В ритме сердца

Тори Майрон
В ритме сердца

– Мама… – Мне так хотелось подойти к ней, обнять и успокоить, но резко выставленная передо мной рука дала понять, что ей это не нужно.

– Нет! Я хочу, чтобы ты услышала. Большая часть меня умерла вместе со Стивеном, и я ничего не могу с этим поделать. Не могу и не хочу. Не проси и не жди от меня больше, чем я могу тебе предложить. Этого не будет. Либо ты смиришься и между нами останется всё так, как есть, либо рано или поздно своими выходками ты добьёшься того, что меня лишат родительских прав, а тебя отправят в интернат или, ещё хуже, в воспитательную колонию для несовершеннолетних, – ровным голосом закончила мама.

И на этом всё.

Я окаменела от страха, забыла, как дышать. Моим самым жутким кошмаром после смерти отца был потерять маму. Её слова о детдоме подействовали на меня отрезвляюще, словно ледяной водой с головы до ног окатили, а затем ещё пустым ведром залепили для закрепления эффекта. Злость, обида, разочарование, чувство несправедливости и непонимания никуда не делись, а лишь сильнее наполняли меня с каждым последующем днём, но я больше не могла позволить себе рисковать и вытворять глупости, которые приведут к ужасающим последствиям.

Отстранённость мамы уже не казалась столь мучительной в сравнении с перспективой жизни вдали от неё. Я готова была стать тише воды ниже травы, только бы никто не забрал меня от мамы. Этого я однозначно не смогла бы пережить.

Глава 2

Николина

Из водоворота воспоминаний меня вытягивает резкая, обжигающая боль в ноге. Оторвав взгляд от сонной мамы, я замечаю, что пьяная физиономия Филиппа уже смирно покоится на столе среди мусора, а пепел тлеющей в руке сигареты падает мне на стопу.

Не сдерживаясь, я шиплю и с силой вдавливаю окурок в пепельницу, пытаясь погасить не только его, но и зарождающийся во мне костёр ненависти.

Если бы в день, когда я впервые увидела Филиппа Гиралдо на пороге нашей квартиры, я знала, во что превратится наша жизнь, клянусь, я убила бы его сразу же. Без колебаний.

– Идём, мама, я помогу тебе, – обхватив её за талию, я перекидываю руку на плечо и аккуратно приподнимаю со стула.

Довожу его до кровати, накрываю одеялом и чувствую вибрацию телефона в кармане штанов, моментально вспоминая об Эмилии.

Она, вероятнее всего, уже приехала.

Закрыв за собой дверь в мамину спальню, наспех переодеваю прожжённый пеплом носок и выбегаю из дома.

Такси с взволнованной брюнеткой на заднем сиденье уже ждёт меня возле подъезда.

– Привет! Я до последнего не верила, что ты успеешь так быстро собраться, – дрожащий голос Эми выдаёт степень её волнения. – Нам далеко ехать?

– Буквально пара кварталов, – диктую водителю адрес и внимательно изучаю подругу.

Она действительно одета непривычно просто для неё. Длинное тёмное пальто, полностью раскрытое из-за исправно работающей печки автомобиля, позволяет рассмотреть на ней тёмный спортивный костюм и полное отсутствие каких-либо украшений, а на ногах вместо привычных фирменных ботильонов из натуральной кожи обычные кроссовки.

– Мне не требуется так много времени, как тебе, Эми, но не могу не похвалить – ты услышала все мои указания.

– Ещё бы! Ты же мне все уши прожужжала, – недовольно фыркнув, она закатывает глаза.

– Не злись, я же не от нечего делать тебя предупреждаю. Просто хочу, чтобы сегодня всё обошлось без проблем. Люди в Энглвуде разительно отличаются от тех, к кому ты привыкла. Лучше лишний раз не провоцировать.

– Верю, – сдавленно произносит, оглядываясь по сторонам. – Я никогда не могла подумать, что в Рокфорде имеются такие районы. – Эми вздрагивает от неожиданных криков на перекрёстке.

– В каждом городе есть подобные районы. Не бойся и главное не отходи от меня ни на шаг. Тогда всё будет в порядке.

– Тебе не страшно здесь жить? – слышу сочувствие в её голосе.

– Было страшно только в самом начале, а потом привыкла. Да и жить мне больше негде. Здесь мой дом. Но ты всё ещё можешь передумать, и мы развернём такси. Ты точно уверена?

– Ты ещё спрашиваешь? Я не могу дождаться, когда увижу своими глазами, как дерётся Марк! Скорее всего, у меня сердце в пятки уйдёт от страха.

Я невольно усмехаюсь.

Сегодняшний бой Марка Эндрюза – наименее страшное зрелище, которое ей предстоит увидеть.

Эмилия – порядочная девушка из образцовой, верующей семьи, всю жизнь находившаяся под строгим контролем родителей, давно горит желанием выбраться из золотой клетки и увидеть мир за её пределами. Как и полагается, такая примерная девочка, как она, просто была обязана запасть на самого разгульного, наглого и испорченного парня. Это же классика. Другого я от неё и не ожидала.

Однако, сколько бы я ни убеждала глупышку, что её постигнет сильное разочарование в предмете своего воздыхания, она мне не верит. По всей видимости, Эми должна самостоятельно наступить на «грабли» под именем Эндрюз, чтобы понять – плохие мальчики меняются только в фильмах или любовных романах, которые она непрерывно любит читать. В жизни же вряд ли что-то способно в одночасье выбить из них всё дерьмо и заставить думать о чём-то большем, кроме себя любимых.

Конечно, я не могу говорить за всех, но Марка я знаю достаточно хорошо, чтобы твёрдо заявить, что кроме смазливой внешности, спортивного тела и денег семьи, в нём нет ничего достойного внимания.

И честно, в моей голове до сих пор не укладывается, как Остина угораздило сплестись со столь пустым человеком. Причем они относят друг друга в категорию лучших друзей, что окончательно обескураживает меня.

Остин, конечно, тоже далеко не ангел, но, по крайней мере, он не считает людей, а в частности девушек, мусором или одноразовой вещью.

– Ты же познакомишь меня с ним, Ники? – с надеждой спрашивает Эми, на что в ответ я обречённо вздыхаю.

– А разве у меня есть выбор?

– Конечно же, нет! – страх в её голосе разбавляется восторженными нотами, а большие карие глаза заполняются блеском. – Ты думаешь, я ему понравлюсь?

– Тебе бы несказанно повезло, если бы ты ему не понравилось, но на это нет никаких шансов. Ты прекрасна, Эми, – и я в самом деле не кривлю душой.

У Эмилии очень интересная внешность. Она не относится к стандартным красавицам, да и фигура немного худовата для её высокого роста, однако некая невинность во всём облике вкупе с большими глазами и чувственными, пухлыми губами, могут с лёгкостью свести с ума любого парня. Да и вообще она очень обаятельная девушка. Своим прирождённым шармом она, как магнитом, притягивает к себе внимание людей любого пола и возраста. И я не стала исключением.

После моего продолжительного неадекватного поведения в компании отморозков из банды я окончательно закрылась в себе из-за чувства вины за содеянные разрушения. Я не желала общаться ни с кем, кроме Остина. И так продолжалась до тех пор, пока он буквально за шкирку не притащил меня в один из детских домов Рокфорда. Остин прекрасно знал мою фобию к месту, в котором никогда и ни за что не хотела бы оказаться, но заверил – чтобы облегчить совесть, мне необходимо начать делать что-то полезное для других.

Там я и познакомилась с нежной, располагающей к себе добротой Эми. Она пару раз в неделю приходила в детдом, где обучала сирот игре на фортепиано или устраивала им концерты, чтобы просто их повеселить. И взяв у неё пример, я после школы начала проводить танцевальные уроки детям, которые посещали мои занятия с большим энтузиазмом.

Медленно, но верно я излечивала себя от гнетущего чувства вины, и, как приятный бонус, у меня появилась близкая и по сей день единственная подруга.

Стоит нам выйти из машины, как я чувствую волну напряжения, исходящую от Эми. Крепко удерживая мою руку, она непроизвольно прижимается ближе.

– Расслабься. Всё хорошо. Нам туда, – успокаиваю её я, указывая в сторону внушительных размеров арки, ведущей во внутренний двор, окружённый заброшенными многоквартирными домами.

Оказавшись внутри, мы попадаем в толпу снующих туда-сюда людей, старательно перекрикивающих громкие биты музыки.

Специально возведённые трибуны всего в несколько рядов вверх, стоящие по всему периметру двора, уже практически заполнены.

Про себя отмечаю, что сегодня желающих насладиться кровавыми боями и заработать или проиграть немного денег значительно больше, чем обычно.

Я сжимаю крепче ладонь Эми и тяну через толпу в сторону трибуны, где на верхнем ряду всё ещё остались свободные места. И внимательно слежу, как испуганно, но с долей любопытства, метаются из стороны в сторону расширенные зрачки подруги.

Уверена, в своём мире добропорядочного общества Эмилия даже вообразить не могла подобную картину из сотен неотёсанных, шумных, навевающих страх парней и не менее отталкивающих девушек, одетых в дешёвую одежду из секонд-хенда.

Со всех сторон гудят громкие и резкие голоса. Разговоры в основном состоят из грубостей и мата, а вонь канализации, запах пота и травки вперемешку с туманной пеленой сигаретного дыма идеально дополняет тягостную атмосферу предстоящей кровавой бойни.

– Ну что, удивлена? Всё ещё хочешь остаться? – интересуюсь я, продолжая с задором следить за каждой её реакцией.

– Да, удивлена. Нет, я хочу остаться, – даже не посмотрев на меня, еле слышно блеет Эми. – Так много людей, я не могу найти Марка.

– Он должен быть где-то там.

Указываю в сторону небольшого возвышения, на котором уже стоит местный заводила Лейн, принимающий последние ставки, а рядом с ним крупногабаритный, полностью покрытый неразборчивыми татуировками мужчина разогревает тело перед дракой. Он крепко сжимает кулаки, словно не в силах дождаться, когда сможет набить симпатичное личико Эндрюза.

Марк тот ещё бесстрашный идиот, который совершенно не контролирует не только то, что у него в штанах, но и свой болтливый язык. Не знаю, что в очередной раз он натворил и чем разозлил гиганта, но сразу понятно, что Эндрюзу сегодня будет несладко.

 

– Это что, противник Марка? – чуть ли не в панике пищит Эмилия.

– Да, он самый, и, видимо, так же как и ты, не может его найти, – делаю выводы я, замечая, как здоровяк с серьёзным, сосредоточенным лицом рассматривает толпу.

– Боже, он же убьёт его! – Эми хватается руками за голову.

– Не переживай раньше времени. Твой любимый тоже не маленький безобидный мальчик, – утешаю подругу, хотя осознаю, что в этот раз Марк допрыгался и сухим из воды точно не выйдет.

Его противник даже с расстояния внушает страх и опасность.

Радуюсь от мысли, что Остин ещё год назад завязал с боями. Он участвовал в драках не только ради дозы адреналина и выброса негативных эмоций, но и ради денег. Победитель получает неплохой выигрыш, а Остину после поступления в университет как никогда нужен был быстрый и «лёгкий» доход.

Без всяких сомнений, он продолжал бы калечить себя и по сей день, если бы последний бой годовалой давности не закончился больничной койкой.

Гематомы на лице и теле, переломанные ребра, вывих запястья и сотрясение мозга вряд ли испугали бы Остина, с детства привыкшего к травмам, но прогнозы врача о том, что новых ударов по голове в следующий раз он, вероятнее всего, уже не переживёт, всё-таки убедили забыть о боях раз и навсегда, отчего я выдохнула с облегчением.

Бои Остина для меня были адской, жестокой пыткой. Я словно испытывала каждый пропущенный им удар на себе. Честно, даже вспоминать невыносимо.

– Николь, по-моему, тебя кто-то зовёт, – Эми дёргает меня за рукав толстовки, и я поворачиваю голову в сторону выхода со двора.

Мне хватает секунды, чтобы узнать эффектную брюнетку, вид которой автоматически проносит по телу неприятную волну раздражения.

Подпрыгивая на месте и активно махая руками, девушка с густой копной волнистых волос пытается докричаться до меня. Она хмурит тёмные брови, а пухлые губы то плотно сжимаются от негодования, то раскрываются в крике, который теряется в шуме людей.

– Кто это? – интересуется Эми, явно замечая смену моего настроения.

– Лара.

– Ого. Девушка твоего Остина?

– Он не мой, Эми! – слишком резко реагирую я.

К сожалению, не мой.

В грудной клетке нещадно царапает, пока я в очередной раз осознаю всю нелепость и обречённость моих чувств к лучшему другу детства.

Я люблю его всем сердцем и знаю – он меня тоже. Проблема заключается в том, что любовь наша кардинально отличается.

Я для него маленькая девочка, с годами ставшая родной и близкой. Младшая сестра, о которой он не перестаёт заботиться, сверхмерно оберегать от окружающего мира, переживать и вечно вытаскивать из проблем, в которые я умудряюсь ввязаться.

Знаю, он готов отдать за меня жизнь, но не это мне нужно. А сердце… Его сердце, наполненное взаимной любовью. Не братской, а настоящей, всепоглощающей, возводящей душу в небеса, а тело окутывающей страстным пламенем.

Но единственный огонь, что сжигает меня уже который год и не даёт свободно дышать полной грудью, вызван отравляющей, сводящей с ума ревностью.

Сейчас, глядя на жгучую красотку, с усердием пробирающуюся сквозь столпотворение в мою сторону, я неосознанно представляю, как по ночам он целует её, обнимает, шепчет на ухо нежные слова или, наоборот, выкрикивает пошлости в порыве страсти, прижимается крепким телом к её роскошным округлым формам, а затем проникает и наслаждается до самого утра.

Чёрт! Раздражаюсь до скрежета зубов, готовая в любой момент лично выйти на ринг и выбить весь дух из ни в чём не повинной девчонки.

– Николь! Николь, срочно спускайся! – наконец мне удаётся расслышать тревожный голос Лары, и острый приступ ревности притупляется нехорошим предчувствием.

– Что происходит?

– Пока не знаю, – отвечаю я Эмилии и вижу, как Лара, продолжая кричать, указывает в сторону возвышения, на котором стоит Лейн с не на шутку разгневанным татуированным громилой и…

– Какого х… – из моих уст вырывается ругательство, а сердце замедляет биение до нуля.

– Николь, чёрт подери, спуск… и беги к…! Он не слушает меня… собирается…

Голос Лары смешивается с толпой, но я и так понимаю причину её паники. Я сама теряю почву из-под ног, подбитая ужасающим осознанием происходящего.

Сегодня драться будет Остин.

Глава 3

Николина

Я никогда не относила себя к уравновешенным людям, но и конченой истеричкой назвать не могла. В переходном возрасте у меня были некоторые проблемы с контролем над эмоциями – в частности, внезапные вспышки гнева, из-за которых я наломала немало дров, но, тем не менее, благодаря поддержке Остина, освоению техники релаксации и дыхания в совокупности с усиленными физическими нагрузками и занятиями танцами я научилась освобождаться от негативных эмоций. Я удачно справлялась, перенаправляя агрессивную энергию в нужное русло, извлекая пользу для себя. Но сегодня приобретённые и отработанные годами навыки дали тотальный сбой.

Сейчас в меня словно бес вселился. Влетая в один из местных баров Энглвуда, я готова рвать и метать, но не всё подряд, а исключительно одного безмозглого мажора, который никогда не думает ни о ком, кроме себя.

Тело сотрясается, словно в ознобе, руки одновременно холодеют и покрываются влагой с той самой секунды, когда я увидела Остина, уверенно продвигающегося сквозь скандирующую толпу в центр круга, в котором его уже не мог дождаться устрашающий соперник Марка.

Я не способна ясно мыслить и успокоить до максимума повышенный пульс. Перед глазами всё ещё мелькают кадры крови на любимых губах и быстро проявляющиеся синяки на рельефном теле. Даже громкой музыке бара не удаётся затмить в моей голове застрявшие на повторе хлёсткие звуки беспощадной борьбы, сдавленные стоны и гортанное, злостное рычание, которое мне пришлось слышать ещё пару часов назад в заброшенном квартале, где каждый новый удар по Остину мог оказаться для него последним.

Не успев остановить бой, я медленно крошилась на кусочки, поглощённая не просто страхом, а настоящей паникой, наблюдая, как самый любимый и родной человек после мамы рискует жизнью и отдувается за «друга», который оказался не готов к назначенному им же бою из-за переизбытка алкоголя и наркоты в крови.

Я убью эгоистичного мудака, который всё ещё продолжает свой нескончаемый пир где-то среди такой же вечно обдолбанной публики этого притона. И когда на отдельном невысоком балконе дымного многолюдного помещения нахожу свою цель, уверенность в моих намерениях только усиливается.

– Николь, мне кажется, тебе нужно успокоиться, – стонет Эми, напуганная моим нестабильным состоянием больше, чем омерзительной и крайне небезопасной атмосферой ночного заведения, в которое она упрямо последовала за мной.

– Молчи! Я предлагала тебе уехать домой, ты отказалась, поэтому теперь не мешай! – рявкаю я незаслуженно грубо, но сейчас мне безразличен как её осязаемый страх, так и неблагоприятное мнение, которое у неё сложится обо мне.

Тащу за собой Эмилию через обкуренный зал, бесцеремонно расталкивая преграждающих путь людей, которые в любой момент способны отреагировать на моё грубое поведение, зарезав меня на том же месте.

Говорю же: полный отбой всем инстинктам самосохранения.

Мы быстро добираемся в другой конец бара, где за большим круглым столом, вальяжно развалившись на кожаном затёртом диване, как ни в чём не бывало расслабляется Марк в компании полуголой длинноногой блондинки.

Я молниеносно подлетаю к уроду с лицом, как с журнала обложки, и до того, как он успевает хоть что-то осознать, вырываю коктейль из его рук и выплёскиваю содержимое прямо в самодовольную рожу.

– Что за дерьмо?! – шипит Марк, жмуря глаза. – Жжёт, бля*ь, с-с-сука, какого хрена?! – Он продолжает материться, пытаясь нащупать на столе салфетки.

Я тем временем, пользуясь его дезориентацией, наношу череду звонких пощёчин, пока его тупая блондинка даже не пытается остановить меня, лишь обескураженно хлопает наращёнными ресницами.

– Это ты редкостное дерьмо, Эндрюз! – яростно выплёвываю я, с остервенением сжимая свою руку.

И нет, далее следует не очередная девчачья оплеуха, а самый настоящий удар кулаком в челюсть.

Заворожённая представлением спутница Марка наконец выходит из транса и отлетает от нас в сторону, боясь попасть под огонь.

– Николь! Что ты творишь?! – слышу шокированный вскрик стоящей позади меня Эми, но даже не думаю оборачиваться. Всё моё внимание принадлежит не менее потрясённому внезапной атакой парню.

Я повторно замахиваюсь, чтобы нанести ещё один смачный удар, но на сей раз Марк успевает среагировать. Резко вскочив с дивана, он хватает меня за плечи и отталкивает, словно пушинку, на несколько метров назад.

Врезавшись в стену, я чудом удерживаюсь на ногах.

– Ты совсем озверела?! Ты что творишь, идиотка?! – рычит на меня. Встряхивает головой и начинает стирать с лица сползающие капли напитка.

Повреждённая губа покраснела, но крови нет. Так и знала, что нужно было бить сильнее.

Его свирепый взгляд готов испепелить меня, и, кажется, он даже протрезвел. Да только поздно. Трезветь нужно было до начала боя, а сейчас может сделать всем одолжение и захлебнуться алкоголем.

– Это ты что творишь? Остин дерётся вместо тебя, пока ты тут девок клеишь и всякую гадость в себя заливаешь! – собравшись с силами, я вновь подлетаю к парню, но Марк с лёгкостью прибивает меня обратно к стене.

– Что за бред ты несёшь, дура?! – заметив мой новый порыв ударить, Марк одной рукой сцепляет оба моих запястья, а второй жёстко сжимает скулы.

– Всегда знала, что ты тряпка, но не думала, что пошлёшь друга драться за себя, – шиплю я, игнорируя его болезненную хватку.

– Ты что, мозги себе отморозила? Никого я никуда не посылал! Я очнулся полчаса назад! Сегодня даже не видел Остина. Так что не неси чушь, Никс!

Меня колотит от его слов. Не верю, не хочу слушать его жалкие оправдания и продолжаю тщетные попытки вырваться из его лап.

– Он рисковал и дрался вместо тебя, мудак! Каждый на улицах знает нерушимое правило: если вызвал кого-то на бой, обязан явиться, пусть даже ползком на четвереньках!

– Не забывайся, Никс, я не с ваших улиц и никому ничего не обязан! – сквозь сжатые зубы произносит Марк.

– Тогда какого чёрта вызываешь на поединок такого громилу, а потом в последний момент сливаешься?!

– Что за бред? Ты что, не слышала, что я тебе сказал? Я был в полной отключке!

– Зато сейчас выглядишь бодрее некуда!

– Где он? С ним всё в порядке? – пропуская мой выпад мимо ушей, спрашивает Марк, заставляя усмехнуться внезапному волнению в голосе.

Проснулся, мудак!

– Теперь-то какая разница? Что сделано, то сделано. Он сражался, пока ты здесь был слишком занят, пытаясь привести себя в чувства, – с трудом бросаю взгляд через его плечо в сторону заполненного алкоголем стола и всё ещё встревоженно наблюдающей за нами блондинки. – Отпусти меня, тряпка! Жалкое подобие мужчины! Отпусти!

– Закрой свой рот, дура неадекватная! Со мной ты так разговаривать не будешь! – Напряжённый голос Марка понижается на несколько тонов, давая понять, что его терпение на исходе. – Я не Остин – подтирать сопли и мирно терпеть подобные выходки не собираюсь.

– Правильно, давай, ударь меня! С девчонкой-то не страшно, силы неравны! Давай! – подначиваю я, по холодному блеску его серых глаз читая, что он в самом деле задумывается над этим.

– Ты как-то слабо на девчонку похожа, – злостно проговаривает, но его слова меня нисколько не задевают.

Мне ли не знать, какой «девчонкой» я могу быть, когда обстоятельства того требуют.

– Николь! Марк! Пожалуйста, успокойтесь! – чувствую ладонь Эми, которая с заметным усилием пытается расцепить нас.

– Это ещё кто? – продолжая удерживать меня, Марк обращает своё внимание на Эмилию.

Она умоляюще смотрит своими большими глазами то на него, то на меня, отчего ярость Эндрюза быстро уменьшает обороты, а сам он вдруг зависает без движения и пристально разглядывает Эми.

– Какое прелестное создание. И какое-то знакомое. Мы с тобой нигде не встречались? – томно произносит он более мягким голосом.

Но, к моему удивлению, подруга игнорирует Марка и концентрирует взгляд на мне.

– Николь, пожалуйста, давай уйдём отсюда.

Только сейчас я замечаю, что ею всю трясёт от страха.

– Отпусти меня! – немного придя в себя, повторяю своё требование, желая поскорее вывести Эми из этого мрачного, прокуренного места.

Я боялась, что мы попадём сегодня в передрягу, но не думала, что её инициатором стану я.

– Без проблем отпущу, но сначала извинись!

– Ты охренел, Марк?! – опешив, рявкаю я.

– Давай, давай, извиняйся! Подлетела, набросилась без причины и объяснений, напугала мою подругу, и свою, между прочим, тоже. – Его взгляд вновь оценивающе скользит по Эми, заставляя её нервничать ещё сильнее. – А теперь ещё что-то просишь? Кто охренел, так это ты! Причём уже давно. Если бы не Остин, мы бы сейчас разговаривали иначе. Так что извиняйся и расходимся!

 

– Пошёл к чёрту! Были бы мои руки свободны, вмазала бы ещё. И не раз!

– А ещё просишь, чтобы отпустил, – неприятно смеётся он, оголяя белоснежную улыбку, вызывая желание выбить ему все зубы. – Пора тебя научить правильным манерам, Никс, а то ведёшь себя как неотёсанная пацанка и выглядишь, кстати, тоже не лучше. – Он оглядывает меня с нескрываемым презрением. – Всё просто – просишь прощения, и я отпускаю.

– Мечтай дальше, – теперь ехидно смеюсь я, насколько мне это удаётся, учитывая сдавленные скулы, которых я уже практически не чувствую.

– Ники, пожалуйста, скажи, что он хочет, и уйдём, – пытается достучаться до меня Эмилия, но я остаюсь непреклонна.

– Послушай свою не только красивую, но и умную подругу. Кстати, как тебя зовут, милая? – Марк расплывается в фирменной улыбке мартовского кота, моментально гипнотизируя наивную девушку своим обаянием.

– Эмилия, – отвечает дрожащим голоском.

Я тем временем брыкаюсь, как загнанный в клетку зверёк, но Эндрюз, будто не чувствуя дискомфорта, преспокойно продолжает беседу.

– Приятно познакомиться, Эмилия. Я Марк. Пока наша строптивая пацанка раздумывает над словами, которые я хочу услышать, могу ли я тебя тоже кое о чём попросить? – вкрадчиво спрашивает он.

Несколько секунд Эми молчаливо разглядывает безупречное лицо парня, словно раздумывая, как правильно поступить: бежать прочь обратно под крылышко родителей или поддаться своему страстному желанию и стремглав нырнуть в омут бесстыжих, серых глаз?

– Проси, – наконец тихо произносит Эми.

Дура!

Неправильный выбор, Эмилия, совершенно неправильный!

Марк довольно усмехается, склонив голову набок, с явным интересом изучая девушку в ответ.

– Не бойся и не трясись так. Пока ты со мной, тебе ничего не угрожает, так что успокойся и выдохни, – мягко проговаривает он, прищурив глаза, словно хищник, нацелившийся на свою добычу.

Эмилия попала. Без вариантов. Пусть запасается носовыми платками – слёз из-за него она прольёт целое море.

– Да отпусти же ты меня! Ничего я тебе не собираюсь говорить! – не сдерживаясь, кричу что есть силы и отчаянно вырываюсь, причиняя новую порцию боли лишь самой себе.

Марк хочет ответить, но не успевает. Кто-то резко отдёргивает его, и я тут же ощущаю долгожданное расслабление в запястьях и онемевших скулах.

– Ты какого чёрта творишь?! – доносится твёрдый, звучный голос, от которого по телу пробегает табун мурашек, а ноги превращаются в вату.

Обычная, неподвластная мне реакция на Остина.

– Оо, а вот и братец объявился! – с улыбкой говорит Марк, делая шаг назад, но Остин успевает схватить его за воротник слегка расстёгнутой рубашки и сильно встряхивает.

– Повторяю: какого хрена ты делаешь ей больно?! Ещё не протрезвел?! Я тебе сейчас быстро помогу! – Его стальной голос заставляет содрогнуться даже меня.

– Стоп, стоп, стоп! – Эндрюз поднимает руки вверх в знак капитуляции. – Не кипятись, друг, я точно пока ещё никому больно не делал. Это твою защитницу нужно опасаться. Ей сегодня подраться приспичило, я лишь отбивался, – весело сообщает Марк, но по мере того, как тщательней вглядывается в лицо друга, ослепительная улыбка сползает с его губ. – А ты, как погляжу, в самом деле полез в драку. Вроде бы из нас двоих я – тот, кто любит совершать необдуманные поступки.

– Так и есть, ничего не изменилось, – после недолгой паузы слышу ответ Остина, и он выпускает Марка из захвата.

Эндрюз спокойно поправляет помятую рубашку. Несмотря на всю ситуацию, в отличие от меня, он быстро возвращает себе невозмутимый вид.

– Не очень в этом уверен, но в любом случае рад, что ты жив и здоров, – как ни в чём не бывало говорит парень и дружески хлопает Остина по плечу.

И это всё?

«Рад, что ты жив и здоров»?

А если бы Остин умер, сказал: «Жаль, что тебе не повезло, друг, пойду помяну тебя порцией виски»?

Я даже не замечаю, как вновь накидываюсь с кулаками на Марка, но в этот раз Остин сам схватывает меня и оттаскивает от друга.

– Вот о чём я тебе и говорил. Она сегодня совершенно невменяемая, – констатирует Эндрюз, разводя руки в стороны.

– Лучше быть невменяемой, чем таким ничтожеством, как ты! – выплёвываю я, пока Остин не позволяет дотянуться до него.

– Слушай, засунь эту боксёршу в клетку, пока она тут всем лица не поотбивала.

– Помолчи, Марк, а ты успокойся! И быстро на улицу!

– Дай его прибить сначала! – не отводя взгляда от самодовольной физиономии Марка, злостно рычу я.

– Да успокойся же ты, Николина! Идём на улицу! – выпаливает Остин и, видя мой очередной порыв напасть, ловко сгребает в охапку, не обращая внимания на мои возражения. – Побудь с девчонкой, Марк, и не твори глупостей! Я скоро вернусь, – добавляет он, указывая на Эмилию.

Не слышу ответа и не в состоянии даже обернуться, чтобы убедиться в безопасности Эми.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru