Litres Baner
Судьба солдата

Александр Леонидович Аввакумов
Судьба солдата

– Сергеев, ты живой! – закричал он и стал трясти его за плечи. – Отвечай, ты живой!

Наконец тот открыл глаза и, увидев перед собой его лицо, улыбнулся беззубым ртом.

– Ну, как мы их, командир? – еле произнес он разбитыми губами.

– Все хорошо, Сергеев. Ты – молодец! – произнес Крылов, помогая ему подняться на ноги.

– Белоусов! – окликнул он своего заместителя. – Собери боеприпасы, провиант, заминируй трупы и грузитесь в машину.

Он весело улыбнулся и продублировал его команду.

– Сергеев, ты в состоянии управлять машиной? – поинтересовался Крылов у него.

– Попробую, – шепеляво произнес он разбитым беззубым ртом. – Надо же, сволочи, все зубы выбили.

– Ничего, новые зубы вставишь, – ответил Александр, – будут не хуже своих зубов.

Все громко засмеялись. Неожиданно для всех раздался выстрел, а затем пророкотала короткая автоматная очередь. Назаров, выронив свой ручной пулемет, медленно осел на землю. Его зеленые глаза были полны недоумения. Воздух вспорола автоматная очередь, которая ударила по палатке моджахедов. Десантники осторожно подошли к палатке и заглянули в нее. Там на каких-то тряпках корчилось маленькое тело человека. Это был мальчишка в возрасте двенадцати-тринадцати лет. Пули перебили ему ноги и он тихо выл, словно брошенный сукой щенок. Рядом с ним лежал АКМ.

Все посмотрели на командира, ожидая его решения.

– Чего смотрите? Он вашего товарища, словно кабана, завалил, а вы все смотрите на меня.

– Надо же. Сначала Вдовин, а теперь и Назаров. Были друзья, и нет друзей, – тихо произнес Белоусов.

Раздался выстрел. Александр обернулся и увидел, как Белоусов прячет пистолет в кобуру.

– Все, теперь мы квиты, – тихо произнес Белоусов.

– Давай, в машину! – приказал Крылов и направился к грузовику.

Погрузив труп Назарова в автомашину, они тронулись в сторону Кандагара.

* * *

Барабухайка медленно двигалась по грунтовой дороге. Ее бросало из стороны в сторону и иногда казалось, что ходовая часть машины не выдержит таких нагрузок и просто развалится. Однако, несмотря на сильный скрип, она продолжала, уверено двигаться вперед.

Крылов сидел рядом с Сергеевым и внимательно наблюдал за дорогой. На коленях у него лежал автомат, и он был готов открыть огонь в каждую секунду. Неожиданно Сергеев нажал на тормоза и машина резко дернулась и остановилась.

– Что случилось? – спросил Крылов его. – Почему мы встали?

– Похоже, закончился бензин, командир. – Нужно посмотреть, есть ли за запасные канистры с бензином. Духи всегда ездят с запасом, так как здесь нет автозаправочных станций.

Он выпрыгнул из кабины и, ударив ногой по колесу, открыл дверь фургона.

– Мужики, посмотрите, нет там у вас канистр с бензином? – спросил их Сергеев.

– Стоят две. На, возьми! – произнес Ибрагимов и протянул ему две двадцатилитровые канистры.

Сергеев быстро заправил бензином машину. Неожиданно из-за горы показались два вертолета МИ-24.

– Вертушки! – закричал Сергеев и бросился в кювет.

Все выскочили из машины и словно горох разбежались в разные стороны. Десантники со страхом смотрели в синее небо, где кружили наши вертолеты. Каждый из них думал о чем-то своем. Было глупо и обидно умирать от рук своих же товарищей по оружию. То ли вертолетчики не заметили одиноко стоявшую на дороге автомашину, то ли цель им показалась недостойной их внимания. Они прошли над ними без единого выстрела так низко, что Крылов успел даже рассмотреть лица пилотов. Он поднялся с земли и стал отряхивать с себя дорожную пыль.

– Командир! – обратился к нему Белоусов. – Давайте похороним Назарова. Жара, боюсь, что труп начнет разлагаться.

Он был прав, везти труп дальше не имело смысла.

– Хорошо. Похороните – ответил Крылов.

Отойдя в сторону, он достал из планшетки карту и стал ее внимательно рассматривать.

– Сергеев! Покажи на карте, где группа, – обратился Александр к нему, заметив, что тот закончил заправлять машину.

Он подошел к нему и стал внимательно рассматривать карту.

– Я думаю, что мы где-то здесь, – неуверенно произнес он и ткнул своим корявым пальцем в точку на карте. – Я плохо знаю карту, командир, и легко могу ошибиться.

«Что за страна, – подумал Крылов. – Ни дорог, ничего у них нет. Похоже, там, где пройдет ишак, там у них и дорога».

Белоусов и Ибрагимов обкладывали тело погибшего Назарова камнями и иногда бросали свои взгляды на него. Он сразу же понял, чем они недовольны. Рядом с ними на камне сидел Грачев и с отрешенным видом смотрел на них.

– Может, вы им поможете, товарищ полковник? – спросил его Крылов. – Вам не кажется странным, что кто-то работает, а кто-то смотрит.

Он криво усмехнулся.

– Я – не из похоронной команды. Если вы считаете, что им нужна помощь, то возьмите и помогите им. А мне указывать не нужно, что мне делать.

Крылов хотел что-то сказать ему, но из-за горы вдруг снова вылетели два вертолета МИ-24. Один из них сделал боевой разворот и устремился на них. «Горбатый» дал короткую очередь из пулемета и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, последовал за ведущим вертолетом. Пули пробили колесо, и Сергееву снова пришлось возиться с машиной, меняя пробитый скат на запасное колесо. Пока он это делал, им удалось обложить камнями тело Назарова и они сейчас были готовы отправиться на машине дальше. Дорога, по которой они уже проехали километров тридцать, на карте обозначена не была. Крылов свернул бесполезную карту и засунул ее обратно в планшетку.

– Погодите, товарищ старший лейтенант, – произнес Ибрагимов. – Я здесь соорудил крест из подручного материала. Давайте поставим его на его могиле.

Десантники снова вернулись к могиле и общими усилиями установили православный крест у него в ногах. Сделав это, они направились снова к машине.

Сергеев завел машину и она, закряхтев, как старый дед, тронулась с места. Они проехали километров пять, и машина вдруг снова встала. Перед ними лежал небольшой кишлак, через который шла их дорога.

– Что будем делать, командир? – спросил Сергеев. – А вдруг в кишлаке духи?

– Сергеев! Здесь кругом духи, и надеяться на чудо нам не стоит. У тебя машина может ехать чуть быстрее, чтобы мы на скорости промчались через этот кишлак?

– Не знаю, командир. А вдруг она встанет в самый ненужный момент? Гарантии я вам не даю, но попробовать можно.

Крылов невольно задумался. Бросать машину было жалко, она здорово помогла нам. Он вышел из кабины и позвал Белоусова. Когда тот выпрыгнул из фургона и подошел к нему, Александр отвел его чуть в сторону от машины и негромко произнес:

– Андрей, я принял решение. Машина будет прорываться через кишлак. Подготовь людей к бою. Установите с Ибрагимовым пулеметы, приготовьте гранаты. Особо обратите внимание на полковника Грачева. Пусть ляжет на дно кузова. Мы так долго его тащили за собой, и поэтому я не хочу потерять его просто так.

– Все понял, товарищ командир, – ответил Белоусов.

– Если все ясно, тогда в машину. До кишлака километра полтора, не более.

Они обнялись. Белоусов полез в фургон, а он сел в кабину машины.

– Ну, давай Сергеев. Посмотрим, на чьей стороне фортуна.

Машина тронулась и, набрав скорость, устремилась к кишлаку.

* * *

Барабухайка скорей влетела, чем въехала в этот кишлак, который растянулся над ущельем. Машина мчалась по единственной улице кишлака, поднимая за собой облако мелкой серой пыли. Пыль была такой плотной, что трудно было разобраться, что конкретно движется по дороге. Местные мальчишки, игравшие на улице кишлака, моментально разбежались в разные стороны.

– Гони! Гони! – кричал Крылов Сергееву, направляя ствол автомата на каждый дом, мимо которого проносилась автомашина.

Первого моджахеда они увидели, проехав половину кишлака. Он шел с автоматом в руке и нес за лапы петуха, который безнадежно размахивал своими крыльями. Душман удивленно посмотрел на мчавшуюся ему навстречу машину. Глаза его с каждой секундой становились все больше и больше. Еще миг, сильный удар, и он отлетел в сторону от машины. Вырвавшийся из его рук петух помчался впереди машины, размахивая своими крыльями. Из-за высокого глиняного забора выглянула чья-то голова в белой чалме и моментально исчезла за ним. Вслед им уже неслись автоматные выстрелы, но пули проносились выше машины, не причиняя ей никакого вреда.

Внезапно двигатель автомашины заглох. Машина несколько раз чихнула, дернулась и замерла посреди дороги.

– Что с машиной? – закричал Крылов, обращаясь к водителю. – Почему остановились?

Сергеев пожал плечами и посмотрел на него.

– Похоже, радиатор накрылся, командир, – ответил он. – Движок перегрелся, вот его и заклинило.

– Давай, из машины! Уходим! – закричал Крылов и выстрелил в моджахеда, который выскочил на него из облака поднятой пыли.

Ибрагимов выпрыгнул из машины первым и сразу же упал. Укрывшись за колесом машины, он открыл огонь из пулемета, давая возможность Белоусову и Грачеву выскочить из машины. Они отбежали в сторону от машины и, укрывшись за дувалом, начали отстреливаться. Прикрыв огнем, отход Ибрагимова, они все побежали в сторону небольшого дома, который находился на окраине кишлака. Заметив их, хозяин дома бросился бежать.

– Занять оборону! – приказал Крылов. – Беречь боеприпасы!

Десантники залегли в доме и приготовились встретить духов огнем двух пулеметов и автоматов.

– Ибрагимов! Как ты? – спросил его Александр.

– Якши, командир. Терпимо…

Автомашина, стоявшая посреди улицы, внезапно вспыхнула и окуталась черным жирным дымом. Раздался сильный взрыв. Стоявший перед домом глиняный забор моментально окутался клубами серо-коричневой пыли, который закрыл им видимость. Затрещали автоматы и с криком «Аллах Акбар» моджахеды пошли в атаку. Расстояние быстро сокращалось. Пули роем проносились над головами десантников и впивались в глинобитные стены, покрывая все вокруг пылью. Подпустив их метров на тридцать, они ударили по ним из пулеметов и автоматов. Оставив около десятка трупов и раненых, они откатились назад за забор, откуда стали вести по ним огонь из автоматов. У них появился еще один раненный. Пуля снайпера попала Ибрагимову снова все в ту же руку. Оставаться в доме не имело никакого смысла. Внезапно над кишлаком повисла тишина. Где-то вдали послышался шум автомашин.

 

«Что это?» – подумал Крылов, набивая пустой магазин автомата патронами.

То, что это были автомашины, они уже не сомневались. Единственной загадкой оставалось – чьи это были автомашины. От плохого предчувствия у Крылова защемило сердце.

– Приготовьте гранаты, будем прорываться – приказал он.

Прежде, чем он подал команду, из-за забора выскочил джип, на турели которого стоял крупнокалиберный пулемет. Он успел дать две длинные очереди, прежде чем они сумели понять, что произошло. Пули пробили толстую глиняную стену и впились в противоположную стену, не задев никого из группы.

– Сергеев, подай мне гранатомет. Пока мы не уничтожим этот джип с пулеметом, прорываться бесполезно, он нас скосит, как траву, – обратился к нему Крылов.

– Есть, командир,– ответил тот и протянул ему гранатомет.

Прихватив с собой РПГ, он медленно выполз из дома.

Чмок, чмок, чмок – услышал Крылов около своего уха. Это пули снайпера ударилась в стенку на пять сантиметров выше его головы.

«Как хорошо, что тебя так плохо обучили в тренировочном лагере – подумал он. – Если бы ты стрелял чуть лучше, то, наверняка, снял бы меня первым выстрелом».

Душманы, заметили его и открыли шквальный огонь. Они били как по нему, так и по окнам и двери дома, не давая возможности десантникам прикрыть Александра огнем. Укрывшись за углом дома, Крылов выстрелил из него в забор, за которым, как ему показалось, собралась большая группа духов, готовясь к атаке. Когда пыль улеглась, он увидел большую дыру в заборе, несколько тел духов, лежащих около этой образовавшейся дыры. Зарядив гранатомет новой гранатой, он снова приготовил его к выстрелу. Где-то рядом послышался шум автомобильного мотора. Он поднял гранатомет и стал ждать, когда появится джип.

Несмотря на то, что он его ждал, появление машины было столь неожиданным, что он не успел даже понять, с какой стороны она появилась. Машина на несколько секунд замерла перед домом, пулемет рыгнул огнем по дому и она стала пятиться назад, пытаясь укрыться за высоким забором. Крылов успел выстрелить раньше, чем она успела скрыться. Машина, словно в замедленной съемке, отделилась от земли и на какое-то время повисла в воздухе. Стоявший в кузове пулеметчик, сделав в воздухе гимнастический кульбит, рухнул на землю. Крылов быстро перезарядил свой гранатомет и сделал очередной выстрел в забор. Бросив уже ненужный ему гранатомет на землю, он громко подал команду на прорыв.

Бойцы выскочили из дома и, забросав гранатами разбегающихся в разные стороны моджахедов, бросились из кишлака. Как ни странно, но духи за ними не погнались. То ли их прорыв был для них неожиданным, то ли наступающая темнота отбила у них желание преследовать бойцов.

Крылов оглянулся назад. Полковник Грачев, выбившись из сил, еле брел за ними.

* * *

– Помогите полковнику! – приказал Крылов Белоусову. – Разве не видно, что он кое-как тащит за собой ноги.

Лейтенант подошел к нему с целью помочь, однако, полковник оттолкнул его в сторону и, грозно сверкнув глазами, выругался матом:

– Пошли вы с Крыловым на….. Ничего, если дойду, я найду возможность сказать вам спасибо. Я – не злопамятный, у меня просто отличная память.

Белоусов схватил Грачева за грудки, но, заметив неодобрительный взгляд Крылова, отпустил его.

– Вот-вот, мы это припомним…

Оба посмотрели в его сторону, ожидая от него какой-то адекватной реакции. Но Крылов промолчал. Ему уже было так тяжело таскать за собой этого человека, что если бы его в этот момент застрелил бы Белоусов, то, наверняка, всем бы им было заметно легче, как физически, так и морально.

– Приведите себя в порядок! – приказал он бойцам. – Перевяжите раненного Ибрагимова. Отдых – тридцать минут.

Все стали приводить себя в порядок, поправлять амуницию, набивать патронами пустые магазины автоматов. Крылов сидел в стороне от десантников и внимательно наблюдал за ними. К нему подошел полковник Грачев.

– Как думаешь, Крылов, нам удастся прорваться через это кольцо духов? – задал он вопрос.

– Почему вы меня об этом спрашиваете, товарищ полковник? Вы в этом сомневаетесь?

– Не буду скрывать, но все твои солдаты все больше и больше сомневаются в твоих умственных способностях – тихо произнес он. – Как вы могли пойти в тыл противника, не оговорив с командованием возможные точки контакта? Разве нельзя было оговорить все это еще там, в штабе. Наверняка, вы рассчитывали на русский авось, что повезет, как всегда? Я не буду сейчас винить тех людей, которые вас направили за мной и летчиками, многие из них – не специалисты. Однако, вы, человек, командир разведывательного отряда, должны были все рассчитать и все предвидеть. У вас должны были быть запасные точки, откуда нас должны были забрать вертолеты.

Крылов промолчал, комок злости и ненависти, подкатил к его горлу, не давая ему не вздохнуть, не сказать. Ему не хотелось спорить с ним, ведь он был в чем-то прав. Все эти точки они могли обговорить еще там, в штабе, с генералом. Но, ни он, ни генерал не думали, что все превратится из спасательной операции в рейд по тылам противника. Кто мог подумать тогда, что они потеряют радиостанцию, а советские вертолеты при посадке будут обстреляны моджахедами.

– Крылов! Я всегда считал вас авантюристом. Еще тогда, когда я вас увидел первый раз в Витебске с вашей женой. Неужели вы тогда не понимали, что совершили роковую ошибку, женившись на ней? Эта женщина не для вас, вы не стоите даже ее мизинца. И вы знаете, я оказался абсолютно прав. Завидев меня, она сразу же стала со мной флиртовать, а затем сама нырнула ко мне в постель, потому что хорошо понимала разницу между тобой и мной. Сейчас вы таскаете нас за собой по этим горным дорогам и перевалам, обещая, что выведете нас в расположение наших частей, хотя сами в это не особо верите.

Крылов мочал.

– Что вы предлагаете, полковник? – тихо спросил он Грачева. – Может, сдаться моджахедам, уповая на их гуманизм? Вы хоть раз видели, что они делают с нашими пленными? Сергеев – это не пример. Они просто отрезают нам головы и все. Это вас не пугает?

– Да бросьте, лейтенант. Я вам ничего не говорил. Вы сами пришли к этому логическому ответу. Поймите же, все правильно! Неужели нужно еще загубить с десяток наших бойцов, чтобы прийти к этому решению. Плен – лучше, чем смерть здесь, в горах. Кто оценит вашу преданность Родине? Может, Брежнев или Косыгин? Они и не знают о тебе и ваша судьба их не волнует! А, там, Красный Крест, Красный Полумесяц, они не дадут погибнуть нам.

– Значит вы, полковник, считаете, что нужно сдаться в плен?

Он кивнул.

– Да я тебя, сука, за эти слова… – неожиданно для десантников буквально взревел Крылов. – Сука! Сволочь!

Он схватил автомат, но на него навалился Белоусов, Сергеев и крепко прижали руку с автоматом к земле.

– Не делай этого, командир! Он хоть и гад, но он – полковник! – произнес Белоусов, продолжая крепко сжимать его в своих объятиях. – Неужели ты не понимаешь, что он специально провоцирует тебя на этот скандал!

Стало тихо. Ему освободили руку, но автомат отодвинули в сторону.

– Хорошо, Андрей. Отпусти меня – попросил он его. – Пусть эта сволочь живет. Но, если он еще раз предложит мне сдаться, то я просто убью его на месте.

Они поднялись с земли и стали отряхиваться.

– Построй группу! – приказал Крылов ему.

Белоусов невольно улыбнулся.

– Какую группу, командир. Она вся перед тобой. Я, Сергеев, раненый Ибрагимов и полковник Грачев.

Тем не менее, все поднялись с земли и стали в строй. Он медленно прошел вдоль строя, вглядываясь в глаза каждого бойца.

– Может, среди вас тоже есть желающие сдаться врагу? – громко спросил он их. – Вы не стесняйтесь, можете, открыто сказать мне об этом. Вот полковник предложил нам всем сдаться, рассчитывая на благородство противника. Может, кто-то разделяет с ним это желание. Сергеев! Может, ты снова хочешь вернуться обратно к моджахедам? Там кишмиш, курага! Там, может, быть и сладко, но там нет Родины.

Строй стоял, пожирая его своими глазами.

– Бойцы! Мы не для того прошли сотни километров, чтобы взять и так просто сдаться врагам. До наших войск осталось совсем недалеко, от силы километров сорок-пятьдесят, а нам вдруг полковник предлагает сдаться. Нет, уважаемый полковник, мы не сдадимся, а сделаем все возможное, чтобы соединиться с нашими войсками. А теперь – налево, шагом марш.

Строй бойцов повернулся и, тяжело ступая, направился дальше, туда, где за вершинами гор садилось багровое солнце.

* * *

За ночь группа прошли около восьми километров. Уже под утро, сморенные усталостью, они повалились на холодную землю и забылись в тревожном сне. Крылову снова почему-то снилась Ольга, ее слезы на глазах и губы, пахнущие лесными ягодами. Он открыл глаза и посмотрел по сторонам. Ему показалось, что он услышал надрывный звук моторов автомашин.

«Неужели дорога? – с радостью подумал он. – Неужели дошли до своих?»

Шум двигателей то нарастал, то снова исчезал и становился едва уловимым. Крылов толкнул в бок, спящего рядом с ним Белоусова.

– Андрей! Похоже, где-то рядом идет большая колонна, – произнес он. – Поднимай, людей!

Через минуту все были на ногах. Группа направились в сторону доносящегося до них звука моторов. Они ускорили шаг, а затем перешли на легкий бег, который мог позволить себе раненый Ибрагимов. Шум моторов нарастал с каждой минутой. Неожиданно, где-то совсем недалеко от них раздался сильный взрыв, затем – второй, третий. Вскоре в дело вступили танковые пушки, пулеметы и автоматы.

– Там, похоже, бой – произнес Белоусов. – Можно, я с Сергеевым пойду быстрее. Вдруг им нужна наша помощь.

– Давай, мы пойдем тем же темпом, – ответил ему Крылов и посмотрел на полковника Грачева. – Антон Сергеевич, может быть, Вы усилите группу Белоусова?

Крылов впервые за все время рейда назвал его по имени и отчеству.

– Извините, но я пойду с вами. А во-вторых, вы хорошо знаете, что я – политработник, а не солдат.

– Да, там нужно будет сражаться, а не учить людей, как нужно это делать, – с усмешкой ответил Александр.

Белоусов и Сергеев отделились от них и бегом устремились вперед. Грохот боя нарастал, уже отчетливо слышались хлопки танковых пушек и отрывистая стрельба крупнокалиберных пулеметов, установленных на БТР. Наконец они увидели и саму воинскую колонну, зажатую в ущелье с двух сторон моджахедами. На дороге уже горело несколько бензовозов и черный дым, словно черные крылья, застилал всю колонну. Стволы двух танков были подняты вверх, однако угол подъема пушки не давал им возможности вести огонь по засевшим за камнями на склоне горы моджахедам. Один из танков съехал с дороги в кювет и стал методически подавлять огневые позиции духов. Но это продолжалось недолго, выпущенная из гранатомета граната разворотила танковую башню. Танк вспыхнул, словно свеча, и моментально окутался черным дымом.

Крылову хватило лишь взгляда на состояние этой колонны, чтобы понять, что она практически обречена на гибель и сейчас ее могли спасти лишь Белоусов и Сергеев, которые, как он понял, зашли в тыл душманов.

– Атакуем – закричал Крылов и первым открыл огонь из автомата.

Первой же очередью из автомата ему удалось завалить гранатометчика. Тот упал на камни с удивленным лицом. Он, видно, никак не мог представить, как могли оказаться русские у них в тылу. Десантники сумели воспользоваться растерянностью моджахедов. Пока они соображали, что с ними делать, им удалось опрокинуть их под пули колонны. Вскоре они не выдержали плотного огня и бросились бежать, бросая по дороге боеприпасы и оружие.

Минут через десять в небе появилась четверка «крокодилов» и, чтобы не попасть под их огонь, Крылов дал команду быстро спускаться к дороге. Склон оказался довольно крутым, и им понадобилось определенное время, чтобы спуститься вниз. Они были смертельно рады, что их не обстреляли наши же летчики.

Оказавшись на дороге, десантники попали в теплые объятия своих товарищей по оружию. Двухсоткилометровый рейд их группы был успешно завершен. Когда улетели вертолеты, и на дороге стало тихо, Крылов направился к командиру колонны. Он доложился ему о их группе и поинтересовался, куда движется колонна. На наше счастье, она направлялась в Кандагар.

– Старшой! Неужели из-за этого полковника вы лазили по горам, теряли своих товарищей? – спросил Александра полковник с эмблемами инженерных войск. – Чем же он так дорог нашему командованию?

 

Крылов кивнул.

– Откуда он свалился на твою голову? – снова спросил его полковник.

– Он из Москвы, из Главного политуправления.

Полковник невольно усмехнулся и посмотрел на Крылова.

– Если бы не он, то и наши летчики навсегда бы остались там. Им просто повезло, что он летел с ними.

Передав полковника Грачева, он вышел из штабной машины и направился к своим бойцам, которые стояли в стороне и ожидали его возвращения.

– Чего стоим? Быстро всем на броню! – произнес Крылов и указал им рукой на БТР. – Я смотрю, привыкли пешком ходить и не желаете больше ездить на транспорте?

Разместившись верхом на бронетранспортере, они стали ждать, когда тронется колонна. Расчистив дорогу от поврежденной техники, она медленно тронулась вперед, оставив в кювете догоравшие боевые машины.

* * *

Военная техника натружено гудела и чадила несгоревшим бензином и соляркой. Она, словно ленивая зеленая гусеница, медленно ползла по черному серпантину дороги Кандагар – Гиришк. Колонну возглавлял танк Т-72, который с гордо поднятой пушкой осторожно двигался вслед за идущими впереди него саперами.

Крылов сидел на броне БТР и внимательно следил за саперами, которые медленно шли впереди колонны. Моджахеды использовали десятки мин различных производителей. Отдельные из них были в пластмассовых корпусах и обычными средствами – миноискателями обнаружить их было практически невозможно. В этих случаях саперам часто помогали собаки, натасканные на запах взрывчатых веществ. Душманами использовались неизвлекаемые мины, которые невозможно снять, и приходилось просто взрывать их прямо на полотне дороги. Поэтому от мастерства саперов зависела жизнь многих солдат и офицеров, и эти военные специалисты всегда пользовались большим уважением среди бойцов Советской Армии.

Вот один из саперов замер на месте и поднял вверх руку. Колонна снова замерла. К нему подошел черный от загара офицер и опустился рядом с ним на колени. Он стал медленно разгребать землю и осторожно переносить ее с одного места на другое. Откопав мину, он отослал солдата в сторону и снова склонился над миной. Несмотря на эти пятьдесят метров, которые разделяли их, Крылов хорошо видел его вспотевшее от напряжения лицо и мелко дрожащие руки. Наконец он вывернул взрыватель из мины и, подняв его над головой, улыбнулся. Подошедший к нему солдат выдернул из земли уже не опасную мину и забросил ее в грузовик. Они снова встали в ряд и медленно двинулись вперед.

Крылов сидел на БТР, облокотившись на башню, и лениво рассматривал местность. Рядом с ним дремал Белоусов. Александр иногда бросал на него свой взгляд, стараясь отгадать, что ему снится. Лицо Белоусова иногда становилось грустным, а иногда он улыбался, от чего его лицо становилось смешным, и это вызывало у Крылова улыбку. Было скучно и жарко. А еще, очень хотелось холодной родниковой воды, но ее ни у кого не было. Была только теплая, противно пахнущая хлоркой вода, которую было трудно проглотить. Недалеко от него на броне сидел солдат, который облил чехол фляги водой и поднял ее на стволе автомата, таким образом, хотел охладить воду во фляге. Но, похоже, даже такой испытанный способ охладить воду почему-то не помогал. С гор непрерывно дул горячий иссушающий кожу, ветер. А горы – они вот, рукой подать, синеют слева и справа по ходу движения нашей колонны.

Машина неожиданно резко наклонилась, заставив Крылова ухватиться за металлическую скобу. Он оглянулся назад, за его машиной тянулся длинный хвост воинской колонны, который скрывался за плавным изгибом поворота дороги. Белоусов открыл глаза и виновато посмотрел на него. Он понимающе подмигнул ему и улыбнулся. Бойцы, сидевшие рядом с ним, лениво крутили головами, наблюдая за безжизненным пейзажем. Спать нельзя, даже, если монотонная езда и духота свинцовой тяжестью наливают веки. Крылов повернул голову направо и посмотрел на обочину дороги, по которой мирно катила арба, запряженная верблюдом.

«Интересно, как они определяют здесь расстояние между городами и населенными пунктами? Кто и когда замерял эти расстояния? – подумал он. – А впрочем, зачем им все это?»

Он снова посмотрел на идущую вверх дорогу. Народу – никого. Хотя нет, вон какой-то дехканин с лопатой из ямы вылезает. Стоп, да ведь это гранатометчик, вон еще один.

– К бою! – что есть силы, закричал Крылов. – Впереди, слева – гранатометчики!

Радист быстро нырнул в машину и стал докладывать по рации.

– Слева триста метров – гранатометчики, уничтожаю.

Стрелок БТРа успел развернуть башню влево и, поймав в прицел гранатометчиков, открыл по ним огонь из крупнокалиберного пулемета. Огненная трасса, словно кнут, ударила по дороге и моментально дотянулась до первого душмана. Прежде, чем Крылов успел спрыгнуть с брони машины, он увидел отлетевшую в сторону руку гранатометчика, сжимавшую ручной гранатомет. Второй, похоже, успел укрыться от пуль в своей глубокой яме. Однако выстрел пушки идущего впереди нас танка, похоже, похоронил его в этой яме.

Первый выстрел из гранатомета прошел перед их бронемашиной и взорвался метрах в тридцати сбоку от машины, заставив водителя резко затормозить. Следующая граната взорвалась метрах в десяти перед БТР, осыпав бойцов градом мелких осколков и камней. Не успевший вовремя спрыгнуть, солдат упал с брони. Он попытался подняться на ноги, но одной ноги у него уже не было. Увидев оторванную ногу, он забился на пыльной земле и закричал каким-то нечеловеческим голосом.

Крылову удалось вовремя засечь гранатометчика. Его огневая позиция находилась метрах в восьмидесяти от него за грудой больших камней, лежащих слева от дороги.

«Сейчас я тебя, сука, достану!» – подумал он, удобнее ложась между камней.

Гранатометчик снова появился через несколько секунд. Он поднялся из-за камней и выстрелил по колонне. На этот раз граната угодила в колесо идущего за нашей машиной БТРа. Колеса многотонной машины, словно игрушечные, отлетели в разные стороны, а сама машина, проехав еще несколько метров по инерции, уткнулась носом в большой придорожный камень. Прежде чем гранатометчик успел скрыться за камнем, Александр срезал его длинной очередью из автомата.

* * *

Что тут началось! Еще несколько минут назад пустой эфир колонны «взорвался» командами, докладами, все перебивали друг друга, словно очнулись после дремоты и стремились показать свое служебное рвение. Один из командиров, перепутав батальонную волну с бригадной волной, стал отдавать распоряжения своим командирам отделений. Тявкали пушки БМП, посылая снаряд за снарядом в облако пыли по ямам, в которых находились гранатометчики. Прекратил всю эту суету грозный рык комбрига:

– Прекратить огонь! Всем молчать! Говорю один я! Третий, третий, я «Пламя». Выдвинуться к месту засады! Жду доклада!

Крылов обернулся назад и увидел, что от командирской машины в его сторону бежит начальник разведки бригады майор Гуревич.

– Крылов! Бери своего Белоусова, взвод солдат и – вперед, на зачистку дороги – скороговоркой произнес он. – Нужно убедиться, что впереди нас никого нет. А иначе, мы так и не дойдем до Кандагара.

Он подозвал к себе Белоусова и продублировал приказ майора. Через минуту на трех БТРах подъехал взвод солдат. Они развернулись цепью и осторожно направились в сторону дорожной насыпи, откуда вели огонь гранатометчики. Было тихо, лишь шум работавших двигателей машин нарушал эту тишину. Солдаты мелкими перебежками приблизились к месту засады.

– Командир, а здесь никого нет! – произнес Белоусов, указывая Крылову на пустые ямы.

– Как так нет? Я же сам видел здесь гранатометчиков! – удивленно произнес он. – Вот, смотри, и граната лежит, и мертвый гранатометчик, которого я срезал.

Внимание Александра привлекло небольшое углубление в стенке ямы, завешанное обычной тряпкой. Он с силой рванул ее на себя. За тряпкой было небольшое отверстие, в которое мог свободно пролезть человек. Ему уже неоднократно приходилось слышать о подземных ходах, которые рыли моджахеды, но встречаться с этим пока не приходилось. Теперь он впервые увидел, что это такое.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru