Судьба солдата

Александр Леонидович Аввакумов
Судьба солдата

Неожиданно идущие впереди них бойцы из боевого дозора сбавили темп.

– В чем дело? – спросил он Белоусова. – Почему группа сбавила темп? Пока еще темно, нужно как можно быстрее покинуть зону высадки.

– Сейчас узнаю и доложу, – ответил тот и побежал вперед.

Вскоре вернулся обратно. Он тяжело дышал и, дав время на восстановление дыхания, Александр стал ждать доклада.

– Впереди на тропе много «итальянок»! – доложил он Крылову. – Я уже приказал саперам выйти вперед и убрать с тропы мины.

«Выходит, у нас впереди минное поле. Моджахеды не дураки и не будут просто так разбрасывать их у себя в тылу. Значит, мы не так далеко от нужного нам кишлака», – решил он.

Появился проводник и сделал знак, чтобы он подошел к нему. Крылов отошел от Белоусова и подошел к нему.

– Шурави! Извини меня, но дальше я не пойду. Нужный вам кишлак находиться в трех километрах ниже по течению этой небольшой речки. Идите осторожно, там много мин и заслонов.

– Хорошо, Масхуд. Можешь возвращаться обратно. Спасибо тебе за помощь.

– И вам спасибо, – тихо ответил он и, повернувшись, быстро исчез в предрассветной мгле.

Группа наших саперов снимала одну мину за другой и по мере очистки тропы от мин они снова медленно двинулись дальше. Бойцы старались ступать нога в ногу, опасаясь наступить на мину. Пройдя километра два, Крылов решил устроить привал.

– Привал! – скомандовал он и бойцы, словно скошенные острой косой колосья, повалились на влажные от росы камни. – Белоусов! Выставить охранение.

Он удобно разместился между двух камней. Подложив под голову вещевой мешок, Александр закрыл глаза. Он старался не думать о предстоящей операции и пытался переключить себя на что-то приятное и позитивное, но у него ничего не получалось. Он открыл глаза и посмотрел на вершины гор, которые стали окрашиваться в золотистый цвет.

Он снова закрыл глаза и попытался вспомнить лицо Ольги, ее большие, полные слез глаза. Однако сколько он не напрягался, он никак не мог сосредоточиться на ее образе. Александр повернулся и посмотрел в сторону гор. Обостренный до предела слух уловил какое-то движение среди больших камней, которые находились в метрах ста от него. Послышался едва уловимый цокот копыт. Он приложил бинокль к глазам и стал рассматривать прилегающую к речке местность. Неожиданно сердце у него замерло. Метрах в пятидесяти ниже их лагеря к речке подошла небольшая группа козлов-архаров. Он впервые видел этих диких животных так близко и был просто поражен их грацией. Александр знаком руки показал Белоусову на речку и стал наблюдать за ним, какое впечатление произведут на него эти животные. Козлы попили водички и, гордо подняв свои головы, скрылись в ближайших кустах.

Ему тогда казалось, что и в этот раз привал около неширокой речушки, у каскада небольших водопадов, пройдет как обычно, спокойно и размеренно. В собственной безопасности они не сомневались, стоянка была окружена пиками непроходимых гор. Поэтому, когда они услышали выстрелы, поначалу не особо встревожились, подумав, что это стреляют в стадо козлов-архаров местные охотники. Прошло несколько секунд и он понял, что там шла настоящая перестрелка. Крылов быстро поднял группу и направил в ту сторону двух разведчиков.

Они быстро снялись и поднялись на склон горы. Навстречу им бежал один из разведчиков.

– Товарищ командир! На наш заслон наткнулась группа разведки моджахедов. Им удалось смять наш дозор. Один наш боец убит, второго они забрали с собой. Сейчас Гришин пошел вслед за моджахедами, а меня отослал к вам.

– Куда он двинулся? – спросил его Крылов.

Он указал ему рукой в сторону гор.

– Белоусов, возьми с собой трех человек, и постарайтесь отбить у них нашего бойца.

– Есть! – коротко ответил он.

Отобрав бойцов, он бросился в сторону, указанную разведчиком.

* * *

Они медленно продвигались вслед за группой Белоусова, стараясь не оторваться от них. Пройдя километров шесть, группе, наконец удалось настичь Белоусова, бойцы которого отдыхали, сидя на камнях. Заметив Крылова, он подошел к нему и стал докладывать.

– Товарищ командир, нами полностью уничтожена разведгруппа противника. Спасти рядового Ивлева не удалось. Один из моджахедов успел зарезать его раньше, чем мы смогли освободить его.

– Сколько их было?

– Шесть, – коротко ответил Белоусов. – Мы уже похоронили Ивлева. Вот его документы, возьмите.

Он протянул Александру документы. Крылов взял эти документы и положил их в свою планшетку. Они подошли к небольшому могильному холмику и приложили свои руки к панамам. Ребята отстегнули магазины с патронами и, подняв стволы автоматов и пулеметов, нажали на спусковые курки. Раздался сухой треск спущенных курков.

Крылов обвел всех стоящих взглядом, а затем произнес:

– Бойцы! Вот что бывает, когда засыпает выставленный нами дозор. Этот пример должен многому научить вас. Это – война и здесь дилетантов нет. Этих афганцев не смогли сломить многие, в том числе и англичане, и об этом ни на минуту нельзя забывать, а особенно – когда ты находишься у них в тылу. Здесь нет друзей, если кто этого не понял еще, то пусть посмотрит на этот могильный холмик. А сейчас – вперед.

Они снова шли, но теперь уже вниз по склону, придерживаясь русла речки. Впереди группы шла разведка, поредевшая, но наученная горьким опытом. Неожиданно группа, словно по команде, застыла на месте. Разведка засекла движение большого отряда духов численностью около ста человек. За ним медленно двигался основной караван из ста пятидесяти груженых ящиками мулов и лошадей.

У Крылова сразу же возникло желание навести на этот караван наши вертолеты, однако он вовремя сдержал свой порыв. В случае уничтожения этого каравана авиацией, они могли так и не найти этот склад, для уничтожения которого прибыли сюда. Он махнул Белоусову рукой и караван, не замечая их среди кустов зелени, медленно проследовал мимо них.

Пропустив караван мимо, они осторожно двинулись вслед за ним в надежде, что он приведет их к нужному кишлаку, а если точнее – к пещерам, в которых моджахеды складировали боеприпасы и продовольствие. Вскоре они поняли, что не ошиблись в своих расчетах. Перед ними появились первые дома кишлака. Караван свернул влево и, оставив населенный пункт, справа от себя, вскоре исчез с их глаз. Дальше продвигаться за караваном было опасно.

– Командир, что будем делать? – спросил Александра Белоусов.

– Двигаться за ними опасно, могут обнаружить. Если в кишлаке мятежники, то мы можем оказаться в их кольце. Считаю необходимым подняться выше и оттуда провести разведку.

Сменив темп движения, группа медленно стала подниматься в горы. Подъем оказался довольно сложным. Десантники и саперы, обвешанные взрывчаткой и боеприпасами, кое-как передвигали ноги. В двух местах им пришлось использовать веревки и горное оборудование. Оказавшись на вершине, Крылов поднес бинокль к глазам и стал осматривать местность. Интересующие их пещеры оказались метров на семьдесят ниже. Они сразу изготовились к бою. Быстро залегли за камнями и приготовили оружие.

– Без приказа не стрелять! – скомандовал Крылов и снова приложил к глазам бинокль.

Прошло несколько минут, и из пещеры показался большой отряд моджахедов. Вслед за ними появились и караванщики. Мулы и лошади были уже без ящиков. Вся эта большая группа направилась в сторону кишлака.

«Интересно, сколько в пещере и в кишлаке людей? – подумал он. – Хватит ли у них сил, чтобы уничтожить весь этот склад. Нужно дождаться смены постов, там и решим, что делать дальше».

– Всем отдыхать! Белоусов – ко мне! – приказал Крылов.

– Вот что, Андрей. Установи за пещерой круглосуточное наблюдение. Нужно узнать, какова система охраны, и сколько человек несет охрану этой пещеры.

– Есть – установить круглосуточное наблюдение! – ответил он и направился к бойцам, которые готовились к отдыху.

* * *

Утром после доклада Белоусова он уже знал, что охрану этой пещеры осуществляет двадцать три человека. Смена караула происходит один раз в сутки в двадцать часов вечера. Крылов решил начать операцию по уничтожению этого склада на следующий день, рано утром, когда утренний сон так сладок и крепок. Восход солнца, утренняя прохлада – это, то самое время, когда клонит человека ко сну, независимо от его физического состояния. Весь день он наблюдал в бинокль за работой этого перевалочного пункта. Уже через час он понял – уничтожить этот склад с воздуха было практически невозможно.

– Андрей! Посмотри, у тебя есть какие-то соображения по спуску?

Он подполз к нему и, взяв бинокль, стал рассматривать базу.

– Да, сложно будет спускать саперов с их взрывчаткой. У них ведь нет высокогорной подготовки.

Основной и, наверное, самой сложной задачей группы являлся спуск по крутому склону. Нужно было метров двадцать спускаться вниз по веревкам, а затем уже осуществить спуск по более пологому скату горы. Помимо всего этого, большая опасность заключалась в том, что они не знали систему охраны внутри этого склада, а если точнее – схему расположения постов внутри самой пещеры. Крылов отобрал десять самых опытных бойцов, имевших боевой опыт и, отведя их в сторону, стал ставить им задачу.

– Ваша прямая задача – это уничтожение моджахедов, несущих охрану внутри склада. Главная сложность этой задачи состоит в том, что в пещере нельзя стрелять, так как она до отказа забита боеприпасами. Малейшая оплошность, шальная пуля – и все это взлетит на воздух. Поэтому вы должны работать только ножами и прикладами. Вопросы есть?

– Есть, – ответил один из бойцов. – А если они начнут стрелять в нас?

Александр невольно усмехнулся.

– Они наверняка знают, что охраняют, и поэтому стрелять в вас не будут. Все решит рукопашная схватка, если вы сами допустите ее. Поэтому вся ваша задача и сводится к тому, чтобы избежать этой схватки. Вопросы ко мне есть?

В этот раз вопросов у бойцов уже не было.

 

– Раз вопросов нет, тогда всем готовиться к операции. Вашу группу возглавит мой заместитель Белоусов. Я со своей группой буду тоже страховать вас внизу. Сверху нас прикроет группа Романова.

Ночь прошла спокойно. Дневная жара сменилась холодом. Было ужасно холодно. Где-то в темноте кричала птица, от криков которой было как-то не по себе. Моджахеды, похоже, и не подозревали, что над их головами находится наша разведгруппа. Внизу под ними горели костры, около которых, закутавшись в байковые серые одеяла, сидели воины Аллаха. Когда на востоке заалел восход и горы стали тонуть в белесом утреннем тумане, группа десантников, сбросив веревки вниз, стала осторожно спускаться. Шум горной речки полностью скрывал звуки движения и не вызывал у душманов какой-то излишней настороженности. Вскоре фигуры десантников растворились в тумане. Теперь оставалось только ждать. Время шло томительно медленно. Сколько Крылов ни прислушивался, внизу по-прежнему было тихо.

«Что там? – подумал он. – Почему они молчат?»

Александр посмотрел на свои наручные часы. С момента выхода группы прошло лишь десять минут, которые показались ему вечностью.

«Ну, что же они молчат?» – снова подумал он, чувствуя, как все его нервы напряглись, словно канаты.

Крылов нервно передернул затвор АКС и опять взял бинокль в руки. Однако густой туман не давал ему возможности рассмотреть то, что творилось внизу, у входа в пещеру. К нему подполз Романов и лег около него.

– Что там? – товарищ командир.

– Не знаю. Ничего не видно, – ответил Александр. – Речка вся в тумане.

Туман сгустился до того, что стал напоминать ему куски ваты, разбросанные чьей-то рукой. До него долетел какой-то сдавленный крик, который моментально утонул в шуме бегущей среди камней воды. Наконец он заметил Белоусова, который снизу махал им рукой.

– Всем вниз! – коротко скомандовал Крылов. – Спускаемся осторожно, страхуя друг друга.

Они быстро спустились вниз. Расчет АГС и группа Романова остались наверху, прикрывать их. Он спустился последним, оставив все эти веревки на месте.

– Все чисто, командир! – коротко доложил ему Белоусов. – Всех моджахедов бойцы убили спящих. Ни один не дернулся и не ушел.

– Тогда минируйте здесь все! – приказал Александр. – По мере готовности, доложишь.

– Командир! Оказывается, не только эти две пещеры связаны между собой, здесь целый каскад таких же пещер.

– Понятно. Минируйте все, что можете!

Белоусов быстро исчез. Десантники стали быстро оборудовать свои огневые позиции. Крылов не торопясь, обошел позиции и направился в пещеру.

* * *

Александр осторожно двигался по пещере, восхищаясь творением рук человека. Судя по всему, это были какие-то старинные выработки руды. Отдельные пещеры были довольно маленькими, другие поражали своим объемом. Во всех пещерах горел электрический свет, поступающий от мощных генераторов, которые находились в одном из помещений. Около этих генераторов стояли металлические канистры с соляркой – топливом для генераторов. Самое удивительное было то, что в одной из пещер стояло два автомобиля – джип и автобус японского производства.

– Белоусов, где саперы? – поинтересовался он. – Они еще не закончили свою работу?

– Минируют, товарищ командир. Они и так очень торопятся.

– Проследи, чтобы они уложили заряды везде, чтобы одним взрывом уничтожить все.

– Хорошо, все понял! – произнес он и моментально исчез в одной из пещер.

Александр переходил из одной пещеры в другую, по-прежнему удивляясь инженерному оборудованию этих помещений. Командир полка был прав, разбить эти сооружения с воздуха было практически невозможно.

– Слушай, Андрей! – окликнул он Белоусова, заметив его в одной из пещер. – Если мы это сделаем, то духи надолго запомнят наш рейд и сделают все, чтобы мы не вырвались из этого района.

– Я тоже так думаю, командир. Неужели все мы здесь обречены вместе с этим складом.

– Ты что, Андрей, такие глупости говоришь! Мы обязательно вырвемся отсюда. Вспомни наш с тобой последний рейд? Вспомнил? Машины есть, люди есть, что нам с тобой еще нужно. Пока саперы минируют, ты займись этими машинами, а я посмотрю, что находится на этих складах.

– Я все понял, товарищ командир.

– Если понял, то иди и занимайся этим вопросом.

Выставленное Белоусовым охранение доложило, что в нашу сторону движется небольшой караван моджахедов. Крылов невольно посмотрел на свои наручные часы, которые показывали начало шестого утра.

«Не вовремя», – подумал он, однако ему ничего не оставалось, как отдать приказ готовиться к бою.

Десантники моментально выполнили его приказ. Александр вышел из пещеры и тоже лег за большой камень, положив перед собой две гранаты. Вытащив из автомата магазин, убедившись, что тот полон патронов, вставил его обратно. Привычным движением руки он передернул затвор.

Прошло несколько томительных минут, и на дороге показался караван мятежников. Они на какой-то момент остановились на повороте, словно почувствовав засаду.

«Неужели заметили засаду?» – подумал он.

Однако, постояв с минуту, и не заметив ничего подозрительного, они продолжили движение. Караван все глубже и глубже втягивался в это узкое ущелье, разделенное на две части небольшой речкой. Теперь у них была только одна дорога – вперед. Но и десантники оказались не в лучшем положении. У них была тоже одна дорога – вперед, это – через них или снова подняться и уйти в горы.

Моджахеды, похоже, никуда не торопились. Они шли медленно, сзади них, мотая головами, брели ишаки с зелеными ящиками по бокам. Горло Крылова пересохло от напряжения, и он кое-как смог отдать команду открыть огонь.

Александр нажал на курок автомата. Идущий первым высокий моджахед схватился за свой большой живот, а затем, взмахнув руками, упал на землю. Духи, не ждали от них подобного приема и, растерявшись, стали пятиться назад, внося еще больше сумятицы в свои ряды. Ишаки, сбившиеся в кучу, моментально перекрыли всю дорогу, от чего на дороге создалась довольно большая пробка. Именно по этой пробке и ударил наш автоматический гранатомет с высоты горы. То, что творилось на дороге, трудно не только рассказать, но и представить. Похоже, ишаки и машины везли ящики с зенитными ракетами «Стингер», которые стали рваться и разлетаться в разные стороны. Оставшиеся в живых мятежники бросались в реку, спасаясь от всепожирающего пламени. Прошло около трех минут с начала нашей атаки. Дорога была пуста, лишь только трупы животных и людей в халатах тлели на дороге. Запахло горелым мясом.

Но затишье длилось недолго. Минут через пять начался минометный обстрел наших позиций. Выпустив около десяти мин, моджахеды устремились в атаку, стараясь прижать десантников к горе и уничтожить. Подпустив их метров на пятьдесят, они открыли кинжальный огонь из автоматов и пулеметов. Те, кто не успел залечь за камни, повалились от плотного пулеметного огня. Отдельные из душманов попытались форсировать горную речку, чтобы зайти им с фланга, но быстрое течение реки сбивало их с ног и тащило вниз по течению.

Через некоторое время моджахеды поняли, что перед ними небольшая горстка десантников, и устремились в очередную атаку. Что их толкало на эту бессмысленную, на их взгляд, атаку, Александр так и не понял. Поймав в прицеле автомата молодого моджахеда, он плавно нажал на спусковой крючок. Душман вскинул руки, выронил автомат Калашникова и повалился на землю. Второму моджахеду он, видимо, попал в живот. Тот упал между камней и, катаясь по земле, неистово кричал, заглушая своим воплем крики атакующих духов. Оставив более десятка трупов, они откатились назад и стали группироваться для новой атаки.

Снова над головами десантников завыли мины. Они падали хаотично, не нанося серьезных потерь. Вскоре в группе появились первые раненые.

– Белоусов! Собирай раненых и поднимай их наверх. Мы прикроем вас огнем.

Чтобы сорвать очередную атаку духов, Крылов приказал расчету автоматического гранатомета накрыть их вертикальным огнем. Громко заработал АГС. Гранаты стали рваться в самом центре скопления мятежников. Еще минута – и те бросились бежать, спасаясь от разящего огня. Александр оглянулся назад. По веревкам медленно поднималась первая группа раненых бойцов. Заметив Белоусова, он махнул ему рукой. Лейтенант успел сделать лишь одну перебежку, как его прижал к земле огонь автомата. Крылов быстро поймал автоматчика в прицел и выпустил по нему целый магазин. Похоже, что он достал его, так как тот больше не поднимался из-за камня.

– Белоусов! Проверь другой выход из пещер. А вдруг он по-прежнему свободен, если что, будем уходить через него.

Вскоре тот доложил ему, что моджахеды успели заблокировать выход из пещеры. Теперь они оказались в огненных клещах духов.

* * *

«Откуда их столько?» – подумал он, когда они отбили очередную атаку моджахедов.

Перед ними, на площадке лежали десятки трупов людей и животных. Отдельной группой стояли грузовики, которые чадили черным дымом. Изредка эти искореженные металлические трупы машин вздрагивали, когда где-то внутри них начинали взрываться боеприпасы. Черный дым низко стелился по руслу этой небольшой, но быстрой реки и ему казалось, что он находится в каком-то ином измерении, где нет войны и нет этих горящих и чадящих трупов. Он лежал и ждал очередной атаки, но ее почему-то не было. То ли моджахеды поняли, что им не сбить их с занятых позиций, то ли что-то замышляли, стараясь с минимальными потерями решить этот вопрос с русским десантом. Крылов по-прежнему лежал за камнем, держа во вспотевших руках цевье автомата, и внимательно смотрел за действиями душманов, которые сновали между трупами животных и скелетами машин, вытаскивая с поля боя погибших мятежников и раненых товарищей.

Отложив в сторону бинокль, Александр посмотрел по сторонам и увидел Белоусова, который лежал в воронке от взорвавшейся мины. Заметив, что он смотрит на него, он весело улыбнулся ему, давая тем самым понять, что у него все хорошо.

– Андрей! Подсчитай наши потери! – приказал Александр ему. – Собирай бойцов, и начинайте отход. Я прикрою вас.

Прошло минут пять, прежде чем он снова увидел его. Названная им цифра буквально ошеломила Александра. Они еще никогда не несли такие большие потери, как здесь. Чтобы спасти свои жизни, нужно было взрывать склады и быстро уходить отсюда. Но что значит взрывать, если они были просто-напросто вплотную притерты огнем моджахедов к этой проклятой богом пещере, из которой нет выхода. Взорвать эти склады сейчас было равносильно тому, чтобы уничтожить самих себя. В пещерах было складировано столько взрывчатки и боеприпасов, что практически не оставалось никаких шансов выжить.

– Что будем делать, командир? Еще одна такая атака – и они сотрут нас в порошок.

– Андрей! Мне пришла в голову хорошая идея. Можно уйти отсюда так же, как и пришли, то есть по веревкам вверх.

– Но они нас снимут раньше, чем мы поднимемся вверх, – обреченно выдавил он из себя.

– Если мы выдвинем два пулеметных расчета вот сюда, то у нас будет шанс. Пусть небольшой, но шанс. Когда мы окажемся на горе, мы сможем прикрыть отход и этих бойцов.

В подтверждение его слов Александр указал ему рукой на позиции пулеметчиков, которые лежали между больших камней, не так далеко от них. Он быстро оценил эти позиции, и словно соглашаясь с ним, улыбнулся.

С первым пулеметным расчетом пошел сам Крылов. Пока моджахеды собирали трупы, они, укрываясь за камнями, поползли в тыл боевиков. Заметив их, духи открыли шквальный огонь, стараясь отрезать их от основной группы. Один из пулеметчиков, не выдержав огня моджахедов, вскочил на ноги и побежал назад. Однако, пробежав метра три по открытому пространству, он с криком упал на камни. Пуля навылет прошила его бедро. Заметив это, Крылов открыл огонь из автомата, чтобы дать возможность его второму номеру подобраться к раненому товарищу. Но стоило тому сделать несколько движений в его сторону, как он тоже был моментально ранен в плечо, а затем пуля разнесла ему череп.

Снова ударил АГС с вершины горы, наполнив ущелье грохотом и дымом взрывов. Воспользовавшись этим, он подобрался к раненному бойцу и вколол ему в бедро обезболивающий препарат. Парень сразу немного успокоился, перестал кричать. Он приподнялся и посмотрел на его вдруг побелевшее лицо. Он был уже мертв от потери крови.

–«Боже, спаси меня, грешного», – невольно подумал он и прильнул к пулемету.

Поймав в прицел первого моджахеда, он плавно нажал на курок. Огненная трасса буквально впилась в тело мятежника. Его тело забилось в конвульсиях, а затем затихло. Однако это не остановило их. Душманы, словно змеи, поползли между камней. В этот раз атаковать открыто, как прежде, они просто не решились. Они медленно ползли среди камней. Когда один из них приподнялся над землей, пуля Крылова прошила его насквозь. Второго, раненого в бедро моджахеда, подхватила река и понесла вниз по течению.

 

Второй расчет пулемета действовал более осмотрительно, чем его. Они оказались в тылу у духов и, прикрываясь каменной грядой, ударили им в тыл из пулемета. Он тоже открыл огонь из пулемета, не давая им возможности выйти из-под их огня. Духи сначала стали пятиться назад, оставляя свои удобные позиции, а затем бросились бежать. Воспользовавшись этим, Белоусов стал поднимать вверх первых бойцов. Вскоре, оказавшись уже наверху, они стали поднимать наверх раненых товарищей.

Я знаком руки подозвал к себе радиста. Он, оказался ранен в руку.

– Вызывай авиацию! – приказал ему Александр. – Пусть наносят удар по нашим красным ракетам.

Радист, перевалившись за камень, стал разворачивать свою станцию. Выполнив приказ, он пополз к камням, за которыми находился Белоусов, командовавший отходом наших десантников.

* * *

Тишина вновь разорвалась на мелкие клочки. Моджахеды, встав в полный рост, побежали в их сторону. В этот раз они уже не бежали сплошной стеной, а, перебегая от камня к камню, стали приближаться к ним.

Крылов прижал к плечу приклад пулемета и, поймав в прорезь прицела одного из перебегавших моджахедов, нажал на курок. Расстреляв все патроны, он стал стрелять из автомата.

Раздалась гортанная команда и моджахеды стали отходить, подбирая с собой трупы убитых и раненых. Александр оглянулся назад и увидел махавшего ему рукой Белоусова. Захватив с собой пулемет, он кое-как перешел речку и пополз в его сторону.

– Командир! Люди все наверху. Остались лишь убитые и мы с тобой. Нужно уходить!

Схватившись за концы веревок, они стали медленно подниматься вверх. Эти двадцать метров вертикальной стены показались ему настоящей дорогой в ад. Несмотря на то, что группа Романова продолжала вести огонь сверху, моджахеды перенесли весь свой огонь на них. Они болтались на этих веревках, словно «сосиски», не в силах самостоятельно подняться вверх. Вокруг них, словно пчелы, проносились огненные трассы, которые впивались в гранитные стены, выбивая из них снопы искр. Вдруг стало тихо.

«Что случилось? – успел подумать он. – Почему никто не стреляет?»

И, словно в подтверждение его мыслей, до него донесся одиночный выстрел. Крылов увидел, как обмякло тело его заместителя. Его некогда мощное тело вдруг безжизненно повисло на веревке, а из уголка рта показалась алая струйка крови.

– Тащите его быстрее! – закричал он бойцам, тянувшим веревку.

Снова раздался выстрел. В этот раз пуля снайпера ударила Александру в левое плечо и прошла навылет. Рука обессилено повисла. Он почувствовал, как вдоль его руки заструилась теплая кровь, капли которой быстро окрасили камень.

«Надо же, первый раз!» – успел подумать он, прежде чем бойцы успели его затащить наверх горного склона.

Александр поднял голову и посмотрел в синее небо. Он любил его глубину. Ему показалось, что он услышал приближающийся рокот авиационных моторов. Вертолеты показались неожиданно для него. Четыре машины вывернули из-за горы и, зайдя на цель со стороны солнца, понеслись в их сторону.

– Ракеты! Красные ракеты! – закричал он, пытаясь подняться с земли.

Раздалось несколько выстрелов и красные ракеты устремились в сторону моджахедов. К нему подошел командир отделения саперов и вопросительно посмотрел на Крылова.

– Давай, сержант! – тихо попросил он его. – Взрывай!

Раздался какой-то подземный гул. Земля вздрогнула, качнулась в разные стороны и там, где раньше находился комплекс пещер, сначала земля поднялась, а затем, словно выдохнув из себя лишний воздух, медленно осела. Взломав горную породу, из недр земли вырос громадный куст из огня и земли.

Машины все заходили и заходили на новые боевые развороты, расстреливая весь этот хаос, что происходил в ущелье. Среди взрывов неуправляемых ракет метались одинокие фигурки моджахедов, которые не знали, где спрятаться от огня вертолетов. Вертолетчики, расстреляв весь свой боезапас, развернулись и скрылись за горой. Стало тихо. Александр услышал, как в ущелье плещется вода. Над ним наклонился десантник и ножом вспорол мокрый рукав его комбинезона. Он достал тюбик с обезболивающим препаратом и, не говоря ему ни слова, вколол его содержимое в его бедро. Он поморщился от боли, но стерпел

– Что, осторожней нельзя, что ли?– тихо произнес Крылов. – Больно же.

– Извините, товарищ старший лейтенант. Я не специально.

Он махнул на него рукой и отвернулся в сторону. Десантник быстро перебинтовал его руку и, завязав узлом бинт, поинтересовался:

– Не туго, товарищ старший лейтенант?

– Нет. Все нормально. Спасибо. Что у нас с Белоусовым?

– С ним хуже. Ранение у него тяжелое. Его срочно нужно оперировать, иначе скончается.

– Сначала нужно уйти из этого района. Поднимай людей, забирайте раненных и уходим.

Все стали подниматься с земли. Он обошел строй и ужаснулся, половина стоявших в строю бойцов были ранеными.

– Вперед! – скомандовал Крылов и они медленно двинулись по склону в сторону заходящего солнца.

* * *

Неразбериха и паника, которая творилась в рядах моджахедов, позволила им оторваться от них километров на пять, если не больше. Преследовать их они не решились. Под утро прилетевшие вертолеты подобрали разведчиков в заранее обусловленной точке.

Все были рады этому. Крылов сидел в вертолете и внимательно смотрел на бледное лицо Белоусова, который лежал на носилках у него в ногах. Иногда Андрей открывал глаза и пытался улыбнуться ему, но у него это получалось довольно плохо.

– Лежи, Андрей. Осталось совсем немного, а там госпиталь. Залатают тебя, Белоусов и снова будешь, как новенький.

Он несколько раз пытался с ним заговорить, но простреленное навылет легкое не позволяло ему это сделать. Из его рта вырывались какие-то звуки, мало похожие на человеческую речь.

Вертолет мягко коснулся земли, вызвав у всех радостное возбуждение. Александр выглянул в иллюминатор и увидел несколько автомашин с красными крестами, которые, поднимая облака пыли на взлетном поле, мчались в их сторону.

«Вот и все…», – подумал он.

Крылов мысленно благодарил Бога за то, что он спас его в этой человеческой мясорубке, за то, что у снайпера дрогнула рука, когда он целился в него. Он первый вышел из вертолета и направился к грузовику, который стоял в стороне от машин.

– Товарищ старший лейтенант! – произнесла молоденькая девушка. – Вы ранены и вас нужно осмотреть врачу.

– Займитесь другими ранеными. Видите, я еще могу ходить, другие лишены этой возможности. Сначала помогите им, а уж затем посмотрите меня.

Недалеко от него остановилась штабная автомашина. Из нее вышел командир полка и направился в его сторону. Крылов развернулся и, глядя себе под ноги, сделал несколько шагов, а затем, приложив к панаме здоровую правую руку, громко доложил, что группа выполнила поставленную задачу, потеряв при этом девять человек, и шесть бойцов получили различные виды ранений.

– Молодец! – поздравил его полковник. – Я сегодня же представлю вас всех к наградам.

– Товарищ полковник, не забудьте представить и убитых. Они погибли честно в бою с превосходящими силами противника.

– Не переживай, Крылов. Я никого не забуду, не настолько я старый, – ответил он и направился к своей машине.

Стоило ему только отойти полковнику, как к нему подбежала все та же девушка.

– Товарищ старший лейтенант, давайте, я вас перевяжу, – нежно пролепетала она. – Нельзя же ходить с грязной повязкой.

– Хорошо. Будем считать, что вы меня уговорили, – ответил он ей. – Давайте подойдем к машине и вы меня там перевяжете.

Она аккуратно сняла старый пропитанный кровью и грязью бинт и стала обрабатывать ему рану. Ему было очень больно и он, как ни старался сдерживать себя, все же не удержался и тихо застонал.

– Потерпите, товарищ старший лейтенант. У Вас очень нехорошая рана. Видите, она стала загнаиваться и вам необходимо тщательно почистить рану, иначе может начаться воспаление. Я не буду вас пугать, но вам нужно пройти небольшой курс лечения.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru