Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

§ 7. Курская битва. Переход стратегической инициативы в руки Советских Вооружённых Сил

В конце марта 1943 г. после ожесточённых зимних сражений на советско-германском фронте наступило относительное затишье. Далеко продвинувшиеся на запад советские армии закреплялись на достигнутых рубежах. Обе воюющие стороны усиленно готовились к новым операциям.

В приказе Верховного Главнокомандующего № 95 от 23 февраля 1943 г. говорилось: «Красной Армии предстоит суровая борьба против коварного, жестокого и пока ещё сильного врага. Эта борьба потребует времени, жертв, напряжения наших сил и мобилизации всех наших возможностей… Вражеским армиям нанесены мощные удары, но враг ещё не побеждён» (И. Сталин «О Великой Отечественной войне Советского Союза», стр. 94).

Советское Верховное Главнокомандование учитывало и то, что крупные контингенты японской армии по-прежнему находились у дальневосточных рубежей Советского Союза. Это вынуждало Ставку Верховного Главнокомандования держать здесь значительные силы. Не была полностью снята угроза южным границам СССР со стороны Турции, которая продолжала ориентироваться на фашистский блок. В составе войск, находившихся на Дальнем Востоке и на южных границах СССР, на 1 апреля 1943 г. насчитывалось 1 млн. 955 тыс. чел., 18,8 тыс. орудий и миномётов, 3,2 тыс. танков и САУ, 4,5 тыс. боевых самолётов («История Второй мировой войны», т. 7, стр. 96–97).

В техническом оснащении Советских Вооружённых Сил были достигнуты значительные успехи. Количество автоматического оружия в действующей армии к июлю 1943 г. по сравнению с апрелем увеличилось почти в 2 раза, противотанковой артиллерии – в 1,5 раза, зенитной – в 1,2 раза, самолётов – в 1,7 раза и танков – в 2 раза (стр. 97).

Советский Союз, выполняя интернациональную миссию, объединял усилия всех антифашистских сил в их справедливой борьбе против гитлеровских захватчиков.

На территории нашей страны формировались иностранные части и соединения, включавшиеся в борьбу против фашизма. 29 апреля ГКО принял решение о формировании 1-й чехословацкой отдельной пехотной бригады, а в мае началось создание 1-й польской дивизии имени Тадеуша Костюшко. Во второй половине июля началось развёртывание польских 1-й отдельной истребительной авиаэскадрильи и 1-го учебно-тренировочного авиационного отряда. Создавались также румынские и югославские части.

Затишье на фронте советское командование использовало для боевой подготовки войск, повышения их тактической выучки. Особое внимание уделялось накоплению стратегических резервов. В частности, был создан Степной военный округ, в котором находилось до 50 % всех резервных войск. Они составляли второй эшелон стратегического построения советских войск на курском направлении.

Фашистская Германия также делала всё для наращивания боевой мощи своих вооружённых сил.

По данным немецкого генерального штаба, за два года войны с Советским Союзом вермахт потерял убитыми, пропавшими без вести, ранеными и эвакуированными по болезни более 4 млн. 126 тыс. чел. За это же время в вооружённые силы было призвано 3 млн. 896 тыс. 295 чел. Для пополнения и формирования новых соединений фашистское руководство прибегло к тотальной мобилизации, от 16–18-летних юношей до 60-летних мужчин.

В результате тотальной мобилизации было призвано в армию более 2 млн. чел. Это позволило гитлеровскому командованию создать в первом полугодии 1943 г. новые дивизии и пополнить соединения, понесшие потери в боях. Всего было сформировало и доукомплектовало 50 дивизий для сухопутных и военно-воздушных сил и 4 дивизии войск СС. (стр. 110–111). В результате вооружённые силы фашистского блока на советско-германском фронте с апреля по июль возросли: личный состав – на 266 тыс., орудия и миномёты – на 5,4 тыс., танки и штурмовые орудия – на 2,5 тысячи (стр. 113).

Кроме немецких дивизий на восточном фронте продолжали действовать войска союзников рейха, насчитывавшие 32 дивизии и 8 бригад. Всего к началу июля Красной Армии противостояли 232 дивизии.

Много внимания уделялось обеспечению танковых дивизий более совершенной боевой техникой. В войска поступали танки «тигр», «пантера» и самоходные орудия «фердинанд». Эти машины были последним словом немецкой военной техники. Они имели мощное вооружение, сильную броневую защиту и совершенные прицелы, но обладали недостаточной маневренностью. Были усовершенствованы и прежние типы танков – T-III и T-IV. К началу июля на советско-германском фронте находилось 55 % всех боевых самолётов фашистской Германии. Всего, с учётом авиации стран-сателлитов в составе немецко-фашистской авиации числилось 2980 боевых самолётов, из них 2041 бомбардировщик, 586 истребителей и 353 самолёта-разведчика (стр. 112).

Гитлеровское командование было довольно техническим оснащением вермахта и его готовностью к нанесению новых ударов на Восточном фронте. Выступая 5 июня в ставке фюрера в Зонтхофене, В. Кейтель заявил: «Такая военно-промышленная мощь Германии и такое вооружение не только компенсируют материальные потери, возникшие в результате известных событий, но и создают такой уровень вооружений германской армии, который превзойдёт всё, что только существовало до сих пор» (стр. 113).

Но фашистское командование поторопилось с выводами.

Несмотря на тотальную мобилизацию, гитлеровцам не удалось восстановить численность своих вооружённых сил, достигнутую к середине ноября 1942 г. К началу июля 1943 г. Красная Армия превосходила фашистов: по численности личного состава – в 1,2 раза, по количеству орудий и миномётов – в 1,9 раза, танков и САУ – в 1,7 раза, боевых самолётов – в 3,4 раза.

Тем не менее, Германия продолжала оставаться мощным противником и силы, сосредоточенные ею для нового наступления, были огромны.

Планируя свои операции на лето и осень 1943 г, советское командование исходило из достигнутого преимущества над фашистской Германией, из того, что инициатива после победы под Сталинградом переходила в его руки.

Данные советской разведки показали, что гитлеровцы готовят новое наступление, уже на Курской дуге, по сходящимся направлениям из Орла и Белгорода на Курск, имея целью окружить наши армии и нанести им поражение, тем самым пытаясь взять реванш за Сталинград. Гитлеровцы назвали данную операцию «Цитадель».

Гитлеровские генералы готовились обрушить на Красную Армию новые удары, подорвать её мощь, овладеть стратегической инициативой и изменить ход войны в свою пользу. У основания Курской дуги развёртывались мощные танковые группировки. Перед ними стояла задача: нанеся сходящиеся удары, прорваться к Курску, окружить, а затем уничтожить советские войска, оборонявшиеся в Курском выступе. Главная ставка делалась на то, чтобы обрушить внезапный массированный удар танковых дивизий, поддержанных крупными силами авиации, на узких участках фронта. Войскам ставилась задача «обеспечить максимальное массирование ударных сил на узком участке, чтобы, используя местное подавляющее превосходство во всех средствах наступления (танках, штурмовых орудиях, артиллерии, миномётах и т. д.), одним ударом пробить оборону противника, добиться соединения обеих наступающих армий и таким образом, замкнуть кольцо окружения». Главную полосу советской обороны предполагалось прорвать в течение двух суток, и к исходу четвёртого дня наступления ударные группировки вермахта должны были соединиться восточнее Курска, чтобы затем разгромить более чем миллионную группировку советских войск (стр. 123).

Американский историк М. Кейдин отмечает: «На карту было поставлено куда значительно больше, чем просто город Курск или продвижение по местности на север, юг и восток, а именно то, что никогда не отразилось бы на схемах и картах, – беспощадная расправа над русскими (выделено мною, Д. И.) и в этом заключалась суть немецкого плана: измотать, перемолоть, рассеять, убить и захватить… Позднее, если операция «Цитадель» пойдёт так, как рассчитывал Гитлер, последует большое новое наступление на Москву. Позднее он претворит в жизнь свой совершенно секретный план «Песец», и германские вооружённые силы молниеносным ударом оккупируют Швецию. Позднее он… усилит войска в Италии, чтобы отбить вторжение союзников и сбросить их в море, ибо он знал, что приближается время этого вторжения. Направит мощные подкрепления на Атлантический вал, – может быть, достаточные, чтобы сломить хребет силам вторжения из Англии… Это было не только русской судьбой, которая должна была решиться под Курском, а судьба самой войны (выделено мною, Д. И.)» (стр. 127).

Выступая в апреле в Харькове перед офицерами танкового корпуса СС, Гиммлер заявил: «Здесь, на Востоке решается судьба… Здесь русские должны быть истреблены как люди и как военная сила и захлебнуться в своей собственной крови» (там же).

Своевременно разгадав замыслы врага, сосредоточившего крупную ударную группировку на направлениях главного удара, ГКО и Ставка Верховного Главнокомандования приняли решение перейти к преднамеренной обороне. Намечалось измотать врага в оборонительных боях, а затем перейти в решительное наступление.

Почти сто дней длилось предгрозовое затишье на полях предстоящей гигантской битвы. На рассвете 5 июля мощные группировки немецко-фашистских войск перешли в наступление на северном и южном фасах Курской дуги и сразу же встретили стойкую оборону армий Центрального (командующий К. К. Рокоссовский) и Воронежского (командующий Н. Ф. Ватутин) фронтов.

Но и здесь Красная Армия упредила врага.

Разведорганы установили не только дату, но и час начала атаки фашистских войск – 5 июля, 3 часа утра. И на изготовившиеся к броску немецко-фашистские танковые и пехотные соединения, на его артиллерийские батареи, наблюдательные пункты, штабы, склады боеприпасов и горючего обрушился шквал артиллерийского огня.

Это привело к дезорганизации войск и задержало начало наступления на Центральном фронте на 2,5 часа, на Воронежском – на 3 часа.

 

В 5 час. 30 мин. после артиллерийской подготовки и ударов авиации, немецкие войска перешли в наступление в полосе обороны Центрального фронта. На Ольховатском направлении действовало до 500 танков и штурмовых орудий врага, основные силы которых обрушились на воинов 13-й армии. Гитлеровцы не сомневались в успехе. Но советские воины не дрогнули. Их не запугали новые танки фашистов. Они расстреливали танки врага огнём артиллерии и противотанковых ружей, поджигали их бутылками с горючей смесью. Танки и штурмовые орудия противника подрывались на минных полях; советские стрелковые подразделения отсекали пехоту от танков и уничтожали её, а прорвавшихся в траншеи и ходы сообщения истребляли в рукопашном бою. Красноармейцы сражались отважно. Невиданная стойкость, массовый героизм были законом для советских воинов.

Напряжённые бои шли в воздухе. Были моменты, когда над полем боя одновременно находилось до 300 бомбардировщиков и не менее 100 истребителей врага. Воздушные бои шли непрерывно, перерастая в воздушные сражения, в которых участвовали сотни самолётов с каждой стороны. Только за один день 5 июля лётчики 16-й воздушной армии провели 76 воздушных боёв и сбили 106 вражеских самолётов. 6 июля было проведено 92 воздушных боя, в которых было сбито 113 самолётов врага, наши потери составили 91 самолёт.

Советские штурмовики и бомбардировщики наносили удары по атакующим немецким танкам, пехоте и артиллерии. Лётчики впервые применили противотанковые авиационные бомбы кумулятивного действия, которые пробивали броню фашистских танков, уничтожали артиллерию и другую боевую технику врага. После войны начальник штаба 48-го немецкого танкового корпуса генерал Ф. Меллентин признавал: «Многие танки стали жертвами советской авиации», русские лётчики «проявляли исключительную смелость» (стр. 146).

За два дня боёв противник продвинулся вглубь обороны всего на 6–10 км, понеся значительные потери – более 25 тысяч солдат и огромное количество боевой техники. К 12 июля наступление врага начало захлёбываться.

Командование Центрального фронта докладывало в Ставку Верховного Главнокомандования: «Встретив противника стеной разящего металла, русской стойкостью и упорством, войска Центрального фронта измотали в непрерывных ожесточённых восьмидневных боях врага и остановили его натиск. Первый этап сражения закончился» (стр. 149).

12 июля перешли в наступление войска Брянского и левого крыла Западного фронтов, заставив противника отказаться от дальнейшего наступления и вынудив его перейти к обороне.

5 июля в 6 часов утра после мощной артиллерийской подготовки и массированных налётов авиации перешли в наступление немецко-фашистские войска на южном фасе Курской дуги против Воронежского фронта. Сразу же завязались ожесточённые танковые и воздушные сражения.

Беспримерный подвиг совершили бойцы и командиры 214-го полка 73-й гвардейской стрелковой дивизии. Они мужественно отразили наступление 120 танков, в том числе 35 «тигров». В двенадцатичасовом бою воины уничтожили 39 танков и до тысячи гитлеровцев. Особенно отличились воины 3-го батальона. Из 450 солдат и офицеров в строю осталось только 150, но танки не прошли. За этот бой весь личный состав батальона был награждён орденами и медалями, а четыре человека удостоены звания Героя Советского Союза.

В бой с вражеской авиацией вступили лётчики 2-й и 17-й воздушных армий, лётчики-истребители войск ПВО страны. Накал воздушной борьбы был очень высок: над районом площадью 20 на 60 км действовало с обеих сторон до 2 тысяч самолётов. Основные усилия бомбардировочной и штурмовой авиации направлялись на уничтожение фашистских танков.

Утром 6 июля гитлеровцы предприняли массированные танковые удары. В бой с ними вступила 1-я танковая армия генерала Катукова. Завязались крупные танковые сражения. «В течение нескольких часов сотни танков превратились в металлический лом. Земля стонала от разрывов снарядов, авиационных бомб и грохота танков. В небе непрерывно находились сотни самолётов, шли ожесточённые воздушные бои. От чёрных туч пыли, поднятой танками, взрывами артиллерийских снарядов, авиационных бомб и копоти горевших машин земля и небо стали серыми и мрачными. Исчезла линия горизонта, скрылось солнце, его раскалённый диск еле пробивался сквозь мглу», – вспоминает генерал Бабаджанян (стр. 151).

Шли ожесточённые воздушные бои. 6 июля соединения 2-й воздушной армии провели 64 воздушных боя и сбили около 100 самолётов врага. Советская авиация завоёвывала господство в воздухе. Многие советские лётчики проявили беспримерную доблесть и мужество, в их числе мл. лейтенант И. Н. Кожедуб, впоследствии трижды Герой Советского Союза, и гвардии лейтенант А. К. Горовец, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза. В его наградном листе указывалось: «В этом воздушном бою тов. Горовец проявил исключительное лётное мастерство, отвагу и героизм, лично сбил 9 самолётов противника и сам погиб смертью храбрых» Лейтенант Горовец – единственный лётчик, уничтоживший в одном бою такое количество самолётов.

Напряжение боёв на южном фасе Курской дуги нарастало. За пять дней боёв немецкие танковые дивизии на узком участке вышли к тыловой полосе 6-й гвардейской армии.

Основной удар фашисты нацелили на Прохоровку, рассчитывая кружным путём выйти к Курску. Сюда были стянуты лучшие танковые соединения гитлеровцев: танковые дивизии «Рейх», «Мёртвая голова», «Адольф Гитлер» и основные силы 3-го танкового корпуса. В составе этой танковой группировки имелось значительное количество тяжёлых танков «тигр» и самоходных орудий «фердинанд». Поддержку ударной группировки осуществляла вся авиация, действовавшая на южном фасе Курского выступа.

Воронежский фронт, усиленный стратегическими резервами, получил задачу нанести мощный контрудар и разгромить вклинившуюся танковую группировку гитлеровцев. Главный удар в районе Прохоровки наносили 5-я гвардейская танковая армия генерала П. А. Ротмистрова и часть сил 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жадова.

12 июля в 8 часов 30 минут, т. е. тогда, когда на северном участке перешли в наступление войска Брянского и левого крыла Западного фронтов, после 15-минутной артиллерийской подготовки наши армии нанесли контрудар.

Советские танкисты знали: немецкие тяжёлые танки несколько превосходят танки Т-34 по дальности прямого выстрела. Поэтому они, умело используя высокую маневренность Т-34, смело шли на сближение с танками противника. В самом начале сражения навстречу друг другу двинулись бронированные лавины. Первый эшелон 5-й гвардейской танковой на полном ходу врезался в боевые порядки немецко-фашистских войск. Для врага оказалось полной неожиданностью то, что в сражение было введено такое большое количество советских танков.

Всего в сражении с обеих сторон участвовало 1200 танков и самоходных орудий. Это было самое большое встречное танковое сражение второй мировой войны.

Над полем боя шли ожесточённые воздушные бои. В борьбу с вражеской авиацией вступила 2-я воздушная армия и часть 17-й, а также авиация дальнего действия. Они наносили удары по вражеским эшелонам, железнодорожным станциям, громили гитлеровские колонны на дорогах.

Прохоровское танковое сражение выиграли советские войска. Оно стоило вермахту больших потерь в личном составе и до 400 танков. 12 июля стало днём крушения немецкого наступления на Курск с юга. Войска генерал-фельдмаршала Манштейна стали отходить. Соединения Воронежского фронта начали преследование противника. В ночь на 19 июля, по указанию Ставки Верховного Главнокомандования, в сражение был введен Степной фронт (командующий И. С. Конев). К исходу 23 июля советские войска своими главными силами вышли на рубеж, который они занимали до начала оборонительного сражения и начали подготовку к контрнаступлению.

На южном фасе Курского выступа ценой огромных потерь немецко-фашистские соединения 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» вклинились в советскую оборону на глубину до 35 км. Но продвинуться дальше они не смогли. Ударные возможности мощной группировки врага, нацеленной на Курск с юга, были исчерпаны. Наступление вермахта и на этом направлении не принесло успеха.

В ходе Курской оборонительной операции войска Центрального и Воронежского фронтов сорвали все попытки гитлеровского командования окружить и уничтожить более чем миллионную группировку советских войск. Сражения носили исключительно упорный характер. По своему размаху и напряжённости они стоят в ряду крупнейших сражений второй мировой войны. С обеих сторон в операцию в целом было вовлечено до 2 млн. 582 тыс. чел, 37,8 тыс. орудий и миномётов, 8 тыс. танков и самоходно-артиллерийских (штурмовых) установок, 6 тыс. боевых самолётов.

Советская армия сорвала наступление гитлеровцев буквально за несколько дней. Немецкие танковые корпуса сумели вклиниться в нашу оборону лишь на глубину от 10–12 до 35 км.

В ходе сражения произошло около тысячи воздушных боёв. Советская авиация уничтожила более 1500 самолётов противника, но и сама потеряла около 1000. В сражении на Курской дуге борьба за господство в воздухе закончилась блестящей победой Советских Военно-Воздушных Сил.

Каждый день боёв давал множество примеров массового героизма солдат, сержантов и офицеров. Было немало случаев, когда, стремясь во что бы то ни стало остановить врага, бойцы бросались под танки со связками гранат и уничтожали их ценой собственной жизни. Примеры героизма и самоотверженности становились достоянием всех воинов, вдохновляли их на новые подвиги. Пропаганда подвигов героев стала одним из основных направлений партийно-политической работы. Большую роль в этом играли фронтовые, армейские и дивизионные газеты (стр. 154–156).

Контрнаступление советских войск на Курской дуге

12 июля на орловском направлении нанесли удар по врагу войска левого крыла Западного и Брянского фронтов. Армии правого крыла Центрального фронта перешли в наступление 15 июля после трёхдневной подготовки (операция «Кутузов»). Воронежский и Степной фронты во взаимодействии с Юго-Западным начали наступление на белгородско-харьковском направлении 3 августа (операция «Полководец Румянцев»).

В дни ожесточённых сражений на Курской дуге многие воины изъявляли желание идти в бой коммунистами. В июле в пяти участвовавших в битве фронтах было принято в члены ВКП(б) 28 577 и кандидатами в члены партии – 50 528 человек.

К началу наступления на орловском направлении насчитывалось 1 млн. 286 тыс. человек, более 21 тыс. орудий и миномётов, 2400 танков и САУ и более 3 тыс. боевых самолётов. Таким образом, обеспечивалось общее превосходство над врагом в личном составе в 2 раза, в артиллерии и миномётах в 3, в танках более чем в 2 раза и в авиации почти в 3 раза (стр. 159).

На белгородско-харьковском направлении в составе Воронежского и Степного фронтов числилось 980,5 тыс. чел., более 12 тыс. орудий и миномётов, 2400 танков и САУ и 1300 самолётов, что давало превосходство над гитлеровцами в людях более чем в 3 раза, в артиллерии и танках – в 4, в авиации – в 1,3 раза (стр. 172).

Советское Верховное Главнокомандование привлекло для участия в контрнаступлении пять воздушных армий и значительные силы авиации дальнего действия – всего более 5 тыс. самолётов. Гитлеровское командование, перебросив новые авиационные части из Германии и других участков советско-германского фронта, создало группировку численностью в 2,2 тыс. самолётов.

Таким образом, советская военная промышленность сумела снабдить Красную Армию превосходным современным оружием и военной техникой, обеспечив значительное численное преимущество над немецко-фашистской армией.

В боях с врагом советские воины проявляли массовый героизм и отвагу. Бессмертный подвиг совершил пулемётчик 40-го гвардейского стрелкового полка 11-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии рядовой С. А. Кукунин. 12 июля подразделения дивизии вели бои за крупный опорный пункт противника деревню Старица. Кукунин находился в первых рядах наступающих. Вскоре цепи бойцов были прижаты к земле сильным огнём вражеского пулемёта. Атака могла сорваться. В эту критическую минуту коммунист Кукунин поднялся и с гранатой в руке пошёл на пулемётный дзот. Он метнул гранату в огневую точку, но пулемёт продолжал вести губительный огонь. Тогда Кукунин бросился к амбразуре дзота и закрыл её своим телом. Пулемёт замолчал. Бойцы батальона стремительной атакой выбили врага из деревни. Гвардии рядовой Кукунин посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Отступая, гитлеровцы опустошали оставляемые территории, угоняли людей, уничтожали урожай. Из Орла срочно эвакуировали склады, награбленное имущество. Советская авиация, бомбардировщики наносили удары по железнодорожным эшелонам, узлам дорог, мостам и переправам на путях отхода гитлеровцев. Дороги, по которым наносили удары наши лётчики, были усеяны трупами вражеских солдат и офицеров, разбитыми автомашинами, танками, другой боевой техникой.

 

Всё больший размах получала борьба советских людей в тылу врага. В июле партизаны развернули активные действия на коммуникациях. Так, только партизаны Орловской области с 22 июля по 1 августа подорвали почти 7500 рельсов. По разработанному Центральным штабом партизанского движения плану белорусские, ленинградские, калининские, смоленские, орловские партизаны начали операцию по массовому выводу из строя железнодорожных коммуникаций, вошедшую в историю под названием «рельсовая война». Действия партизан дезорганизовывали перевозки противника в разгар Курской битвы.

5 августа Орёл был очищен от немецко-фашистских захватчиков.

За мужество и отвагу, проявленные в боях за город, девять частей и соединений получили наименование Орловских.

Над Орловским плацдармом высокое лётное мастерство продемонстрировал старший лейтенант А. П. Маресьев. Вернувшись на фронт после тяжёлого ранения, повлекшего ампутацию ступней ног, этот мужественный человек сбил три самолёта противника. За образцовое выполнение задания лётчику Маресьеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Подвиг Александра Маресьева описан в книге Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке».

Вместе с советскими лётчиками воевали лётчики французской эскадрильи «Нормандия», отличавшиеся отвагой, высоким мастерством и решительностью в боях с врагом. Только в июле-августе они сбили 33 самолёта врага. Но понесла потери и эскадрилья – погибли первый командир эскадрильи майор Жан Луи Тюлян, его заместитель капитан Альберт Литольф, лейтенанты Ноэль Кастелэн, Андриэн Бернавон, Фирмин Вервей (стр. 169).

К вечеру 5 августа был освобождён от фашистов Белгород. Несколько соединений и частей получили почётное наименование Белгородских.

Вечером 5 августа в столице Советского Союза Москве впервые прогремел артиллерийский салют в честь доблестных войск, освободивших Орёл и Белгород. С этого времени московские салюты в ознаменование побед Красой Армии стали традицией.

Президент США Ф. Рузвельт, выступая по радио 29 июля, заявил: «Наиболее решающие бои происходят в настоящий момент в России… Недолговечное германское наступление этого лета явилось отчаянной попыткой поднять моральное состояние немцев. Русские не только ликвидировали это наступление, но и продвинулись согласно своим собственным планам, согласованным со всей наступательной стратегией Объединённых наций… Спасая себя, Россия рассчитывает спасти весь мир от нацизма. Мы должны быть благодарны этой стране, которая сумеет также быть хорошим соседом и искренним другом в мире будущего» (там же, стр. 168).

Освобождение Орла и Белгорода явилось важным политическим и военным событием. Стала особенно очевидной несостоятельность утверждения геббельсовской пропаганды о том, что советские войска способны наступать только зимой.

Положение немецко-фашистского командования значительно осложняли действия советских партизан, продолжавших «рельсовую войну». На некоторых железных дорогах Украины, Белоруссии, оккупированных областей Российской Федерации эшелоны продвигались только днём, по 8–10 км/час.

13 августа войска Степного фронта, преодолев упорное сопротивление гитлеровцев, прорвали внешний оборонительный обвод, находившийся в 8–14 км от Харькова, и к исходу 17 августа завязали бои на северной окраине города. 23 августа Харьков был полностью освобождён от немецко-фашистских захватчиков. Вечером Москва салютовала освободителям Харькова 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. За высокое мужество и отвагу, проявленные в боях за город, ряду соединений было присвоено почётное наименование Харьковских.

Успешное контрнаступление Советской Армии на белгородско-харьковском направлении завершило Курскую битву.

26 августа «Правда» в передовой статье писала: «Родной Харьков вернулся в семью советских городов. Красное знамя снова взвилось над второй столицей Украины. Блестящей победой советского оружия завершилась гигантская битва… Под Харьковом разгромлены отборные немецкие дивизии, потерпел крушение гитлеровский план использования всей Украины как базы для снабжения разбойничьей немецкой армией. Заря освобождения ярко разгорается над Днепром. Чутко прислушиваются измученные, исстрадавшиеся советские люди и на левом и на правом его берегу к радостным вестям, идущим с Востока» (стр. 178).

Битва на Курской дуге стала одним из важнейших этапов на пути к победе Советского Союза над фашистской Германией. Она стоит в ряду крупнейших битв второй мировой войны. В сражение с обеих сторон было вовлечено более 4 млн. человек, свыше 69 тыс. орудий и миномётов, более 13 тыс. танков и САУ и до 12 тыс. боевых самолётов. Со стороны вермахта в ней участвовало более 100 дивизий, что составляло 43 % дивизий, находившихся на советско-германском фронте.

Советские войска в ходе этой битве разгромили 30 дивизий, вермахт потерял около 500 тыс. солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и более 3,7 тыс. самолётов.

После Курской битвы соотношение сил и средств решительно изменилось в пользу Красной Армии. Вооружённые силы нацистской Германии и её союзников были вынуждены перейти к обороне на всех театрах второй мировой войны.

Выступая с докладом «26-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции» 6 ноября 1943 г. И. В. Сталин отмечал: «Если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила её перед катастрофой» (И. Сталин «О Великой Отечественной войне Советского Союза», стр. 114).

Победа советских войск на Курской дуге имела крупнейшее международное значение. В результате разгрома значительных сил вермахта создались выгодные условия для высадки англо-американских войск в Италии в начале июля 1943 г. Поражение вермахта под Курском прямо повлияло на замыслы немецко-фашистского командования, связанные с оккупацией Швеции. Разработанный план вторжения в эту страну был отменён в связи с тем, что советско-германский фронт поглотил все резервы врага. Ещё 14 июня 1943 г. шведский посланник в Москве заявил: «Швеция прекрасно понимает, что если она до сих пор остаётся вне войны, то только благодаря военным успехам СССР. Швеция признательна за это Советскому Союзу и прямо об этом говорит» («История Второй мировой войны», т. 7, стр. 180).

Победа Красной Армии в битве на Курской дуге ещё выше подняла авторитет Советского Союза как решающей силы, противостоящей фашизму. Весь мир с надеждой смотрел на социалистическую державу и её армию, несущую человечеству избавление от фашистской чумы.

Президент США Ф. Рузвельт 6 августа писал Сталину: «В течение месяца гигантских боёв Ваши вооружённые силы своим мастерством, своим мужеством, своей самоотверженностью и своим упорством не только остановили давно замышлявшееся германское наступление, но и начали успешное контрнаступление, имеющее далеко идущие последствия. Искренние поздравления Красной Армии, народу Советского Союза и лично Вам по случаю великой победы под Орлом. Советский Союз может справедливо гордиться своими героическими победами» («Переписка Председателя Совета Министров СССР…», т. 2. стр. 76).

В сражениях под Курском советские воины проявили мужество, стойкость и массовый героизм. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили величие их подвига. На знамёнах многих частей и соединений засверкали боевые ордена, 132 соединения и части получили гвардейское звание, 26 соединений и частей удостоены почётных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских. Более 100 тыс. солдат, сержантов, офицеров и генералов были награждены орденами и медалями, свыше 180 человек удостоены звания Героя Советского Союза. («История Второй мировой войны», т. 7, стр. 185).

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru