Клементина

Наталья Белова
Клементина

– Всё идем!

– Подождать!

– Кого? – она вновь подошла к столу и, взяв свою утку, подошла ко мне.

– Ой, забыла! – она резко дернулась обратно, буквально бросив мне свой поднос с уткой, от чего жир оказался на моей белой рубашке и пиджаке. Ну, приехали!

Держа в одной руке, поднос, другой резким движением остановил её и просто, словно маленького ребенка потащил к столу.

– Сиди здесь и жди меня, поняла?

– Так точно, гражданин начальник! Режим Хатико включен!

– Надеюсь, программа активации не даст сбой! – она сдвинула брови не понимая, словно я сейчас сказал на китайском.

Теперь точно нужно идти в уборную. Пока я пытался хоть немного почистить рубашку, прошло буквально минут десять. Вернувшись, я вновь отыскал глазами столик.

– Буль-буль-буль-бульбулятор! – выкрикивала она, наливая в рюмку водку и махом её выпивая. Я удивлен, что её ещё не выперли. Я подошёл к ней и с тревожностью поинтересовался, где она взяла целый графин? На что она ответила «там» указав, где расположено примерно столиков пятнадцать. Очень доходчиво!

Я услышал, как кто-то стал возмущаться по поводу пропажи и оглянулся назад. Здоровые мужики стояли у своего стола и настойчиво звали официанта. Я же подозвав своего подкупного, попросил принести за тот столик самого хорошего виски, на что официант кивнул и удалился к бару.

И тут я призадумался, «эта рыжая бестия, меня точно разорит!».

– Офицааант! – после того как моя просьба была выполнена, официант подошел по просьбе рыжей издевательницы, – Принеси мне дверь, я хочу выйти!

На мгновение, я увидел счастье в его глазах, но тут же позавидовал сам, ведь домой её придется везти мне. Я попросил его ещё немного присмотреть за ней и тут же протянул ему обещанные 5000 тысяч сверху.

– Прошу у Вас прощение, но мне нужно покинуть Вас! – сказал я, подойдя к своему более «скучному» столу.

– Почему? Что случилось? И что с твоей рубашкой и пиджаком? – спросил Лавров, но я лишь отмахнулся.

– Ничего такого, небольшой казус, но он уже разрешился.

– Ну, ничего не поделать! Я рад был познакомиться с тобой поближе. Теперь увидимся с тобой на Вашем следующем матче. Жду не дождусь этого дня и ещё кое-что. Хочу познакомить тебя со своей дочерью Жанной. Она уже давно меня подбивает и, кстати, благодаря тому, что она так на тебе помешана, я и согласился спонсировать.

– Это большая честь для нас! – вдруг отозвался руководитель и стал пожимать ему руку, на что я уже не с особым желанием ответил на рукопожатие Зальцмана. Решили меня сосватать? Что ж, ещё посмотрим?

Попрощавшись со всеми, я направился к «чудо-девушке». Кошмар на мою голову. Приблизившись к столику, я стал оглядываться по сторонам, но не её, не официанта не было. И только через какое-то время, он вывернул из-за угла и практически бегом побежал ко мне.

– Где она? – возмущенно спросил я, с серьёзным выражением лица.

– Она уползла к туалетам. Там…

Я не стал слушать про «там», лучше посмотрю всё сам. Поэтому подойдя к женскому туалету, я опешил. Не могу же я войти туда. Странно даже для самого себя, но только в этот момент я подумал о том, что не знаю, как её зовут. Столько всего вместе пережить и не спросить имени…

Ах, Лёха, ах! Ты и не спросил, обольститель женских сердец? Хотя, если подумать с другой стороны, я и сейчас не особо в ней девушку вижу, но всё же, что-то в ней есть, раз я всё ещё вожусь с ней как с ребёнком, причем, не заботясь о собственном имидже. Раньше такого не было.

