизанских форм борьбы.

Об этих способах борьбы писал в своё время Энгельс: «Народ, который хочет завоевать себе независимость, не должен ограничиваться обычными способами ведения войны. Массовое восстание, революционная война, партизанские отряды повсюду – вот единственный способ, при помощи которого малый народ может одолеть большой, при помощи которого менее сильная армия может противостоять более сильной и лучше организованной» (там же, стр. 50).

Национально-освободительное движение эфиопского народа показало возможность успешной вооружённой борьбы против фашистской агрессии.

Безнаказанность агрессии Италии в Эфиопии, итоги плебисцита в Саарской области дали гитлеровским заправилам основание сделать вывод, что наступила удобная пора для прямого нарушения Версальского и Локарнского договоров и осуществления захватнических планов в Европе.

Введение 30-тысячной гитлеровской армии в демилитаризованную Рейнскую зону дало возможность фашистской Германии создать плацдарм против Франции.

Агрессия фашизма против Испанской республики

17 июля 1936 г. испанские воинские части, расположенные в Испанском Марокко, подняли мятеж против республики и овладели всей зоной протектората. На следующий день большинство гарнизонов Испании присоединились к мятежникам. Руководители мятежа под руководством генерала Франко рассчитывали в кратчайшие сроки сломить сопротивление верных республике частей и взять власть в свои руки. Мятежникам удалось привлечь на свою сторону значительную часть сухопутной армии и гражданской гвардии, более половины артиллерийских полков и иностранный легион. Казалось, что нет силы, которая остановит фашистский переворот.

Но десятки тысяч рабочих, служащих, студентов, крестьян, представителей интеллигенции по призыву компартии и организаций народного фронта поднялись на защиту республики. «Стеной своих тел» они остановили фашизм. Отряды народной милиции и оставшиеся верными республике воинские части в упорных боях разгромили восставшие гарнизоны в Мадриде, Барселоне, Валенсии и других крупных городах страны. Матросы и унтер-офицеры сорвали попытки мятежа на большинстве кораблей флота. Верность республике сохранили военно-воздушные силы. К концу июля положение мятежников оказалось критическим.

Но в то время, когда военно-фашистский мятеж угасал под мощными ударами народных масс, в испанские события вмешались внешние силы. На помощь пришла вся мировая реакция и, прежде всего, фашистские державы. По просьбе Франко, Гитлер и Муссолини оказали ему помощь в переброске войск из Испанского Марокко через Гибралтарский пролив на материк. Возник обширный плацдарм мятежников на юге Испании. 2 августа в территориальные воды Испании вошли соединения германских и итальянских кораблей.

В конце июля в Германии был создан особый штаб «W», на который возлагалась задача переброски в Испанию военной техники, специалистов, а затем и воинских частей. Кроме того, гитлеровцы сформировали морскую группу «Нордзее», создавшую «мост» между германскими, португальскими и испанскими портами, захваченными мятежниками. В течение 1936–1939 гг. не менее 170 немецких судов осуществляли военные перевозки в Испанию («История Второй мировой войны», т. 2, стр. 25–26).

Фашистские агрессоры прикрывали интервенцию шумной кампанией под лозунгом «борьбы с большевизмом» и старались убедить правящие круги Англии, Франции и США, что не собираются покушаться на их интересы в Испании.

 

Во всём мире поднялась волна глубокого возмущения, честные люди планеты требовали применить санкции к фашистским интервентам. На первых порах Германия и Италия тщательно маскировали свои агрессивные акции: войска перевозились под видом туристов, коммерсантов, специалистов, а вооружение и боеприпасы – под маркой железного лома, сельхозмашин и удобрений.

Нарастающий поток германской и итальянской военной техники обеспечил мятежникам значительные преимущества над республиканцами, особенно в авиации. Целые армады немецких и итальянских бомбардировщиков совершали налёты на позиции республиканских войск. Республиканцы могли им противопоставить 85 устаревших самолётов, из которых уже к середине октября осталось в строю всего 1 бомбардировщик и 2 истребителя.

После официального признания 18 ноября 1936 г. Германией и Италией правительства Франко, интервенция в Испании приобрела качественно новый характер. Если раньше фашистские страны посылали только военную технику и специалистов, то теперь направляли целые воинские соединения. О размахе помощи франкистам со стороны Германии и Италии свидетельствует тот факт, что военные поставки этим странам обошлись не менее чем в 1 млрд. долл. Были брошены авиационные, танковые, зенитные, инженерные и другие немецкие части, входившие в состав так называемого «легиона Кондор», в котором насчитывалось 250 самолётов, 180 танков, сотни противотанковых орудий и других средств. Являясь главной ударной силой немецкого фашизма в Испании, он стал крупным учебным центром, где прошли военное обучение 56 тысяч офицеров франкистской армии.

Германия и Италия старались «пропустить через испанский фронт» как можно больше солдат и офицеров для овладения боевым опытом. Всего в течение 1936–1939 гг. на стороне фашистских мятежников в разное время воевало более 300 тыс. иностранных солдат, из них не менее 50 тыс. немцев, 150 тыс. итальянцев, 20 тыс. португальцев, группы фашистов из других стран Европы, а также около 90 тыс. марокканцев, (стр. 27).

За первые два года войны Германия направила генералу Франко 650 самолётов, 200 танков, 700 артиллерийских орудий. Италия поставила мятежникам около 2 тыс. орудий, 7,5 млн. снарядов, около 241 тыс. винтовок, 325 млн. патронов, 7633 автомашины, 950 танков и бронетранспортёров, 1000 самолётов, 17 тыс. авиабомб, 2 подводные лодки и 4 миноносца. Она израсходовала 14 млрд. лир, что в шесть раз превышало затраты её партнёра.

Активно помогал мятежникам и папа римский. По сообщению польского военного атташе в Риме, Ватикан давал Франко 2 млн. лир в день.

На испанской земле фашисты отрабатывали методы ведения тотальной войны, превратили Испанию в огромный полигон, на котором опробовали боевую технику, совершенствовали вооружение и отрабатывали способы его применения, осуществляли массовые бомбардировки и обстрелы городов и селений. Летом 1938 г. гитлеровский генерал Рейхенау откровенно заявил, что «Испания для Германии стала высшей школой войны», более полезной, «чем десять лет обучения в мирных условиях».

Итало-германская интервенция изменила соотношение сил между врагами и защитниками Испанской республики и стала определяющим фактором военного превосходства франкистов. Одновременно произошли и изменения в расстановке сил внутри самого фашистского блока. Италия оказалась не в состоянии оспаривать гегемонию в блоке и вскоре потеряла роль равноправного партнёра. Однако подписанное 25 октября 1936 г. германо-итальянское соглашение – ось Берлин-Рим – содержало «полюбовное» разграничение сфер влияния на Балканах и в Дунайском бассейне.

Итало-германская интервенция создала непосредственный очаг войны в Европе. Многочисленные факты свидетельствуют, что если бы Англия, Франция и США руководствовались в отношении Испании нормами международного права и решительно выступили против интервентов, фашистские державы вынуждены были бы тогда отказать Франко в помощи, а республиканское правительство имело бы реальную возможность быстро покончить с мятежом.

Но правящие круги Англии, Франции и США, как и ранее в отношении Эфиопии, заявили о «невмешательстве» в испанские дела.

«Невмешательство» – одно из проявлений политики «умиротворения» – было вызвано к жизни антикоммунизмом многих политических деятелей Запада, их страхом перед «советской революцией» в Испании, победа которой могла бы усилить революционные тенденции во Франции и других странах.

США формально не принимали участия в политике «невмешательства», но полностью разделяли её цели и без всяких ограничений оказывали помощь мятежникам. Сами франкисты признавали, что «без американских грузовиков, без американских кредитов мы бы никогда не смогли выиграть войну» (стр. 29).

Монополисты Англии, Франции и США рассматривали фашистских агрессоров как мощный бронированный кулак, способный разгромить революционное движение в Европе и гарантировать сохранение социального статус-кво; рассматривали политику «невмешательства» как средство создания единого фронта капиталистических государств против Советского Союза.

Что касается Лиги наций, где хозяйничали те же англо-французские «миротворцы», то она ограничивалась демагогическими призывами к сохранению мира в Европе.

Итало-германская интервенция и политика «невмешательства» Англии, Франции и США значительно осложнили борьбу испанского народа против мятежников. Однако агрессорам не удавалось задушить республику в течение почти трёх лет. Это объясняется тем, что в её защиту выступила международная демократическая общественность во главе с Советским Союзом, который всемерно содействовал сплочению сил испанских антифашистских патриотов.

Советский Союз решительно выступал против вмешательства фашистских держав во внутренние дела Испании, требовал от Лиги наций срочных мер для пресечения агрессии, прекращении снабжения мятежников оружием и снаряжением, вывода итало-германских войск. Но соглашение о «невмешательстве» в испанские события на деле превратилось в средство удушения революции, лишь прикрывавшее военную помощь мятежникам со стороны фашистских государств.

Удовлетворяя просьбу правительства Кабальеро, Советское правительство дало согласие поставлять оружие и военную технику Испанской республике. В письме Советского правительства говорилось: «Мы считали и считаем своим долгом, в пределах имеющихся у нас возможностей, прийти на помощь испанскому правительству, возглавляющему борьбу всех трудящихся, всей испанской демократии против военно-фашистской клики, являющейся агентурой международных фашистских сил». Всего с октября 1936 г. по конец января 1939 г. Советский Союз поставил республиканской Испании 648 самолётов, 347 танков, 60 бронеавтомобилей, 1186 орудий, 20 486 пулемётов, 497 813 винтовок (стр. 53–54).

Доставка оружия и техники была сопряжена с огромными трудностями из-за блокады морского побережья республики флотами Германии и Италии, а также политики французского правительства, неоднократно закрывавшего границу. С октября 1936 г. по июль 1937 г. фашистские пираты задержали 96 советских судов, а 3 из них потопили. В 1960 г. франкистский адмирал Ф. Басторечче признал, что за время войны в Испании фашистский флот потопил 53, захватил 348 и задержал около 1000 судов (там же).

Однако благодаря хорошо организованной системе проводки большинство советских кораблей благополучно прибывало в порты республиканской Испании. Немаловажную роль в обеспечение проводки судов с оружием сыграл республиканский флот, для которого обеспечение морских коммуникаций являлось основным содержанием боевых действий.

По просьбе правительства республиканской Испании Советский Союз направил военных специалистов и советников, оказавших огромную помощь в создании регулярной Народной армии, в подготовке и проведении важнейших операций против интервентов и мятежников. Нередко в критические минуты боя они сражались вместе с испанскими братьями, проявляя мужество и храбрость.

За всё время войны в Испании на стороне республики сражались и трудились около 3 тыс. советских добровольцев – военных советников, лётчиков, танкистов, моряков, различных специалистов. Около 200 добровольцев погибло, защищая республику. Лучшим из лучших 59 посланцам Советской страны за мужество и отвагу, проявленные в боях, было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

«Помощь, которую нам оказывал Советский Союз, – отметил премьер-министр Испанской республики Хуан Негрин, – была помощью без условий, советами без требований, она была предельно благородной и самоотверженной» (стр. 56).

Оказание эффективной помощи демократическим силам Испании являлось важнейшим интернациональным долгом мирового коммунистического движения. Исполком Коминтерна (ИККИ) стремился осуществить широкую программу единых действий всех антифашистских сил, предусматривающую развёртывание международной кампании в защиту Испанской республики, а также вербовку добровольцев, имевших военную подготовку, для отправки в Испанию.

Для координации усилий, предпринимаемых компартиями и другими демократическими силами, в Париже был создан координационный комитет. Кроме сбора средств он занимался закупкой и отправкой в Испанскую республику оружия и военной техники. Французская компартия основала даже специальную компанию «Франс-Навигасьон».

Самым существенным вкладом мирового коммунистического и рабочего движения в борьбу испанского народа стало создание интернациональных бригад. Первые группы антифашистов-добровольцев вступили в сражение ещё в июле-августе 1936 г.

В интернациональных бригадах сражались антифашисты из 54 стран, в том числе 8,5 тыс. французов, около 5 тыс. немцев, почти 5 тыс. поляков, 4 тыс. итальянцев, 2 тыс. англичан, столько же чехов, 1,7 тыс. австрийцев, тысяча венгров. Общее число интернационалистов-добровольцев превысило 42 тыс. человек. Интернационалисты потеряли в боях, пропавшими без вести, ранеными и умершими от ран не менее 20 тыс. бойцов (стр. 57).

Значительное число бойцов и командиров интернациональных бригад составляли коммунисты. Вместе с ними сражались тысячи социалистов, анархистов, либералов, католиков, протестантов, беспартийных рабочих, служащих, военных, студентов, представителей интеллигенции и т. д. Интернациональные бригады были реальным воплощением блока различных социальных сил – антифашистского народного фронта.

В конце 1936 г. интербригады стали пополняться испанскими бойцами, которые к лету 1937 г. составляли до 60 % их состава. Интернациональные формирования сыграли важную роль в борьбе испанского народа против фашизма. Их высокая дисциплина и мужество, героическое поведение в боях способствовали укреплению морально-политического духа защитников республики. Интербригады являлись частью формировавшейся Народной армии республики, и в сентябре 1937 г. были включены в её состав.

Формировавшаяся в ходе боёв Народная армия успешно отбивала все атаки противника на Мадрид, а в марте 1937 г. одержала победу под Гвадалахарой. Достигнутые успехи следовало незамедлительно закрепить. Но глава правительства социалист Кабальеро, при поддержке лидеров анархо-синдикалистов и опасаясь роста авторитета компартии, пытался запретить всякую партийную деятельность в армии и сместить членов КПИ с командных постов.

В начале мая 1937 г. лидеры ФАИ (федерация анархистов Иберии) и ПОУМ (троцкисты), используя терпимость к ним Кабальеро, спровоцировали контрреволюционный путч в Каталонии, пытаясь подорвать единство народного фронта и захватить власть в свои руки. Путч был подавлен, а Кабальеро 17 мая ушёл в отставку.

Новое правительство возглавил видный деятель соцпартии Х. Негрин. Правительство Негрина сразу же приступило к осуществлению мер, необходимых для обороны республики. Было создано единое военное министерство. Руководство всеми военными операциями народной армии сосредоточилось в главном штабе под началом генерала В. Рохо. Летом и осенью 1937 г. была осуществлена целая серия наступательных операций. Это был период наибольших успехов Компартии. В сентябре она насчитывал 329 тыс. членов, из которых 167 тыс. находились в действующей армии.

Но уже к концу 1937 г. выявилось серьёзные проблемы и противоречия. Революционный энтузиазм масс разбивался о косность и инертность высшего командования, которое не верило в творческие силы трудящихся и придерживалось пассивно-оборонительной стратегии. Военный министр социалист И. Прието проводил политику своего предшественника Кабальеро. Он не верил в возможность победы и стремился любой ценой ослабить влияние Компартии. С потерей северных провинций (октябрь 1937 г.) в армии и руководстве некоторых партий возникли капитулянтские настроения.

В начале марта 1938 г. фашистские войска перешли в наступление и 15 апреля вышли к Средиземному морю, отрезав Каталонию от центральной и южной части страны. Отсюда фашистские войска начали наступление на Валенсию. Стремясь сломить героическое сопротивление патриотов, германская и итальянская авиация усилили бомбардировки городов.

 

В середине апреля на восточном фронте сложилось крайне тяжёлое положение. И в эти дни Англия, США и Франция выступили прямыми пособниками интервентов. 16 апреля Англия заключила «джентельменское соглашение» с Италией, признав особые интересы Италии в Испании. 13 июня правительство Франции окончательно закрыло франко-испанскую границу, а конгресс США отклонил предложение о снятии эмбарго на продажу оружия Испанской республике.

Правительства западных «демократических» стран, по существу открыто встали на путь поддержки фашистской агрессии, на путь борьбы против демократии. Возник единый империалистический фронт против республиканской Испании.

К концу 1938 г. на исходе были людские резервы, не хватало продовольствия, стрелкового оружия; республиканцы уступали противнику в авиации, артиллерии, танках.

В начале февраля 1939 г. Каталония полностью оказалась в руках фашистов. Потеря лучших сил республиканской армии, большого количества вооружения и основной промышленной базы явились тяжёлым ударом для республики.

На заключительном этапе войны правящие круги Англии и Франции открыто выступили на стороне фашистских мятежников, разорвав 27 февраля дипломатические отношения с республиканцами и признав правительство Франко.

Моральный дух армии и населения был подорван.

Предательские элементы во главе с командующим армией центра полковником С. Касадо и правым социалистом Х. Бестейро при поддержке английской разведки развернули подготовку к контрреволюционному мятежу. Капитулянты активизировались и в правительстве Негрина, пребывавшем в полном бездействии после падения Каталонии. 4 марта заговорщики подняли мятеж в Картахене, а 5 марта захватили власть в Мадриде. Народный фронт распался, правительство Негрина покинуло страну.

Только коммунисты попытались оказать сопротивление предателям. Однако большинство частей, руководимых коммунистами, находилось на фронте, а те тыловые части, которые были брошены на подавление мятежа, не смогли его ликвидировать.

Предатели начали переговоры с Франко об условиях перемирия, но тот потребовал немедленной капитуляции. 28 марта фронт был открыт предателями, и к 30 марта вся территория республики оказалась занятой фашистскими войсками.

Война в Испании была одной из самых кровопролитных в Европе перед второй мировой войной. В ходе военных действий, воздушных боёв, бомбардировок и репрессий на захваченных франкистами территориях погибло более одного млн. человек (стр. 63).

Поражение Испанской республики укрепило стратегические и политические позиции фашистских держав в Западной Европе, позволило им дезорганизовать и ослабить сопротивление фашизму со стороны демократических сил. Испанская демократия погибла в результате действия ряда неблагоприятных внешних и внутренних факторов, важнейшими из которых были итало-германская интервенция и англо-французская политика «невмешательства», которую поддерживали американские империалисты. Советский Союз сделал всё возможное, чтобы помочь антифашистским силам в Испании, но географическая отдалённость и противодействие Англии и Франции препятствовали его усилиям.

В числе основных внутренних факторов поражения было наличие капитулянтских элементов в правительстве и руководстве народного фронта, оборонительная, пассивная стратегия командования республиканской Народной армии, не верившего в революционную энергию народных масс, отсутствие военной экономики.

Борьба мужественного испанского народа, продолжавшаяся 986 дней, имела большое историческое значение. Опыт боёв в Испании явился настоящей боевой школой для будущих руководителей антифашистского движения, борцов за демократию и социализм.

Дальнейшее расширение японской агрессии. Антикоминтерновский пакт

Сближение фашистской Германии и милитаристской Японии нарастало. 25 ноября 1936 г. Германия и Япония подписали «антикоминтерновский пакт». Спустя месяц Япония, идя навстречу пожеланиям Германии и Италии, признала режим Франко. 6 ноября 1937 г. к «антикоминтерновскому пакту» присоединилась Италия. Начал складываться тройственный пакт агрессивных государств – Германии, Италии и Японии.

В дальнейшем к пакту присоединилось ряд государств, в которых к власти пришли правительства, разделяющие идеологию нацизма и итальянского фашизма, правительства, крайне отрицательно относившиеся к СССР и коммунизму. В 1939 г. к «антикоминтерновскому пакту» присоединились Венгрия, Маньчжоу-Го и Испания. 25 ноября 1941 г. «Антикоминтерновский пакт» был продлён на 5 лет. К нему присоединились Финляндия, Румыния, Болгария, а также существовавшие на оккупированных фашистской Германией территориях марионеточные правительства Хорватии, Словакии, Дании (с оговорками) и образованное японцами на оккупированной части Китая «правительство» Ван Цзинвэя. Турция имела в нём статус наблюдателя.

В 1937–1939 годах Япония продолжала вести захватнические действия в Китае. Были захвачены крупнейшие города и промышленные центры Китая – Бейпин (Пекин), Тяньцзинь, Шанхай, Нанкин – тогдашняя столица Китая. Ворвавшись в город, японцы пять дней чинили кровавую резню гражданского населения, в результате которой погибли 50 тыс. человек. В войне японские захватчики применяли отравляющие вещества, наносили бомбовые удары по мирным городам, неся смерть и разрушения. В феврале 1939 г. был захвачен остров Хайнань, японцы вышли на подступы к английским и французским владениям.

Однако китайский народ не прекращал борьбы против агрессора, развернув активные партизанские действия в оккупированных районах.

Усиленно эксплуатируя экономические ресурсы страны, японские монополисты стремились создать на оккупированной территории обширную военно-промышленную базу. К этому времени в Маньчжурии, уже превращённой в основной военно-экономический и стратегический плацдарм японского империализма, действовали крупные концерны и их филиалы. Основное внимание уделялось развитию тяжёлой промышленности, прежде всего металлургической, энергетической, нефтяной, производству вооружения и боеприпасов. Продолжалось строительство военных заводов, портов и аэродромов, росло число военных поселений. К границам Советского Союза и Монгольской Народной Республики из Северо-Восточного и Северного Китая форсированными темпами подводились стратегические железные и шоссейные дороги, для строительства которых использовался принудительный труд миллионов китайских рабочих и крестьян.

Агрессивные действия японских империалистов наносили серьёзный ущерб интересам монополистических кругов США, Англии и Франции, имевших в Китае большие капиталовложения. Однако правящие круги этих стран, надеясь на столкновение Японии и СССР, не предпринимали против неё эффективных мер и ограничивались лишь дипломатическими жестами.

Используя напряжённую обстановку, сложившуюся в Европе в связи с подготовкой фашистской Германией захвата Чехословакии, Япония решила ускорить нападение на МНР и СССР. В июле 1938 г. она обвинила Советский Союз в нарушении границ с Маньчжоу-Го и развернула вокруг этого широкую пропагандистскую и дипломатическую кампанию. Одновременно японские милитаристы готовили открытую вооружённую провокацию в районе озера Хасан, недалеко от стыка границ Маньчжоу-Го, Кореи и советского Приморья.

К 29 июля японцы создали у границы крупную воинскую группировку численностью более 38 тыс. человек. Но после двухнедельных ожесточённых боёв японские войска были наголову разгромлены и отброшены за пределы советской границы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru