Клементина

Наталья Белова
Клементина

Глава 17.

Клементина.

До какой-то таинственной вечеринки оставалось три часа. Карина прибывала уже в полной боевой готовности, когда я, даже ещё и не начинала.

– Ты что хочешь опоздать? – всякий раз как она пробегала мимо меня, говорила эти слова, а затем вновь уходила, то в ванную, то в комнату, то к большому зеркалу.

– Уже иду собираться. Ты чего нервничаешь? – я была спокойна, даже слишком, как по мне, а опоздать на вечеринку…так это даже звучит глупо, как можно опоздать, на то, что хрен пойми, когда начинается, и хрен пойми, когда заканчивается?

– Я не хочу опоздать.

– Я вообще впервые вижу, чтобы ты на вечеринку побухать опаздывала.

– Ну…

– Что ну?

– Это… не совсем вечеринка, а скорее мероприятие.

– По случаю чего?

– Когда придешь, узнаешь.

– Ты мне это уже всю неделю талдычишь, так что за мероприятие такое?

– Э-э-э, да так, одна организация… по защите… а, библейских книг, пригласили меня и дали два билета, чтобы я могла кого-нибудь с собой взять, вот и всё.

– Организация по защите библейских книг? Мы что в секту вступать собираемся?

– Да нет, просто побудем там, потусуемся, глядишь, подыщем себе кого-то.

– Да? И кого? Священнослужителей?

– Да, неудачно это я…

– Чего?

– Нет-нет, ничего. Ты собирайся, собирайся, давай.

– Я теперь даже не знаю, а не слишком ли это будет сексуально появиться нам вот так? Разве ненужно повязывать платки и надевать шерстяные колготки, или что они там одевать должны?

– Нормально всё будет, давай уже поторопись.

– Ладно. Только знай, когда на смертном одре меня не будут пускать в рай, я скажу что всё из-за тебя.

– Как скажешь, только прошу, надень уже это платье.

– Да какая муха тебя укусила?

Спустя два часа, я стояла в коридоре и не понимала такой паники от Карины. Что это за библейская организация такая? Подозрений всё больше, и что же она такого скрывает, что говорить не хочет?

– Так телефон взяла, шпильки для волос на всякий случай положила, влажные салфетки имеются, так что я могла забыть?

– Сходить в туалет.

– Пока что не хочу.

– Боже. Да сохрани её мочевой пузырь в целости, ибо не вынесет она пытки и прольет «слезы» свои на людскую грешную землю.

– Закончила фигней страдать? Тогда пошли.

– И этот человек утверждает, что мы идём на какую-то библейскую фигню. Да уж, врать, ты горазд.

– Что? – спросила она, когда вышла из комнаты, держа в руках ключи от дома.

– Я говорю, пошли скорее, а постные бутерброды пропустим.

***

Я так и знала. Знала блин, что меня дурят, но не думала, что на столько.

– Это же…

– Вечеринка по случаю победы «Пантер», – продолжила за меня Карина, светясь от счастья как гирлянда.

– Ну, нафиг, я домой.

– Нет, нет, нет. Я и так с горя по палам тебя сюда затащила, что даже пришлось придумать про организацию библейских книг.

– О, да, мне молитвы как раз блин не помешают, чтобы меня, не увидел сероглазый демон.

– Почему ты бегаешь от него? У вас же там шуры-муры и всё такое. И ты к тому же, решила держать хвост пистолетом, забыла?

– Карин, ты, что спала, когда я тебе рассказывала? Я тогда,… а он… и мы…, – я зажмурилась и закрылась ладошками от смущения.

– Ну не знаю, мне бы на твоём месте было бы интересно как он на меня отреагирует сейчас, когда теперь оба в курсе, что у них был поцелуй.

– В смысле отреагирует?

– Ну, он может быть тебе сейчас рад, а может и посчитать, что это было, не так важно, и просто не будет обращать на тебя никакого внимания.

– Думаешь, ему до меня не будет никакого дела?

– Всё может быть.

– Ладно. Пойдём. Я проверю.

– Горжусь тобой подруга. О шампанское.

Алексей.

– Ты уже разговаривал с Лавровым? – Кирилл стоял рядом со мной, пил коньяк и рассматривал помещение. Причем довольно внимательно.

– Да, разговаривал. Он сказал, что я даже в конце и то выделился больше, чем парни за всю игру. Рекламщики теперь проходу ему не дают.

– Да уж, журналистов, как и всегда после твоих игр пруд пруди.

– Он про их тоже говорил, сказал, чтобы перестал задирать юбку и наконец, начал давать интервью.

– А ты?

– А что я, ты знаешь, я не люблю этого. Терпеть не могу когда мне, дофига вопросов задают, ощущения, словно я на допросе, только в этом случае не тычут лампу в лицо.

– Парни, вы видели этих красоток? Господи я готов отдать ещё одно ребро, если таких прелестных созданий будет ещё больше.

Димка, как и всегда, прибывал в режиме «Возбужден» и остановить его теперь будет трудно.

– Хочу утром проснуться уткнутым своим лицом в грудь той красотки, что не сводит с меня взгляда, сидя за барной стойкой.

– Вперед. Задрал уже спать у меня дома, – сказал я, отпив виски и поставив на столик.

– Я редко сплю дома, сам знаешь, но когда всё-таки попадаются такие дни, мне становится слишком скучно.

– Ты что дитё малое, а я твоя кухарка, что кашку тебе варит? – иронизировал я и вновь пригубил виски.

– Тебе роль кухарки подходит, – сказал Андрей, подходя к столику и отбирая у меня из рук виски, допил до дна.

– Бар, вон там, – указал я ему рукой и, задумавшись, вновь посмотрел на него, – Это почему это я кухарка?

– Ну как, сколько ты ещё своей кашей «дружба» кормить Тину будешь?

– Да о чём ты? – спросил, недоумевая я, и чертыхнулся в пустой стакан, жалея, что он пустой.

– Смотри, чужая «каша» может оказаться вкуснее, и она пересядет за другой столик.

– Парни, вы, что забыли кто я? Девчонки сами на меня прыгают, и она не исключение, сами всё увидите.

– Думаю доказать это, у тебя появилась возможность, – сказал Кирилл и указал рукой к входу. Оттого, что я увидел её встал как истукан.

– Будешь открывать так рот, муха залетит, – сказал Андрей, смеясь и пытаясь закрыть мой рот.

– Отстань, – отбрыкнулся я и попытался прийти в себя, – Что она здесь делает?

– Я её пригласил, – сказал Кирилл, смотря на девушек довольным лицом.

– Зачем? – чуть недовольно спросил я. Он проигнорировал мой вопрос.

– Ты вроде как храбрился, что она сама будет за тобой бегать так? Предлагаю пари. Если ты выиграешь, проси у меня что хочешь, если выиграю я, ты исполнишь то, что скажу тебе я.

– И что это будет?

– Сюрприз. Узнаешь, когда проиграешь.

– Хм,– усмехнулся я, – Идёт, смотри, это ты сам предложил, я тебя не заставлял.

– Как скажешь. Сколько тебе времени нужно, неделя?

– Вечер.

– Вечер? Этот вечер?

– Да! За этот вечер я сделаю так, что она будет бегать за мной, куда бы, я не пошёл.

– Снизь свою самооценку. Не соответствуешь.

– Ты эти слова у меня будешь жевать, и запивать из кружки «Лузер этого вечера».

– Разглагольствовать ты конечно горазд, но вот на деле я пока что ничего не вижу, – говорил он, улыбаясь дьявольской улыбкой и допивая коньяк, – Пойду, возьму ещё выпить.

– Мы пойдем с тобой, – сказал Андрей и Дмитрий согласился, – А тебе удачи бро.

– Она мне не понадобится!

– О-хо-хо-хо, ну-ну, – смеялся Кирилл и направился с парнями к бару.

Удача, нет. Я призову кое, что более, полезней, чем удача…

И с ехидной улыбкой решил приступить к плану и не терять ни минуты.

Кирилл.

– Что это сейчас было? – спросил Андрей, глотая Jack Daniel’s.

– Ты видел, какой он был уверенный в себе? Черт он даже на игре не такой уверенный, а здесь прямо мачо проснулся с сосиской наперевес, – Дмитрий тоже был удивлён. Я же сохранял спокойствие.

– Я это затеял для того, чтобы он наконец-то уже начал действовать, а то так и останется «в девках». А чем дольше он будет тянуть, тем труднее его будет потом убедить.

– Убедить в чем?

– Что он теленок упёртый.

Все засмеялись, и какое-то время пили молча.

– Может, сделаем ставки? – предложил Андрей и все его поддержали.

– Поддерживаю, – сказал Кирилл, – Я за то, что он продует.

Андрей его поддержал.

– Даже не знаю, как друг я хочу его поддержать и принять его сторону, но блин, проигрывать мне не хочется, – все стали вновь смеяться от выводов Димы, но он продолжил, – Поэтому я выберу нейтральную сторону.

– Это как? – поинтересовался я.

– Я считаю, что вы оба можете, как выиграть, так и проиграть.

– Умно! – заверил Андрей, глотнув из стакана.

– Я согласен на любой исход, лишь бы до него дошло…

– Дошло?

– Дошло черт подери, что она та самая девушка в его жизни. Он каждый день говорит о ней, что я уже просыпаюсь и засыпаю с именем Клементина. Как-то сидел на работе, читал договор, готовился к важной встрече, и в один прекрасный момент осознал, что просто сижу, гляжу в никуда и думаю, что означает имя Клементина?

Парни ржали, а я, вспоминая, покачал головой и сам улыбнулся.

– Ещё немного и я буду засыпать с успокоительным.

– Тогда понятно, почему ты его подначил.

– Когда же мой ремонт закончится? Я больше не выдержу.

И с этими мыслями я допил стакан и, позвав бармена, попросил ещё порцию.

Клементина.

Стоять у столика и пить шампанское бокал за бокалом уже стало нормой. Поначалу я, немного постеснявшись, приняла бокал, когда официант его предложил мне, но после третьего я уже сама бегала и искала его, а он словно убегал от меня, вот же работничек. И за что ему платят, когда гости на мероприятии скучают и не пьют?

Где моя сумочка, почему она не мешается мне на плече? А ещё я голодная, но на шведском столе есть нечего. Какие-то маленькие корзиночки, там что-то плохо пахнущее и к тому же посыпанная сверху такой большой икрой, что кажется, поэтому столу прошлась козочка или зайчик.

Карина меня кинула, как только шагнула через порог, увидев какого-то блондина. Она решила проверить натуральный ли у него цвет волос и заодно, не завалялось ли у него подружки дома, и если нет, то, кажется, она сама решила к нему завалиться, потом раздеться и в кровать свалиться.

 

А меня словно морского конька волной гоняет из угла в угол, что даже укачало. А шампанское вкусное, нужно найти официанта и спросить, что за вкусняшку он вечно носит и заодно прихватить ещё один бокальчик с собою.

Но вот незадача, люди что-то вокруг меня стали немного мутными и двоякими.

А-а-а-а-а-а-а, всё с вами ясно, выходит из вас ваша двуличность. Нисколечко не удивлена. Знаю я вас, что не знаю вас, но… ДА!

Где здесь туалет? Мне нужно накрасить носик и припудрить губки, а то немного бледная, что, а ж жарко.

Я стала проходить мимо высоких дядей, что натираются, наверное, растишкой, а не едят её. Повырастали блин, позакрывали нас милых коротышек, что будь я, окружена такими вот жирафами, то они бы меня либо не заметили или же подумали, что мелочь у кого-то из кармана выпала, и даже подбирать бы не стали.

Я сгрустнулась, но потом когда увидела знакомое лицо, приподнялась в хорошем и боевом настроении.

– Привет. А я думаю, ты или не ты, но когда поняла, что всё-таки правильно поняла, поняла что,… а о чём я говорила?

Я увидела Андрея, и мне почему-то стало спокойней, что ли на душе, я не одна, но и не с ним, но, по крайней мере, в компании. Он не был удивлен, увидев меня, но я тут же увидев, что он с какой-то спутницей, решила, что стоит извиниться.

– Любезно прошу меня простить. Не хотела вас отвлекать, но я так обрадовалась тебе, что мне захотелось подойти и выпить с тобой.

– Приветик. Ты прекрасно выглядишь, красивое платье.

– Ты такой милый, что ну вот не грех за это не выпить.

Андрей засмеялся и подозвал официанта.

Давай, давай иди сюда,… моя прелесть. Теперь тебе не убежать, шагай, шагай сюда. Когда официант подошел к нам он странно на меня посмотрел. Я так и знала, что он от меня бегает, вот жмот.

Андрей взял два бокала и, подав мне один, я посмотрела на официанта так, словно говоря ему «выкуси» и, чокнувшись об бокал Андрея глотнула. Мняка.

Я обернулась на него в последний раз и заметила, что он подошел к кому-то и что-то шепнул на ухо, косясь на меня при этом. Другой человек на меня не смотрел, видно лишь спину, причем сексуальную спину, его мышцы видны пипец как через рубашку, что даже внезапно пересохли губы, и я непроизвольно облизнула их.

Я посмотрела на Андрея и его взгляд даже меня поддатенькую, заставил смутиться. Что это за хитренькая улыбочка?

– Ты кого-то ищешь?

– Хто? Я? А, ну, поначалу вообще-то да, был тут один упертый, но сейчас всё в порядке.

– Не стоит тебе так налегать на шампанское. Оно хоть и слабенькое, но от нескольких бокалов может свалить даже мужика.

– Просто я не думала, что пойду сегодня на эту вечеринку. Карина сказала, что мы идём в организацию библейских книг, а привела меня сюда. Я думала, что поем постных бутербродов, а здесь и скушать нечего, – я подошла поближе и попросила его чуть наклонится, когда он, улыбаясь, подставил мне ухо, я шепнула ему, – Там кто-то покакал прямо в пироженки.

Он стал хохотать, что несколько людей повернулись в нашу сторону.

– Боже, какой ужасный повар! – смеясь, сказал он, и отпил шампанское, – Так значит, ты такая нарядная собиралась библейские книжки рассматривать? – я удивилась, что он на моей волне, поэтому сделала шаг к нему.

– И ты считаешь, что нужно надевать трико, пуховой платок и шерстяные носки? Я сразу заподозрила что-то неладное.

– А ты оказывается довольно забавная.

– Я что похожа на клоуна?

– Если ты выпьешь ещё парочку бокалов, тебе даже красный нос будет не нужен. Свой будет.

– Тогда я буду самым милым клоуном в этом помещении.

– Не стану спорить.

Мы отпили шампанское, и я посмотрела на столик, за которым стояла всё также дамочка, что до этого разговаривала с Андреем. Только она была недовольной и я бы сказала сердитой. Думаю нужно её приобщить к нашему общению, а то теперь она в конька морского превращается. Это не дело.

– Простите, пожалуйста, но вы мне кого-то напоминаете.

Андрей словно сам вспомнил, что у столика стоит кто-то еще, поэтому повернулся к ней. Она, теперь улыбаясь, посмотрела на меня, словно спрашивая «кто я такая?». Нужно представиться.

– Ой, как некрасиво с моей стороны. Я Клементина, а вы? – она удивилась. Не пойму, не то имени моему, не то, что спросила кто она.

– Я, между прочим, очень популярная актриса.

– Так я так и подумала, вижу лицо знакомое. Но ведь имя всем дают, так какое у вас?

– Я в шоке. Девушка алё! Вы телевизор, что вообще не смотрите?

– Смотрю, конечно, – я так понимаю, я должна, наверное, догадаться, как её зовут, но если честно я её впервые вижу, так что придется угадывать, – А-а-а, я вспомнила, вы снимались в сериале «Улицы разбитых фонарей»?

– ЧТО?

– А нет, нет, как его, – господи, зачем я это начала? И подскажи мне хоть чуточку, – Вспомнила! Вы играли пациентку в «Интернах» ту, что с сифилисом?

– Ты что совсем?

Ну, я попала. Андрей сдавливал свой смех и пил шампанское, а я глазами вымаливала помощи.

– Смотрела фильм «Верный пёс»?

Впервые про него слышу.

– А-а-а-а, «Верный пёс», конечно, смотрела, так впечатлил, так впечатлил, что просто глаз оторвать не могла, – Андрей сжал губы, чтобы, не засмеяться, а я знатно так напряглась, – Такая актерская игра, что я была под большим впечатлением. Вы такие эмоции проявили, что я и думаю, знакомое лицо, вы мне сразу запомнились.

– Она играла соседку, главный герой попросил соль, и она ему принесла её.

– И всё? – спросила я шёпотом у него, отчего он практически не хрюкнул от смеха, кивая, я повернулась к девушке, которая кипела от гнева, – Зато вы так красиво и грациозно передали соль, что я даже скачала и перематывала и перематывала, смотрела, смотрела, что… насмотреться не могла.

– Хватит. Я ухожу.

Я крикнула ей, когда она уже чуть отошла.

– Удачи вам в карьере, не волнуйтесь, у вас роли и со словами скоро могут быть…

Я не хотела её обижать, наоборот пыталась приободрить, но она не так поняв мои слова, уже не шла, а убегала. Ну вот, вечно я так. Блин, оттого, что так много думала, даже протрезвела.

– Ты её раздавила!

– Я не хотела правда. Когда выпью вечно язык болтается, словно на ветру, отчего всегда говорю, что думаю… или не думаю. Прости, я тебе девушку спугнула.

– Наоборот, я благодарен, ты чаще приходи на наши мероприятия. Знаешь, я тебе такой же абонемент сделаю как в хоккее, только там, на игры, а у тебя на банкеты. Выпивка будет как обязательный атрибут. Будешь моим личным талисманом.

– Клоуном? Мне приходить в красном?

– Не обязательно, но думаю, красный тебе пойдёт.

– Я подумаю!

Я, улыбаясь, оглядела помещение и вновь обратила внимание на спину, что встречала до этого. Почему-то захотелось подойти, но нет! Хоть любопытство и гложило.

– А это кто? – спросила я,

– Ты укажи точные ориентиры, а то я начну говорить про каждого и мы здесь проторчим точно до следующей вечеринки.

– Вон тот, с красивой спиной.

– Спасибо, это значительно мне помогло. Ведь среди практически одних спортсменов мне стало гораздо легче определить, кто бы это мог быть.

– Вот он, – указала я уже пальцем, что собственно некрасиво, но другого выхода не было, – Такой милаха.

– Ты это по спине определила?

– Конечно. Я такой сексуальной спины ещё никогда не видела. Ну, кроме одного.

– И кого же? Хотя ненужно, я и так догадался. Хочешь, познакомлю?

– Ой, ты чего, я плохо выглядеть, а он хорошо, и в целом будем средне.

– Это что ещё за арифметика?

– Я стесняюсь, – пробубнила я и опустила голову.

– Да ладно тебе, думаю, он будет на седьмом небе от счастья.

– Правда?

– Уж поверь мне, я его ОЧЕНЬ хорошо знаю. Он любит рыженьких, немного глуповатых, но при этом забавных. Ему нравятся светлая кожа и когда девушка низкого роста.

– Если бы я её знала, то подумала бы, что ты меня описал, но её я уж точно не знаю.

– Думаешь?

– Определенно. Если бы мы встретились где-нибудь на улице он бы точно прошел мимо.

– Сомневаюсь…

– Что?

– Я говорю, пойдём, и ты сама убедишься.

– Мне бы выпить.

– Лучше не стоит.

– Думаешь нужно быть стекл как трезвышко? – он усмехнулся и чуть подтолкнул за спину.

– Поверь мне, он примет тебя любую.

– Как мне с ним заговорить?

– Скажи просто привет и начни с комплемента.

– Не уверена, но постараюсь.

Глава 18.

Клементина.

Я шагала довольно медленно, и Андрею приходилось меня, всё время подталкивал, чтобы, я не тормозила и шагала вперед. Я же то и дело разворачивалась и пыталась дать деру, но Андрей, смеясь, возвращал меня на исходную и говорил, чтобы я взяла себя в руки, что собственно я и сделала, обхватив плечи руками.

Оттого как он гогочет за моей спиной, в том же ритме стучало и моё сердечко. Голова сильно думала о том, как сделать комплимент. Собственно в ней была только каша из слов.

Спина, попа, привет, мышцы, сексуально, Клементина, клюшка, ворота, гантель…

Словно выберите одно неверное слово из списка. И ты так призадумался ещё и думаешь, господи, что ж это за слово то такое? А потом,… наверное, всё-таки «Привет», ну вообще не вписывается.

Уж напилась, так напилась.

И вот я всё ближе к «спине этого сезона», что даже появилось желание до неё коснуться, что блин собственно я и сделала, только потом зажмурилась и выцедила все, что было на уме.

– Привет я мышца, сексуальная клюшка, словно спина как Клементина в воротах.

Почему вокруг меня тихо, я вроде бы дошла? Припоминаю, что, по крайней мере, человек пять рядом быть должно. Правда, стоило мне так подумать, как смех взорвал зал и я, вздрогнув, открыла глаза и посмотрела вперед.

Говорят, на Марсе есть гора Олимп – самая высокая гора Солнечной системы, так вот я хочу оттуда спрыгнуть и там остаться. Зря я всё-таки не уточнила по поводу билета на Марс. Мне срочно нужен переезд.

Человеком с секси спиной и мышцами оказался ни кто иной, как Алексей Наумов, собственной персоной. Давайте же поаплодируем роскошному мужчине, что завораживает девушек, лишь качнув попой. И бесцеремонную цыплятину, что оказалась в номинации «Лох года», почетный «Лузер» и победитель кубка «Вроди меня мама обратно» Клементина. Спасибо, спасибо. А теперь песня…

Все смеялись, и ещё что-то было вроде слёз, отчего я даже иронично улыбнулась одним уголком губ, но вот Алексей не убивался смехом. Нет, он лыбился и ещё как, вот только он либо сдерживал себя, либо это жалость ко мне. Ну и ладно.

– А я думал, когда мы, наконец, встретимся? Вот уж неожиданность, «мышца» Клементина сама появится передо мной.

Ну, всё, до спины дотронулась, обалдела, впечатлений нахватала, по карманам рассовала, воздуха от удивления наглоталась, что можно не обедать, а теперь я пошла, поковать вещи и к пингвинам, тюлени уже заждались, уверенна они мне будут рады.

– Да я тут в игру «Эрудит» переиграла. 72 очка!

Сказала я и подняла кулачок вверх, мол «Уау, круто», но всё-таки менее жалкой быть так и не перестала, но продолжила.

– Раз все мы уже поздоровались и… «Ой, час то какой уже!», – я посмотрела на часы на руке, которых у меня нет, – Пора спать, завтра рано вставать, столько дел, столько дел… ну пока!

И я драпанула к выходу, (или как я считала, что это выход), как неожиданно воспарила, не ощущая, пола. Это где-то уже было!

– Ты такая неугомонная! – дыхание Алексея, обжигало кожу, от чего мурашки решили устроить соревнования кто быстрее и дальше.

Пресвятая Мария мать неба и что-нибудь ещё, почему это не библейская организация, мне бы какая-нибудь молитва бы сейчас пригодилась? Может уже выучить хоть одну, наконец!

Хотя он ведь сероглазый демон, на него не подействует. Отторжение произойдет. Есть ли хоть что-то от него?

На AliExpress как-то нано-дубину видела, заказать?

Ну, всё, докатилась, (на первом изобретенном колесе). Кажется, мир катится обратно в пещеру.

– Твоя скорость к бегству удивляет с каждым разом.

– Поставь меня обратно!

– Скоро эта фраза будет у нас в стандартных. Ты её говоришь чаще, чем слово «привет».

– Хочу на пол, поставь!

– Только после того, как скажешь, почему ты ко мне подошла?

– Это не я, это Андрей меня притащил, так что у него и спрашивай.

– У него я, конечно же, тоже узнаю, но сейчас хотелось бы услышать твой голосок.

– Мне что тебе спеть?

– Было бы прикольно.

– Хорошо, спою, только поставь и я так тебе спою, что ты больше никогда не захочешь услышать мой голосок.

 

– Вперёд! – сказал он, отпустив меня на пол. Я удивленная повернулась к нему лицом. Он что это серьезно?

– Хочешь, чтобы я прямо тут при всех спела?

– А что тут такого? Или ты боишься?

Ну, всё «звезда» сам напросился!

Я, отодвинула «типа» еду одним движением со стола, и забралась на него.

Уж устраивать концерт, так устраивать. ЩАС СПОЮ!

– Ай-яй-яй, что же скажут люди? Что мы с тобой никогда не будем. И вообще я тебе не пара, я такая краля и ты не тот парень4, – я стала петь песню стоя на столе и смотреть на Алексея, которого это всё очень даже забавляло, поэтому останавливаться я не стала. Он у меня ещё взвоет.

– Уходи. Нет, подожди, останься. Я скучаю, я хочу обняться, – я взяла со стола какой-то напиток, – Жду тебя и пью что-то в стакане. Я на тебя запала, как же я запала.

Бросила на пол стакан, когда запела дальше.

– А мне пофигу вообще всё, на тебя залипла я.

Слезла со стола и подошла к какому-то дяденьке с усами.

– Я всё запомнила, каждую мелочь, ну как тут забудешь, когда так любишь. Руки глаза его самые серые. Дядя спаси меня, гордость прости меня, – я облокотилась на дяденьку. Он был не против, – Он такой о-ой, что хочется плакать, но я на мобильном мне по барабану типа.

Я посмотрела на Алексея и сделала шаг к нему.

– Я недотрога и ты, супер мачо, Играем, играем, а чё-чё?

Он веселился от души, я была уверена, если бы не люди вокруг он бы ещё и станцевал.

– Ну как? Мне продолжать?

Он подошел ко мне так близко, что я не контролируя свои движения, дотронулась до его губ, отчего он на мгновение закрыл глаза.

– Ты и так меня завела сейчас, а если ты сделаешь так своими пальчиками ещё раз, я за себя не ручаюсь.

– Ой, и что же ты мне сделаешь? Поставишь в угол?

– Ты такая пылкая и горячая, что я уже неспособен себя держать ни в руках, ни в штанах.

– Это что сейчас? Угроза? Меня миллиметры не интересуют, у меня со школы с алгеброй проблемы были.

– Что? Миллиметры? Тебе родная стоит сходить к окулисту, потому что моим членом можно в бейсбол играть.

– Что-то мне сдается, по мячу ты не попадешь своей саперной лопаткой.

– Лопаткой? Ну, всё, сама напросилась, – он, закинув меня на плечо, потащил куда-то. Ну, точно к аборигенам вернулись.

Поначалу я пыталась брыкаться и выкручиваться, хлопая его по спине, но потом, вспомнив, что человек, у которого я была на плече, был ещё более упрям, чем я. Так что, бросив все попытки, решила уйти хотя бы попрощавшись.

– Дяденька спасибо за совместное соло. Ваши усы просто великолепны, – Леша поправил меня на плече, всё так же утаскивая, – Так извозчик, попрошу вас управлять поаккуратнее, не картошку несете.

На что получила по жопе, и, выходя за двери, голоса, что были в зале, стихли.

***

– Мы уже приехали? – я, качаясь из стороны в сторону на плече у Алексея ждала, когда мы, наконец, прибудем в пункт назначения.

– Нет.

– А сейчас?

– Нет.

– А теперь?

– НЕТ!

– А мы скоро прибудем? У меня настоятельная необходимость выйти до ветру.

– Куда выйти?

– Я хочу ПРОЛИТЬ правду, на эту грешную землю.

– Если ты считаешь, что от этого мне стало яснее, то ты ошибаешься.

– Дамба не выдержит сейчас и обрушится с горы.

– Можешь попроще? Я ничего не понял.

– В туалет хочу.

– Сразу сказать не могла?

– Негоже даме про такое вслух говорить.

– Где дама? – резко обернулся он, отчего я взвизгнула от неожиданности и засмеялась.

– У меня такое ощущение, словно ты забыл, что я ходить умею. Может, всё-таки опустишь меня на ноги?

– Будь моя воля, я бы тебя вообще не отпускал. Ходил бы так всю жизнь.

Через какое-то время я засмеялась, что даже хрюкать начала, при этом чуть постукав его по спине.

– Эй, ты чего?

– Да я тут представила, как ты меня везде с собой носишь. Садишься обедать я на плече, держу в руках тарелку и хлебаю супчик, потом ты зубы чистишь, а я по другую сторону, а когда время споласкивать мне рот, ты практически на мостик встаешь, чтобы я до умывальника достала. Или на хоккее, ты гонишь как сумасшедший на своих коньках убийцах, а я визжу оттого, что мне страшно. А когда дело дошло до душа, я постеснялась думать дальше.

– О, душ. Не стоит красавица, я додумал за тебя. И кстати, сколько ты выпила? – смеясь, спросил он, поправляя меня на плече.

– Два бокала.

– Ну да, и на них нужно умножить ещё четыре.

– Клевета. Я чиста как после бани.

– Ну да, а кто за официантом бегал?

– Откуда…? – немного подумав, сложила два плюс два, – Это ты ему сказал ко мне не подходить?

– Ты слишком приложилась. Из всех кто был там, в зале, только я знаю, что тебе нельзя пить, хотя теперь думаю, это знают все после твоего концерта. Кстати хорошо поёшь.

Он всё же поставил меня на пол. Ура!

– Туалет, – указал он, и я побежала словно за зарплатой. Через минут десять я довольная жизнью вышла, сияя как тарелочка.

– Ты там кофе пила что ли, почему так долго? – спросил он, отталкиваясь от стены.

– Что заскучал по мне? Ну, вот она я. Не смыло. Мне залезать обратно? – спросила я, показывая на плечо, – Ну ка подсоби.

Я сама стала залазить на него, отчего он стал смеяться.

– Что понравилось?

– Нет, скорее привыкла.

– Послушай, я хочу поговорить с тобой, – сказал он, взяв меня за плечи. Я же уставилась на него. Он был довольно серьезен.

– О чём? – он тяжело выдохнул, словно не зная с чего начать.

– Ты добрая и милая, очень веселая, но ты мне не нравишься, и что самое странное я и без тебя-то не могу. Иду на работу, просто сидя дома, или гуляю с друзьями, я чувствую себя словно неполноценным каким-то, а когда думаю о тебе, эта пустота исчезает. Я не особо вижу в тебе девушку, но после того как встретил тебя, черт, я вообще ни в ком её не вижу, потому что сердце не позволяет прикоснуться к другой, когда требует тебя. Даже сейчас, когда ты пьяненькая и глупенькая ты мне всё равно не нравишься, но сердце радуется как ребенок, оттого что ты сейчас рядом со мной.

– Я даже не знаю, что на это можно ответить, черт возьми. Я тебе не нравлюсь, но ты меня хочешь? Думаешь обо мне, считаешь своим как это сказать, дополнением, а на деле я тебе не нравлюсь? – спросила его я, практически выкрикивая, так как его слова меня словно в овраг скинули. Ощущение словно мне ведро холодной воды на голову вылили.

– Почему ты так агрессивно отреагировала на мои слова?

– Я должна была запищать от восторга? Мне говорят, что я такая хорошая, но как женщина ничего не стою, и мне при этом улыбаться?

– Я не говорил, что как женщина ты ничего не стоишь…

– Леш да какая разница как ты это сказал, вывод остается один, я тебе не нравлюсь. Ты сам так сказал.

– Да сказал, но почему тебя это так злит?

– Да господи, потому что мне ты нравишься.

– Что? – удивленно спросил он, словно не зная как на такое можно ещё отреагировать. Добро пожаловать в клуб.

– Ты мне нравишься.

– Я… ты…

– Да уж, никогда не думала, что в порыве гнева кому-то буду признаваться. Я не думала, что всё вот так обернется, но знаешь, может оно и к лучшему. Может, стоит расставить все точки и просто пойти дальше.

– Тина…

– Позволь теперь мне высказаться. С момента первой встречи я сама стала замечать, что каждый день думаю о тебе, в блокноте вывожу твоё имя и непроизвольно, словно очнувшись ото сна, вижу, что разглядываю твои фотографии в интернете. А недавно нашла папку на компьютере, а там только твои фотки. Я млею от твоих прикосновений и скучаю по тебе, когда ты не рядом. Но после того что ты сказал,… думаю нам стоит перестать вообще находиться рядом или встречаться. Потому что в симпатии должно быть двое, один просто напросто не сможет существовать.

Я стала уходить от него, благо я вспомнила это место, значит, выход, где-то рядом и я не потеряюсь, но напоследок я обернулась к нему. Он смотрел на меня и стоял на месте, не говоря ни слова. На лице отображался только шок.

– Прощайте Алексей Александрович.

И после этого ушла. Мне казалось, я поступила правильно. Я не та девчонка, что будет бегать и бросаться на шею парню, только из-за того что он звезда.

Но после того как он сказал, что я ему не нравлюсь, во мне словно что-то убили. Я не нравлюсь ему. Не нравлюсь. Черти что. Господи, на что я надеялась? А ведь ожидала услышать другое, совсем другое. Я, правда, хотела быть рядом с ним.

После этого разговора алкоголь словно выветрился, настроение упало, в глазах защипало. Я шла к выходу и думала только об одном: «Только не реветь, только не реветь».

***

На следующий день я обзвонила в несколько мест, и теперь я собиралась идти на собеседование.

– Так блокнот взяла, ручку взяла, деньги, а ключи от дома, – я взяла их с полочки и положила в сумку, – Вроде бы больше ничего не забыла?

– Слушай, собираешься, прямо как в фильме про пятьдесят оттенков шизы.

– Чего? Что за шиза?

– Да так не накручивай. Слушай, если вдруг у тебя не получится, то я могу тебя пристроить к нам в театральный? Если я не ошибаюсь, там вроде как вакансия есть, правда на какую должность не знаю, но могу разузнать?

4Начало песни Бьянка – А чё-чё.
Рейтинг@Mail.ru