Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

§ 2. Начальный период войны

На рассвете 22 июня 1941 г. фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, внезапно, без объявления войны, обрушила на Советский Союз удар огромной силы. Её авиация произвела массированные налёты на аэродромы, узлы железных дорог и группировки советских войск, расположенные в приграничной зоне, а также на города Мурманск, Каунас, Минск, Киев, Одессу, Севастополь. Немецко-фашистская артиллерия подвергла ожесточённому обстрелу пограничные укрепления и районы дислокации передовых соединений армии и частей пограничных войск. Вслед за первыми авиационными ударами и артиллерийской подготовкой перешли в наступление на фронте от Балтики до Карпат сухопутные войска. Одновременно начались бои южнее Карпат вдоль румынской границы до Чёрного моря. Вместе с фашистской Германией в войну против СССР вступили Венгрия, Италия, Румыния и Финляндия.

Началась Великая Отечественная война Советского Союза против фашистской Германии и её сообщников. Эта война являлась бескомпромиссной борьбой двух противоположных социальных систем, борьбой между фашизмом как ударным отрядом мирового империализма и первым в мире социалистическим государством, государством рабочих и крестьян.

Но триумфальный марш, который планировал Гитлер и его стратеги, разгром Красной Армии и скорейшее завоевание Москвы, фашистам не удались. Весь советский народ, как один, поднялся на защиту своей Советской Родины.

«Всё для фронта, всё для победы!», – подчёркивалось в директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня 1941 г., в которой ЦК призывал советский народ сплотиться вокруг партии и правительства, превратить всю страну в единый боевой лагерь, подняться на священную и беспощадную борьбу с врагом. В этом документе подчёркивалась смертельная опасность, нависшая над Советской страной, раскрывался справедливый, освободительный характер войны со стороны Советского государства, защищавшего свою свободу и независимость, разоблачался преступный, захватнический характер войны со стороны фашистской Германии. «В занятых врагом районах, – говорилось в директиве, – создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия». При вынужденном отходе частей Красной Армии, указывалось в директиве, необходимо «угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы». («История Второй мировой войны 1939–1945», т. 4, стр. 51–52).

В своём выступлении по радио 3 июля 1941 г. Сталин призвал весь народ сплотиться вокруг партии Ленина-Сталина, вокруг Советского правительства для разгрома врага, для победы. Сталин отметил, что наше дело правое, враг будет разбит, мы должны победить. «Наши силы неисчислимы, – сказал вождь. – Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом. Вместе с Красной Армией поднимаются многие тысячи рабочих, колхозников, интеллигенции на войну с напавшим врагом. Поднимутся миллионные массы нашего народа». (И. Сталин «О Великой Отечественной войне Советского Союза», стр. 16).

В приговоре Нюрнбергского трибунала о нападении фашистской Германии на СССР говорится: «22 июня 1941 г. без объявления войны Германия вторглась на советскую территорию в соответствии с заранее подготовленными планами. Доказательства, представленные Трибуналу, подтверждают, что Германия имела тщательно разработанные планы сокрушить СССР как политическую и военную силу для того, чтобы расчистить путь для экспансии Германии на Восток в соответствии с её стремлениями… Планы экономической эксплуатации СССР, массового угона населения, убийства комиссаров и политических руководителей являются частью тщательно разработанного плана, выполнение которого началось 22 июня без какого-либо предупреждения и без тени законного оправдания. Это была явная агрессия» (стр. 31–32)…

В ожесточённых сражениях, защищая социалистическое Отечество, погибли десятки тысяч советских людей. Но уже в первые дни войны стало совершенно очевидно, что ни внезапность нападения, ни мощные первоначальные удары врага не смогли сломить волю советского народа и его армии к сопротивлению, подорвать их морально-политическое единство. Каждый день с фронта поступали сообщения о невиданном героизме бойцов и командиров, воинов всех видов Вооружённых Сил.

Так, 7 августа совершил ночной таран лётчик Виктор Талалихин, рубанов винтом своего И-16 по хвосту фашистсткого Хе-111. Лётчик удачно покинул практически разрушенный самолёт и приземлился с парашютом. Днём вся страна узнала имя героя, подвиг которого был описан в центральных газетах. Свой последний бой пилот дал 27 октября 1941 г., в сражении с превосходящими силами врага получив смертельное ранение. Наутро вся страна узнала что погиб Герой Советского Союза Виктор Талалихин, подвиг которого стал символом несгибаемой стойкости всего советского народа…

Органом, в руках которого сосредоточилась вся власть в стране, стал учреждённый 30 июня 1941 г. совместным решением ЦК ВКП(б), Президиума Верховного Совета СССР и Совнаркома СССР Государственный комитет Обороны (ГКО) во главе с И. В. Сталиным. В состав ГКО вошли члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК ВКП(б) В. М. Молотов (заместитель председателя), К. Е. Ворошилов, Г. М. Маленков, несколько позже – Н. А. Булганин, Н. А. Вознесенский, Л. М. Каганович, А. И. Микоян. Постановления Государственного Комитета Обороны являлись обязательными для партийных, советских, профсоюзных, комсомольских организаций и военных органов, для всех граждан СССР (стр. 52).

Для руководства военными действиями советских войск 23 июня была сформирована Ставка Главного Командования Вооружённых Сил Союза ССР, преобразованная 10 июля в Ставку Верховного Командования под председательством Сталина. В её состав вошли В. М. Молотов, С. К. Тимошенко, С. М. Будённый, К. Е. Ворошилов, Б. М. Шапошников и Г. К. Жуков.

19 июля 1941 г. Сталин назначается народным комиссаром обороны СССР, а 8 августа – Верховным Главнокомандующим Вооружёнными Силами СССР. Ставка Верховного Командования переименовывается в Ставку Верховного Главнокомандования (стр. 53–54).

С первого же дня войны советский народ поднялся на защиту своей социалистической Советской Родины.

Яркой страницей в историю Великой Отечественной войны вошла героическая оборона Брестской крепости. В течение месяца советские воины самоотверженно отстаивали эту частицу родной земли, дрались, когда немецкие танки уже входили в Минск, и не приняли предложение противника о капитуляции. Месяц спустя немецко-фашистские войска были уже под Смоленском, а оставшиеся в живых всё ещё продолжали беспримерную борьбу в крепости, ставшей символом несгибаемой стойкости и мужества и удостоенной почётного звания «крепость-герой».

Была сорвана важнейшая стратегическая задача, стоявшая перед группой армий «Север» по овладению Ленинградом. В июле-сентябре 1941 г. все попытки немецко-фашистских захватчиков овладеть Ленинградом были отбиты.

С первых дней войны ожесточённый характер носили бои и в воздухе. 26 июня в белорусском небе беспримерный по мужеству и самоотверженности подвиг совершили капитан Гастелло и члены экипажа его бомбардировщика лейтенанты Бурденюк, Скоробогатый и старший сержант Калинин. Когда подбитый противником самолёт загорелся в воздухе, они, преисполненные жгучей ненависти к врагу, отказались выброситься на парашютах и направили пылающую машину на скопление немецких войск.

С 10 июля развернулось Смоленское сражение, которое продолжалось до 10 сентября. Продвижение немецко-фашистских войск на Москву было задержано на два месяца. Итоги Смоленского сражения знаменовали собой важный этап провала гитлеровского плана «молниеносной войны».

В этом плане очень важно и признание Гитлера, которое он сделал в штабе группы армий «Центр». Выслушав доклад о больших потерях, он заявил, что если бы перед войной он был в достаточной степени информирован о силе Советской Армии, то «принять решение о необходимости нападения на СССР было бы ему значительно труднее» (стр. 76).

В огне боёв на Смоленщине родилась советская гвардия – цвет армии, гордость Советских Вооружённых Сил. 18 сентября 1941 г. четыре прославленные стрелковые дивизии Западного фронта: 100, 127, 153 и 161-я первыми были преобразованы в гвардейские. Им были вручены гвардейские знамёна.

В Смоленском сражении советские войска впервые применили новое грозное оружие – установки реактивных миномётов, любовно прозванные в народе «Катюша».

За боевые подвиги, мужество и отвагу, проявленные в ходе Смоленского сражения, 928 бойцов, командиров и политработников Западного фронта были награждены орденами и медалями, 7 человек удостоились высокого звания Героя Советского Союза (стр. 80).

Яркие страницы в героическую летопись войны вписали защитники Киева и Одессы.

Оборона Киева продолжалась 71 день. Все попытки врага прорваться на левый берег Днепра в районе Киева как в июле, так и в августе были сорваны. Здесь на направлении главного удара группы армий «Юг» была скована самая мощная 6-я немецкая армия, имевшая в своём составе в июле 16, а в августе 21 дивизию. Только 19 сентября по приказу Ставки, наши войска оставили столицу Советской Украины Киев.

5 августа в глубоком тылу противника началась оборона Одессы, продолжавшаяся 73 дня, по 16 октября. Героическая оборона Одессы явилась одним из наиболее ярких примеров исключительной стойкости и массового героизма советских войск, единства армии и народа. Более чем на два месяца у Одессы была скована вся 4-я румынская армия, понесшая в боях значительные потери. Борьба защитников Одессы вызвала восхищение всех советских людей. «Правда» 11 сентября 1941 г. писала: «Среди бесчисленных подвигов, совершаемых советскими патриотами в Отечественной войне, героическая оборона Одессы, также как Ленинграда и Киева, является волнующим примером беззаветной любви к Родине и к родному городу, изумительным по силе проявлением массового бесстрашия и коллективного героизма» (стр. 87).

 

В конце сентября обстановка на советско-германском фронте оставалась сложной. Немецко-фашистские армии занимали выгодное оперативно-стратегическое положение и, несмотря на понесённые потери, по-прежнему имели превосходство в силах и средствах.

Всего в сухопутных войсках противника, действовавших против СССР, насчитывалось 4 млн. 300 тыс. чел., 2270 танков, свыше 43 тысяч орудий и миномётов и 3050 самолётов. В Красной Армии насчитывалось 3 млн. 245 тыс. чел., 2715 танков (из них тяжёлых и средних 728), 20580 орудий и миномётов и 1460 самолётов. Таким образом, противник превосходил советские войска в людях в 1,3 раза, в орудиях и миномётах – в 1,9 раза, в самолётах – в 2,1 раза (стр. 90–91).

16 сентября, когда стало ясно, что сражение под Киевом близится к концу, командование группы армий «Центр» направило в войска директиву о непосредственной подготовке наступления на Москву. Предстоящая операция получила условное наименование «Тайфун».

Операция «Тайфун», названная гитлеровцами «решающим сражением года», началась 30 сентября-2 октября. На Западном стратегическом направлении развернулось событие, положившее начало великой битве под Москвой, которая продолжалась до апреля 1942 г. (стр. 94).

В Москве решением ГКО 20 октября было введено осадное положение. Оборона рубежей в 100–120 км от Москвы возлагалась на командующего Западным фронтом генерала Жукова, а на её ближайших подступах – на начальника московского гарнизона генерала П. А. Артемьева.

Озверевший враг рвался к Москве. Но мужественное сопротивление советских воинов, активное участие в обороне Москвы жителей столицы не позволило осуществить фашистам их захватнические планы.

«Дни и ночи шла в войсках напряжённая работа, – писал маршал Жуков. – Люди от усталости и бессонницы буквально валились с ног, но, движимые чувством личной ответственности за судьбу Москвы, за судьбу Родины, следуя указаниям партии, проводили колоссальную работу по созданию устойчивой обороны войск фронта на подступах к Москве» (стр. 96).

Население Москвы активно включилось в строительство оборонительного пояса и возведение укреплений внутри города. В исключительно короткий срок подступы к Москве опоясали противотанковые рвы, лесные завалы, металлические ежи. На танкоопасных путях были установлены противотанковые орудия. Сотни вооружённых отрядов, боевых дружин и групп истребителей танков вместе с бойцами и командирами воинских частей встали на защиту столицы нашей Родины.

Главные цели операции «Тайфун» в октябре не были достигнуты. Исход кровопролитных сражений был неожиданным не только для солдат, но и для генералов вермахта. «С удивлением и разочарованием мы обнаружили в октябре и начале ноября, – писал гитлеровский генерал Блюментрит, – что разгромленные русские вовсе не перестали существовать как военная сила. В течение последних недель сопротивление противника усилилось, и напряжение боёв с каждым днём возрастало… Всё это было для нас полной неожиданностью. Мы не верили, что обстановка могла так сильно измениться после наших решающих побед, когда столица, казалось, почти была в наших руках» (стр. 103).

В те трудные дни советские люди отмечали 24-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Торжественное заседание Московского Совета депутатов трудящихся 6 ноября, парад войск на Красной площади в заснеженной Москве 7 ноября, выступления на них Сталина сыграли важную роль в укреплении уверенности народа и армии в том, что враг под Москвой будет остановлен, что у стен столицы начнётся разгром немецко-фашистских захватчиков.

В докладе «24-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции» на торжественном заседании Московского Совета 6 ноября Сталин показал, что гитлеровский план «молниеносной войны» провалился, остановился на причинах временных неудач Красной Армии и высказал непоколебимую убеждённость в нашей победе: «Наше дело правое, – победа будет за нами!» (И. Сталин «О Великой Отечественной войне Советского Союза», стр. 36).

Выступая с речью на параде Красной Армии 7 ноября 1941 г., Сталин призвал к полному разгрому немецких захватчиков: «Смерть немецким оккупантам!.. Под знаменем Ленина – вперёд в победе!» (стр. 40).

После двухнедельной паузы группа армий «Центр» 15 ноября возобновила наступление на советскую столицу. Советские воины проявляли чудеса храбрости и мужества. Навсегда останется в памяти народа подвиг 28 героев-панфиловцев, защищавших Москву на волоколамском направлении у разъезда Дубосеково. 16 ноября на небольшую группу красноармейцев, в составе которой были русские, украинцы, казахи, киргизы двинулись десятки фашистских танков. Большинство панфиловцев пали смертью храбрых, но не пропустили врага. На всю страну прозвучали пламенные слова коммуниста политрука В. Г. Клочкова, павшего вместе с героями-бойцами: «Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва». Этот призыв стал девизом всех защитников Москвы. («История СССР. Эпоха социализма (1917–1957 гг.)», стр. 572).

Несмотря на значительные потери, враг продолжал рваться к Москве, расходуя последние резервы. Но добиться поставленной цели ему не удалось. Конец ноября-начало декабря были периодом кризиса наступления гитлеровцев на Москву. План окружения и захвата советской столицы потерпел полный крах. «Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными. Мы потерпели серьёзное поражение», – писал после войны Гудериан. («История Второй мировой войны 1939–1945», т. 4. стр. 108).

Навсегда в памяти народной останутся подвиги комсомольцев Зои Космодемьянской, Александра Чекалина, Лизы Чайкиной и многих других беззаветно преданных своей Родине героев, не жалевших жизни во имя победы над врагом. Выполняя задание командования, Зоя Космодемьянская подожгла несколько домов, занятых гитлеровцами, вывела из строя узел связи. Зоя была схвачена гитлеровцами, которые её жестоко пытали, раздели догола и избивали, выводили босой на мороз, пытаясь узнать, сколько ещё партизан действует в районе подмосковной деревни Петрищево. Не добившись признания, гитлеровцы 29 ноября 1941 г. повесили бесстрашную комсомолку. «Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придёт!..», – крикнула Зоя перед казнью. Приказ Сталина о посмертном присвоении Зое Космодемьянской звания Героя Советского Союза был опубликован во всех газетах, о её подвиге узнала вся страна.

Срыв советскими войсками в октябре-ноябре тщательно подготовленной операции «Тайфун», рассчитанной на захват Москвы, свидетельствовал о кризисе гитлеровской стратегии блицкрига. В беседе с министром иностранных дел Италии Г. Чиано 29 ноября Гитлер признал, что «ликвидация Востока не удалась и продолжает оставаться основной задачей на 1942 год». Немецкий генерал Блюментрит писал: «Это был поворотный пункт нашей восточной кампании – надежды вывести Россию из войны в 1941 г. провалились в самую последнюю минуту. Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя» (стр. 109–110).

Героическая оборона Ленинграда

Во второй половине сентября, когда немецкая группа армий «Центр» усиленно готовилась к генеральному наступлению на Москву, группа армий «Север» продолжала активные действия под Ленинградом. Не имея возможности создать достаточно мощную ударную группировку для очередного штурма города, немецко-фашистское командование в начале октября вновь вернулось к идее его полной блокады. В первой половине октября в полосу группы армий «Север» прибыли 250-я испанская («голубая») дивизия, 212-я и 227-я пехотная дивизия из Франции, 7-я авиаполевая дивизия из Греции и 2-я пехотная дивизия СС из Германии.

Блокада Ленинграда с суши вызывала резкое ухудшение продовольственного положения в городе и на фронте. Руководству обороной города пришлось сократить нормы выдачи населению основных продуктов питания. В течение сентября-ноября они снижались пять раз. С 20 ноября были введены самые низкие нормы хлеба за всё время блокады – 250 г рабочим и 125 г – служащим и иждивенцам. Начался голод, возросла смертность среди населения.

Несмотря на это, ленинградцы под руководством городской партийной организации направляли все свои усилия на борьбу с врагом, на преодоление неимоверных трудностей и лишений.

ЦК партии и ГКО принимали срочные меры, чтобы облегчить положение осаждённого города. На помощь сражающемуся Ленинграду пришла вся страна. Битва за него стала важнейшей частью общей борьбы советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Для защитников и населения Ленинграда со всех концов страны направлялись эшелоны с продовольствием, топливом, вооружением, боеприпасами. Однако доставлять грузы в осаждённый город становилось всё труднее. Транспортировка грузов осуществлялась по Ладоге, ставшей для ленинградцев Дорогой жизни, в исключительно сложных условиях под непрерывным воздействием вражеской авиации, нередко в штормовую погоду.

Ленинградцам предстояло пережить суровую блокадную зиму. Они стойко сражались и работали, зная, что о них помнит вся страна. Чувства и мысли ленинградцев в своих стихах выразила Ольга Берггольц, находившаяся в осаждённом городе:

 
Бессонны ночи, тяжек день любой.
Но мы забыли, что такое слёзы,
Что называлось страхом и мольбой.
Я говорю: нас, граждан Ленинграда,
Не поколеблет грохот канонад,
И если завтра будут баррикады, —
Мы не покинем наших баррикад.
 

§ 3. Контрнаступление советских войск под Москвой. Крах стратегии «молниеносной войны»

К декабрю 1941 г. Красная Армия, закалившаяся в ожесточённых боях с врагом, остановила продвижение немецко-фашистских войск на всём советско-германском фронте, а на его флангах развернула наступательные действия.

На главном направлении, под Москвой, группа армий «Центр» после безуспешных попыток продолжать наступление, 3–5 декабря была вынуждена перейти к обороне.

Верховное главнокомандование выдвинуло перед Советскими Вооружёнными силами задачу – вырвать из рук врага стратегическую инициативу, разгромить его ударные группировки. Нужно было нанести поражение группе армий «Центр», действовавшей на московском направлении.

Уже в ноябре было принято решение о формировании десяти резервных армий, которые привлекались к контрнаступлению.

Следует отметить, что войска переходили в контрнаступление в трудных условиях. Несмотря на значительное усиление фронтов Западного направления резервами Ставки, численное превосходство в живой силе, артиллерии и танках было ещё на стороне врага. К началу декабря группа армий «Центр» имела в своём составе 1 млн. 708 тыс. чел., около 13,5 тысяч орудий и миномётов, 1170 танков и 615 самолётов. Советские войска, привлечённые к контрнаступлению, насчитывали около 1 млн. 100 тыс. чел., 7652 орудия и миномёта, 774 танка (в т. ч. 222 средних и тяжёлых) и 1000 самолётов. Следовательно, немецко-фашистские войска превосходили советские в живой силе в 1,5 раза, в артиллерии – в 1,7 раза, в танках в 1,5 раза. И только по авиации наша группировка превосходила немецкую в 1,6 раза, начав завоёвывать преимущество в воздухе. («История Второй мировой войны 1939–1945», т. 4, стр. 283–284).

Оценивая создавшуюся в то время на московском направлении обстановку, западногерманский военный историк К. Рейнгардт в книге «Поворот под Москвой» пишет: «Момент для проведения контрнаступления был выбран очень удачно. Армия и танковые группы, входившие в состав группы армий «Центр», только что прекратили свои наступательные действия и не успели ещё занять позиции для обороны… Бок не располагал больше резервами, и его группа армий занимала невыгодный для обороны рубеж, сильно выдвинувшись вперёд перед соседними группами армий и обнажив тем самым свои фланги… То, что немецкое командование было застигнуто врасплох, свидетельствует о хорошо удавшемся русским развёртывании своих сил и правильно выбранном моменте контрнаступления» (там же, стр. 284).

На рассвете 5 декабря удар по врагу нанесли войска левого крыла Калининского фронта. Вслед за ними утром следующего дня во взаимодействии с авиационными соединениями перешли в контрнаступление ударные группы Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов. Развернулись ожесточённые сражения в полосе от Калинина до Ельца протяжённостью около 1000 км.

 

Темпы продвижения многих соединений вначале были низкими. Сказывался недостаток танков, артиллерии, а также глубокий снежный покров, затруднявший маневр вне дорог. Но уже с 7 декабря контрнаступления развивалось нарастающими темпами.

Уже в самом начале контрнаступления Красной Армии в стане врага появилась растерянность. «События этого дня опять ужасающи и постыдны», – записал в своём дневнике Гальдер 7 декабря (стр. 287).

Стали очевидны полный провал расчётов гитлеровцев на захват Москвы и крушение их надежд на быстрое завершение войны против Советского Союза. Опубликованное 13 декабря сообщение Совинформбюро о поражении ударных группировок немецко-фашистских войск под Москвой и радостные вести об освобождении Тихвина, Ельца и десятков других городов и крупных населённых пунктов вызвали необычайный подъём в стране. «…Родина гордится своими сынами, бойцами Красной Армии, мужественно бьющимися на московских рубежах, – писала «Правда» 13 декабря 1941 г. – Родина гордится стойкостью трудящихся Москвы, которые своим героическим самоотверженным трудом и на производстве, и в строительстве оборонительных рубежей вокруг Москвы помогали и помогают Красной Армии, снабжая её оружием и боеприпасами, крепя тыл, воодушевляя бойцов» (стр. 289).

«У нас недооценили силы противника… – с горечью признавал Гудериан, – и за это приходится теперь расплачиваться» (стр. 290).

К началу января 1942 г. войска Калининского, Западного и правого крыла Юго-Западного (с 24 декабря – Брянского) фронтов, разгромив ударные соединения группы армий «Центр», успешно выполнили задачу, поставленную перед ними Верховным Главнокомандованием. Они отбросили противника от Москвы на 100–250 км. Угроза столице Советского государства и Московскому промышленному району была снята.

В ходе контрнаступления советские войска освободили свыше 11 тысяч населённых пунктов, ряд городов, в т. ч. Калинин и Калугу, и ликвидировали угрозу окружения Тулы. Общие потери только сухопутных войск вермахта за месяц наступления Красной Армии составили более 168 тысяч чел. За это время были разбиты 11 танковых, 4 моторизованные и 23 пехотные дивизии. На полях Подмосковья немецко-фашистские захватчики оставили тысячи орудий, пулемётов, автомашин, сотни танков и самолётов. Таков итог огромного по своим масштабам и напряжённости контрнаступления под Москвой (стр. 292).

Достигнутые успехи коренным образом изменили обстановку на советско-германском фронте. Захватив стратегическую инициативу на решающем участке и нанеся противнику тяжёлый урон, советские войска создали благоприятные предпосылки для осуществления новых ударов по врагу.

Не менее важным результатом контрнаступления под Москвой явился огромный политический подъём в войсках. Бойцы и командиры, окрылённые первыми крупными победами, ещё более уверовали в свои силы и в боевое оружие, которое им вручил народ. Успехи Красной Армии вызвали огромный энтузиазм и политический подъём в стране. На митингах и собраниях трудящиеся заверяли, что они удесятерят свои усилия и дадут фронту всё необходимое для разгрома врага.

Разгром гитлеровских войск под Москвой имел огромное международное значение. Впервые во второй мировой войне вермахт потерпел крупное поражение, советские войска вырвали из рук врага стратегическую инициативу, которой он владел на протяжении двух с лишним лет.

Поражение немецко-фашистских войск под Москвой говорило об окончательном провале авантюристического плана разгрома СССР, об окончательном крахе стратегии «молниеносной войны». Был развенчан миф о непобедимости гитлеровского вермахта.

Победа Красной Армии под Москвой положила начало коренному повороту в войне.

Президент США Ф. Рузвельт в послании на имя Сталина сообщал о всеобщем энтузиазме в Соединённых Штатах по поводу побед Красной Армии.

Премьер-министр Великобритании У. Черчилль в середине декабря 1941 г., когда британские вооружённые силы терпели неудачи в Юго-Восточной Азии, в записке для начальников штабов отмечал: «Главными факторами в ходе войны в настоящее время являются поражения и потери Гитлера в России» (стр. 302).

Величие побед советских войск под Москвой и на других направлениях как раз и состоит в том, что успех ими был достигнут в исключительно трудных условиях, при численном превосходстве врага. Это является свидетельством высокого искусства советского командования, боевого мастерства советских воинов, их стойкости в обороне и неудержимого порыва в наступлении.

8 января начался завершающий этап битвы под Москвой. Красная Армия нанесла противнику тяжёлое поражение. Из строя были выведены 16 дивизий и 1 бригада. Потери группы армий «Центр» с 1 января по 30 марта 1942 г. составили более 333 тыс. чел.

В ходе зимней кампании 1941–42 гг. Советские Вооружённые Силы добились крупных успехов. За период наступательных действий они отбросили гитлеровские войска на различных участках фронта на 150–400 км. Была ликвидирована угроза захвата врагом Москвы и Северного Кавказа. Облегчилось положение Ленинграда. От немецко-фашистских захватчиков были полностью очищены Московская и Тульская области, частично Ленинградская, Калининская, Смоленская Орловская, Курская, Харьковская, Сталинская области и Керченский полуостров, а также свыше 60 городов. Миллионы советских людей, томившихся в фашистской неволе, вновь обрели свободу.

Победа Красной Армии зимой 1941–42 г. высоко подняла международный авторитет СССР, оказала большое влияние на сплочение антифашистских сил и способствовала подъёму освободительного движения на оккупированных территориях.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru