Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Дмитрий Игнатьев
Коммунизм против капитализма. Третий раунд

Создавались провинциальные, городские, а на предприятиях – местные комитеты КПК. Китайские коммунисты заняли руководящее положение во всех местных органах власти и общественных организациях.

Общественность городов и сёл на митингах и собраниях принимала приветственные адреса и письма командованию Красной Армии, благодарила за освобождение, клялась в вечной и нерушимой дружбе с советским народом. Так, в письме мэра города Чанчунь военному коменданту города генералу Ф. В. Карлову, говорилось: «Мы, китайский народ, проживающий на северо-востоке Китая, уже много лет переживаем гнёт японских насильников со дня нашествия их в Маньчжурию. Они причинили нам большие бедствия, когда началась война на Тихом океане. Они самым бесстыдным образом требовали от нас всё, что у нас было… В момент, когда всё население вопило от голода и мыкалось в ужасе и печали, пришла в наш край доблестная Красная Армия и вызволила нас из столь тяжёлого и безвыходного положения, разбив японских империалистов… Этому радуемся не только мы, но и весь мир. Мы получили мир и спокойствие, установленные здесь благодаря победам Красной Армии над японскими империалистами. Свидетельствую замечательную дисциплину Красной Армии, любовь и искренние отношения Вашей воинской части к населению, за что население города очень благодарно. Я, будучи здесь главой города, считаю долгом выразить Вам и просить Вас, господин генерал-майор, передать Вашей Красной Армии чувство искренней благодарности как от себя, так и от всего населения нашего города и искренне желаю, чтобы ещё больше укрепилась дружба между нашими народами. Да здравствует дружба двух народов – русских и китайцев, их совместное сотрудничество в деле поддержания мира во всём мире!» (стр. 257–258).

В соответствии с соглашением советские войска оставались в Маньчжурии до 3 мая 1946 г. Их присутствие в огромной мере способствовало укреплению китайских революционных сил.

Динамика роста революционных вооружённых сил в Маньчжурии выглядела следующим образом. Если в октябре 1945 г. здесь имелось около 60 тыс. человек из состава войск, руководимых КПК, то к середине декабря 1945 г. – уже более 334 тыс., а во второй половине октября 1947 г. войска КПК Маньчжурии насчитывали уже 465 тыс. человек (стр. 263). Была создана Маньчжурская революционная база, которая сыграла важнейшую роль в победе китайской революции.

По мере постепенного ухода советских войск из Маньчжурии в оставленные ими города и населённые пункты вступали войска КПК. К 1 мая 1946 г. практически вся территория, за исключением Шэньяна и прилегающего к нему района Южной Маньчжурии, была занята войсками КПК.

В то же время США вынашивали экспансионистские планы по отношению к Маньчжурии и всему Китаю.

31 июля 1945 г. командующий американскими войсками в Китае генерал Ведемейер обсудил с Чан Кай-ши ситуацию в стране в условиях высадки американских войск в Китае. Страшась коммунистов, Чан Кай-ши просил США высадить пять дивизий. Американское командование, которое в течение всех лет войны с Японией не желало вводить в Азию ни одной дивизии, изъявило готовность помочь Чан Кай-ши и предупредило Ведемейера, что он получит две дивизии, как только «будут в наличии морские суда» (стр. 258–259).

Уже 11 августа гоминьдановцы, используя американский флот и авиацию, спешно перебрасывали преданные Чан Кай-ши части в Восточный и Северный Китай, захватывали важнейшие коммуникации и города. Во всех гоминьдановских армиях, которые Чан Кай-ши намеревался использовать в гражданской войне (39 дивизий), велась антикоммунистическая пропаганда. Особенно широко она развернулась в 18 пехотных дивизиях, подготовленных американскими советниками и инструкторами и оснащённых американским оружием и боевой техникой.

После освобождения северо-восточной части Китая и капитуляции милитаристской Японии в Китае столкнулись два диаметрально противоположных курса: курс Советского Союза на поддержку китайского народа в его борьбе за полную национальную независимость, предотвращение надвигавшейся гражданской войны, демократический путь развития и империалистический курс США на подчинение Китая интересам американских монополий, укрепление реакционного режима гоминьдановцев. Это столкновение политических курсов нашло наиболее яркое выражение в Маньчжурии, которой в планах американского империализма придавалось особое значение.

Наряду с созданием Маньчжурской революционной базы и борьбой против закабаления этой части Китая американским империализмом Советское правительство решительно выступало за вывод американских войск, высадившихся в Северном Китае после капитуляции Японии, и за быстрейшее разоружение и удаление из Китая японских войск. С этой сложной задачей советская дипломатия справилась успешно. С выводом советских войск из Маньчжурии СССР стал более настойчиво требовать от США выполнения обязательств по Китаю, заставив вывести с его территории американские войска.

Революционная база в Маньчжурии, созданная китайскими коммунистами во главе с Мао Цзедуном при активном содействии и помощи Советского Союза, сыграла важнейшую роль в достижении окончательной победы китайского народа в 1949 г, которая привела к образованию Китайской Народной Республики. Китайская революция 1949 г. явилась прямым продолжением мирового революционного процесса, начало которому положил Великий Октябрь.

Освобождение Северной Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов

Решение задач по освобождению Южного Сахалина, Курильских островов и Северной Кореи предполагалось достичь совместными операциями сухопутных войск и флота в ходе Южно-Сахалинской наступательной и Курильской десантной операций.

Тихоокеанский флот начал военные действия массированными ударами авиации по японским портам в Северной Корее – Юки, Расин и военно-морской базе Сейсин (корейские названия: Унги, Начжин и Чхончжин, соответственно).

Уже в первые два дня военных действий безраздельное господство в воздухе советской авиации, а также большие потери японского флота в транспортных судах привели к нарушению морских коммуникаций, связывавших Японию с Северной Кореей, Южным Сахалином и Курильскими островами.

Тихоокеанский флот активно содействовал войскам 25-й армии, наступавшим на корейском приморье. Начиная с 11 августа, были высажены морские десанты в Юки, Расине, Сейсине, а затем в порту Этэтин (Одэчжин) и военно-морской базе Гёнзан (Вонсан). Прошло не многим более десяти дней – и всё восточное побережье Северной Кореи было освобождено от японских захватчиков.

Следует отметить, что японцы в отдельных местах оказывали ожесточённое сопротивление нашим войскам.

Так, в упорных боях за Сейсин отличились многие десантники. Мужество и отвагу проявил парторг роты 335-го отдельного батальона морской пехоты сержант К. П. Бирюля. Огнём пулемёта он уничтожил 28 солдат и 3 офицеров противника. Когда из строя выбыл командир взвода, он заменил его. Под командой сержанта взвод отбил 15 атак и, упорно удерживая занимаемую высоту, вывел из строя 240 вражеских солдат и офицеров. За этот подвиг Бирюля был удостоен звания Героя Советского Союза.

Санитарка того же батальона старший краснофлотец М. Н. Цуканова находилась в рядах наступающих. Отважная девушка вынесла с поля боя более 50 тяжелораненых десантников. Но одна из вражеских мин настигла и её. В бессознательном состоянии она попала в плен. Долго мучили её враги, пытаясь добиться от девушки сведений о составе десанта. Но комсомолка осталась верна Родине до последней минуты жизни. Звание Героя Советского Союза Цукановой было присвоено посмертно («История Второй мировой войны…», т. 11, стр. 280).

К концу августа 1945 г. вся Северная Корея до 38-й параллели была освобождена.

Высокой ценой досталась эта победа. За время боёв армия потеряла свыше 4700 человек, из них около 1500 убитыми. Потери понесли также части и соединения морской пехоты, лётный состав и экипажи кораблей Тихоокеанского флота.

Ещё до объявления СССР войны Японии, 5 августа 1945 г. были определены зоны действий военно-морских сил СССР и США. При определении зон учитывалось, что флот и авиация США действиями в своей зоне окажут помощь Тихоокеанскому флоту СССР в операциях на приморских направлениях. Однако на практике авиация США лишь затруднила действия кораблей Тихоокеанского флота, так как летом 1945 г. ею были осуществлены постановки магнитных и акустических мин на подходах к портам Северной Кореи, оказавшихся в операционной зоне советского флота. И американское командование сообщило советскому о постановке этих мин только 21 августа, когда всё побережье Северной Кореи уже было занято советскими войсками. Это привело к подрыву нескольких наших судов на американских минах.

Корейский народ, избавленный от японского ига, получил возможность строить свою жизнь на демократической основе. Как и в соседней Маньчжурии, установление связей с местным населением взяли на себя советские военные комендатуры.

«В истории человечества, – писал председатель общества культурной связи Кореи с Советским Союзом известный писатель Ли Ги Ен – не было ещё случая, чтобы воины строили дома и заводы, шахты и домны, чтобы они не разрушали, а созидали» (стр. 282–283).

«Великая Советская Армия, находившаяся в северной части республики, – писал вождь корейских трудящихся Ким Ир Сен, – протянула корейскому народу руку бескорыстной помощи в деле восстановления заводских предприятий, железнодорожного транспорта, рудников и шахт. Бойцы и командиры Советской Армии во всех уголках северной части республики с энтузиазмом трудились рядом с нашими рабочими и специалистами и оставили нам ценные плоды своего самоотверженного труда» (стр. 283).

Освобождение Кореи открыло благоприятные перспективы для развития революции, строительства независимого подлинно демократического государства. Однако в связи с оккупацией южной части Кореи американскими войсками, которые 9 сентября 1945 г. без единого выстрела высадились в Инчхоне, страна была расчленена на две зоны. В северной части население активно включилось в политическую жизнь. Повсеместно возникали политические партии и общественные организации. В октябре 1945 г. было создано Северокорейское оргбюро Компартии Кореи, которое сразу же приступило к проведению мероприятий по демократизации органов местного управления, налаживанию жизни в городе и деревне.

 

14 октября в Пхеньяне состоялся 100-тысячный митинг, посвящённый освобождению страны и строительству новой демократической Кореи. «В самые мрачные годы японского господства, – сказал тогда Ким Ир Сен, – мы с надеждой обращали свои взоры на страну социализма, и эта надежда сбылась. В августе 1945 г. могущественная Советская Армия разгромила Квантунскую армию японцев и освободила Корею. Мы в столетиях сохраним благодарность Советскому Союзу – нашему освободителю» (там же).

В борьбе за демократические преобразования укреплялось единство рабочего класса, рос авторитет Коммунистической партии. Ярким выражением этого явилось объединение в августе 1946 г. Коммунистической и Новой народной партий Северной Кореи в Трудовую партию Северной Кореи. Позже (в июле 1949 г.), после объединения с Трудовой партией Южной Кореи, она стала Трудовой партией Кореи (ТПК) – авангардом рабочего класса и крестьянства страны.

В результате всеобщих выборов в мае 1948 г. был создан высший законодательный орган страны – Верховное народное собрание Кореи, 1-я сессия которого 9 сентября 1948 г. провозгласила создание Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) и приняла первую в истории Кореи конституцию.

1-я сессия Верховного народного собрания КНДР приняла также обращение к правительствам СССР и США об одновременном выводе советских и американских войск не позднее 1 января 1949 г. Советское правительство уже к 25 декабря 1948 г. вывело все свои войска из пределов республики (стр. 284).

Корейский народ торжественно провожал советские войска. В обращении к советскому правительству по этому поводу говорилось: «Не раз за всю многовековую историю Корея видела у себя чужеземные войска. От их мечей умирали наши патриоты, гибло мирное население. Они жгли наши города и сёла, превращали их в развалины и груды пепла. И только советские войска пришли к нам не как завоеватели, а как освободители. Освобождённая от рабства, свободно вздохнула родная страна. Мы увидели лучезарное небо, зацвела наша земля. Полились весёлые песни о свободе, радости, счастье».

Южно-Сахалинская операция

На Северном Сахалине находился 56-й стрелковый корпус под командованием генерала А. А. Дьяконова. Главную базу флотилии – Советскую Гавань обороняли 113-я стрелковая бригада и 365-й отдельный батальон морской пехоты. Базу прикрывала морская авиация Северной Тихоокеанской флотилии (80 самолётов).

Боевые действия на Сахалине начались в ночь на 11 августа ударами авиации флота по объектам Эсуторо (Углегорск), Торо (Шахтёрск), Усиро и Котона. Утром перешла в наступление 79-я стрелковая дивизия. Встретив упорное сопротивление японских войск, оборонявших Котонский укреплённый район, личный состав одного из полков дивизии всю ночь на 13 августа продвигался по болотам по пояс в воде, вынося на руках боевую технику и боеприпасы, заходя в тыл вражеских укреплений. Однако оборонительные сооружения японцев удалось прорвать только к исходу дня 16 августа, подтянув основные силы 56-го корпуса, применив артиллерийскую и авиационную подготовку прорыва.

Весь день 17 августа 79-я стрелковая дивизия вела бои по ликвидации отдельных очагов сопротивления на главной полосе обороны. Японцы отчаянно сопротивлялись и даже будучи окружёнными, нередко переходили в контратаки. Только 18 августа противник сложил оружие. К исходу дня было пленено 3300 японских солдат и офицеров.

В ходе прорыва Котонского укреплённого района Северная Тихоокеанская флотилия 16 августа высадила десант в порт Торо. Переход десанта через Татарский пролив проходил в условиях густого тумана и штормовой погоды. Но моряки успешно справились со своими задачами, безаварийно и вовремя доставив десант к месту высадки. К концу дня десантники очистили от врага несколько населённых пунктов, а на следующий день взяли штурмом город Яма-Сигай и порт Эсуторо. Были перерезаны пути сообщения противника на западном побережье Сахалина и созданы условия для развития наступления как в глубь острова, так и вдоль его побережья.

Войска 56-го стрелкового корпуса, успешно прорвав Котонский укрепрайон, вышли на оперативный простор и с утра 19 августа начали стремительное продвижение в южные районы Сахалина. Этому в значительной мере способствовал морской десант, высаженный в порту Маока (Холмск). В результате смелых и решительных действий советских воинов к 14 часам 20 августа Маока был взят. Японцы, потеряв свыше 300 солдат и офицеров убитыми, до 600 пленными, отступали вглубь острова. И, несмотря на приказ о безоговорочной капитуляции войск с 19 августа, напряжённые боевые действия на Сахалине продолжались. Отступая, японцы разрушали аэродромы, восстановление которых требовало времени.

22 августа воздушный десант флотилии захватил исправный аэродром Коноторо в южной части Сахалина, но к этому времени исход боевых действий на острове был предрешён.

25 августа, несмотря на шторм, в Отомари (Корсаков) был высажен морской десант. В это же время к городу подходили подразделения 113-й стрелковой бригады. К 10 часам военно-морская база Отомари была взята. В то же время передовые части 56-го стрелкового корпуса вступили в город Тойохара (Южно-Сахалинск). К полудню боевые действия на острове закончились. В итоге проведенной операции было взято в плен 18 320 японских солдат и офицеров.

Так была возвращена Советскому Союзу южная часть Сахалина, отторгнутая от России в результате войны 1904–1905 гг.

Курильская десантная операция

Решение советского командования о начале Курильской десантной операции было принято 15 августа.

Наиболее укреплённым из островов Курильской гряды был самый северный остров – Шумшу, отделённый от Камчатки Первым Курильским проливом. В юго-западной части острова на побережье Второго Курильского пролива располагалась хорошо оборудованная военно-морская база Катаока, а в 5–6 км от неё, на острове Парамушир – военно-морская база Касивабара.

Инженерные сооружения на Шумшу создавались и совершенствовались на протяжении многих лет. Всё побережье, доступное для высадки десанта, прикрывалось дотами и дзотами, связанными подземными ходами и траншеями. Всего на острове насчитывалось 34 дота и много дзотов. Подземные ходы представляли собой целые галереи и служили не только для манёвра силами и средствами. В них были оборудованы склады, госпитали, электрические и телефонные станции, а также другие объекты. Глубина их, достигавшая 50 м, обеспечивала неуязвимость от артиллерийских снарядов и авиационных бомб.

Группировка противника на острове Шумшу состояла из 73-й бригады 91-й пехотной дивизии, 31-го полка ПВО, Курильского крепостного артиллерийского полка и подразделений 11-го танкового полка (60 танков). При необходимости она могла быть усилена переброской войск с острова Парамушир, в северо-восточной части которого дислоцировалась 74-я бригада 91-й пехотной дивизии, 18-й и 19-й мортирные дивизионы и 17 танков 11-го танкового полка. Такое расположение войск позволяло японцам в короткий срок сосредоточить на Шумшу до 23 тыс. человек.

Войска Камчатского оборонительного района, которым была поставлена задача разгромить эту сильную группировку, значительно уступали противнику и были разбросаны на широком фронте.

К участию в десантной операции планировалось привлечь два усиленных полка 101-й стрелковой дивизии, 279-й артиллерийский полк, 169-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион и батальон морской пехоты.

Командующим силами в операции был назначен командующий войсками Камчатского оборонительного района генерал А. Р. Гнечко, командиром сил высадки десанта – командир Петропавловской военно-морской базы капитан 1 ранга Д. Г. Пономарёв, командиром десанта – командир 101-й стрелковой дивизии генерал П. И. Дьяков.

Всего на корабли и суда было принято 8824 человека, погружено 205 орудий и миномётов, а также другая боевая техника и снаряжение.

В пятом часу утра 18 августа корабли открыли огонь по берегу и начали высадку первого броска десанта. Из-за перегрузки и большой осадки десантные суда остановились в 100–150 м от берега на глубине до 2 м, поэтому бойцы добирались до вражеского берега вплавь. Ошеломлённые появлением десантников на берегу, японцы открыли беспорядочный ружейно-пулемётный огонь, но он не помешал высадке. Начавшаяся затем высадка первого и второго эшелонов десанта проходила при сильном артиллерийском противодействии противника. Загорелось несколько десантных судов. К тому же на берегу бойцы имели при себе только стрелковое оружие, так как полевая артиллерия оставалась на транспортах.

Сопротивление противника нарастало. Японское командование предприняло контратаку батальоном пехоты, поддержанную 20 танками. Неравная схватка продолжалась около двух часов. Геройский подвиг в этом бою совершил коммунист старшина 1-й статьи Н. А. Вилков, закрывший своим телом амбразуру вражеского дота. Перед посадкой на корабли Николай Вилков сказал: «Родина и командование возложили на нас почётную задачу. Мы идём в бой, чтобы добить фашистского зверя на востоке. У каждого человека есть чувство страха, но каждый в силах побороть его, ибо выше всех человеческих чувств является воинский долг, любовь к Родине, стремление к боевому успеху. Во имя победы над врагом мы, не задумываясь, отдадим свою жизнь» («История Второй мировой войны…», т. 11, стр. 293). Так поступил и краснофлотец П. И. Ильичёв. В тяжёлую минуту боя он также бросился на амбразуру дзота. Оба моряка посмертно были удостоены звания Героя Советского Союза.

Противнику удалось потеснить передовой отряд, но потеряв до 15 танков и 100 солдат, он прекратил контратаку и вернулся на исходный рубеж. Было возобновлено наступление десантников. Одна из очередных контратак японцев была отбита с большими для них потерями: 17 из 18 танков, участвовавших в ней, были подбиты.

В упорных боях с врагом геройски дрался весь десант. Майор Т. А. Почтарёв, будучи раненым, оставался в строю и командовал батальоном морской пехоты. Командир передового отряда десанта майор П. И. Шутов, имя которого носит один из населённых пунктов острова Шумшу, покинул поле боя только после третьего, тяжёлого ранения. За героизм и умелое руководство боев Почтарёву и Шутову присвоено звание Героя Советского Союза.

Вражеские артиллерийские батареи были уничтожены штурмовыми группами только к утру 19 августа. После этого началась выгрузка орудий с транспортных судов десанта. Японцы также подтягивали свои войска, в том числе с острова Парамушир, готовясь к отражению наступления советских десантников. Но бои уже не возобновились в связи с объявлением по радио приказа о капитуляции японских войск. Вечером 19 августа был подписан акт о безоговорочной капитуляции 91-й пехотной дивизии, оборонявшей острова Шумшу, Парамушир и Онекотан.

Утром 20 августа отряд советских кораблей по договорённости с японским командованием вошёл во Второй Курильский пролив. Однако там он без всякого предупреждения был обстрелян из орудий с островов Шумшу и Парамушир. Когда стало известно о коварном нарушении договорённости, десантники перешли в наступление и, преодолев мощные оборонительные сооружения, отбросили японцев на 5–6 км вглубь острова. Одновременно авиация флота нанесла удар по Касивабаре и Катаоке. Всё это отрезвляюще подействовало на японское командование, которое поспешило заверить советское командование о готовности к немедленной капитуляции.

К исходу 23 августа на Шумшу было пленено свыше 12 тысяч японских солдат и офицеров. Вслед за ними сложили оружие гарнизоны остальных островов.

Курильскую операцию завершил десант, высаженный утром 1 сентября на остров Кунашир. Для японского командования столь быстрые действия советского флота оказались неожиданными. Были нарушены все его планы по эвакуации гарнизонов и материальных ценностей. Всего на Курильских островах было разоружено и пленено до 60 тыс. японских солдат и офицеров.

Советские войска и силы Тихоокеанского флота в короткие сроки завершили операции на приморских направлениях. Они внесли крупный вклад в освободительную миссию Советских Вооружённых сил, давших свободу народам Северной Кореи и вернувших Родине исконно русские земли – Южный Сахалин и Курильские острова.

Подписание акта о безоговорочной капитуляции Японии

2 сентября 1945 г. на борту американского линкора «Миссури», вошедшего в Токийский залив, состоялась церемония подписания акта.

Верховный командующий союзными силами генерал Д. Макартур провёл церемонию так, чтобы создать впечатление, будто Япония была сокрушена чуть ли не одними Соединёнными Штатами. Стремясь подчеркнуть, что победа подводит итог почти столетней политики США на Тихом океане, американцы извлекли из музея и доставили на «Миссури» флаг, с которым в 1854 г. коммодор М. Перри «открывал» Японию, то есть заставил её под жерлами орудий подписать неравноправный договор.

 

На верхней палубе линкора был поставлен большой стол, за которым сидели представители делегаций США, Великобритании, СССР, Франции, Китая, Австралии, Канады, Голландии, Новой Зеландии, присутствовали многочисленные корреспонденты. В японскую делегацию входили министр иностранных дел Сигэмицу, представлявший правительство и генерал Умэдзу – императорскую ставку.

К борту линкора японская делегация была доставлена на американском эсминце «Лэнсдаун». Не доходя до стола, японские представители остановились – наступили «минуты позора». В течение пяти минут японская делегация стояла под суровыми взглядами представителей союзных стран.

В 9 час. 04 минуты после краткой речи Макартура Сигэмицу и Умэдзу подписали акт о безоговорочной капитуляции. Затем под ним поставили подписи представители союзных держав. От имени Советского Союза подпись поставил генерал К. Н. Деревянко.

Церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции продолжалась 20 минут. Получив копии документа о капитуляции, японская делегация отбыла с «Миссури».

Вслед за этим представители союзного командования начали принимать капитуляцию японских войск в различных районах Тихого океана, Китая, Юго-Восточной Азии. Эта процедура растянулась на несколько месяцев («История Второй мировой войны…», т. 11, стр. 358–359).

В «Обращении тов. И. В. Сталина к народу» 2 сентября 1945 г. вождь подчеркнул, что безоговорочная капитуляция Японии означает, что «наступил конец второй мировой войны».

Сталин отметил, что японские захватчики нанесли ущерб не только Китаю, США и Великобритании. «Они нанесли серьёзнейший ущерб также и нашей стране. Поэтому у нас есть ещё свой особый счёт к Японии». Сталин напомнил, что свою агрессию против нашей страны Япония начала ещё в 1904 г. во время русско-японской войны, когда, воспользовавшись слабостью царского правительства, вероломно без объявления войны напала на Россию и атаковала русскую эскадру в Порт-Артуре, выведя из строя три первоклассных военных корабля России.

Россия в той войне потерпела поражение, и Япония отхватила у России южный Сахалин и утвердилась на Курильских островах, закрыв на замок все выходы в океан, все выходы к портам Советской Камчатки и Советской Чукотки. «Было ясно, – отмечает Сталин, – что Япония ставит себе задачу отторгнуть от России весь её Дальний Восток».

В 1918 г., напоминает Сталин, «Япония, воспользовавшись враждебным тогда отношением к Советской стране Англии, Франции, Соединённых Штатов Америки и опираясь на них, – вновь напала на нашу страну, оккупировала Дальний Восток и четыре года терзала наш народ, грабила Советский Дальний Восток». Японские захватчики были выброшены за пределы нашей страны в 1922 г.

В 1938 г. Япония напала на СССР в районе озера Хасан, а в 1939 – около Халхин-Гола, где агрессоры потерпели поражение.

Признание Японией безоговорочной капитуляции означает, – подчёркивает Сталин, – «что южный Сахалин и Курильские острова отойдут Советскому Союзу и отныне они будут служить не средством отрыва Советского Союза от океана и базой японского нападения на наш Дальний Восток, а средством прямой связи Советского Союза с океаном и базой обороны нашей страны от японской агрессии» (И. Сталин «О Великой Отечественной войне Советского Союза», стр. 203–206).

В отличие от других стран, американская сторона имела подготовленный план («Блэклист») на случай капитуляции японских вооружённых сил. В соответствии с ним предусматривалась оккупация 14 важнейших районов в собственно Японии и 3–6 – в южной части Кореи.

Высадка американских войск в Японии началась 27 августа в заливе Сагами, в который вошли корабли 3-го американского флота. 28 августа на аэродроме Апуги, близ Токио, высадился передовой отряд из 150 человек. 30 августа началась массовая высадка оккупационных войск недалеко от японской столицы и в других районах. У берегов Японии находилось 383 корабля и судна. На авианосцы базировалось 1300 самолётов. В Токио оккупационные войска вступили 8 сентября. В октябре 1945 г. американское командование установило полный контроль над важнейшими стратегическими пунктами Японии. К концу года численность американских оккупационных войск составила 241,5 тыс. солдат и офицеров.

Империалистические круги США и администрация Трумэна намеревались использовать многие правительственные органы как эффективное средство контроля над народом. Вот почему разоружение армии, флота и авиации было возложено на японцев.

17 августа было создано правительство Н. Хигасикуни – дяди императора, генерала, принимавшего участие в завоевательных походах. Используя авторитет императорского дома, Хигасикуни быстрыми темпами провёл демобилизацию личного состава вооружённых сил в собственно Японии, в которых насчитывалось 3 700 тыс. человек. С 1 декабря военное и военно-морское министерства стали называться соответственно первым и вторым демобилизационными министерствами. К середине декабря императорские вооружённые силы прекратили существование. Однако Японии, при попустительстве американских представителей или с их молчаливого согласия, удалось сохранить под своим контролем основные офицерские кадры. Многие мобилизационные документы и списки не были переданы союзному командованию. Основные руководящие кадры армии и флота были распределены по государственным учреждениям и военно-промышленным компаниям.

Такого рода действия в корне противоречили Потсдамским соглашениям об условиях капитуляции Японии и вызвали протесты со стороны Советского Союза, указывавшего на недопустимость того, чтобы оружие и военную технику от капитулировавших частей принимали представители военного и военно-морского министерства. На эти протесты Макартур ответил, что он «доверяет народному правительству Японии…». Это демагогическое утверждение свидетельствовало о том, что Макартур собирается установить и к концу года фактически установил единоличный американский контроль над Японией, игнорируя задачи оккупационной политики, сформулированные в совместных решениях союзников.

Капитуляцию японских войск в Китае принял представитель Чан Кай-ши, начальник штаба китайской армии генерал Хэ Ин-цинь. При этом Чан Кай-ши приказал 8-й и Новой 4-й армиям, являвшихся вооружёнными силами Компартии Китая, не предпринимать самовольных действий в отношении японских войск, рассчитывая таким образом лишить вооружённые силы КПК принимать капитуляцию японских войск. Также Чан Кай-ши запретил командующему японскими войсками генералу Окамуре сдавать оружие частям КПК. Это вызвало протесты со стороны ЦК КПК, привело к продолжительным тяжёлым боям между войсками КПК и японской армией.

К концу октября в Китае практически сложилось два правительства: гоминьдановское, контролировавшее большую часть территории страны, на которой проживало около 70 % населения страны, и освобождённых районов во главе с КПК. К концу 1945 г. освобождённые районы составляли почти четверть территории Китая с населением около 150 млн. человек. Выросли и силы народной армии, которой советское командование передало оружие и технику бывшей Квантунской армии. К гоминьдановской армии также попало значительное количество японского вооружения: 534 танка и бронемашины, 12 446 орудий, 29 822 пулемёта, более полумиллиона винтовок и карабинов, 291 годный к полётам (всего 1068) самолёт, 235 боевых кораблей, много боеприпасов и снаряжения.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru