Клементина

Наталья Белова
Клементина

– Извини. Я никогда тебя не стану с чем-то сравнивать.

– Да брось. Знаешь, если задуматься, то у тебя это получилось не так обидно. Даже немного интересно. Значит, я сравнялась с кофтой? – я засмеялась и прикрыла рот ладонью, – Забавно! И я не обиделась.

– Что ж, я рад. Но всё равно больше такого не сделаю.

Я, было, хотела сказать, что он вполне может, но принесли наш заказ и я, закрыв рот, просто уставилась на него, а затем перевела взгляд на то, что плавало в моей тарелке.

Глава 8.

Клементина.

– Это… А что это? – озадаченная спросила я, подтрунивая какое-то желе ножом на тарелке, боясь что сейчас оживет.

– Это устрицы.

– То есть не факт, что я до завтра смогу дожить? – обеспокоенно спросила я, посмотрев на Алексея, который в свою очередь чуть не подавился от смеха.

– Ты же сказала, что будешь есть то, что закажу я?

– Да, я так думала, но не ожидала, что передо мной будет лежать что-то склизкое, словно его только что машиной передавили и перед тем как положить в тарелку, его просто помыли и петрушкой прикрыли, чтобы, не сразу кричать начали. (Пауза), – вновь поддев ножом слизь, – По-моему, оно всё ещё шевелится. Как по мне так дохлый голубь выглядел бы куда аппетитней.

– Тебе заказать голубя? – с удивлением спросил он.

– Нет, я в этом поковыряюсь… спасибо! Тут вот съедобная часть есть, – я показала ему листочек салата и положила себе в рот, показав ему, что это очень вкусно, – Боже, какая вкуснятина!

А затем подавилась. Я потянулась к бокалу с вином и чуть запила. Боже, какая горечь. Что, воды не было? Сделав тяжелый вздох, я вновь посмотрела на тарелку и поморщила нос.

– Кажется, я переела!

Он стал смеяться, не заботясь о том, что люди стали на нас оборачиваться и шептаться.

– Боже, ты бы видела себя со стороны.

Он подозвал официанта и заказал для меня салат с курицей и томатный суп. Живот тут же ожил оттого, что скоро прибудет нормальная еда. Я жадно сглотнула и посмотрела на него.

– Ну, слава богу! А то мой желудок чуть на меня в суд не подал за халатное обращение и издевательства, прибывая в совместном проживании!

Меня отпустили раньше домой, чтобы я смогла в спокойной обстановке сделать на завтра расписание Алексея. Довольно плотный график. Он работает очень много, хотя мне казалось, что свободного времени у него было раньше гораздо больше.

Я была уже на середине расписания, как дверь открылась и в квартиру вошла моя соседка по квартире Карина. Она, как и всегда была заведенная, словно тормаха. Сейчас она была в коридоре, а как только я моргнула, глядь, а она уже на кухне намазывает батон майонезом.

– Хоть бы руки помыла! – сказала я, поправив очки на носу и продолжая дальше писать в ежедневнике.

– Каждая соринка – это витаминка! – иронизировала она, когда я лишь покачала головой на её ответ, – Что делаешь?

Она подобралась так неожиданно и быстро, что я испугалась и вздрогнула. Обернувшись, посмотрела на подругу, потом посмотрев на ежедневник, вновь перевела взгляд на подругу.

– Ну,… это… как бы так сказать… э-мм, помнишь я тебе рассказывала про хоккеиста? Ты мне ещё форму доставки писем подобрала? – когда она кивнула, я продолжила, – Так вот, когда меня уволили, я не думала, что вообще хоть когда-то его смогу встретить, а тут он, в общем, предложил мне работу, да ещё и его менеджером представляешь?

– Менеджером?

– Да! Я хоть на такой должности никогда не была, но ведь опыт приходит со временем так?

– Ты такая наивная.

Сказав она просто ушла, жуя при этом свой бутерброд. Я же, резко встав, последовала за ней.

– Я знаю, что я не совсем сообразительная конечно, но наивная? Наивность моя заключается в чем?

Она стояла, засунув голову в холодильник что-то искав, но ничего не обнаружив закрыла.

– Моя родная, включи мозг на полную. Сразу же видно, что мужик этот настоящий ловелас. Да он сто пудово хочет залезть к тебе в трусики.

– Что? Куда залезть?

– В панталоны твои солнышко. В шаровары. В тряпочку с ниточками…

– Я поняла, поняла. Не надо дальше перечислять.

Она вновь открыла холодильник и заглянула туда.

– Почему ты решила, что он хочет со мной переспать? Это же даже звучит как-то нелепо.

– Нелепо звучит фраза: «Невозможное возможно». А трахнуть тебя – это тоже самое, что отобрать у пятилетней девочки леденец, при этом сказав «Я просто подержу!».

– Ауч! Прозвучало как-то обидно. Словно я дура какая-то.

Она вновь закрыла холодильник.

– Ты не дура, а наивная, как собственно я и говорила, – и она опять открыла холодильник.

– И, кстати говоря, моя интуиция говорит об обратном. Он не станет ко мне залезать в трусы.

– Зая моя. С твоей интуицией, угадывать только – в какой руке арбуз.

Мои нервы не выдержали.

– Слушай, оттого, что ты открываешь холодильник через каждую минуту, там ничего не прибудет.

– Ну, знаешь, вдруг повезёт! «Невозможное возможно!», – повторила она и задумалась, – Может оттого, что я открываю и закрываю его, данная фраза сможет опровергнуть саму себя.

– Ты всё же странная.

– А ты наивная и интуиция у тебя так себе.

Собственно с этим и разошлись. Мне нужно доделать расписание на завтра.

Утром по расписанию у Алексея была фотосессия. Концепция для нижнего белья. Когда я прибыла в здание, Светочка на меня повесила пропуск и дала всё необходимое, что лежало в большой сумке.

Алексей был довольно собран. В темных джинсах, белой рубашке и пиджаке синего цвета он действительно словно с журнала сошел. И я тут же дернула себя, что бы эти мысли уж слишком в голову мне не лезли. Он – моя работа!

Когда водитель привез нас в нужный павильон, персонал уже встречал, провожая на место сьёмки. Когда зашли в помещение, я стала оглядываться, открыв рот, здесь очень просторно, настолько, что некоторый персонал разъезжал здесь на маленьких машинках. Посмотрев наверх из-за освещения, я даже не смогла увидеть потолок. Хотелось присвистнуть.

Чтобы всё же не отстать от моей «звезды» я собрала мозги в кучку и стала догонять Алексея. Стоило только его догнать как:

– Почему ты не позвонила и не договорилась к какому времени мы должны быть здесь?

– Но в моём ежедневнике написано в 09:00.

– В 09:00 начало фотосессии. Моделей несколько и каждый распределен по времени и сейчас не моё время.

Он был зол, и слова были словно яд. Я старалась не расплакаться и быть собранной. Ведь сегодня мой первый день, а я уже упала в грязь лицом.

– Я сейчас узнаю.

И тут же побежала искать человека, который этим занимается. Спросив первого попавшегося человека, мне указали на мужчину, который был одет в наушник и с огромной папкой. Стараясь не упасть на каблуках, я подлетела к нему.

– Простите. Я менеджер Алексея Наумова, – я показал ему свой пропуск на лямочке, и сквозь разговор стала переводить дух, – Скажите в какое время его фотосъемка?

– Так, он идёт вторым. Так что он может пройти в гримерную и к стилистам.

– Большое спасибо, – вежливо отозвалась я и побежала обратно.

– Вы идете следующим. Нам сказали, что можем проходить в гримерную к стилистам.

Он кивнул и прошел туда, куда указали ему помощники стилиста.

– Мне нужно идти с вами? – успела спросить я, но он сказал просто «нет», даже не посмотрев в мою сторону.

Сегодня он очень странный и немного злой. В этом виновата я? В прошлый раз в ресторане он извинился передо мной, мне тоже бы следовало это сделать. Ладно, как только он выйдет, подготовленный к своей фотосессии, я подойду и попрошу прощение. Это будет правильно.

Если подумать, то когда мы сегодня утром встретились, он уже был не в духе. Может у него что-то произошло? Расспрашивать, конечно, не стану, это собственно меня никак и не касается, но что-то сдавило в груди. Я знаю, он не со зла так прикрикнул на меня и я не злюсь на него в ответ, но почему-то, мне хотелось его немного утешить. И у меня есть одна идея!

Пудинг. Звучит странно, но когда я работала ещё журналистом и копала под Алексея, то узнала, что он любит пудинг. Я мысленно хохотнула.

Попросив водителя привести его, и забрав маленький пакетик из его рук, как раз настал момент фотосессии Алексея. Пока просматривали концепцию и фотографии первого парня модели, Алексей стоял только в трусах от известной марки и со своими «строительными» кубиками размером с кирпичи на животе, ждал своей очереди. Я подошла сбоку, и он посмотрел в мою сторону.

Уау! – это всё что пронеслось в моей голове. Ему немного преобразили глаза и скулы, и вот он живое воплощение девичьих грез. Он и без того сексуальный, а стоило подчеркнуть всё более ярче, так сразу же жалеешь, что не принесла с собой запасные трусики. Если так и дальше будет продолжаться у меня кровь из носа пойдёт. Это слишком. У меня слабое сердце, между прочим.

– Слушай, – сказала я, посмотрев в сторону, не смогу теперь в глаза посмотреть, сосочки возбуждаться начинают. Чувствую себя извращенкой. Стыдоба какая, – Извини меня, пожалуйста. Впредь, я буду очень бдительной. И стану ответственно подходить к своей работе. Поэтому вот.

Я протянула пакет, и он его принял. Я всё так же смотрела куда угодно, но не на него. Но его молчание меня било по мозгам, поэтому я подняла взгляд на него.

Пресвятая Богородица дай мне сил. Заглянув в пакет, он улыбался. Улыбался, а подкожные кроты словно вырыли эти секси ямочки. Нужно поставить себе в заметках галочку в строке «запаска трусов».

– Это ты прости. Я не должен был так реагировать. К тому же это твой первый день и ты не причём в плохом моем настроении. Я был неправ. Прости.

Я хотела спросить, но посчитала, что это не моё всё же дело. Если он захочет, то сможет рассказать мне сам.

Посмотрев в пакетик, он вновь улыбнулся.

– Ты определенно знаешь, как поднять мне настроение! Менеджер Клементина!

 

После этих слов, его пригласили на площадку и, передав пакет обратно, похлопал меня по плечу, сказав нежно «спасибо».

В последнее время мы всё время просим прощение друг у друга, что, кажется, мы просим прощение не за случившееся только что, а за что-то большее. Но что это может быть, никто из нас не знает. Да и сможет ли?!

Буквально месяц назад я впервые только услышала его имя и фамилию, даже не подозревая, кто это может быть, и вот я стою и смотрю на его голый торс и на то что, мне не даёт покоя, слишком выделяясь из боксеров на его бедрах. Распутная девка!

Фотосессия началась.

Алексей стоял перед камерой и, вставая в разные позы, чтобы показать своё изумительное тело и конечно товар, который он рекламировал.

Когда он заводил руки за голову, его мышцы бугрились, что заставляло меня напрячься в области своих бедер. Первый день только, а я уже думаю, что не смогу больше здесь работать. Сердце больно стукало под ритм песни, что легко доносились из динамиков, и я стала обмахивать себя ежедневником, чтобы хоть немного свежего воздуха попало мне на лицо. Я покраснела как факел.

Я огляделась по сторонам, кондиционеры работами как подорванные, так почему же мне так стало жарко? Наверное, нервы в первый рабочий день. Да! Так оно и есть! Это нервы и ничего больше. Угу!

Я вновь посмотрела на фотосъемку и тут же открыла рот, переставая при этом моргать. Алексей, засунув большие пальцы, под резинку боксеров слегка потянув её вниз открыв тропинку к женскому счастью. Я перевела взгляд в сторону, посмотрю еще раз и расплывусь лужицей прямо на месте. Думаю, я больше не могу спихивать всё на нервы.

Сделав вздох, я заметила, что сотрудницы этого павильона стали его фотографировать как бы невзначай, чтобы не привлекать лишнего внимания. Мне это не понравилось! Очень не понравилось! Я как-никак менеджер и должна выполнять свои обязанности. Так ведь?

– Дамы! – подошла я к ним и так сказать «подтянув штанишки взрослой девочки» посмотрела на них строгим взглядом, – Попрошу вас удалить фотографии с ваших телефонов и больше никогда не фотографировать во время всей съемки.

– А вы ещё кто? – тут же огрызнулась сисястая блондинка с конским хвостиком и довольно длинными ногами, – Кто ты такая, чтобы указывать кого нам фоткать, а кого нет? Он что твоя собственность?

– Да моя! – огрызнусь я в ответ, сама при этом удивилась. Ведь собственностью он моей не был. Я всего лишь его гребаный менеджер, – И если вы не удалите их в эту самую минуту, и они каким-то образом попадут в интернет, мы подадим на вас в суд. Хотите там встретиться со мной?

– Слышь, а ты не слишком борзая? Может, сходишь, прогуляешься, и не будешь тут путаться под ногами? – вдруг набросилась другая девушка, брюнетка, практически вторгаясь в моё личное пространство, – Катись!

И только я хотела ей ответить, как на мою спину легла холодная рука.

Я посмотрела за спину и, встретившись с зелёными глазами нахмурилась. Щетина мужчины была довольно большой, черной, как и цвет, его волос. Он очень высокий. Такого же роста, что и Алексей, даже возможно чуть выше, не знаю.

– Какие-то проблемы? – спросил он, улыбаясь невинно, словно ребенок. Его рука всё так же лежала на моей спине.

Они немного отшатнулись и тут же застыли, выпучив глаза и закрывая рты от восхищения. Я всё так же стояла и не понимала, кто это такой? Они и словом не обмолвились, стояли и хихикали как какие-то идиотки.

– Ой, Дмитрий. Вы же Дмитрий Пиров. Я ваша фанатка, – сказала брюнетка, изображая саму невинность, когда минуту назад бросала на меня свою слюну словно «питбуль», – А можно с вами сфотографироваться?

Проведя по моей спине своей холодной рукой, подошел к ним и, встав рядом, стал фотографироваться. Я же стояла и не въезжала в происходящее. Пойду я, пожалуй.

И только я хотела уйти, как вновь холодная рука парня схватила меня за кисть руки, повернув к себе. Я слегка удивлённая посмотрела на мужчину и, как и всегда не удержавшись на своих ногах, нечаянно прижалась щекой к груди этого мужчины, чтобы не упасть. Каблуки придумал «ад»!

Он же в свою очередь, спасая меня от падения, обнял второй рукой, отпуская кисть руки, но как только я спасла свою жизнь, тут же отпрянула от него, но он, проведя от спины до локтя рукой, остановил меня на полпути, поэтому расстояние от нас было не таким уж и большим.

– Как только зашел в это помещение, увидел звездочку, что сияет ярче всех. От этого света больше никого и не вижу вокруг, поэтому подошел к тебе, чтобы я смог стать спутником, планетой если повезет. Не смогу теперь уйти пока не узнаю имя моей «золотой» вселенной.

Я моргнула. Потом ещё раз моргнула.

ЧТО ЭТО СЕЙЧАС БЫЛО? Он ко мне подкатывает что ли?

Со мной впервые так знакомятся, поэтому я хохотнула слегка, затем сильнее, а после не смогла больше сдерживаться и рассмеялась, словно меня щекотали. Кто бы, он не был, он забавный.

Алексей.

В мониторе вновь стали просматривать концепцию и оставался один рывок, чтобы можно было вздохнуть спокойно. Вокруг меня встали стилисты, а я, воспользовавшись моментом, стал оглядываться вокруг. Какого блин хрена?!

Я словно не чувствуя пола рванул в сторону моего менеджера и как я смог правильно разглядеть, при этом освещении, ещё и моего друга.

– Какими судьбами? – спросил я, вклиниваясь между ними, так что моя помощница отшатнулась, чуть не упав. Мой друг, заглянув за меня, посмотрел на Тину и вновь перевел взгляд на меня, чуть заметно улыбаясь.

– И тебе привет! Это было самое крепкое рукопожатие в моей жизни.

– Привет! – сказал я, довольно быстро пожав ему руку, а затем положив руки на пояс, – Так какими судьбами здесь?

Он улыбался уже сильнее, посмотрев на пол, а затем, переведя взгляд на меня, засунул руки в карманы брюк.

– Я не знал твоего расписания, поэтому спросил в клубе у Светочки, которая и напела мне, что у тебя здесь сегодня фотосессия, поэтому приехал, думал, вместе пообедаем.

– Хорошая идея! Давай! Мне осталось буквально минут двадцать съемки и как только с меня сотрут этот бабский разукрас с лица, я буду свободен.

– Хорошо. Я подожду тебя здесь и … – он вновь посмотрел за мою спину и ярко улыбнулся, «да-да, у тебя хороший стоматолог, а теперь закрой рот», я обернулся тоже, когда друг продолжил говорить, – … Поворкую с этой милой девушкой. Мне кажется она моя судьба!

И тут я резко посмотрел на него. Я не был долбаным ревнивцем. Тина меня вообще как женщина не интересовала. Просто рядом с ней мне спокойно и с ней я могу по настоящему, быть самим собой. Я просто хочу дружить с ней, хочу видеть её всегда рядом с собой, и делить её с кем-то я не собирался. Поэтому сейчас, после его слов во мне разгорелось пламя гнева, в котором я был готов сжечь этого засранца, пусть, даже если он и мой лучший друг еще с младших классов.

– Знаешь, подожди меня лучше в том кафе, помнишь, ты как-то рассказывал, где делают прекрасный кофе и вкусные кексы? – и тут я стал волочить его зад к выходу, как он неожиданно остановившись и не позволив выкинуть его из павильона вновь заговорил.

– Нет. Я останусь здесь и тебя подожду, – уже не улыбаясь, утвердительно сказал он и посмотрел на меня, – Да что с тобой?

И вправду?! Что со мной черт его подери, происходит?!

– Ладно! – сказал, сомневаясь, я, но все же его отпустил. Поправив пиджак, он направился назад к моей Тине. То есть, нет, к моей помощнице Тине, я это имел в виду.

– Алексей, нам нужно продолжить фотосессию вы могли бы вернуться? – раздраженно сказал фотограф. Вот только мне было насрать, я навострился к «парочке» что меня уже бесить начинала.

– Я сейчас вернусь. Можете подождать?! – и я не спрашивал его. Это был риторический вопрос. Как я уже говорил, мне было чхать, что он там хотел. Я, всё ещё щеголяя в трусах, вновь подошел к ним.

– Тина я хочу воды. Принеси! – приказным тоном сказал я, и Тина тут же побежала искать воду для меня. Мой друг нахмурил брови, но глаза явно посчитали, что я довольно смешной, поэтому они улыбались.

– Вы что знакомы? – тут же он спросил меня и я, держа руки на бедрах, посмотрел на него, словно я имел все права на неё и даже больше.

– Конечно! Клементина мой менеджер! – после того как я это сказал, подошла Тина и протянула мне маленькую бутылочку воды. Я открыл и стал пить мелкими глотками.

– Так значит, мою вселенную зовут Клементина?! Как необычно.

И тут я подавился!

– Вселенная? Что? – не понимая и озадаченно, спросил я, вытирая воду тыльной стороной руки, посмотрев на Диму.

– Я же сказал, кажется, я нашел свою любовь!

Я встал перед ним, так что Тина осталась стоять позади меня. От чего я стал чувствовать ее дыхание на своей спине, и у меня тут же побежали мурашки по телу и я еле заметно вздрогнул. Че-е-ерт!

– Алексей… – позвал меня вновь фотограф, разводя руками.

– Вы можете подождать?! – огрызнулся я и вновь посмотрел вперед, – Какая ещё любовь?

Спросил я его и чуть засмеялся.

– Две недели назад ты твердил, что твоя любовь летит на крыльях страсти Москва-Санкт-Петербург, тогда ты ещё огорчился, что её зовут не Жанна, а Марина. А неделю назад ты говорил, что украинская модель Кира рождена для того, чтобы стать матерью твоих детей, а сегодня ты решил совратить моего менеджера?

Он стоял и издевательски смеялся мне в лицо от чего мне захотелось отвесить этому придурку пинок. Я хотел ему вновь высказаться, как почувствовал, что позади меня Тина тыкала своим маленьким пальчиком мне в спину, давая понять, что бы я обратил на неё внимание.

И вот тут оттого, что она меня коснулась, тело предательски вновь вздрогнуло, что не ускользнуло от глаз Дмитрия как и самой Тины, что вздрогнула вместе со мной только вот я оттого что мне приятно, а она оттого что испугалась моей реакции.

– Да, что?! – нервно ответил я, повернувшись к ней, при этом услышав, как Дима, не сдерживая себя и считая это смешным, стал хохотать. Мой друг – говнюк!

– Простите меня, что я вас отвлекаю, но вам стоит пройти на площадку и закончить фотосъемку, потому что приехала другая модель.

Да что б их всех! Я не хотел оставлять их наедине, но все же съемку закончить нужно, а иначе мне потом от дяди влетит оплеух, опять!

Я вновь стрельнул глазами на Дмитрия, давая понять, что я его придушу и при этом не моргну, вообще ни разу. Он же просто смеялся.

Вернувшись, я вновь стал вставать в позы только уже сидя на стуле со спинкой. Метал стула, был очень холодным, от чего тело покрывалось мурашками. Я, почему-то вспомнил пальчик Тины на своей спине и, вспоминая от такого прикосновения, закрыл глаза.

У нас было достаточно прикосновений с ней, я помню, какая на ощупь её кожа, словно шелк, такая гладкая, но пусть лишь на маленькое мгновение, она впервые коснулась меня сама. Маленький пальчик оказался для меня словно удар током по телу. Я точно не в своем уме, если такое меня практически заставляет возбудиться.

Я всё так же в думке мыслей менял позы и позировал. Да, я не был девственником, я видел столько попок, что унитаз позавидовал бы мне, но эта девчонка… черт её подери!

– Да, Алексей, ты просто потрясающий! … Ты моя муза! … Это великолепно! … Bellissimo! … Прекрасно! …

И я метнул взгляд, думая о той, что забрала мои мысли сейчас.

А теперь вновь рассудок…

Нервы…

И гнев…

Она миленько беседовала с моим другом, и я вновь вскипел. Она смеялась и что-то говорила ему на ухо. Как только я увидел, что она стала поправлять воротник его рубашки, я уже не видел перед собой ничего…

И как, только услышав «всё, всем спасибо за съемку» минуя фотографа, который подошел ко мне и протянул руку, что бы поблагодарить, прямым рейсом подошел к «паре года».

Меня некоторые игроки, что соревнуются с нами, ненавидят, называют монстром, даже прозвище дали «Неистовый», если я злюсь, то гнев застилает мои глаза и голову, что я совсем не соображаю, что делаю или говорю.

– Я позвал тебя не для того, чтобы ты строила глазки моим друзьям, а для того, что бы ты работала, обращая внимание на меня и мои нужды, поняла меня? Если хочешь с кем-то переспать, иди на панель работать!

И тут я почувствовал пощечину!

Рейтинг@Mail.ru