И всё-таки нужно войти, вдруг что. Открыв дверь, я первым делом спросил «есть ли кто?», на что отвечала гробовая тишина. Только тогда я и зашел. Открыв практически все дверки и не обнаружив её, подошел к последней. Подергал её. Закрыто. Я стал стучать.

– Эй, рыжая засранка, открой дверь! Я знаю, что ты там! – но в ответ была лишь тишина. Затем скрипнуло сиденье унитаза, от чего я засмеялся.

– Если ты не откроешь, я обещаю, что выбью эту дверь к чертовой матери! – сиденье унитаза вновь скрипнуло, только сильнее и я не стал церемониться. Обещал же. Выбив дверь, я увидел женщину в возрасте примерно лет 60 с чем-то и как назло, рыжая.

Она стала кричать и кидать в меня туалетной бумагой и парочкой некрасивых выражений. Затем я услышал как за соседней стенкой, возмущенно говорили мужские голоса и только тогда я понял, что и я и моя рыжая фурия ошиблись туалетами.

Пока меня бранили и насылали проклятия, подбежал официант, заглядывая с осторожностью в женский туалет.

– Простите! Вы, недослушав, убежали, а я хотел сказать, что ваша спутница, уснула в мужском туалете.

– Я это уже и так понял! – извинившись перед женщиной, которая всё так же сидела на унитазе, вышел из женского туалета и тут же зашел в мужской. Она спокойно спала, облокотившись на дверку одной из кабинок. Я подошел ближе.

– Эй, очнись! Проснись уже. Нужно спать в кровати или хотя бы в месте, где приятно пахнет! – я стал слегка бить её по щекам, чтобы она, наконец, пришла в себя и когда я, этого добился, она резко схватила меня за шею и притянула к себе поближе.

– Ты мой принц? – вдруг сказала она, и я прыснул от смеха.

– Нет! – ответил я, поднимая её на ноги.

– Какая досада!

– Да на тебя не один принц не клюнет, если ты будешь ходить в мужские туалеты. Никаких манер.

– Это не мужской, а женский!

– Да? Пойдем, я тебе кое-что покажу! – всё так же держа её за руку, я вывел её в коридор, где стоял всё так же официант и как назло, мне вновь на глаза показалась та самая пожилая особа из женского туалета.

– Извращенец! – только и сказала она, затем поспешила к выходу, а я с улыбкой на устах и, вспоминая, повернул лицом к двум дверям туалета девушку всех моих проблем и неимоверного «веселья».

– Что это за значок? – показал я на женский туалет.

– Кружочек и треугольник!

– Хорошо, а тут? – показал на мужской.

– Кружочек и треугольник! Они одинаковы!

Я не стал с ней спорить, а просто взяв в очередной раз за руку, повел к выходу, смеясь над всем этим. Боюсь если мы так, и продолжим там стоять, нас примут за извращенцев. Хотя я и так уже в этом списке, благодаря сегодняшнему вечеру.

Когда я посадил её в машину, она, облокотив голову, закрыла глаза, от чего я поспешил на своё место. Сев за руль я повернулся к ней, но она уже спала.

Я, осторожно снял очки. Если эта дурёха, будет вновь барагозить, только синяков себе больше на лице оставит.

Повернувшись перед собой, я взялся за руль и покачал головой, вновь задумавшись…

Я привез её к себе домой, спросить адрес её дома не успел, так как она крепко спала, а я будить не стал. Положив её на свою кровать, я пошел принять душ.

Мылся на первом этаже, не хотел её будить звуками, а то мало ли чего начудит опять, когда проснется, но только я зашел в свою комнату, где спала она, чтобы переодеться, обнаружил постель пустой. Только не это. Господи дай мне, наконец, отдохнуть сегодня!

Я обыскал весь дом, но её так и не нашел, но как только я вошел на кухню, немного успокоился. Она здесь. Спит. На столе, с графином воды! Я стал улыбаться. Какая же она странная! Я подошел ближе и, убрав графин, присел на стул рядом с ней.

Она не почувствовала как я убрал графин, как гладил её слегка растрепанные волосы. Она спокойно сопела, прижимаясь щекой об стол. Да я и сам не заметил, как уснул на стуле, держа её теплую руку.

Думаю, мне повезло, что проснулся я первым…

Глава 5.

Клементина.

Утро на кухне. Продолжение.

– Ничего из того, что ты мне тут рассказал, я не помню, а значит, этого не было!

– Не было говоришь? – он подошел ко мне и наклонился прямо к моему лицу, от чего у меня перехватило дыхание и сильно забилось сердце, – Было ещё кое-что, что я умолчал!

– И что же? – спросила я, но он только лишь слегка улыбнулся и приблизился ко мне ещё на пару сантиметров. Его губы почти соприкасались с моими.

С какой-то стороны мне хотелось оттолкнуть его, но моё сердце убило бы меня за это. Не могу. Не смогу. Не хочу. Когда же это случилось? Когда произошло это мгновение, что этот человек для меня стал, возможно, кем-то большим, чем обычный человек или просто смазливое личико?

– Скажи мне! – настояла я, но он только лишь улыбнулся сильнее и, облокотившись на локоть, вновь посмотрел на меня.

– Я скажу, но не сейчас! Когда придёт время, ты узнаешь! – он нежно убрал мою прядь волос за ушко, и было хотел уйти, но я остановила его, взяв за руку.

– Я не понимаю тебя! Совсем! – я всё так же держала его руку и, это его гораздо больше взволновало чем то, что я сказала. Поэтому я отпустила руку и даже немного смутилась.

– Это впервые когда ты сама ко мне вот так прикоснулась! – я посмотрела на него, – Я имею в виду трезвая, конечно! (пауза) Твоё время придёт, поймёшь ещё!

– Что?

Он ушел, и только ехидно посмотрев на меня улыбнулся. С этим человеком никакой серьезной беседы, всё в издевательства превращает!

– И кстати… – вновь неожиданно вернулся он, от чего я вздрогнула.

– Ты меня напугал!

– Переживёшь! Когда позвонят в дверь, открой, забери у человека пакеты. Это тебе.

Но не успела я спросить его что там, как он ушел, закрыв дверь, которая не понятно где хлопнула, не все же двери открывать, чтобы его найти и спросить всё-таки? А-а-а, плевать!

И да, через пару минут позвонили в дверь, я, забрав пакеты и расписавшись, закрыла её. И что мне с ними делать?

– Эй, ты где? – я негромко крикнула в сторону дверей, он вышел из той, что была по центру. Я так и знала.

– Что случилось? – спросил он, застегивая рубашку. А я на мгновение и забыла, что спросить хотела.

– Эээ, пакет принесли. Видимо, из какого-то бутика! Куда мне его отнести?

– Отнеси в ту комнату, – он указал на ту, что находится рядом с комнатой, в которой находился он, – И сама туда заходи.

 

– Что? – опешила я, и незаметно прикрылась.

– Я сказал, чтобы ты зашла в комнату и надела все, что есть в этом пакете.

Я тут же заглянула в пакет и увидела красивое платье и коробку с обувью.

– Я не могу это надеть! – сказала я, он удивленно посмотрел на меня и одним уголком губ улыбнулся.

– Хочешь, чтобы помог одеться? Не вопрос! – он тут же резко сделал шаг ко мне, от чего я прижалась к стене. Поэтому надавив рукой на его грудь, отодвинула от себя.

– Я не это имела в виду! – заикаясь, сказала я, забыв о том, что на самом деле хотела сказать. Этот парень странным образом на меня действует. Всё из головы вылетает сразу же.

Он, прижав мою руку на его груди, подошел ближе, всё так же с самодовольной улыбкой, которая говорила «я знаю, что твоё сердце трепещет из-за меня».

– Наверное, этот вопрос должен был прозвучать гораздо раньше, но позволь я спрошу?

Его голос был таким низким и немного хриплым. Каждое произнесенное им слово отдавалось в моём теле странной болью, но от чего же эта боль мне так сладка?

– Как тебя зовут? – он улыбнулся и на миг, я заметила его смущение.

– Клементина! Можно просто Тина!

На мгновение мне показалось, что в его глазах промелькнуло какое-то осознание, словно он что-то понял, так как его брови резко взметнулись вверх, а затем он сделал лицо серьёзней.

Он смотрел в мои глаза так настырно, словно на это мгновение он забыл, что нужно моргать. Наверное, я выглядела так же, потому что почувствовала, как мои щеки покраснели и стали отдавать жаром.

– Клементина! – повторил он, и то, как он это сказал, мой желудок решил сделать скачок. Как же сладко звучит моё имя из его уст. Я бы даже могла сказать, что он произнес его очень эротично. Я стала замечать, что с трудом могу дышать. Он не сводил с меня глаз, словно не мог насмотреться. И что ему так нравится во мне? И нравится ли?

Нет! Нельзя так смотреть на кого-то, не чувствуя что-то! И в это мгновение, под моей ладонью я чувствую его сильное сердцебиение. Я, посмотрев на руку, не могла в это поверить. Вернувшись к его глазам, я поняла, что не ошибаюсь. Он словно сам говорил «я чувствую, чувствую, чувствую тебя!». Сама не ожидала, но по щеке покатилась слеза. Он слегка вытер её. Не спрашивал, почему плачу, словно и сам уже это знал. Он просто отошел от меня, сказал, чтобы я переоделась, а затем зашел в туже комнату, из которой вышел несколько минут назад.

Я все так же стояла у стены, не зная, как успокоить своё сердцебиение. Сделав несколько вздохов, я всё же прошла в комнату, чтобы переодеться.

Когда я вышла из комнаты, меня уже рассматривало несколько пар глаз, словно изучали.

Я что как в Нарнии?

Открыла не ту дверь или эта дверь волшебная переносящаяся в другое измерение?

Корпорация монстров?

У этих людей в руках фены, расчески размером с мою руку, столько косметики и прочей ерундистики, что я, пожалуй, отнесу свою теорию про Корпорацию монстров. О, а вот и Майк Вазовский!

– Сейчас мы приведем тебя в порядок! – сказал Алексей, присаживая меня на мягкий стул.

– Но я и так в полном порядке. Просто заменить очки и всё. Синяки на лице уже прошли, я вполне ничего так!

– Вот в этом-то и проблема, – я немного сникла после его слов, он присел на корточки и, взяв мою руку, посмотрел прямо в глаза, так же как и тогда у стены, – Ты очаровательна! Ты самая красивая девушка, которую я когда-либо встречал. Я вижу это, потому что могу «разглядеть», поэтому давай поможем поближе разглядеть и другим? Ммм?

Я не совсем всё поняла, но, кажется, он меня подбадривает, приятно! И после того как я кивнула головой, он с улыбкой на губах встал, дав распоряжение и бросив меня на растерзание визажистам. И за эти два часа пока меня красили и делали прическу, я его больше не видела.

Но как только всё закончилось, встав со стула и подойдя ближе к зеркалу, открыла рот так, что Джокер бы удивился. Меня было просто не узнать.

Белое, легкое платье на бретельках, которое украшал красный, тонкий ремешок. Убранные рыжие волосы, слегка оставшимися локонами спереди. Макияж, маникюр очень гармонировали и подходили под мой образ. И линзы.

Сейчас я вижу не Тину, как обычно меня называли коротким именем. Сейчас я вижу Клементину. Настоящую и изысканную. И не только я так считаю…

Услышав, как кто-то вошел, я обернулась. Алексей стоял в десяти шагах от меня, держа в руках чашку с кофе, которая секундой позже полетела вниз и разбилась.

Подойдя ко мне медленными шагами, он разглядывал меня, словно хотел насмотреться напоследок. Словно сейчас я должна была исчезнуть.

Знаю, чувствовать к этому мужчине я ничего не должна, но пусть это чувство, эта атмосфера происходит сейчас. Лишь на мгновение. На маленькое мгновение, я поверю, в то чувство, что сейчас меня любят, лишь глазами, но то, как этот человек на меня смотрит, я определенно могу сказать, что меня любят. Даже если это и не так.

– Ты прекрасна! – практически шепотом сказал он, поднеся свою руку к моей щеке, но он не коснулся её. Лишь теплый воздух дает ощущение его прикосновения на моей щеке, так нежно. Пусть, я представлю, что он прикоснулся ко мне, провел по щеке и, спустившись вниз по шее, где я уверена, моё тело бы вздрогнуло от такой нежности, но это лишь мои мечты. Реальность немного острее, мы как статуи застыли, как и чувства, которые в моей груди сейчас рвутся наружу.

– Сейчас мы кое-куда поедем, но сначала… – он вдруг отошел от меня, и я словно ощутила холодок и какую-то неполноценность, вот черт! – Нужно надеть туфли, что бы завершить эту прекрасную концепцию.

Он надел мне красные туфли, и я смутилась как школьница. Такого никто никогда мне не делал. Это так романтично, но, кажется, на этом романтика закончилась, потому что включился режим, который я уже видела раз так… ВСЁ ВРЕМЯ.

– Чувствую себя Золушкой!

– Ты не она, не может быть у Золушки практически сороковой размер ноги!

– 37!

– Не важно… Ну что, идем красавица! – сказал он, надев крутые очки и взяв ключи от машины.

Когда мы вышли из здания, я, всё-таки догнав его, наконец, решила спросить.

– Куда мы едем?

– Всё узнаешь в своё время, а сейчас слушай меня внимательно! Садись в машину.

Я села впереди, рядом с водителем и пристегнула ремень безопасности. И только когда машина тронулась с места, он стал рассказывать то, что я совсем не могла понять.

– В место, которое мы приедем, будет довольно знакомо тебе, но ты не должна там вести себя, так же как и раньше, запомни, сейчас ты со мной, а это значит, ты должна держать голову выше и никому не позволять себя унижать, поняла?

Я сначала стала кивать положительно, но потом передумала и закачала отрицательно. На что он тяжело вздохнул.

– Просто делай как я и держи голову выше. Это всё!

– Ясно, что ничего не ясно!

Ещё минут двадцать, и мы стояли на стоянке моей уже бывшей работы.

– Что мы здесь делаем?

– Как что? Интервью давать буду.

– А я что здесь делаю?

– Клементина!

– Можно просто Тина!

– Клементина! Я просто хочу, чтобы они начали кусать собственные локти, потеряв такого ценного сотрудника. Не упускай возможность немного утереть им нос.

– О да, я никогда не упущу возможность упустить возможность! Поэтому я пошла! – я резко развернулась, и было хотела смыться, но сильные руки моего спутника говорили о том, что если они надавят сильнее, рука превратится в пластилин.

– Ты всегда убегаешь, когда боишься? – мы смотрели друг другу в глаза, и мне, почему-то показалось, что этот вопрос был не только по поводу моей боязни идти на бывшую работу.

– Это лучший способ избежать того, что может причинить неприязнь или боль, всё завит от ситуации!

Он не сводил с меня взгляд, но и руки не отпустил. Собственно этим он и воспользовался. Говоря короче, меня потащили, силой. Я практически только не кричала о помощи. Даже хотелось сделать так же как в фильмах ужасах, где человек пристегнутый наручниками к батарее пытаясь убежать, отпиливает себе ногу, в моём случае руку. Но, к сожалению или к счастью, пилы рядом не оказалось, да и пока тащил меня на этот злорадный этаж, я уже смогла успокоиться, подумать и даже мысленно убедить себя в том, что идея не плохая. Мне всего лишь нужно быть выше головы своего бывшего начальника, но кем же я тогда представлюсь?

И как только мы стали подъезжать на лифте к нужному нам этажу, он отпустил мою руку. Не пластилин, радует! Не обернувшись, он сказал лишь то, что смогло действительно поднять мою самооценку.

– Подними голову выше. Ведь ты гораздо выше этого самолюбивого придурка. И иди к нему навстречу так, словно этой походкой ты несешь всю красоту мира.

Что собственно я и сделала. Я шла рядом с Алексеем так, словно я богиня красоты, которой восхищаются прохожие зеваки и даже все красавицы этой планеты.

Красотой не спасают жизни, это чушь! Красотой убивают! Не смертельно, но порой очень даже больно!

Мои коллеги, точнее бывшие коллеги определенно не смогли узнать меня, но я всё же пыталась быть более дружелюбной с ними, по крайней мере, они меня хотя бы не унижали.

В офисе стали радостно возглашать и смеяться, радоваться, словно дети малые. Мамой клянусь, ещё немного и они бы стали показывать пальцем, мол, смотри какое чудо-юдо пришло. Хотя может быть кто-нибудь и показывал, к некоторым я спиной стояла.

И вот он человек дня. Идет и лыбится так, словно сейчас у него лицо треснет!

– Добро пожаловать Алексей Александрович! Мы горды, приветствовать Вас вновь в наших уютных стенах офиса. В прошлый раз Вы так стремительно ушли, но пообещав, что вернетесь и вот, наконец, этот долгожданный момент настал.

– Да-да, здравствуйте! – он пожал его руку и тут же обратил свой взор на меня, – Хочу представить Вам Клементину – моего менеджера.

И тут я пошатнулась от удивления. Менеджер? Менедж…эээ? Это что-то вроде няни для знаменитости?

– Клементина! Очень знакомое имя. Я его слышал лишь раз. Это было когда… – и тут его глаза покатились по бетонному полу. Ох, лишь бы не сорваться и не побежать давить.

Я стала улыбаться и укоризненно на него смотреть. Я старалась не показывать того факта, что я сама в шоке оттого что услышала только что, но всё-таки старалась держать голову выше как и сказал Алексей, хоть шея и затекла уже.

– Неожиданно, неожиданно! А ты изменилась. Я бы даже сказал, преобразилась!

Начальник всё никак не унимался, словно перестал замечать всех перед своим носом, лишь бы меня окунуть головой в говно. Я, улыбнувшись, решила поиграть с ним в те же игры, что и он, надеюсь, дух мой не угаснет.

– Я бы Вас попросила соблюдать формальности в отношении. Не помню, чтобы я с Вами переходила на «ты»!

– О-хо-хо, вот как! Хорошо, хорошо! Прошу прощения уважаемая, но я не помню, чтобы я хоть когда-нибудь смог поклониться червю и сказать, что теперь я его раб Божий. Когда это произойдет, я целиком проглочу книгу Толстого «Война и мир». Не зазнавайся.

Я сникла, не смогла, не устояла. Чтобы идти на войну с врагом нужно хотя бы научиться обороняться или иметь при себе какое-то оружие, но сейчас я на войне с голыми руками, хотя в данном случае с пустой головой и немым языком. Голова не соображает, что ответить, поэтому и рот молчит и сказать в свою защиту ничего не может.

Пока я мысленно проигрывала битву, Алексей, не теряя времени, решил выиграть войну.

– Что ж, я найду для вас книгу.

– Простите Алексей, но я не пойму Вас!

– Садись! – сказал он, мне поставив стул, затем пододвинул и себе, сел рядом, расстёгивая пиджак, – Ну как же! Сейчас Вы для начала встанете на колени и сделаете поклон со слова: «я ваш раб Божий», а затем будете есть книгу.

– С чего это я должен так поступить?!

Алексей, словно не выдержав, резко встал и, подойдя к начальнику, посмотрел на него сверху вниз. Отбросив края пиджака в стороны, засунув одну руку в карман, а другой, взяв начальника за шею, и притянул его к себе.

– У тебя насколько я знаю, сменился босс, не так ли? – когда тот кивнул, Алексей продолжил, – Как ты думаешь, кто бы это мог быть?

– Не может быть!

– Смотрю, соображаешь ты лучше, чем следишь за речью и ты прав, это я. Я могу легко освободить тебя от этой должности.

– Вы решили мне угрожать?

– Нет, я говорю как есть. Нужна тебе эта работа или пойдешь, поищешь другую?

Начальник, словно колебался и раздумывал обо всём, но вздохнув всё же ответил.

– Я вложил в эту работу всё. Слышите, всё. Эта работа всё что у меня есть. Вы не можете так со мной поступить, она мне нужна.

– Что? Я тебя не расслышал, – сказал Алексей, отвернувшись от бывшего начальника и направляясь к какому-то столу.

– Я говорю, что мне нужна эта работа! – более громко ответил он, и гнев его буквально выплескивался наружу.

 

Алексей взял книгу со стола и, посмотрев на нее, вдруг засмеялся, присаживаясь на свой стул.

– Книга по этике, как символично! – вдруг добавил он и глубоко вздохнув, посмотрел на часы, словно говоря о том, что тот тратит его время впустую, – Раз тебе это рабочее место очень хочется оставить у себя, ты должен научиться уважать других. Я понятно поясняю?

Начальник словно чайник закипал где-то внутри себя, но моему новому «боссу» явно было фиолетово.

– Я Ваш раб Божий! – встав на колени и поклонившись, сказал начальник.

– Не мне чудик, а ей! – он указал на меня. И мне вдруг стало не по себе. Тот чуть приподняв голову, посмотрел на меня и сделал тоже самое, только в мою сторону.

– А теперь книгу! Ешь! – Алексей оторвал листок бумаги из книги и протянул начальнику.

Я слышала, как все перешептывались и посмеивались. Слышала звук фото, видела, как стали снимать на видео.

Все люди такие. Кто бы, не был, кого бы, не унижали, все будут только смотреть, боясь попасть под эту же категорию изгоя. Я и есть изгой, знаю как это, чувствовать унижение, да ещё и прилюдно. И сейчас передо мной тот, кто обижал меня всё время, и прилюдно и наедине, возможно кому-то это и нравится, но я не из тех, кто будет наслаждаться этим.

– Хватит! – тихо сказала я, стараясь не расплакаться.

– Что? – с улыбкой на губах спросил Алексей, подбрасывая ему бумагу.

– Я сказала, хватит! – прикрикнула я и, отобрав книгу из рук Алексея, положила на стол позади себя, – Он не стоит того, чтобы вот так при всех его ставить на колени. К тому же, я уверенна в том, что каждому воздается по заслугам. Когда-нибудь и до него дойдет очередь.

– Что ж, я уважаю, твоё решение и надеюсь, присутствующие здесь люди поступят так же. Думаю, стоит пройти в Ваш кабинет уважаемый и начать интервью, я же для этого сюда пришел. У меня мало времени.

Начальник, встав с коленей, подошел ко мне, его глаза были странными, не могу сказать, что он сейчас чувствует, но явно ничего хорошего.

– Прости меня! Я был груб с тобой и унижал. За всё это, я прошу у тебя прощение! – и только сейчас я поняла, что скрывалось в его глазах – сожаление! Возможно, побывав в моей шкуре, он смог хоть на мгновение понять, что чувствовала я за всё проработанное с ним время.

Да, мы поступили жестоко. Алексей за то, что устроил всё это, а я за то, что не остановила. Это жестоко, но я всё же чувствую удовлетворение, хоть это и не правильно.

– Надеюсь в будущем, когда судьба «не дай Бог, конечно» сведет нас вновь, Вы будете относиться ко мне как к человеку, а не к блохе, что прячется в шкуре у собаки. Даже к блохе стоит относить уважительно, никто Вам ничем не обязан, поймите это уже!

И после этих слов я зашла в его кабинет, следом за мной прошел Алексей и последним, закрыв дверь, вошел «ново-воспитанный» начальник.

Рейтинг@Mail.ru