Клементина

Наталья Белова
Клементина

– Спасибо конечно, но я сама.

– Ладно, как знаешь. Но с этим лучше не затягивать. Сбережения твои нерезиновые.

– Спасибо ещё раз, но в этом случае что напомнила.

– Не за что, если что звони.

– Конечно, – сказала я, покидая квартиру и подходя к лифту.

Карина, когда вчера пришла домой, чуть меня не прибила. А всё из-за того, что ушла без неё. Хоть я ей всё и рассказала, но она кажется, до сих пор на меня дуется. Она отходчивая, скоро ей надоест, и она вновь будет воспылать энтузиазмом и доводить меня до белого каления. Дверцы лифта открылись, и я зашла вовнутрь.

– Доброе утро! – сказал кто-то позади и я обернулась.

– Доброе утро! – ответила, не понимая, кто это.

– На этот раз я смотрю, вы знаете, куда вам ехать?

– Что простите?

– Вы не помните? В тот день, вы были так расстроены и задумчивы. А когда я спросил, едете ли вы или нет, ответили что стоите на месте.

– А-а-а, ну да, помню. Простите, не лучший день тогда был.

– Ничего бывает с каждым.

Двери открылись на первом этаже, и мы оба вышли.

– Простите, я, возможно, испугал вас, заговорив вот так вот.

– Нет, ну что вы.

– Не сочтите за дерзость, но могу я узнать, как вас зовут? Просто мы сталкиваемся в лифте часто, и я тут подумал, может всё-таки стоит познакомиться.

– Клементина, а вас?

– Арсений.

– Приятно познакомиться, – сказала я, когда Арсений протянул мне руку, я приняла её и пожала. Его рука холодная.

Если присмотреться он очень даже красивый мужчина. И улыбка очень красивая. Пусть он и не особо высоко роста, но всё же на голову выше меня, зеленые глаза. Просто милашка.

– Идете на работу?

– А нет, на собеседование.

– Тогда удачи. Буду держать кулачки за вас. Может лучше на «ты»? Не думаю что у нас большая разница в возрасте.

– Мне 25.

– 33, но всё равно давай лучше на «ты»?

– Хорошо.

– Ещё увидимся.

– Да, пока.

Собственно на этом и разошлись, странное чувство зародилось внутри, но довольно приятное. Расправив плечи и улыбнувшись от чего-то, поспешила на автобус.

***

Казалось бы, что тут такого, но волнение словно забили легкие. Я нервно постукивала ногой и ждала, когда меня позовут.

– Клементина Кано?

– Да, это я, – я встала со стула и подошла к женщине, что меня позвала.

– Проходите и присаживайтесь. Татьяна Ивановна скоро подойдёт.

– Хорошо, спасибо.

Ждать мне пришлось недолго и когда, в кабинет зашла женщина, я улыбнулась.

– Простите что так долго, – она присела за стол.

Я немного рассказала о себе, где работа, и так отвечая на вопросы, мы приятно пообщались.

– Что ж, вы мне очень понравились, поэтому я не вижу никаких препятствий.

Обрадовавшись новости, я стала улыбаться, как в дверь постучали и позвали Татьяну Ивановну выйти. На что она, извинившись, встала из-за стола и направилась в коридор.

Я ждала примерно минут двадцать, когда она вернулась в кабинет.

– Прошу меня простить, так получилось, что место, на которое вы претендовали уже занято.

– Что? Как? Вы ведь только меня приняли и…

– Так получилось, прошу меня простить. Возможно, вам повезет на другой работе. Ох, деточка, ты такая везучая, – она сказала и сжала губы, отчего я ещё больше пребывала в недоумении.

– В смысле повезло?

– Татьяна Ивановна, у нас совещание, – неожиданно появился какой-то мужчина и на этом всё закончилось.

– Прошу меня простить мне уже пора.

Я вышла из кабинета, и, постояв ещё с минуту, пыталась прийти в себя. Да что всё это значит? Сначала взяли на работу, потом передумали и ещё везучей меня считают? Везучей? В чём? Мир сошел с ума.

И так продолжалось буквально неделю. Сначала одна газета, потом другая, все отказывались, как только меня принимали. И всегда как стоит им выйти в коридор или куда они там всё время уходят?

Я, бросив все попытки попасть в газеты, уже можно сказать что, отчаявшись, пошла в официанты, но и там было всё то же самое, что и везде. Сначала берут, а потом говорят, что место уже занято.

Да что мать вашу тут происходит? За эти две недели я уже готова рехнуться головой. Сначала Алексей со своим не нравлюсь, но ты мне нужна (ПОШЕЛ ТЫ). А теперь ещё и на работу устроиться не могу. Пойти мыть полы, что ли? И тут же засмеялась собственной мысли.

Три дня спустя.

– Вы точно уверенны, что хотите устроиться уборщицей в нашей пиццерии.

– Я уже на всё согласна, пожалуйста, возьмите меня!

– Да конечно, просто впервые вижу такой порыв к такой должности, – в дверь постучали, – Слав там к тебе пришли, можешь выйти?

– НЕТ, не уходите. Прошу вас, сидите, где сидите. Давайте сразу покончим уже с документацией, чтобы я могла приступить к своим обязанностям.

– Боже, вы расслабьтесь не заводитесь так. Я сейчас приду и мы всё с вами обсудим.

Он шарахнулся чуть от меня, потому что я смотрела, так что если он сейчас и вправду выйдет, я его прикончу, отчего он, засмотревшись на меня, ударился об косяк.

– Я сейчас приду.

И да, как я и предполагала, неожиданно по каким-то странным обстоятельствам место уже было занято оказывается. Батюшки небесные, как же я удивлена то. Так удивилась, что чуть не расплакалась.

– Кто это был? – раз он теперь не мой начальник, буду трясти с него.

– Кто был кто?

– Тот, кто нас отвлек от моей несостоявшейся работы.

– Не понимаю о чем вы.

Я подошла и взяла этого хиляка за грудки. Видать совсем отчаялась. А мне ведь и вправду терять нечего.

– Давай по-хорошему, а иначе я буду вынимать правду матку по-плохому.

– Девушка что вы себе позволяете? Я сейчас охрану вызову.

– Зови, пока эти отъевшиеся пиццы добегут, я уже выскребу всю правду.

– Хорошо, что я его послушал. Вы ненормальная.

– О, а вот и правда, вылезает наружу. Так кто это?

Примерно через пять минут после небольшой пытки, я кипела от гнева и уже навострила свои ноги к человеку, как я предполагаю, приложил руку к этому делу.

Глава 19.

Клементина.

Насколько я знаю, у Алексея есть и дом и квартира. Собственно и там и там я уже успела побывать. В доме, когда я напилась и уснула на столе, а в квартире, когда хотела взять интервью. Я позвонила Светочке и разузнала где его можно найти.

Квартира значит. Заходя в помещение, я вновь напоролась на двух горилл, что были и в прошлый раз. Я решила попытать удачу и пройти, как ни в чем небывало, но удача явно мне сегодня не сопутствует.

– Гражданочка, куда направляетесь?

– Нафиг! – на полном серьезе ответила я и вновь стала шагать к лифту. Какой-то из «шкафчиков» всё же догнал меня.

– Вам сюда нельзя!

– Да? И с какой стати?

– Вы здесь не проживаете.

– А может я в гости?

– К кому?

– Вас это не касается.

– Меня как раз касается. Вдруг вы убийца.

– Вы что мои мысли читаете?

– Гражданочка, покиньте помещение.

– Смотрю, это ваш мозг покинул помещение. Потому что я никуда не уйду пока не увижу этого придурка.

– Выйдите! – огрызнулся он, и взял меня за локоть.

– Ты на кого зубы скалишь пёс смердящий?

Он на мгновение застыл и вопросительно посмотрел на меня. Я же смотрела прямо в его глаза и, по-моему, даже не моргала. Видать совсем отчаялась, раз уж посчитала, будь что будет. Он, опустив мой локоть, усмехнулся.

– В первый раз мне кто-то дерзит.

– Мои поздравления. Конфетти и крекер как-нибудь в другой раз.

Он вновь усмехнулся и направился к стойке.

– Что это всё? – удивленно спросила я, но он не ответил мне, – Я могу идти? Даже не обыщете меня? А я в правой подошве ботинка спрятала ножичек, отнимать не станете?

– Нет. Можете идти, – ответил он, усмехаясь и даже не повернувшись.

Уау! Оказывается на черной дорожке, и белые следы бывают или это дыры? Без разницы. Зайдя в лифт, я была чересчур довольна собой. Так вот как появился Джокер. Бедный Бэтмен.

Я знала, куда мне нужно идти. Подойдя к двери и, позвонив один раз, ждала этого наглого, самовлюбленного, подлого…

– А я уж думал мне тебя до второго пришествия ждать, – сказал он с порога, как только открыл дверь. Я ткнула в его грудь пальцем, проникая в его квартиру.

– Ты гнусный, подлый, самовлюбленный…

– Красивый, высокий и очень сексуальный, – перебил он меня, улыбаясь, словно выиграл в лотерею.

– Катись к черту! – выкрикнула я и ткнула сильнее в его грудь. Я хотела убрать палец, но он меня остановил. И взяв мою руку, приложил уже всей ладонью на свою грудь. Вторую свою руку засунул в карман джинс.

– А скучать по мне не будешь?

– Да я лучше откушу собственный локоть, чем с тобой хоть ещё раз свяжусь.

– Лучше не звони, а приходи лично, мне нравится, когда ты злишься, – я отняла свою руку и всё так же яростно на него смотрела.

– Зачем ты сделал это? – проигнорировала я его и задала вопрос, который меня мучал, – Что тебе это даёт? Хочешь меня мучать? Тебе это какое-то удовольствие доставляет что ли?

– Ну, на вопрос о «мучать», я бы конечно хотел сделать это с тобой по-иному, но сейчас не время, может как-нибудь потом, а об остальном, понятия не имею, о чем идет речь.

– Ты настоящий…

– Конечно настоящий! Не веришь, что видишь перед собой такого очаровательного мужчину?

– Твоя скромность просто невероятна!

– Я знаю, что я невероятный, зачем же вслух об этом говорить? Но ты можешь продолжать.

– Ну и как мне найти с тобой общий язык?

– Как? Не знаю, поцеловаться?

– Я лучше залезу в осиное гнездо! Зачем ты всем говорил не брать меня на работу?

– Потому что у тебя уже есть работа, зачем тебе ещё одна?

– У меня нет работы!

– Как это? А моего менеджера? Забыла уже?

– Я скорее проглочу зажжённую петарду, чем вернусь к тебе на работу.

 

– Даже так?

– Зачем я тебе нужна? – я закусила нижнюю губу и ждала его ответ. Я не понимаю, чего он от меня хочет.

– Я тебе уже говорил, я не могу без тебя и…

У него зазвонил телефон, но он попытался его проигнорировать.

– Возьми трубку.

– Как только поговорю с тобой, я перезвоню.

– Это может быть важным.

– Сейчас для меня важнее вернуть тебя обратно.

– Возьми. Я не уйду, – я сказала это, потому что знала, что он так подумает и как только я его заверила в этом, он взял трубку.

– Алло!

Поначалу его лицо было обычным, нейтральным, но потом в его глаза будто вселился чистый ужас, и словно этот самый ужас передался как-то и мне, потому что теперь всё было неважно, по Лёше было видно, что что-то случилось.

Когда на том конце отключились, он ругнулся и бросил телефон об пол. Сел в кресло и обхватив руками голову стал, словно сам не свой. Затем резко стал куда-то собираться.

– Что случилось? – он, словно не слышал меня, поэтому я встала перед ним и вопросительно на него посмотрела, – Скажи мне.

– Тебя это не касается.

– Касается! – выкрикнула я, – Меня всё касается, что относится к тебе.

Он, посмотрев на меня пару секунд всё же сдался.

– Дядя… он попал в аварию. Я должен ехать в больницу. Прости.

– Я поеду с тобой.

Он, больше не сказав ни слова, просто закрыл дверь, и мы спустились на парковку. Ехали в тишине. Даже не представляю, что он сейчас чувствует, но точно знала, что возможно буду нужна ему для поддержки.

Его скулы сжались, как и руки, что сжимали руль. Хотелось что-то сказать, возможно что «всё хорошо, он будет в порядке» или «не переживай он поправится», но как тут не переживать когда человек которого ты любишь больше жизни находится в больнице, возможно при смерти? Господи, даже у меня похолодело тело, что уж говорить про родных людей.

Пусть всё пройдет. Пусть всё наладится. Пожалуйста.

В больницу мы практически бежали. Чтобы я, не отставала, он даже взял меня за руку. Мы дошли до регистратуры и только хотели узнать о дяде Леши, как его кто-то позвал.

– Что с ним? Как самочувствие? Он жив?

– Стой, стой. Не знаю, как сказать, в общем, всё довольно тяжело. Игорь Аристархович в плохом состоянии. И ему требуется операция. Они как раз готовятся к ней.

– Как это произошло?

– Авария. Дальнобойщик уснул прямо за рулем и протаранил машину, что ехала по встречке прямо в канаву. Водитель особо не пострадал, но вот Игорь Аристархович…черт! – Андрей потер затылок, словно он заболел от всего что сказал. Я же прикрывала рот от удивления и мои слезы сами собой стали стекать по щекам.

Андрей словно только тогда меня заметил, потому что я уже стала давиться от слез и всхлипывать.

Лёша посмотрел на меня и обнял довольно крепко. А ведь это не он должен меня успокаивать, а я его, так почему всё совсем да наоборот?

– Он поправится. Игорь Аристархович крепкий и сильный, более чем уверен, он ещё всех нас переплюнет, – Андрей, словно поддерживал всех и себя и меня и Лешу, но вот лицо говорило о том, что он сам с трудом в это верит.

– Где Кирилл? – тихим и осипшим голосом спросил Алексей, всё так же обнимая меня и гладя по голове рукой.

– Он рядом с операционной.

– Проводишь нас?

– Конечно.

Прошло уже два часа, как началась операция. Кирилл ходил туда-сюда перед дверью, его мама сидела на стуле и словно что-то говорила про себя. Я сидела с ней рядом и обнимала за плечи. Она периодически облокачивалась на меня, но затем резко садилась, вымученно улыбалась и словно вновь что-то говорила про себя. Её красные глаза всякий раз наполнялись слезами.

Леша сидел по другую сторону рядом с тетей и просто смотрел на пол. Задумался, потерялся. Андрей временами приходил и проверял нас. Он был на работе, много пациентов, поэтому часто быть рядом с нами у него не получалось. Как и сейчас он пришел сказать, чтобы мы шли в палату, которую он приготовил.

Марина Сергеевна, мама Кирилла поначалу отказывалась, но сын всё же уговорил её.

– Ты тоже отдохни, – сказал Леша Кириллу, – Я останусь здесь. Тина иди с ними.

– Нет, я буду ждать с тобой.

Он не стал спорить со мной, а просто кивнул головой. Кирилл поначалу тоже отказывался, но его мама попросила остаться рядом, на что он согласился.

Мы сидели вдвоем, и я частенько смотрела на Лешу, его глаза бегали по полу, словно он что-то искал, но найти это «что-то» не получалось.

Я обняла его голову и прижала к своей груди. Стала гладить по шее, спине, пытаться хоть как-то его утешить и только тогда почувствовала, как его тело чуть затряслось. Он плакал в моих руках.

Как же долго он терпел, не хотел, но стоило подарить утешение, как чувства, что так глубоко таились в душе, прорвались и не знали, как остановиться.

«Все мы сильные и мужественные, пока не найдем свою слабость». Так мне подумалось тогда. Я держала его в своих руках и плакала вместе с ним. Господи, помоги! Прошу, помоги!

Через час из операционной вышел врач, и мы встали со своих мест. Мама Кирилла ещё спала, когда он вернулся обратно, прошло примерно минут сорок. Андрей закончил смену раньше и теперь так же стоял и ждал, что скажет его коллега.

– Как прошла операция доктор? – спросил Кирилл, тяжело сглатывая слюну.

– Говорите же, – волнительно поторапливал Леша.

– Григорий Аркадьевич не томите.

– Как я могу говорить что-то, когда говорите все вы? Ваш отец родился в рубашке можно сказать. Мы предполагали, что процент не большой, может составлять примерно тридцать, но как я уже говорил, он везунчик. Операция прошла успешно.

Мы все стали радоваться и обниматься. Парни по одному стали целовать или даже зацеловывать Григория Аркадьевича, на что он их останавливал и просил престать его облизывать.

А я радовалась вместе с ними. Мне так и не удалось познакомиться с дядей Леши, но почему-то я ощущала, что такая возможность у меня теперь будет. Боже как хорошо. Как же хорошо.

– Я пойду, скажу маме, – сказал Кирилл и бегом побежал до палаты.

– В этот раз я разрешу пробежаться по коридору, но только в этот раз, – крикнул ему Андрей, а потом задумался, – Нет, я сам не могу пропустить эти счастливые глаза.

И сам побежал, догоняя Кирилла.

– Спасибо тебе, – сказал Леша, взяв в свои руки мои.

– Ненужно меня благодарить. Я была рада хоть как-то помочь. Хотя от меня пользы было ноль.

– Не говори так! Если бы не ты, тетя бы только плакала, а когда ты временами отвлекала её разговорами, думаю, ей немного помогло со всем этим справиться. К тому же, кажется, ты ей понравилась.

– Не говори ерунды. Я не могу понравиться вот так с первой встречи. Она даже имени моего не знает.

– Вообще-то знает.

– Откуда? – он сейчас что засмущался?

– Я ей о тебе рассказал. Ещё задолго до того, как ты стала работать на меня.

– Неужели? – он покачал головой. Я же расспрашивать дальше не стала.

– Ты и меня успокоила, – чуть шёпотом сказал он, но я услышала.

– Это меньшее, что я могла сделать для тебя.

– Для меня – это много значит. Ты хорошо на меня влияешь. Я бы возможно взбесился и натворил бы каких-нибудь глупостей, как и всегда и ещё…, – он посмотрел в сторону, а затем невинно улыбнулся, – Это впервые когда я заплакал… перед кем-то.

Я нежно улыбнулась и обняла его. Он, не колеблясь, обнял меня в ответ.

***

На следующий день, я проснулась оттого, что кто-то сильно колотит по двери. Поначалу я хотела крикнуть «По голове себе постучите», но не стала начинать утро с ворчанья, а то на весь день так и засядет.

– Кто там? – спросила я, на что опять постучали. Пофиг на хреновый день, я сейчас кто бы, не был за дверью, линчую. В этом порыве гнева, я дверь и открыла.

И вместо того чтобы сказать, например «Привет» или «Это я», нет же, это не про него. Этот человек не ищет легких путей. Никогда. Поэтому стоило открыть мне дверь, как он обрушился на мои губы своими, жадно целуя и причмокивая.

Но потом, сняв кожаную куртку сел в моё кресло.

– И я тебе рада! – ошарашенная сказала я, закрывая дверь.

– Сексуально выглядишь в своем халатике. Я даже воспылал.

– О, да! Я почувствовала, – ошарашенная сказала я, посмотрев на него, – С кровати только встала. Спала.

– Спала? В семь тридцать утра? Да ты сова. Ах, да, ты же собственно и любишь сов.

– А ты что жаворонок?

– Нет, я тоже сова, но я не усидел дома и ни смог не поделиться с тобой этими новостями.

– Какими? – с энтузиазмом спросила я, подойдя к креслу.

Он, воспользовавшись ситуацией, потянул меня за руку и усадил на колени. Я стала прикрывать рот ладошкой, так как ещё даже зубы не чистила.

– Не парься красавица, я уже всё почуял.

Я ударила его в грудь, на что он претворился что больно, но потом, положив свои руки на мои ноги, посмотрел на меня.

– Дядя сегодня примерно в пять утра очнулся.

– Да ладно? Правда? И как он? Как его самочувствие?

– Все, слава богу. Конечно, болит везде, но как сказал врач, если шутит, жить будет.

– Шутит?

– Да. Кирилл временно начал заниматься делами центра, и когда отец потребовал принести ему документы по поводу ремонтных работ, он так же сказал, что есть больничную еду не станет и чтобы он по пути прихватил ему гамбургер.

Я стала смеяться и вытирать счастливые слезы с глаз, как Леша стал вытирать их сам.

– Почему ты опять плачешь? И тогда в больнице и сейчас.

– Я по своей натуре ранимый человек, поэтому и плачу.

– Ты же даже с дядей незнакома, почему плакала?

– Потому что тогда ты не мог, – он поцеловал меня в лоб и крепко обнял.

– А сейчас чего хнычешь? – спросил он, обнимая и опустив свой подбородок мне на голову.

– Потому что ты сейчас не можешь.

– Ты просто прелесть. И нравишься мне всё больше.

Я резко подняла голову, ударив своей макушкой его подбородок.

– У тебя макушка каменная что ли? Я чуть передние нижние зубы не потерял.

– Я тебе нравлюсь? – удивленно спросила я, когда он потирал подбородок рукой.

– Нравишься красавица! И даже очень сильно.

– Но ты говорил обратное тогда на вечеринке.

– Да, говорил, просто эта привычка у меня с детства, не бери в голову.

– Не брать в голову? Я от твоей привычки соплями и слезами давилась от горя.

– Фу!

– Не фукай!

Я успокоилась и просто шмыгала носом, а потом, встав с его колен, пошла, умываться и чистить зубы. Намазав на зубную щетку пасты, стала чистить, как от неожиданности вздрогнула. Леша стоял у двери и наблюдал за мной.

– Ты похожа на белочку.

– А ты через пять минут будешь похож на кота с приплюснутым носом. Не смотри на меня.

– Но я уже увидел.

– Я блин стеснительная девушка, между прочим.

– Сказала она с пеной у рта.

Я ополоснула рот и посмотрела на него.

– Почему ты не на тренировке?

– Эта вторая причина, почему приехал сюда.

– Вторая? – вопросительно посмотрела я, вытирая полотенцем рот.

– Угу, вот приехал лично за своим менеджером, чтобы отвести на работу.

– Хочешь, чтобы я вновь с тобой работала?

– Не хочешь?

Я, пожевав губу, стала думать, посмотрела то на него, то в сторону, сделала вид, что рассматриваю его предложение, вот только ему явно было пофиг, он решил всё за меня. Опять. Так как он, закинув меня на плечо, потащил вниз.

Я уже даже не сопротивлялась и говорить ничего не стала. Просто подложила ладонь к лицу и наслаждалась тем, что мне не придется идти пешком. Зачем мне велосипед, когда под боком такая технология? Он зашел в лифт, и я заметила, что в нем кто-то уже был.

– Клементина? Это ты? – спросил меня кто-то. И как только я чуть поднялась и выбралась из своих длинных волос, тут же узнала соседа сверху.

– О, Арсений. Привет.

– Привет! Что это всё такое?

– Да я тут на работу еду, – после чего Леша резко повернулся к соседу, отчего я от неожиданности вцепилась в его задницу, чтобы, не упасть, а потом и вовсе стукнула по ней.

– Привет! Я Алексей.

– Привет. Вы ведь хоккеист верно?

– Я парень Клементины.

– Он спросил, не хоккеист ли ты и я не помню, чтобы в девушки к тебе набивалась.

Ответом был хлопок по заднице.

– Мы встречаемся, – так же настойчиво сказал Леша, поглаживая удар на моей попе.

– А, ясно. Что ж хорошего вам дня, – сказал Арсений, выходя из лифта первым.

Когда мы вышли из здания, и он нес меня туда, куда припарковал машину.

– Можно я своим ходом уже пойду?

– Нет.

– На нас люди смотрят.

– Я чхать на это хотел.

– Я хочу пойти сама.

– А я хочу на Луну, но это в данный момент невозможно.

 

– Я тебя сейчас по заднице ударю.

– Мне понравилось, так что можешь приступать.

– Ты что садист?

– В данном моменте скорее мазохист.

– Не важно. Ты больной на всю голову.

– Слушай, оттого сколько раз я от тебя это слышал, я скоро и сам уже начну в это верить.

– Давно пора.

– Ох, сейчас кто-то договорится.

– Ну и что ты мне сделаешь? – он поставил меня на землю рядом с машиной и, прижав своим телом, резко поцеловал, а потом укусил мою нижнюю губу.

– Ай!

– Ну что хочешь ещё поспорить? – я стала качать головой отрицательно, – Как только этот миленький ротик начнет капризничать, дерзить или со мной пререкаться я буду так делать.

– А если будет много народу?

– Думаешь, меня это остановит?

– А с тобой не забалуешь.

– Но меня кое, что радует.

– И что же?

– Просто ты из тех людей, кто не сможет держать язык за зубами. Так что я смогу вдоволь насладиться этими губками.

– Не смущай меня, – я отвернулась, вновь раскрасневшись, а он усмехался надо мной, – Кстати, мне в халате работать? Ты мне даже не дал переодеться.

Он лишь загадочно улыбнулся и, открыв мне дверцу машины, пригласил сесть. Ох, что-то будет. Без приключений мы не можем.

Рейтинг@Mail.ru