Клементина

Наталья Белова
Клементина

Для подготовки обложки издания была использована художественная работа Макаровой Елены.

Глава 1.

Клементина.

Всем доброе время суток! Меня зовут Клементина, но для друзей и близких просто Тина. Мне 25 лет, окончила Московский университет Дружбы народов, на факультете «Журналистика» с красным дипломом. Да-да, я умная, но очки не поэтому ношу.

По окончанию университета, я осталась жить в Москве, со своей подругой Кариной. Мой наставник и преподаватель, Сергей Михайлович Никитин рекомендовал меня в газету «Московский рабочий», где я занималась написанием статей подобного характера: «Канализационный смерч», когда в продуктовом магазине прорвало канализацию и затопило почти что весь магазин. Вид желал оставлять лучшего, собственно, как и запах.

Или статья «Босоногий мальчик», история о том, как 64-х летний мужчина, в одних трусах, забрался на дерево возле пяти этажного здания и кричал о том, что «Если Валентина не выйдет, он будет сидеть на этом дереве и не слезет до тех пор, пока она не покажется перед ним».

По словам очевидцев, Валентине, либо было плевать, потому что она уже приличное количество времени не появлялась, и даже не показывала своего носа или же пожилой мужчина ошибся зданием.

Итогом этого дня стало то, что мужчину вшестером снимали с дерева МЧС и его направили в вытрезвитель.

Всё это конечно весело, но проработав почти год, я не видела никакого прогресса в карьерном росте, поэтому четыре месяца назад, я пришла в редакцию «ReadStar».

Главный редактор меня невзлюбил с первого взгляда, вот только не могу понять за что? Ему не понравился мой вид или что ещё правдивее, за мой талант к написанию статей?

Для меня же главное, чтобы наш редактор, наконец, заметил мои старания и дал добро для того, чтобы я могла выбирать сама тему статьи и опубликовывать ее в журнале, который мы издаем.

Но как по мне, так он просто пытается избавиться от меня. И с каждым днем я убеждаюсь в этом всё чаще и чаще.

Сейчас мы сидим на планерке, за большим, круглым столом. Главный редактор вальяжно расхаживал возле окна с документами и раздавал задания каждому, кто присутствовал в этом кабинете. И теперь очередь дошла до меня.

– Ты должна взять интервью у Алексея Наумова и предоставить материалы уже к концу этой недели.

Все стали перешептываться и переглядываться, некоторые даже прикладывали ладони ко рту, и выкатывали глаза. Что-то у меня не очень-то предчувствие.

– А кто это? – спросила я и можно сказать пожалела об этом.

– Вы что из пещеры к нам пришли? В вашей берлоге не имелось телевизора? Газетные продавцы от вас баррикады выстраивали, что вы даже подойти не смогли?

Да что я такого спросила? Такое ощущение, что он президент нашей страны.

– Впервые вижу человека, который не знает Алексея Наумова. Надеюсь, ты статью будешь не на каменной плитке высекать?!

Просто сказал бы кто такой и всё, зачем же ставить человека в неловкое положение при коллегах? Мои щеки сильно покраснели.

– Сходи и умойся. А то ты, со своим бардовым цветом лица не подходишь под интерьер этого кабинета.

Я выбежала из комнаты и направилась к туалету. Слезы стали скапливаться в уголках глаз.

Почему этот человек так со мной обращается? Я ничего плохого ему не сделала. С самого первого дня, он использует меня, как ему хочется, словно я вещь какая-то. Или как он говорил? Интерьер? Что он под этим подразумевал? Что я не подхожу этому коллективу или офису и данной работе в целом?

Включив воду в раковине, умылась. Переживать по поводу косметики, причины нет. Я не крашусь. Бояться, что из-за воды может испортиться прическа, не стоит. Обычный хвост и рыжие кудрявые волосы, с комплектом больших круглых очков, не очень-то страшно испортить.

Неожиданно открылась дверь и в туалет вошли Лена с Валентином. Кстати Валентин гей и он живет, вместе, с Леной в одной квартире. Они вроде как «подружки» что ли.

– О, ты здесь! – воскликнула Лена и слегка улыбнулась.

Конечно здесь, где же мне ещё-то быть? Я здесь провожу куда больше времени, чем дома. То плачу оттого что меня обижают или прячусь чтобы меня не нашел редактор.

– Достается же тебе от него, – сказал Валентин, закуривая тонкую сигарету, – Хочешь? Это расслабляет.

Я стала мотать головой, отказываясь, на что он прищурил глаза и просто рассматривал меня.

– Девочка, как же я тебе сочувствую! – вновь сказал он, стряхивая пепел с сигареты.

– Почему? – спросила я, шмыгая носом.

– Просто тебе не в жизнь не взять интервью от него, – я вопросительно посмотрела на него, не понимая, что именно он имеет в виду. Он тяжело вздохнул, – Ты, что действительно не знаешь кто такой Алексей Наумов?

Я вновь стала мотать головой, на что в шее отозвалось болью, и я взялась за неё рукой. Валентин закатил глаза.

– Наумов, самая известная личность в спорте.

– В спорте? – переспросила я, забыв даже про боль в шее.

Он сделал затяжку и, потушив сигарету, выпустил дым.

– Есть конфетка? – спросил он кокетливо Лену, на что она радостно кивнула и достала из сумочки леденец. Она развернула обертку и положила ему в рот, смеясь чему-то.

Это мило конечно, но я всё так же, стояла недалеко от них и ждала ответ. Меня, правда, ни во что не ставят.

– Он самый известный, самый богатый и самый завидный холостяк хоккея, темнота.

Я только открыла рот и пыталась хоть как-то дышать.

– Хоккея? – вновь переспросила я.

– Милая, у тебя проблемы со слухом? Мне нужно каждое предложение повторять тебе по два раза? Я же не попугай, – после небольшой паузы, он в очередной раз закатил глаза, – Хоккей. Хоккей. … Хоккей!

– Но я в хоккее или вообще в спорте ничего не понимаю, как же, я должна написать статью, если в этом не разбираюсь?

– А вот об этом я волновался бы в последнюю очередь. Потому что твоя проблема больше, чем ты думаешь. На твоем месте я бы подумал, как мне взять интервью у человека, который его вообще никогда не дает.

– Как не дает?

– Даже профессионалы не могут взять коротенького интервью или задать хотя бы один вопрос, – подтянулась в разговор Лена, потушив сигарету.

– Профессионалы? – я явно была потрясена тем, что услышала, потому что единственное, что я могу это переспрашивать то, что меня настораживает больше всего.

– Её там что, заклинило? Мы же не в детском саду, прекрати повторять за нами слова.

А что мне остается? Я не знаю, что мне ещё делать? Спорт? Хоккей? Наумов? Что это такое вообще?

Из туалета я вышла ещё больше разбитой, чем была до этого. Меня на прошлой работе тоже не во что, не ставили и сейчас.

Я хотела работать с важными темами. Но спорт? Серьезно? Я никогда не занималась этим и уж тем более его не смотрела. Черт, я даже не знаю правил хотя бы одного вида спорта. Что же мне делать?

Собственно, деваться мне некуда, думаю, стоит попробовать! Я взяла материалы, что уже имелись у нас в редакции, но и их там было всего ничего. Номера телефона не было, что бы созвониться, говорят, он меняет их слишком часто из-за репортеров и прессы. По крайней мере, есть адрес.

Нехорошо конечно вот так вламываться и просить аудиенции, но попытка не пытка.

Я добралась на автобусе к зданию, от которого затекает шея, если посмотреть вверх. Зайдя вовнутрь, я стала проходить мимо администрации. Там, кажется, что-то происходит?

– Он не дает интервью. Прошу разойтись по-хорошему, иначе закончится тем, что все вы проведете ночь за решеткой.

Выглядывая из-за большого цветка, возле стола администраторов, я пребывала в некотором замешательстве. Пресса, журналисты, толпились, почти, что залазили друг на друга.

Охранники пытались разогнать, но все было безуспешно. Толпа стояла на своем или вообще-то со стороны больше подойдет слово «на СВОИХ» причем коллегах. Что там такое?

Вытянув шею посильнее из-за куста, чуть не упала, но собравшись с силами, просто продолжала наблюдение.

Уау! Красивый и высокий. Даже очень. Посреди этой толпы возвышался очень обворожительный мужчина. У меня даже очки на носу запотели. Кто он такой?

И тут у меня в мозгу прострелило. Неужели это он, Наумов Алексей? Блин, нужно было его хотя бы загуглить что ли. Блин, из-за того, что поторопилась, забыла даже на его мордашку взглянуть. С моего старичка телефона подобной операции не проделать. Что уж там, на нем даже кнопки некоторые не работают.

Чтобы поместить какой-то номер телефона, я беру телефон своей подруги, вытаскиваю сим-карту, вбиваю, а потом засовываю обратно. Выгляжу жалко, не так ли?

Но для покупки нового телефона, у меня нет денег. Еле на ногах стою, чтобы оплатить квартиру и на что-то жить. Если бы не это, я не стала бы терпеть того, как ко мне относятся на этой работе. Но мне нужно жить, хотя больше похоже на то, что я выживаю, а не живу.

Выходя из своих мыслей, обнаружила, что толпу стали выталкивать из здания и блокировать главные двери, пока он не уйдет.

Сейчас я могу разглядеть его лучше, когда толпа не мешает. Правда, его и так было видно из-за толпы, но только голову. Прямо как жираф.

Длинные ноги, джинсы облегали их так, что при ходьбе, я могу видеть, как двигаются мышцы ног. Белая футболка так же облегала его тело, а короткие рукава позволяли видеть, как напрягаются мышцы рук. Батюшки Боже!

Не могу понять только, у него русые волосы или он красился, может? Странный цвет волос. Я присела на корточки.

Никогда не думала что мой маленький рост, невзрачность и почти что невидимость, смогут мне хоть как-то помочь.

Когда он прошел мимо меня, я посмотрела ему на спину и мой взор, решив, что этого мало, спустился ниже. От стыда, я отвернулась и зажмурилась.

– Божечки небесные! Куда это ты смотришь? Совсем с ума сошла что ли? – шепотом говорила я, слегка стукая себя по колену.

Мне проследовать за ним? А что если меня так же выставят на улицу? Или и того хуже в полицию попаду. Нет, нет, я же не сталкер какой-то. Я встала на ноги, и было хотела уйти, как вспомнила, что если я не напишу эту статью, меня уволят, а если меня уволят, я не смогу заплатить за квартиру, а если не заплачу, мне придется спать на улице.

 

Поначалу мне хотелось в очередной раз заплакать, оттого как судьба несправедлива ко мне, но не стала. Я всегда так делаю, как только возникают проблемы или трудности, но когда успокаивалась, они не исчезали. Проблемы так и оставались проблемами, которые просто сводили с ума.

Нужно что-то придумать. Провернуть все так, чтобы остаться при этом в выигрыше. Но что? И тут мне пришла маленькая идея.

Через два часа, я вновь прибежала в это здание, но уже не в своем обличии. Нет, нет, это была я, но только в костюме доставки заказных писем.

Благо моя подруга работает костюмером в театре. Хоть с чем-то повезло. И письмо достать было не проблема. Хорошо, что имеется полный адрес. Поэтому, красиво оформив и нарядив меня, я как какая-то второсортная актриса, с трясущими руками и не очень хорошим зеленым видом на лице, подошла к администраторам.

Надеюсь, сердце у меня не остановится в процессе общения с верзилами за стойкой. Потому что по сравнению с ними, я чувствую себя как чихуа-хуа, перед бойцовскими собаками. Что даже заскулить хотелось.

Поэтому поджав хвост, подошла к ним. Меня словно просканировали глазами.

– Здравствуйте! Мне нужно передать письмо в квартиру 67.

– Отдайте его нам, и мы передадим его.

– Оно заказное, с пометкой «Лично в руки». К тому же, мне необходимо получить подпись.

Амбал что стоял напротив, неожиданно стал выходить из-за стойки. Меня чуть инфаркт не хватил. Когда он приблизился, стал меня ощупывать.

Мамочка, забери меня отсюда! Я хочу домой и не испытывать того, что испытываю сейчас. Минуту спустя он сказал «чисто» и, развернувшись, вернулся за стойку. А я чуть под себя не сходила.

Он кивнул мне в направлении лифта, давая добро на прохождение. Мои ноги меня не слушались и просто запинались друг об друга, что я чуть не упала. Боже, стыд то какой!

Амбал по кличке «УРОЮ», проводил меня взглядом до лифта, и зрительный контакт его прекратился только тогда, когда двери лифта закрылись пред моим носом.

Пока поднималась на шестой этаж, села на корточки и просто взялась за голову. Пока всё складывается просто прекрасно, главное не оплошать на втором акте этой театральной постановки.

Лифт открыл двери. Когда я нашла нужную квартиру, тут же остановилась. И в данную минуту мне хотелось треснуть себя кулаком. И как мне интересно у него взять интервью? Он же просто заберет письмо и выставит меня. А может и того хуже, сдаст в полицию.

Но мне и кушать хочется, и жить под нормальной крышей, а не картонной. Ноги подкашиваются, руки трясутся. Это плохо. Обычно когда со мной происходит нечто подобное, ничего хорошего не происходит. Последний раз со мной такое было, когда я училась в университете. Последний год, сдача экзаменов и диплома. Я упала в обморок, прямо перед преподавателями и комиссией.

Подойдя к двери, я зажмурила глаза и просто надавила на звонок. В груди тут же сдавило. Тело не слушалось. Сердце отбивало ритм в ушах.

Когда дверь открылась, передо мной, стоял тот самый мужчина, которого я видела несколько часов назад. Влажные волосы были зачесаны назад, но несколько прядей немного выбились, по виску стекала капелька, спускаясь всё ниже по щеке. Глаза, его глаза… красивый. Никогда прежде я не могла сказать, что человек красив, обычно я такой человек, на внешность не особо обращаю внимания, но этот мужчина… я определенно могу сказать, что он красив. Перед глазами встала странная пелена и тут же, потемнело все вокруг. Тело стало легким. И мой разум потерялся, собственно как и я.

Глава 2.

Клементина.

Сознание проснулся первым, от чего я была довольна. Пока я лежу и не проявляю хоть какую-то живую активность, нужно что-то придумать.

Вот только мой разум все ещё потерялся и как я понимаю обратно, он не торопится. Ладно, не могу же я пролежать здесь весь день и ждать, когда куры начнут летать.

Я открыла глаза. Правда, легче никак не стало. Я ничего не вижу. Зрение расплывчатое. Где мои очки?

Я попыталась встать, но почувствовала, как голова закружилась, и я с гнусавым мычанием легла обратно и вновь закрыла глаза.

Через минуту почувствовала, как на мой лоб легла, чья-то горячая рука. От такого прикосновения мне стала легче. Голова словно успокаивалась. Но тут же, почувствовала тошноту. Не сообразив, что, да как, меня вырвало.

– Это ты так отозвалась лично обо мне или это твоё «спасибо» с неким спецэффектом?

И только тогда я вспомнила, где нахожусь и кто тот человек, которого я только что оповестила содержимым своего желудка. Меня точно отправят на каторгу.

Я стала щупать рукой по сторонам в поисках своих очков, но видимо все вокруг против меня. Хочу провалиться сквозь землю. Я вскочила на колени там, где минутой назад ещё лежала.

– Извините, вы не могли бы мне дать стакан воды, пожалуйста, – через минуту, я нащупала стакан и залпом его выпила.

– Полегчало? – я только кивнула, но тут же постыдилась.

– Простите меня, пожалуйста! Я не хотела Вас как-то унизить или вообще как-то обременять своим присутствием, да и в целом беспокоить Вас, я…я…я…простите меня!

Я просто металась глазами повсюду не зная куда смотреть, ведь очки я так и не нашла, а перед глазами только пелена и всё на столько размыто, что я не могу понять это мебель или же человек? Но спустя мгновение я почувствовала запах геля для душа. Нежный, приятный запах, от которого у меня по телу побежали мурашки, и сбилось дыхание.

– Знаешь, а без очков ты довольно таки ничего.

Он сказал мне почти, что на ухо, от чего я, от неожиданности, отпрянула назад, и чуть было не упала, но сильные руки поймали меня, отчего я осталась на полпути до «обнимашек» с полом.

Я почувствовала его руки на своей спине и на своём плече, в это мгновение мне показалось, что в тех местах, где он касается, в меня воткнули тысячи маленьких иголочек. Сердце застучало так сильно, что стало даже больно. Я не видела его сейчас, но почему не видя человека, не зная его, я так себя чувствую?

Я глубоко вздохнула. Неожиданно он вернул меня в мое сидячее положение и через секунду, я почувствовала, как на моем носу появились очки.

Сердце вновь пустилось вбега. Прямо перед моим носом стоял полуобнаженный альфа-самец. У меня даже челюсть отвисла. Он пристально смотрел на меня, его глаза озорно при этом улыбались. Такое ощущение, будто он знает меня. Он осторожно поправил прядь моих волос, что выбились из хвоста и заправил за ухо.

– Почему-то, с очками, ты мне нравишься больше.

Я чувствую, как покрылась краской и просто не знала, как мне отреагировать. Он что подкатывает ко мне? Такое со мной происходит впервые.

– Когда девушка краснеет, у неё слегка окрашиваются щечки, но у тебя краснеет всё лицо. Ты как помидор сейчас.

Я взялась ладошками за свои щеки и просто старалась не отключиться вновь. Но когда он наклонился в очередной раз, я почувствовала запах алкоголя.

В какой-то момент я сначала вздохнула с облегчением, но вспомнив то, что он сейчас мне говорил, я впала действительно в чистый ужас.

Когда парни в пьяном состоянии, им всё живое подойдет, а тут девушка под боком. Любая фантазия и мартышка с гранатой превращается в модель с шестом.

Он улыбнулся, блистая самой сексуальной улыбкой, что я, когда либо, видела. Он осторожно погладил большим пальцем мою щеку, и поцеловал другую.

Что? Что он делает?

Надо линять. К черту интервью. К черту эту работу. Моя невинность для меня дороже.

Он посмотрел на меня в очередной раз и отошел к барной стойке, пританцовывая от песни, что выходила негромко из динамиков.

Я же воспользовавшись ситуацией, поднялась и рванула к двери. «Попытка не пытка» – подумала я. «Тупая попытка» – подумал он. Потому что, не добежав до двери, я уже оказалась обернутой его руками, словно в пеленку.

– Далеко собралась? – сексуальным голосом говорил он, прижимаясь лицом в мои волосы, сильнее сжимая меня в своих руках. У этого парня сумасшедшая хватка. Он сжал так сильно, что стало немного больно.

– Домой! – дрожащим голосом ответила я. Чувствую, как слезы стали скапливаться в уголках моих глаз, чувство страха захватило мой разум. Возможно, он почувствовал это, поэтому ослабив захват, его руки медленно дразня пальцами мою кожу, всё выше поднимались по моим рукам и нежно, положил ладони на мои плечи. Я резко вздохнула.

Повернув меня к себе, он обнял так крепко, что я буквально могла задохнуться. Отстранившись, он снял мои очки, от чего мой живот буквально свернулся в узел. Его ладонь накрыла мою щеку, большим пальцем он ласково стал поглаживать мою кожу.

Я закрыла глаза. Дрожь прошлась по всему телу, он был так близко ко мне, что, возможно тоже ощутил её. Глаза становились влажными, казалось ещё чуть-чуть и слёзы скатятся вниз, как неожиданно он поцеловал один глаз, затем другой.

– Не плач. Я не сделаю тебе больно!

Дыхание участилось, что даже при помощи рта, дышать все равно было тяжело. Я чувствую, как он отстранился от меня, и я не знаю, что он делал, но почему-то, почувствовала, словно видела, что он рассматривал меня, как его взгляд скользил по моим всё ещё закрытым глазам, по … губам…

Оттого что мне было трудно дышать я слегка приоткрыла их. Лишь подумав, я почувствовала сладкий вкус мягких губ. Это словно не поцелуй, это вроде некого прикосновения. Он просто водил своими губами по моим губам, словно ждал приглашения. Дразня, говоря: «Я не продолжу, пока не пригласишь!».

А я млела, таяла, боялась того, что может произойти и в то же время надеялась. Я того не ожидая осознала, что сама ждала! Почему его губы так соблазнительны? Почему его запах заставляет меня сжиматься изнутри. Что заставляет меня чувствовать это?

Возможно я бы и продолжила так утверждать, пока не почувствовала себя, словно в космосе. «Небесное тело» упало сверху, на беззащитную «Землю», что даже выбраться непросто.

Он лежал на мне и явно уже был в «отключке». Я старалась выкарабкаться из-под этого «булыжника», но моё тельце, словно в карман положили и плотно так прикрыли, чтоб не выпала.

Да уж, не всегда маленькое тельце хорошо. Так и раздавить не долго. Я скинула его кое-как с себя, и ещё несколько минут просто лежала на спине и восстанавливала дыхание. Тяжелый блин. Странно это конечно, но флюиды, которые только что летали в помещении, словно сдули, дышать даже легче стало.

Подняв с горя пополам найденные очки, и тяжко встав на ноги, хотела скорее уйти, так как подобный поворот событий не только отрезвил разум, но и кажется, мой разум вернувшись встрой, заработал как подорванный. Нечего себе встряхнуло. И только я приблизилась к двери, как неожиданно даже для самой себя обернулась.

Он так и лежал на полу, полуобнаженный и мне стало его жалко. Если он так и будет лежать на полу, то просто замерзнет и заболеет.

Я подошла к нему уже с опаской и присела на корточки рядом. Потыкав в плечо, стала обращаться к нему, чтобы он вставал и отправлялся спать на кровать, но мне лишь мыкнули в ответ.

Знаете, я, конечно, много чего в своей жизни тяжелого поднимала, но подобное тело просто все рекорды перебило. Как только я не пыталась его тащить и за ногу и за руку, и всё вместе и разом, но дальше чем на три шага я его не сдвинула.

Слабачка она и в Африке слабачка, но сдаваться я не собиралась. Я как-то проникла сюда, используя смекалку и тут, доведу начатое до конца. Примерно через минут двадцать я все-таки дотащила его до комнаты.

Обычно, когда я не знаю ответа, Google спасал в одночасье, но думаю это единственный вопрос, в котором он мне явно не помощник.

Приподнять, закинуть – это я ещё понимаю, но как затащить на кровать, вот это большой вопрос?! Попытка номер один. Забравшись на его кровать, попыталась затащить его за руки, но от тяжести и слабых мышц на моих руках, с ужасным звуком «Аполлон» вновь оказался на полу.

Что ж, попытка номер два. Приподнять переднюю, но при этом и закинуть хотя бы ногу, что бы хоть какой-то баланс соблюдать, но итогом оказалось лишь то, что мы оказались там с чего начали, кирпич на крохотной песчинке.

Думаю, я этот день явно не переживу, либо надорвусь, либо раздавят, хотя на данный момент это больше смахивает на самоубийство.

Черт с ним. Пробую последний раз. Если не получится, просто оставлю его здесь, не думаю, что такой великан заболеет. Мне кажется, что даже бактерии кричат о помощи, увидев его.

Собрав все свои силы, я просто с жутким стоном всё-таки затащила его на кровать. И ву-а-ля, кто это у нас на кроватке разлегся? Как кто, собственной персоной Алексей Наумов. Ох, думаю место в раю мне обеспечено!

 

Господи спасибо тебе! Как же я устала. Чувствую себя бодибилдером, словно мышцы накачала. Даже руки не сходятся. Я присела на кровать и просто старалась наладить свои дыхательные пути. Как же я устала. За окном темнота.

Я легла на подушку. Я просто немного полежу и отдохну, а потом пойду домой. Только три минуты. Всего три минуты…

***

Утро добрым не бывает! Пришло мне на ум, как только я увидела обнимающие меня руки сзади. Что это? Это не мои!

Я постаралась осторожно повернуться и просто выбраться из этого морского узла, что так приятно ощущаются на моем теле.

Бред! Надо скорее брать ноги в руки и бежать, бежать пока этот маньячила не проснулся. Вот же я идиотка. Зачем я легла на кровать, такую возможность упустила? А теперь как выкручиваться?

Ой, что будет, если он проснется и меня увидит! Нечего думать, только драгоценные минуты зря трачу. Подняв его руку, я осторожно переложила на него, попыталась уже встать с кровати, как меня возвращают в исходное положение и прижимают ещё сильнее, чем до этого.

– Далеко собралась? – вдруг отозвался голос сзади, на что я вздрогнула.

– Та-а-так, это, домой! – чуть заикаясь, ответила я и вновь попыталась вылезти, но хватка этого парня просто сносит все границы.

– Я ещё не закончил тебя обнимать! – я чуть воздухом не подавилась.

– Что? – спросила я и рывком выбралась, усевшись на ноги, но всё ещё находясь в его кровати, комнате, здании и в городе целом. Интересно визу делать долго? Потому что после того, что вчера произошло мне нужно переехать, недалеко, хотя бы на северный полюс. Жаль, что люди не путешествуют к другим планетам. Мне бы сейчас на Плутон. Самое-то.

«ВАЛИ СКОРЕЕ!» говорил разум, «СИДИ-КА СМИРНО!» говорили мышцы. Я просто уставилась на него и прокручивала все слова, что он мне только что сказал. Он, вздыхая, приподнялся на локте, положа голову на ладонь.

– Мне нравится, как ты выглядишь спросонья! – не расчесанная, со слюнями возле рта и нечищеными зубами? Странные у него вкусы.

– Да Вы псих! – смягчила я свои мысли до максимума. И в ответ получила сначала короткий смешок, затем перекатившись на спину, стал смеяться уже громче. Ну, точно не все дома!

– Почему ты так думаешь? – спросил он. После того как прекратил смеяться надо мной. Ну, во-первых он должен был для начала спросить кто я блин нафиг такая, во-вторых, проснувшись, он если уж не спросил, то точно должен был выгнать меня или, по крайней мере, в полицию позвонить, а в-третьих, всё то содержание, во-первых и во-вторых. И почему я за него возмущаюсь?

– Я не стану отвечать, собственно, как и находиться здесь. Вы помогли мне вчера, на что я покорно благодарна, а я помогла Вам. Думаю, теперь мы квиты. До свидания!

После этих слов я на всех скоростях вылетела, словно пуля из квартиры и, не дожидаясь лифта, спускалась по лестнице, перепрыгивая по две, а то и три ступени. Практически летя, я в очередной раз удивляюсь тому, что слишком, много думаю.

Неожиданно я услышала, как он кричал «Эй, подожди!», «Стой!». Я буду полной дурой, если, в самом деле, остановлюсь. Поэтому я просто сосредоточилась на ступенях, стараясь не запнуться.

Не помню, как оказалась дома. Не помню, как приняла душ. Мозги стали объективно принимать настоящее уже в тот момент, когда я ела завтрак, что оставила мне моя подруга с запиской, «Что случилось?». Я боюсь об этом вспоминать не то, что рассказывать.

***

Я прибежала на работу, опоздав примерно на час. Во всем виновато необычное утро и мысли что на мгновение затуманили мою голову.

– Надеюсь у тебя веские причины опоздания? – почти, что с порога налетел мой начальник на меня.

Многие опаздывали, но он едва их замечал, а мне доставалось за каждый поворот не туда.

– Ты взяла интервью? – спросил он и его глаза горели гневом, словно говоря, «попробуй ответить отрицательно и ты пожалеешь».

Я не знала что ответить, поэтому выпалила то, что пришло мне моментально в голову, а если сказать точнее, то выдумала.

– Я как раз встречаюсь, сегодня с ним, мне удалось поговорить с ним лично и выкроить время для сегодняшней беседы.

Богом клянусь, на мгновение, я увидела удивление на его лице. Я было подумала что мне привиделось, но после того как я поняла, чуть было не расплакалась. Чудо, да и только.

– Не испорть всё. Выжми из этого человека все, что только можно. Сделай так, чтобы он рассказал тебе всё-то грязное, что существует в его мирке, я даже хочу знать, какие он носит трусы и какой шампунь использует. Ты поняла меня? Всё, должен, знать!

Ну, на вопрос о трусах и шампуне допустим, я и так знаю. Но шефу знать об этом не стоит, а то, боюсь, ещё чего похуже случится.

С обеда до четырех часов он должен быть на тренировке. Это все знают. Но здесь можно сказать находится такая же, охрана как в аэропорту. Сканер тела только не делают. На мгновение мне показалось, что они подобную технику по безопасности сделали как из фильма «Ультрафиолет».

Где у героини брали кровь, вставляли иглы в глаза… уф, даже передернуло!

Нужно вновь проявить смекалку. Пока слегка била себя по голове и пыталась что-то придумать, меня задели о локоть, от чего я чуть не упала.

– Извините, Вы не могли бы отойти. Мы вообще-то здесь работаем.

Я посмотрела по сторонам вокруг себя. Что по левой стороне, что по правой стороне, места было просто предостаточно. И тут меня прострелило, а что если это знак! У них и униформа имеется.

– Простите! – крикнула я, и обратила внимание двух пожилых мужчин на себя.

Черт бы побрал эту работу. Одни расходы, нежели доходы. Предложила им свои деньги, что оставила на обед, взамен на униформу. Теперь ещё и голодной ходить почти до самой ночи. А униформа на мне, словно я сдулась. Делать всё равно нечего, придется просто придерживаться (штанов) и плана,…которого нет!

Вспомнив о еде, в животе отозвалось мычанием, словно бы соглашаясь с моими мыслями.

– Ах! Твою же дивизионную! – проскулила я, хватаясь за живот. Богом клянусь, если всё пройдет как по маслу, я устрою себе пир горой.

Закатала штаны и рукава, так же затянула пояс посильнее, что бы, штаны не свалились. Натянула кепку, что пахла либо соляркой, либо бензином, не знаю. Будем только надеяться, что волосы не выпадут.

Я зашла в здание. Черт! Здесь пропускная система. И что мне делать? У меня нет пропуска.

Как раз в это время, из какой-то двери, стали выходить люди и в этот момент, в толпе я, заметила его. Сердце тут же больно отбило, отчего я тяжело вздохнула.

От этого человека одни сплошные нервы. Я смотрела на него и не могла оторвать взгляда. Я не из тех девушек, кто западает на симпатичное лицо и крепкую ж… мускулатуру. Я скорее из того теста, что заглядывают в душу и стараются найти спутника больше духовного, нежели для отрады глаз.

И, тем не менее, я смотрела! Смотрела так, словно это было самое красивое, что когда-либо, смогла увидеть в своей жизни. Какие же красивые у него глаза. Я помню тот момент, когда он смотрел нежным, страстным взглядом. Черт! Опять феи со своей флюидной пыльцой вновь пролетели над моей головой.

Но что-то мне говорит о том, что эти глаза я где-то уже видела, хотя может быть и показалось.

Я потрясла своей «коробкой передач», в надежде на ясность разума и моля боженьку не получить при этом сотрясение. Хотя боюсь с моей привычкой, работа моего мозга ещё быстрее помашет на прощанье голубым платочком.

– Приди же в себя! – промямлила я и тяжко вздохнула, затем сморщилась, вот так попыталась себя в состояние привести. Как-бы я от такого не слегла прямо здесь.

Когда я вроде бы закончила со своими внутренними «страданиями», я посмотрела вновь на толпу людей и чуть не повстречала всех своих прабабушек и прадедушек.

Все стали заходить в лифт, и лишь одна пара глаз смотрела на меня. Стукни крышкой унитаза, что за…? Я стала поправлять кепку на голове, тем самым пряча свое лицо и делая вид, что не протирала несколько минут назад на нем дырку.

Я смотрела на стенд, что висел на стене, возле пропускной системы, стараясь просто притвориться столбом, но в груди сдавило ещё сильнее, когда его глаза нашли мои.

Дыхание моё не может никак наладиться, словно я в беге участвовала. И почему так резко стало душно в помещении? Я чуть подняла голову вверх и увидела кондиционер. Сломанный наверно!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru