Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Выяснилось, что афёры банков по корректировкам ставкой ЛИБОР имели убедительные признаки сговора, т. е. можно говорить о банковском картеле.

Но, кроме ЛИБОР, в мире имеются и другие финансовые индикаторы, в том числе европейский аналог ЛИБОР, который устанавливается агентством Reuters по опросу 50 европейских банков; другие индексы и ставки, которые формируются узким кругом банков и финансовых компаний и которые (индексы и ставки) определяют «погоду» на рынках с ежедневными оборотами в сотни миллиардов и даже триллионов долларов.

Финансовые компании участвуют в манипуляциях процентными ставками по всему миру, сообщают эксперты Международной организации комиссий по ценным бумагам. Главные действующие «герои» – банки Уолл-стрит, Лондонского Сити, других мировых финансовых центров.

Летом 2013 г. началась серия скандалов, связанных с тем, что банки вышли за пределы финансовых рынков, обосновались на рынках товаров и энергоносителей, занимаясь ценовыми манипуляциями. Так, Федеральная комиссия по регулированию энергетики США обязала банк Barclays выплатить штраф за манипуляцию ценами на электроэнергию в штате Калифорния; обвинила крупнейший финансовый конгломерат страны JP Morgan Chase в манипулировании рынками электроэнергии в штате Калифорния и на Среднем Западе США.

Особенностью банковских скандалов является то, что их «жертвами» становились в основном европейские банки, которые подвергались преследованиям со стороны властей США и платили гигантские штрафы, несли репутационные потери. Платили штрафы и отдельные банки с Уолл-стрит, но на порядок-два ниже, чем банки Европы. В то же время европейские финансовые регуляторы не осмеливаются подвергать штрафам американские банки. Исследователи обратили внимание на то, что особенно сильным штрафным санкциям подвергались банки Лондонского Сити, а также другие европейские банки, входящие в финансовую систему Ротшильдов, о которых мы писали выше.

Эти скандалы свидетельствуют о том, что мировая финансовая элита далека от единства, что идёт непрекращающаяся конкурентная борьба между банками Уолл-стрит и Лондонского Сити, между финансовыми империями Рокфеллеров и Ротшильдов.

В империю Ротшильдов, помимо крупнейших банков Лондонского Сити, входят (или тесно примыкают к ней) также ряд голландских, швейцарских, французских и немецких банков. Под контродем Ротшильдов находятся и некоторые крупные банки США, например, Goldman Sachs; многие министры финансов США были выходцами из этого банка.

Занимаются банки и манипуляциями на валютных рынках, ежедневные обороты на которых составляют около 5,3 трлн. долл. (2015 г.). Любая манипуляция, позволяющая отклонить валютный курс от ожидаемого на десятые или сотые доли процента, в масштабах мирового рынка может принести совокупный навар в сотни миллионов или даже миллиарды долларов.

Подковёрная борьба двух кланов расшатывает финансовую систему современного империалистического мира, показывает, что между мировыми владельцами денег нарастают всё большие противоречия.

О Лондонском золотом фиксинге

20 марта 2015 г. прекратил свою работу Лондонский золотой фиксинг (ЛЗФ) – система фиксации цены на «жёлтый металл». Эта система была создана и запущена в 1919 г. Принцип функционирования ЛФЗ был достаточно простым: цены на драгоценный металл устанавливались на встречах нескольких авторитетных участников Лондонского рынка золота путём выставления заявок на продажу металла и его покупку. Цена фиксировалась в тот момент, когда суммарные объёмы заявок на продажу и покупку золота совпадали, и возникала так называемая «цена равновесия».

Эксперты отмечали, что ЛФЗ – идеальный инструмент контроля над рынками золота со стороны Ротшильдов. Золотой стандарт в XIX в. и был создан кланом Ротшильдов, который после наполеоновских войн сконцентрировал в своих руках основную часть европейского золота. А золотой стандарт их сказочно обогащал, т. к. создавал устойчивый спрос на драгоценный металл. Причём этот металл Ротшильды не продавали центральным банкам и казначействам разных стран мира, а давали в виде золотых кредитов. Первая мировая война временно остановила функционирование механизмов золотого стандарта. Тогда Ротшильды и создали в 1919 г. ЛЗФ, продолжая контролировать мировой рынок золота через его механизмы.

В процедуре ЛЗФ принимали участие пять банков – «золотая пятёрка», главным из которых был банк NM Rothschild &Sons, созданный ещё в начале XIX ст. Натаном Ротшильдом. Остальные банки так или иначе также были связаны с финансовой империей Ротшильдов. Но в 2003 г. банк Rothschild &Sons вышел из золотого фиксинга. Правда, его место занял другой ротшильдовский банк Barclays Capital.

И вдруг в 2015 г. золотой фиксинг, обогащавший Ротшильдов и его компанию банкиров, закрывается.

По мнению Катасонова, упразднение ЛЗФ обусловлено той «игрой», которую ведут на мировом рынке главные «хозяева денег» – кланы Ротшильдов и Рокфеллеров, причём и те, и другие входят в состав главных акционеров ФРС. Главная ставка Ротшильдов – золото, Рокфеллеров – доллар, который сходит с «печатного станка» ФРС, являясь мировой валютой. Финансовые аналитики отмечают, что многие годы Ротшильды вели игру на понижение цены на золото, скупая его по дешёвке. Скупая, главным образом, из хранилищ центральных банков мира, где находятся золотые резервы страны.

Наиболее крупным резервом был запас Казначейства США (по официальным данным, 8100 т), который хранится в Форт-Ноксе. Вероятность того, что в этом хранилище находятся эти самые 8 тыс. т золота, по мнению конгресмена Рона Пола, менее 1 %.

Масса фактов свидетельствует о закулисных махинациях с золотом с участием ФРС, Казначейства США, банка Англии, многих банков Уолл-стрит и Лондонского Сити, «золотой пятёрки» лондонского фиксинга и т. д.

Наконец, финансовые регуляторы Великобритании, Швейцарии, Германии начали вести расследования по поводу возможных манипуляций на рынке золота. Это явилось одной из причин закрытия ЛЗФ, чтобы, как говорится, «спрятать концы в воду».

По мнению Катасонова, возможно, что перекачка золота в сейфы Ротшильдов уже закончилась. Механизмы занижения цен на драгоценный металл им уже не нужны. Они и стали главными инициаторами «закрытия» ЛЗФ. Логика тут такова: чем быстрее закроешь лавочку под название ЛЗФ, тем меньше шансов, что кто-то докопается до грязных махинаций «финансовых гениев».

Долговой паразитизм

В ленинский период богатейшие и наиболее развитые страны были крупнейшими ростовщиками планеты, наживаясь при этом на займах и кредитах, которые они предоставляли практически всему миру.

Но уже к концу ХХ ст. положение дел начинает резко меняться.

Страны так называемого «золотого миллиарда» предпочитают жить в долг.

Крупнейшим должником планеты являются Соединённые Штаты Америки. По состоянию на 31 декабря 2017 г. их государственный долг вырос до величины в 20 трлн.164 млрд. долл., что составило 104,1 % ВВП (107,48 % – данные МВФ по состоянию на 30.12.2018 г.). Причём этот долг растёт всё более стремительно. 10 трлн. долл. долга США набрали за прошедшие 8 лет. Для того чтобы залезть в долги на первые 10 трлн. долл., им понадобилось сто лет. За «зелёные стодолларовые бумажки», стоимость изготовления которых составляет несколько центов, т. е. практически за бесценок, они скупают весь мир: сырьевые, в том числе, нефтегазовые ресурсы; необходимые товары и продукты; лучших специалистов, учёных и инженеров; держат под контролем мировые СМИ и т. д.

Крупнейшими держателями государственного долга США являются Япония – 1 трлн. 224,4 млрд. долл. (данные на февраль 2015 г.); Китай – 1.223,7; Карибские банковские центры – 350,6 млрд. долл.; Бельгия – 345,3; страны ОПЕК – 296,8 млрд. долл. и т. д. То есть, фактически, эти страны являются крупнейшими кредиторами США, наполняя финансами их бюджет и обеспечивая соответствующий уровень жизни граждан Штатов. И, тем не менее, большинство стран мира продолжает приобретать государственные долговые бумаги США, считая доллар самой устойчивой мировой валютой, несмотря на прогнозы, звучащие на протяжении ряда лет, что он вот-вот рухнет.

Ведь доллар, фактически ничем не обеспечен. Он уже давно перестал обмениваться на золото, а вращающиеся на мировых финансовых рынках деривативы (вторичные и третичные ценные бумаги) оторваны от реального производства и по своим объёмам в десятки раз превосходят мировой ВВП.

Кроме «печатного станка» (ФРС США) – частной организации, обладающей монополией на эмиссию доллара; его обеспечением служат вооружённые силы США, «проецируя силу», с помощью авианосных ударных групп и соединений, против непокорных стран и народов; давным-давно поправшие государственный суверенитет и независимость и поставившие себе на службу Организацию Объединённых Наций для придания законности американо-натовским военным авантюрам. Долги Штаты своим кредиторам отдавать и не собираются.

Под стать США и другие страны семёрки (группа G-7), у которых госдолг достигает уровень ВВП или даже превышает его.

Отношение государственного долга Японии к ВВП к концу 2017 г. достигло 250,91 %; Италии – 131,7 %; Франции – 98,84 %; Канады – 90,56 %; Великобритании – 87,92 %; и только у Германии это отношение составляет 65,88 %, т. е. «всего» две трети ВВП. (По данным МВФ по состоянию на 30.12.2018 г.).

К примеру, у Китая отношение госдолга к ВВП составило 49,32 % (уже достигло половины), у России – 19,43 % (России в долги особо-то и залазить не надо, она за «доларовые бумажки», т. е. за бесценок, распродаёт свои природно-сырьевые ресурсы, являясь, как о ней полупрезрительно говорят на Западе – «бензоколонкой мира»).

Запад загнивает на корню, превратившись в долгового паразита всей планеты.

§ 4. Центральные банки и Федеральная резервная система США

После победы буржуазных революций возрастала и роль денег, необходимых для развития буржуазного производства, формирования буржуазных социально-экономических отношений, становления класса буржуазии. Это привело к образованию центральных банков, взявших на себя осуществление контроля над всей банковской системой страны.

 
Банк Англии

Одним из первых центральных банков стал центральный банк Англии, созданный в 1694 г. и сыгравший ведущую роль в становлении и развитии капитализма. На протяжении нескольких столетий Банк Англии был центром, из которого шло управление мировой финансовой системой, да и сейчас он имеет колосальное влияние на мир финансов в глобальном масштабе.

При своём возникновении Банк Англии получил право выпускать кредитных денег (бумажных фунтов стерлингов) в два раза больше, чем было золота в запасах. В первый же год Банк выдал королю кредит на сумму 1 млн. 200 тыс. фунтов стерлингов при наличии золота в подвалах банка на 720 тыс. фунтов. Кредиты правительству и проценты по ним погашались за счёт налогов. Такая система устраивала как ростовщиков-акционеров Банка Англии, так и правительственных чиновников, т. к. они получали доступ к постоянному источнику кредитов. При такой системе быстро росли прибыли Банка и правительственный долг. «Система порождала беспредельную коррупцию, – отмечает В. Катасонов в своей работе «Хозяева денег. Столетняя история ФРС», – способствовала сращиванию финансовой мощи ростовщиков и «административного ресурса» правительственных чиновников». В убытке был лишь английский народ: он нёс налоговое бремя, порождаемое долгом. Кроме того, на него ложились все тяготы кризисов, неизбежных при быстром росте долга. Необходимо при этом учитывать, что часть кредитов Банка не была обеспечена ни золотом, ни товарами, что приводило к инфляции и росту цен, бившему, в первую очередь, по простым англичанам. Началось «бегство» от бумажного фунта к золоту и уже в 1696 г. король издал закон, запрещающий Банку Англии платить «натурой», т. е. золотом. Таким образом, стал складываться механизм денежной эмиссии, который лежит в основе современной финансово-банковской системы.

Для выхода из стремительно растущих долгов Англия начала серию войн за захват колоний и мировое владычество. Результатом войн стало ещё большее ослабление центральной власти при одновременном укреплении позиций акционеров Банка Англии и других ростовщиков (банкиров). В конце 18 в. золотые резервы Банка Англии были настолько истощены войнами, что в 1797 г. правительство запретило вообще проводить какие-либо выплаты золотом.

После наполеоновских войн в Англии был введен золотой стандарт, предусматривавший свободный обмен бумажных фунтов на золото Банком Англии. Однако Банк Англии сразу же начал выпускать банкнот существенно больше, чем было золота в его подвалах, что способствовало возникновению кризиса 1825 г.

В 1844 г. был принят т. н. Акт Пиля, которым определялось, что Банк Англии получает исключительные права в деле эмиссии банкнот в стране – получил фактическое право на 2/3 всей эмиссии банкнот. С каждым годом эта доля увеличивалась. За 1844–1921 гг. эмиссию прекратили все банки (207 частных банкирских домов и 72 акционерных банка), кроме Банка Англии.

Этим же Актом определялся высокий уровень золотого покрытия банкнотной эмиссии Банком Англии. Тем более что Великобритания была инициатором распространения золотого стандарта по всему миру и была вынуждена собственным примером показывать, что такое настоящий золотой стандарт.

Тем не менее, необходимо отметить, что действие Акта Пиля, вплоть до отмены золотого стандарта в 1930 г., неоднократно приостанавливалось, что давало возможность центральному банку значительно увеличивать эмиссию бумажных денег.

Банк Англии был с самого начала частным предприятием, принадлежащим не государству, а частным лицам. Среди акционеров-учредителей были король и королева Англии, которые сделали первый взнос в сумме 10 тыс. фунтов стерлингов. Также 633 человека внесли суммы размером более 500 фунтов, что давало им право голоса на собраниях акционеров.

В 1946 г., через два с половиной столетия после образования, Банк Англии был национализирован (кстати, список акционеров до сих пор остаётся засекреченным). Однако и сегодня де-факто, Банк Англии управляется не правительством, а частными банками Лондонского Сити.

«Банк Англии как был, так и продолжает оставаться частным банком, проводящим в жизнь интересы конкретной, очень узкой группы лиц», отмечает А.Лежава в статье «Крах «денег», или как защитить сбережения в условиях кризиса».

Банк Франции

У создания Банка Франции большая предыстория.

Франция в начале 18 в. находилась в крайне тяжёлом финансовом положении. Годовой дефицит бюджета составлял 80 млн. ливров, а общий государственный долг к 1715 г. вырос до 3,5 млрд. ливров. Никто не соглашался одалживать деньги французскому монарху, а налогов для покрытия даже самых необходимых расходов было недостаточно. Тогда шотландский финансист Джон Лоу предложил Филиппу Орлеанскому (регенту малолетнего короля Людовика XV) и министрам двора проект перехода к денежной системе, основанной не на золотых деньгах, а на бумажных, которых можно было напечатать столько, сколько потребуется. Джон Лоу говорил: «В интересах короля и его народа гарантировать деньги банка и отказаться от золотой монеты».

В 1716 г. был создан специальный частный банк в форме акционерного общества с капиталом 6 млн. ливров. Он получил название Королевский банк и возглавил его лично Джон Лоу, одновременно получивший портфель министра финансов. Поначалу банк, который находился под контролем кабинета министров, осуществлял весьма осторожную эмиссию, выпуская деньги с учётом имеющегося золотого запаса. Но постепенно банк начал наращивать выпуск бумажных денег, не обеспеченных золотом.

Для того чтобы связать излишнюю денежную массу и предотвратить инфляцию, Дж. Лоу предложил создать специальную компанию в форме акционерного общества, продавая акции за бумажные деньги всем желающим. Так в 1717 г. была создана Западная Компания (Компания Миссисипи) с акционерным капиталом 22 млн. ливров.

Лоу разрекламировал проет, который компания, якобы, собиралась реализовывать – добыча золота на территории северо-американской колонии Франции Луизианы. Курс акций начал стремительно расти: при номинальной цене акции в 500 ливров рыночная цена поднялась до 18 тыс. ливров. Станок едва успевал печатать деньги, которые пукались в оборот и сразу же шли на покупку ценных бумаг. В 1720 г. во Франции циркулировало банкнот на сумму 3 млрд. ливров.

Фактически в стране выстраивались две финансовые пирамиды – пирамида обязательств (банкнот) Королевского банка и пирамида обязательств (акций) Западной компании. Несмотря на все ухищрения, цены во Франции Людовика XV росли, началась сильная инфляция.

Чтобы повысить доверие народа к бумажным деньгам, Лоу в 1718 г. преобразовал частный Королевский банк в государственный. Но это не спасло ситуацию. Некоторые недоверчивые французы решили обменять бумажные деньги на золото. Первым это сделал герцог Бурбонский, увезя полученное из банка золото на нескольких каретах. А вот у других предъявителей бумажных денег уже возникли проблемы.

Началась паника, которую остановить не удалось. Всё закончилось полной обесценкой бумажных денег, крахом Западной компании и превращением её акций в обычную бумагу.

Через четыре года после создания Королевский банк прекратил своё существование. У французов надолго сформировалось подозрительное отношение к подобным институтам и отвращение к бумажным деньгам.

Центральный банк во Франции под названием Банк Франции был окончательно создан при Наполеоне Бонапарте в 1800 году. Наполеон прекрасно понимал опасности, связанные с появлением Центрального банка. Он говорил: «У денег нет родины, у финансистов нет патриотизма и нет порядочности: их единственная цель – это прибыль» (из той же статьи А. Лежава).

Тем не менее, он всё-таки принял решение учредить Банк Франции в статусе акционерного общества, но под его жёстким контролем. 200 наиболее крупных его акционеров стали членами Генеральной ассамблеи (собрания акционеров) банка. Наполеон ввёл в правление своих родственников, с 1806 г. стал лично назначать управляющего банка и двух его заместителей, в 1808 г. добился принятия устава банка (устанавливающего определённые ограничения на независимость банка от государственной власти).

После ухода Наполеона с политической арены в 1815 г. контроль над центральным банком со стороны государства был утрачен. Постепенно реальная власть в стране перешла от правительства к банкирам. В первой половине 19 в. Банк Франции не обладал абсолютной монополией на эмиссию банкнот, этим занимался также ряд провинциальных банков. Но постепенно эти банки превратились в филиалы Банка Франции.

В 1936 г., в разгар кризиса, был принят закон, позволивший правительству контролировать Банк Франции, а в декабре 1945 г. была проведена его национализация, Банк стал государственным. Но уже в августе 1993 г. независимость Банка Франции была вновь восстановлена.

Начиная с 1998 г. Банк Франции, войдя в состав Европейской системы центральных банков (ЕСЦБ), утратил многие свои полномочия. Он стал акционером Европейского центрального банка (ЕЦБ), приобретя 16,83 % уставного капитала. По сути, многие решения, относящиеся к сфере денег и кредита, принимаются не в Париже, а во Франкфурте, где расположена штаб-квартира ЕЦБ. Банк Франции и другие центральные банки стран ЕС превратились, фактически, в территориальные филиалы ЕЦБ – наднационального института, неподконтрольного правительствам стран-членов ЕС.

Создание ЕЦБ, – приходит к выводу Катасонов, – по сути, ещё один шаг на пути к вожделенной цели ростовщиков (банкиров), к мировому господству.

Федеральная резервная система США

Современный Центральный банк США имеет длительную предысторию.

В 1781–1785 гг. действовал Банк Северной Америки, после этого – Первый Банк Соединённых Штатов (1791–1811), затем – Второй Банк Соединённых Штатов (1816–1834). Далее на протяжении 80 лет Америка жила без центрального банка.

Америка в период колонизации была бедна серебром и золотом. Именно это обстоятельство привело к появлению денег, которые не были металлическими и не имели какого-либо товарного обеспечения. Их единственным обеспечением было доверие к выпустившим их властям. Назывались они «колониальными расписками».

Бумажные деньги служили исключительно в качестве средства обмена и для уплаты местных налогов. Такая денежная система способствовала быстрому росту товарооборота в колониях и была полностью независима от ростовщических денежных систем метрополий (Англии и Франции), которые пытались навязать кредиты колонистам.

Система бумажных неразменных денег гарантировала финансовую независимость североамериканских колоний от метрополии.

В 1764 г. английским королём Георгом III был издан указ, который требовал, чтобы колонисты платили налоги Англии золотом, отказались от «колониальных расписок» и пользовались деньгами метрополии (которые им, естественно, надо было брать в кредит под проценты). Североамериканские колонии после этого указа начали быстро нищать. Доведенные до отчаяния колонисты подняли восстание и начали борьбу за независимость. Для финансирования войны колонии вновь вернулись к печатанию бумажных денег. Война, как известно, окончилась признанием Лондоном суверенной Конфедерации Североамериканских штатов. Однако положение в новом государстве было тяжёлым. Денежная система была расстроена, власти имели большие долги, особенно перед Францией, которая в войне выступала союзницей колонистов.

Не мытьём, так катанием ростовщикам удалось заставить правительство Америки отказаться от «колониальных расписок» и создать в 1781 г. центральный банк. Назывался он Банк Северной Америки (БСА), действовал как коммерческий банк на территории всех штатов, имел право эмитировать бумажные деньги сверх золотого запаса, ссужал деньги федеральному правительству под облигации последнего, держал на счетах средства Конгресса. Таким образом, БСА эмитировал деньги, которые создавали долг.

Отцы-основатели сообразили, что БСА быстро поставит страну под контроль ростовщиков, поэтому приняли решение о ликвидации этого института. Третий президент США Томас Джефферсон предупреждал: «Если американский народ когда-либо позволит банкам контролировать эмиссию своей валюты, то вначале произойдёт инфляция, затем – дефляция, банки и корпорации, которые возникнут вокруг них, лишат людей всякого имущества, а их дети окажутся беспризорными на континенте, которым завладели их отцы. Право выпускать деньги должно быть отнято у банков и возвращено конгрессу и народу, которому оно принадлежит. Я искренне полагаю, что банковские институты более опасны для свободы, нежели регулярные армии».

 

Однако вскоре на смену БСА пришёл новый центральный банк – Первый Банк Соединённых Штатов (ПБСШ). Создание ПБСШ проталкивал министр финансов Александр Гамильтон; за ним, как отмечают эксперты, стоял Банк Англии и Натан Ротшильд. ПБСШ просуществовал 20 лет. В 1811 г. находившийся в то время у власти четвёртый президент страны Джеймс Мэдисон категорически выступил против продления действия лицензии ПБСШ. Как пишет А.Лежава, Натан Ротшильд «предупредил, что Соединённые Штаты окажутся вовлечёнными в самую катастрофическую войну, если лицензия банка не будет продлена». В 1812 г. Англия начала войну против США.

Созданный через несколько лет Второй Банк Соединённых Штатов (ВБСШ) начал активно воздействовать на экономическую и политическую жизнь страны. Через несколько лет после учреждения ВБСШ «накачал» хозяйство страны большим количеством денег, которое многократно превышало золотой запас, и это создало экономический бум и инфляционный рост цен. После началось изъятие денег, затем последовали резкий экономический спад и дефляция.

Как видим, «накачка» экономики деньгами приводит к её стремительному росту, сопровождаемому ростом цен. Этот рост рано или поздно заканчивается кризисом перепроизводства (и взрывом финансовых пузырей), экономическим спадом и дефляцией. Дефляция обусловливает снижение цен на товары, которые при капитализме просто уничтожаются, лишь бы не достались трудовым слоям населения по дешёвой цене. (Вспомним Великую депрессию в США).

При президенте Эндрю Джексоне началось расследование деятельности ВБСШ. Комиссия по расследованию констатировала: «не вызывает сомнений, что это сильное и мощное учреждение было активно вовлечено в попытки оказывать влияние на выборы государственных служащих с помощью денег». Джексон вступил в серьёзное противостояние с председателем Банка Николасом Бидлом.

В 1832 г. Эндрю Джексон начал свою вторую предвыборную кампанию под лозунгом: «Джексон и никакого банка»! В том же году он потребовал отозвать лицензию у банка и в своём выступлении перед конгрессом обосновал своё требование: «Более восьми миллионов акций этого банка принадлежит иностранцам… разве нет угрозы нашей свободе и независимости в банке, который так мало связывает с нашей страной?.. Контроль нашей валюты, получение денег нашего общества и удержание тысячи наших граждан в зависимости… были бы значительно больше и опаснее, чем вооружённая сила врага».

С большим трудом Джексону удалось перевести средства казначейства со счетов ВБСШ в другие банки (для этого ему пришлось заменить двух секретарей казначейства, только третий исполнил указание президента страны). Бидл объявил войну президенту США, резко сжав объём денежной массы в обращении, что вызвало депрессию в хозяйстве. Вину за кризис люди Бидла пытались взвалить на президента Джексона. Удалось даже начать процедуру импичмента. С большим трудом президенту удалось добиться ликвидации ВБСШ. Это вызвало бешенство со стороны ростовщиков. На президента Джексона было совершено два покушения, но, к счастью для него, оба оказались неудачными.

Тем не менее, борьба по вопросу создания центрального банка продолжалась. Некоторые президенты пытались вернуться к беспроцентным неразменным деньгам, которые напоминали «колониальные расписки». Например, это сделал президент Авраам Линкольн. Для ведения войны с южными штатами он обратился за кредитом к европейским банкам, контролируемым Ротшильдами. Банкиры предложили деньги под высокие проценты (от 24 до 36 % годовых). Это подвигло Линкольна принять решение о выпуске собственных казначейских денег, которые не были обременены процентами. Они получили название «гринбеки» (название получили, потому что их оборотная сторона была зелёного цвета).

Благодаря «гринбекам» денежную массу в стране за годы гражданской войны удалось увеличить с 45 млн. долл. до 1,77 млрд. долл., т. е. почти в 40 раз. Разумеется, в стране началась инфляция, но военные расходы полностью финансировались, а, главное, стране удалось избежать попадания в долговую «петлю» Ротшильдов. За такое посягательство на власть банкиров, – приходит к выводу Катасонов, – Линкольн 14 апреля 1865 г. был убит. (Как известно, А. Линкольн был смертельно ранен в голову во время спектакля сторонником южан актёром Джоном Уилкс Бутом; южан, потерпевших поражение в гражданской войне 1861–1865 гг., в результате которой было отменено рабство и сохранено единое государство. 15 апреля Линкольн, не приходя в сознание, скончался. Линкольн был первым убитым президентом США. Всего же из 45 американских президентов было убито четверо. Это, кроме А. Линкольна, Дж. Гарфилд, У.МакКинли, Дж. Кеннеди. А покушения совершались ещё на восемь президентов).

Незадолго до трагической смерти президента Линкольна, в 1863 г., ростовщикам удалось протащить через конгресс Закон о национальном банке (National Bank Act). Это был ещё один шаг к созданию централизованной банковской системы с национальным банком во главе. Национальные банки получили право выдавать ссуды правительству. Деньги (банкноты), которые они выпускали, были обеспечены не золотом, а долгом – облигациями государства. Легализовалась система частичного резервирования обязательств национальных банков (т. е. банк в резерве должен был иметь не всю сумму депозитов и иных обязательств, а определённый их процент, допустим, 20 %. Остальные средства банк имел право пускать в оборот и наживаться на этом, либо разоряться, что также часто имеет место). Таким образом, уже полтора столетия назад стали закладываться основы той системы денежной эмиссии, которая существует сегодня в США – эмиссии под долг правительства. Президент Линкольн был против такой системы. Он предупреждал: «Власть денег грабит страну в мирное время и устраивает заговоры в тяжёлые времена. Она более деспотична, нежели монархия, и более себялюбива, нежели бюрократия. Я предвижу наступление кризиса в ближайшем будущем, что лишает меня спокойствия и заставляет опасаться за безопасность моей страны. Корпорации вступили на престол, грядёт эра коррупции и власть денег в стране будет стремиться продлить своё господство, воздействуя на предрассудки народа до тех пор, пока богатство не соберётся в руках немногих и республика не погибнет»!

Линкольн был прав в том смысле, что подлинной властью в стране, в странах буржуазного мира обладают не президенты, парламенты и правительства, а капитал, капитал воообще, финансовый капитал в особенности. Те же президенты, которые пытаются идти против власти капитала, становятся жертвами убийств, покушений, импичментов и т. д.

Примерно в то же время, – отмечает Катасонов, – из банка Ротшильдов в Лондоне было послано письмо в один из банков Нью-Йорка. Вот что писали в нём оппоненты президента Линкольна: «Немногие, разбирающиеся в системе денег (процентных денег), будут либо настолько заинтересованы в её прибылях, или же настолько зависеть от её покровительства, что со стороны этого класса сопротивления не будет, тогда как с другой стороны огромная масса народа, умственно не способная к постижению грандиозных преимуществ, которые капитал извлекает из системы, будет безропотно нести своё бремя, быть может, даже не подозревая, что система враждебна её интересам».

Вся «финансовая наука» Ротшильдов и сводилась к выявлению и просчёту человеческих слабостей, к зависимости человека от власти денег, подлинного бога современного денежного мира.

Всего за период от обретения независимости Соединёнными Штатами до момента создания Федеральной резервной системы право выпускать американские деньги восемь раз переходило от правительства к центральному банку и обратно.

Главными инициаторами создания Центрального банка Америки стали Ротшильды, отмечает Катасонов. Они использовали для реализации этого проекта своего агента Дж. П. Моргана, который в 1869 г. создал банк J. P. Morgan, ставший эффективным инструментом продвижения интересов Ротшильдов в США. Другими американскими банками, подконтрольными Ротшильдам, были Kuhn, Loeb &Co и August Belmont&Co. Важным инструментом продвижения проекта создания Центрального банка стала Национальная ассоциация банкиров (НАБ), которая инициировала банковскую панику 1893 г., разослав членам ассоциации письма, в которых банкирам предписывалось потребовать у своих клиентов возврата кредитов и создания резкого дефицита денег на рынке. Паника нужна была Ротшильдам и К0, чтобы возбудить в конгрессе подготовку законопроекта о создании Центрального банка, который бы занялся предотвращением и ликвидацией таких банковских паник. В 1907 г. банковская паника ещё раз была инициирована банкирами, за которыми стоял клан Ротшильдов. Морган через подконтрольные ему СМИ рапространял слухи о неплатежеспособности некоторых банков и получил разрешение на необеспеченную эмиссию в размере 200 млн. долл., которые затем были представлены в виде кредитов для спасения падающих банков. Морган при этом выглядел спасителем страны.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru