Решимость: почти святой Брайан

Анастасия Сагран
Решимость: почти святой Брайан

Послесловие

Конечно, одного желания любить вечно очень мало. Но Брайан действительно любил свою эскортесс… до самого конца.

К сожалению, как и предсказал Сапфир, Брайан всё же разорвал отношения. Это случилось спустя шестьдесят шесть лет после венчания. Брайан поступил так, поддавшись гневу. Моргана послушалась Игрейну и сделала то, что для моралиста-Брайана было сверх его понимания – позировала почти обнажённой. Копии изображения тела Красивейшей распространились по миру подобно самым любопытным слухам, то есть мгновенно. Брайан ещё долго пылал яростью, поскольку натыкался взглядом на эти копии чуть ли не всюду. Но постепенно остыл. Ему понадобилось пять лет для того, чтобы начать шутить на тему обнажённого тела Морганы. Через девять лет Моргана дождалась прощения, и ещё год ушёл на то, чтобы Брайан решился снова начать ухаживать за бывшей женой. Таким образом, Роджер, вернувшись после столетнего отсутствия, застал всё то же: брата-близнеца и красивейшую из женщин в затруднении перед задачей любовного характера. Разница между прошлым и будущим была в том, что в этот раз Роджер помог брату.

Сапфир, что всегда настораживало Брайана, обращался с Морганой как с малоприятным существом ещё очень долго. Но делал это лишь из солидарности со всей семьёй. Моргана постепенно сдружилась со всеми, кроме, пожалуй, Даймонда Лайта. Красавчик Дэй держал эскортесс на расстоянии из страха влюбиться, поскольку Сапфир однажды предсказал ему это. Но опасения не оправдались, и Даймонд тоже сдался и признал Моргану как члена семьи, но только тогда, когда понял, что любит совершенно другую женщину.

Моргана сумела принести удачу Сильверстоунам в любовных делах и однажды действительно спасла Брайану жизнь.

Гигантский дворец Нью-Лайт строился много лет и в итоге, Брайану в нём отвели слишком большой и шикарный флигель. Моргана настояла на том, чтобы жить именно там. В первые годы Брайан ещё опасался обвинений общества и членов семьи в неоправданно роскошной жизни, но когда с проходящими десятилетиями количество его сыновей начало удивлять даже его самого, просторные покои перестали вызывать зависть, а Сапфиру, кроме серьёзных обвинений в мошенничестве, объявили благодарность. Суда над ясновидящим, конечно, не случилось. Однако Дан-на-Хэйвины заставили его заплатить за то, что составляя контракт, всю выгодную для Морганы часть принц Сильверстоун так или иначе связал с появлением у неё дочерей. Но, в связи с особенностями смешения крови крылатого и эскортесс, детей женского пола у них быть никак не могло – зная это, ясновидящий не постеснялся использовать этот факт и хитрил до тех пор, пока его не прижали к стенке.

Феррон Элстрэм официально остался Росслеем. Узнав, что у него в некотором смысле два отца, он так и не примкнул к клану Сильверстоунов, хотя среди них со временем стал своим. Много лет его преследовала дилемма юности Брэнта Лоасса. Он так и не смог выбрать окончательно между жизнью монаха или воина и действительно основал собственный орден. И однажды увидел своими глазами, как бедные становятся богаче, а богатые – беднее.

P.S. То, что иногда предвидел Сапфир

– Я успел! – сияя, заявил Джереми. – Я успел перекупить последний роман Сен-Шеру!

– Как это? – поразился Энтони. – Как?

– Вклинился прямо в толпу, перехватил шестого, вышедшего из книжной лавки у Малого Фонтана в Цитадели… и соблазнил его…

– Сколько? – мрачновато спросила Моргана. – Сколько ты ему заплатил?

– Два империала.

– Что-о-о? – Сильверстоуны повскакивали с мест.

– Да за такие деньги убить можно! – воскликнула Моргана.

– Я уже договорился перепродать книгу за три империала Сен-Монфору… после прочтения, естественно.

– Франц, мерзавец! – прошипел Энтони. – Договорился за моей спиной с моим братом. А ещё другом зовётся…

Брайан почти незаметно кивнул своим сыновьям в сторону двери. Те заскользили вдоль стен к выходу.

Даймонд необычно резво сорвался с кресла и, перемахнув через пуфик, исчез в дверях. Хани подобрался к Джереми сзади, схватил его:

– Я держу его! Держу! Тони, действуй!

Энтони быстро обыскал брата и отскочил в сторону, поскольку Джереми вырвался из захвата Хани.

– Нету! – крикнул Энтони и бросился к дверям, в которых столкнулся с Брайаном. Оба потеряли равновесие, упали. То они пытались подняться с пола, то боролись, и это продолжалось до тех пор, пока Энтони не повредил себе руку о шипы дяди-губернатора.

Лиорг застонал, помотал головой, несчастно посмотрел на Сильвертона, Оливию и Джулиана, взглянул на Моргану, на Сапфира. Джереми поправил пиджак и встал с дивана, на который упал, когда его толкнул Энтони. Издалека доносился топот нескольких пар ног и шум драки. Разбилось что-то большое. Лиорг снова застонал. Внезапно он прыгнул вперёд и опрокинул Джереми обратно на диван, затем бросился к дверям, в которых перемахнул через катающегося по полу Энтони с окровавленной рукой. И всё для того, чтобы споткнуться о сваленный столик и тоже растянулся на полу.

– Есть! – крикнул Даймонд откуда-то.

Лиорг поднялся и бросился за Брайаном. Опять шум драки, топот ног. Джо звонко крикнул что «взял».

Энтони убежал, исцеляясь.

Опять шум.

Вошла Мелисса в сопровождении Чайны Циан. Они только вернулись из поездки по магазинам.

– Что я пропустила? – поинтересовалась Мелисса.

– Идёт охота на последний роман Сен-Шеру, – как всегда бесцветно отвечал Джулиан.

– Зачем? – поинтересовалась Мелисса. – Можно же собраться всем вместе и почитать вслух.

– Исключено. В книге много непристойностей, – Джереми в который раз поднялся с места, но замерев, повернулся к Моргане. – А зачем сие произведение твоему мужу?

Моргану этот вопрос застал врасплох.

– Я уже сидела и мечтала, что мы будем читать это вместе, но когда ты спросил… да сожжёт, наверное!..

– Так нельзя! – возмутился Джереми. – Сен-Шеру не писал двести лет! И потом… я заплатил за неё!

Гордой поступью вошёл основательно помятый Даймонд. В поднятой руке он держал книжицу небольшой толщины, в скромном коричневом переплёте, но при внимательном рассмотрении – по старинке кожаном.

– Я! Я прочту первым! Заткнитесь всё и вся! – пафосно провозгласил первый красавец клана.

– Приказываю отдать книгу мне, – властно, если не торжественно, сказал Сильвертон. – Именем Оплаты Твоих Счетов, которые пришли мне за прошлый период!..

– Держи, – мгновенно присмирел Даймонд.

Велика сила денег.

– Я заплатил… – прошептал Джереми. На лице его смешались недоверие, удивление, обида и лёгкий ужас.

В гостиную, едва успевая сбавить скорость, снова набились Сильверстоуны, с разной степенью исцарапанные и лохматые. Увидев книгу в руках главы клана, каждый одинаково притих.

Глава клана, подождав всеобщего внимания, удивительно весело для его особы, предложил:

– Разыграем-ка мы её в карты!..

Немного о принцах, принцессах, их кланах и титулах

Принцы-перевёртыши

Ни один из четырёх старших принцев-северян не рождён во вселенной Бесцейнов Клервинда. Все они в поисках чего-либо или кого-либо путешествовали из мира в мир и с планеты на планету. Впрочем, у перевёртышей миграция любых масштабов и длительностей не такое уж сложное и опасное дело.

Один лишь Колин Хант, родившийся в царстве Ли и начинавший своё возвышение среди здешних звёзд, мог бы похвастаться родственниками из “местных”, однако не знает своего отца, а потому ни в чём не уверен. Настоящее имя Колина Ханта – Акшен Накхана. Уже на Клервинде он получил своё странное прозвище. Как объяснили однажды принцу, Колин Хант – это имя удачливого и ловкого парня. Такое имя пришлось Акшену очень кстати. Ещё не было ни одного слишком юного туповатого телохранителя, ставшего офицером, а затем всеобщим любимцем целого царства, так вовремя оплошавшего и изгнанного затем, чтобы вовремя собрать армию и за каких-то семнадцать лет в битвах за Клервинд вознестись до одного из царей в составе Северного Союза.

Ни один принц-перевёртыш, присягнувший Эрику Бесцейну не похож на другого абсолютно. Ли – низкорождённый, один из дешёвых шипастых, который добивался силы и царствования не одну тысячу лет, Классик – нечистокровный, тело которого в истинном виде может вызвать ужас, утончённый красавец Ретт Адмор – варлорд по рождению лишь на половину, Колин Хант – по подвиду – инуэдо, каких тысячи. И только хмурый интеллектуал Рицка Рашингава – самый что ни на есть варлорд высочайшей пробы, которому нет нужды подпиливать, подрезать, обрабатывать кислотой излишне выступающие шипы и доспехи, или с помощью магии натягивать на себя красивый образ, чтобы влезть в модный придворный костюм.

В связи с этим своим личным неудобством и в соответствии с принятыми у перевёртышей канонами красоты, контракты принцы заключают только с теми серенами (женщинами-перевёртышами), которые в равной степени способны передать потомству и правильные черты, и силу, и… отсутствие шипов.

Крылатые принцы…

… без исключений, либо древнейшие, либо наследуют древнейшим. Так что ввиду их возраста и опыта или воспитания, унаследованных знаний и богатств, все они очень уважаемы. Кроме того, что принцы-крылатые за свои долгие жизни успевали в своё время где-нибудь да захватить власть, их ещё и выбирали монархами на Клервинде. Именно потому, что они когда-то правили и делали это не так уж плохо, древнейшие априори считаются претендентами на трон, и назывались, называются и будут называться принцами, вне зависимости от того, имеют ли они в подкрепление к именам ленные владения, или же нет.

Древнейшими основывались династии, их семьи разрастались и входили в историю самыми разными достижениями.

Дарки отстроили прекраснейший дворец Енгори, который был разрушен нападающими извне перевёртышами не просто до основания, но до нижних катакомб.

 

Росслеи привнесли в ряд непременных деталей каждого архитектурного ансамбля мелкие бассейны, фонтаны, а так же каменные террасы и цветные витражи в самых странных для них местах.

Вайсваррены были настолько милы, что не выдумали никаких глупостей и никому не мешали жить.

Норты ввели в употребление клервиндцами в качестве синонимов, великое множество слов из крылофитского, сблизив языки таким образом.

Кайлинели, коих насчитывалось больше шести десятков, погибли в один день, а точнее в одну ночь, когда внезапно началось извержение, десятую тысячу лет дремлющего вулкана, на склоне которого клан отстроил свой огромный дворец Шах.

В пору правления Сильверстоунов, наследный принц Сильвер так вышел из себя в пылу спора, что убил своего отца-монарха, Эрхарда Второго. С тех пор титульные земли Сильвер закреплены за принцем-прародителем и ни первому, ни второму, ни сто первому сыну или внуку Сапфира никогда не носить проклятого имени.

Даймонд Лайт, глядя на потомков отца, зарёкся жениться и делать детей. И когда пришла его очередь править, был так добр, что не стал лицемерить, а при первом же позыве запереться в лаборатории, приказал пробудить Стефана Вира и передать трон ему.

Виры написали почти все известные энциклопедии, основали общество любителей механики, а так же, походя, создали чисто мужской клуб Армроуд, который с эпохи их правления начал открывать свои филиалы в большинстве городов и даже деревень.

Макферсты покровительствовали монастырям. Они же ввели самые строгие нормы поведения в обществе.

Санктуарии с большим успехом и даже некоторым шиком игнорировали большую часть введённых ранее правил. Причём умудрились несколько развратить своим примером и вовсе небезгрешных Макферстов.

Мэйны заставили кланы собираться перед монархом. Кроме того они известны тем, что из века в век их женщины были настолько требовательны к избранникам сердца, что чаще всего просто не выходили замуж и оставались в семье отца.

Лейменгрины так перессорились между собой, что разделились на два клана. Однако ни Леймены, ни Грины, так и не смогли добиться места на троне для своих ставленников, так что пробуждённый принц Лейменгрин перед смертью в 115-м эпохи Непредвиденного основал бы династию заново… при живых и здравствующих наследниках.

Его величество последний король крылатых на Клервинде Александр оказался настолько властным, а его родственники так непримиримы, что половина в бытность свою Нортвизоров заперлась от своего кровно близкого повелителя в монастырях, а другая половина отбыла с планеты прочь.

К сожалению, все мужчины из Нортов, Кайлинели, Дарков, Лейменгринов (а так же Лейменов и Гринов) и оставшихся на планете Нортвизоров, включая их заново пробуждённых принцев, погибли в сражениях с перевёртышами. Память о них и их историях хранят лишь их матери, вдовы и дочери, впрочем, вечно занятые своими делами и новыми семьями. Не все выжившие пробуждённые крылатые принцы к концу войны нашли в своих домах хотя бы больше одного потомка своего пола. У принцев Рэйна Росслея и Хайнека Вайсваррена не осталось вообще никого.

Великое множество разных принцесс

“Принцесса” – титул вежливости. Принцесса в традиционном смысле этого слова – это принцесса крови Эсса Винона Бесцейн. Другие дочери нынешнего императора – незаконнорожденные или рождены от первой жены, умершей задолго до конца войны.

Дочери усопших или бывших царей, королей и императоров не могут официально зваться принцессами после вступления в новый брак. Таких леди зовут рит-принцессами в редких, для истории имеющих значение случаях, или тогда, когда именные земли сохранились в пользовании женщины, как это было с принцессами Эллиан, Стефани, Терезой и Анфиет – дочерями Нортвизора, Дарка и Мэйна. Впрочем, только принцесса Эллиан из этого списка не только вполне себе жива, но и осталась поныне во владении леном отца.

Вдовы принцев носят абсолютно ничего не значащие юридически титулы эферет или эф-принцесс, если короче, а жёны принцев соответственно называются эрцеллет или эрц-принцессами. Причём если во всех остальных случаях приставки к титулу допустимо опускать, то лучше не назвать эрцеллет вообще никак, чем назвать просто принцессой. Уж слишком явно неравными бывают браки. Именно из-за последнего факта приставки “эрц” и “эф” используются и вместе с другими титулами ради того, чтобы подчеркнуть неравное, чуть более низкое, а то и вовсе бесправное положение мужчины или женщины по сравнению с другими носителями подобных титулов.

Игрейна Пятая Дан-на-Хэйвин зовётся хол-принцессой, поскольку она наследовала титул по женской линии от предыдущих императриц. Особенность клана в том, что мужчины неправомочны и надолго не задерживаются. И только по этой причине принцы считают Игрейну в какой-то мере ровней себе.

Фиты не нуждаются в титулах. Их предводительница Делла Генезис называется эрруен или эр-принцессой поскольку обязана состоять в высшем совещательном органе империи – принсипате по той простой причине, что без её согласия в единой империи решаются только дела севера.

Кассандра Хорст, фитская главнокомандующая космофлотом по прозвищу Красная Кэс, в ведении которой лунные военные базы и вся орбитальная часть защиты планеты, так же как и главнокомандующий поднебесными, обязана входить в состав принсипата. Её в равной степени возможно звать и эрруен-принцессой, и Рэд-принцессой. Последнее прозвище скорее традиция, возникшая, когда последний из Дарков “подарил” свой титул принца именно Джулиану Алмиру, своему внуку по дочери, а ныне наследный принц Бесцейнов Коул Крэйг всю жизнь ранее занимавшийся инспекцией военного вооружения людей, чем заставлял себя бояться, получил приставку “Уайт” к титулу.

Для подготовки обложки издания использована художественная работа автора.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru