Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

Дмитрий Кружевский
Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

– Я с детства занимаюсь гимнастикой, – рассказывала она, поглощая очередной пирог, – в это время у меня обычно тренировка, а тут неплохая спортплощадка, вот я и не удержалась.

Кирилл понимающе улыбнулся, с интересом разглядывая девушку. Высокая, стройная с гибким телом, обводы которого прекрасно подчеркивались облегающим спортивным костюмом. Миловидное лицо, прямой нос, маленькие аккуратные ушки, чуть заостренные сверху, глаза, как у Минако, немного раскосые, но это ее совсем не портило. Волосы не белые, а с каким-то золотистым отливом, доходят до плеч и сейчас собраны в небольшой хвостик.

– Эй, – Айко поводил ладонью руки перед лицом Кирилла, заставив того очнуться. – Челюсть с пола подбери.

Кирилл непонимающе посмотрел на Рена, затем перевел взгляд на улыбающуюся компанию и несколько смутился под их взглядами, тем более что Андрей, усмехнувшись, стал напевать какую-то песню о девушке, что не смотрит на влюбленного в нее парня.

Все рассмеялись, смотря на Кирилла, а ему вдруг стало грустно. В памяти всплыл образ Ольги, и он, извинившись, ушел к себе.

Ночь уже вступила в свои права. Кир стоял на балконе, привычно смотря в небо. Айко потихоньку подошел и встал рядом.

– Красиво, – сказал он через несколько минут.

– Да, – Кирилл оторвал взгляд от мерцающих огней звезд и вопросительно посмотрел на друга.

– Да я просто, – Рен вздохнул. – Ты обиделся?

– Нет, с чего ты взял? – удивился Кир.

– Просто ушел быстро, Эрике аж неудобно стало, хотела сама за тобой идти. Ты ведь так на нее смотрел, вот все и подумали, что она тебе понравилась.

– Симпатичная, – кивнул Кирилл, тяжело вздохнув. – Только знаешь, Рен, там у меня была девушка…

– Где там? – не понял Айко.

– Там, – Кир неопределенно махнул рукой. – Иногда кажется, что почти в другой жизни.

– Вон что, – Айко облокотился о перила. – Рассказывай.

– Да что рассказывать, – отмахнулся Кир. – Мы учились в параллельных классах. Мой друг детства дружил с ее сестрой, а она уже несколько лет бегала за мной, но так сложилось, что дружить мы стали только этим летом…

Он говорил и говорил, слова рвались из него вместе с вновь накатившим отчаяньем и одиночеством. Айко молчал не перебивая, лишь отрешенно смотрел в темноту, давая товарищу выговориться и, когда Кир умолк, выпрямился и, хлопнув его по плечу, неожиданно процитировал:

 
Ты родился, а мир этот был уж седым,
Все познал он – страданья, невзгоды.
Пройдут лета, и муки растают как дым,
Нам оставив лишь мудрости годы.
 

Затем повернулся и, остановившись в дверном проеме балкона, сказал:

– Пойдем, а то друзья ждут тебя и, поверь мне, волнуются.

Глава 2

Следующий день прошел в суете. Небольшие дворики перед казармами были заполнены галдящей молодежью. Многие со смехом рассказывали о своих злоключениях в их новом жилище, и, судя по внешнему виду некоторых, их группа отделалась еще легким испугом. Второкурсники, проходя мимо, лишь посмеивались и отпускали шутки в адрес особо «пострадавших». Кстати, количество народа в академии значительно увеличилось, а глайдеры привозили все новых абитуриентов. Пару раз Кирилл видел и третьекурсников, которых можно было отличить по нашивкам на рукаве в виде трех небольших красных ромбиков, наложенных друг на друга.

В их дворике было пусто, и они вместе с Айко, уютно устроившись в небольшой беседке, стоявшей как раз посередине двора между двух раскидистых кленов, ждали задерживающуюся Минако. Андрей вместе с Тиной уже отправились осматривать окрестности, Георг копался со старым «виртом», буквально распотрошив его по запчастям, и теперь сидел на полу, завороженно рассматривая каждую деталь, а Эрика убежала опять на спортплощадку, сказав, что будет ждать там.

– Не, ну утро ведь, а комары звереют, – буркнул Айко, хлопая себя по шее. – Почему тут поле нормальное не поставят.

– Откуда я знаю, – пожал плечами Кирилл, его за все утро не укусил ни один гад, а вот в Рена они, похоже, влюбились.

– Ну, мальчики, куда пойдем? – спросила Аира, выпархивая из казармы.

– Сперва на спортплощадку, заберем Эрику, потом хочу дойти до взлетного поля, глянуть поближе, на чем тут летают, а то таких аппаратов я в жизни не видел. А потом еще куда-нибудь, – ответил Кир, разглядывая девушку, одетую в джинсы и обтягивающий топик с рисунком в виде каких-то движущихся в танце аборигенов.

Спортплощадка действительно оказалась практически рядом, стоило лишь немного подняться в горку, миновав шеренги казарм. Точнее это была не просто площадка, а целый спортивный комплекс, построенный в виде огромной ромашки. Центральный круглый зал, где разместились душевые и раздевалки, а от него, точно гигантские лепестки, отходили различные пристройки. Здесь был и бассейн, и теннисный корт, залы для легкой и тяжелой атлетики, волейбольная и баскетбольная площадки и т. д. По периметру этой гигантской «спортивной» ромашки проходила беговая дорожка, а чуть правее возвышались трибуны летнего стадиона. Правда, сегодня здесь было пустынно. Эрика обнаружилась, естественно, в помещении легкоатлетического зала, куда их привели заботливо развешанные на стенах указатели. Девушка висела на кольцах, выполняя какое-то упражнение, но, заметив вошедших, спрыгнула вниз. В гимнастическом костюме она была еще лучше, и теперь уже глазами ее пожирал Айко. Кирилл, заметив это, с удовольствием впечатал другу локоть под ребра, заставив того подпрыгнуть от неожиданности.

– Слюни подбери, а то Минако уже за платочком в сумочку полезла, – усмехнулся он.

Айко опасливо покосился на Аиру и, не обнаружив у девушки сумочки, пихнул Кирилла в ответ.

– Я сейчас быстро в душ и к вам, – сказала Эрика, бросив кокетливый взгляд в сторону Рена и так вильнув, пробегая мимо, полуголыми бедрами, что Кир испугался, как бы у его товарища слюна действительно не закапала. Положение спасла Минако, ну совершенно случайно наступив каблучком своих босоножек на большой палец ноги Айко (благо тот был в сандалиях), что быстро вывело его из состояния «охотничьей собаки, принявшей стойку» и перевело в режим «хромого вопящего кенгуру».

А вот с походом на аэродром им не повезло. Девушки, узнав, что поле находится чуть ли не на другом конце озера, решительно заявили свой протест. Единственно, на что они согласились, это подняться на холм, где расположились коттеджи преподавателей, так как оттуда было лучше видно взлетающие аппараты. Правда, вблизи холма их пыл несколько угас, ибо по сути это был не холм, а небольшая гора. Нужное место для обзора пришлось искать около часа. Холм состоял из трех террас, соединенных широкой лестницей. На первой был разбит прекрасный парк, в котором уже сейчас было множество прогуливающегося народу, на второй – самой широкой – расположились коттеджи преподавателей, а вот на третьей, являющейся вершиной холма, была просто сосновая роща. Правда, о последней они знали только со слов расспрошенных ими встреченных здесь второкурсников, так как выдохлись уже на второй и, приметя стоящую невдалеке скамейку, дружно плюхнулись на нее.

– Я всегда думала, что нахожусь в хорошей форме, – выдохнула через некоторое время Эрика.

– Я тоже, – кивнул Кирилл.

– А нечего было в «кто быстрее» играть, – усмехнулась Минако, зыркая на Айко. – Вы этого остолопа побольше слушайте.

– Зато весело было, – начал оправдываться Рен.

– Ну да, очень, следующий раз давай не по лестнице, а напрямик, – она кивнула в сторону густого кустарника, покрывающего склон террасы. – Ощущений будет масса.

– Ага, особенно после вон того шиповника, – рассмеялась Эрика. – Только пусть Рен проверит, а то вдруг там ощущений маловато.

– Здравствуйте, ребята, – к скамейке подошел невысокий молодой мужчина, одетый в черные брюки и голубую рубашку со значком академии.

– Здравствуйте…

– Павел Николаевич, преподаватель по пилотированию, – кивнул тот, представившись. – Могу полюбопытствовать, что тут делаете?

– А что, запрещено? – спросила Минако.

– В принципе нет.

– Вообще-то ребята хотели посмотреть на аэродром, но до него идти далеко, вот мы и подумали, что отсюда будет видно, – пояснила Эрика.

– Аэродром? – брови Павла Николаевича удивленно взметнулись вверх. – Это кто у нас тут летун такой.

– Вот он, – Айко дружески пихнул Кира в плечо, – все к звездам рвется.

– К звездам, – учитель внимательно посмотрел на парня. – Что ж, ладно, пойдемте, покажу, откуда лучше видно, только придется выше подняться.

– Опять по лестнице? – почти простонала Минако.

– Зачем, – улыбнулся преподаватель. – Тут недалеко движущая дорожка, лестница это так – для любителей.

На вершине оказалась прекрасная обзорная площадка, выступающая далеко за край террасы. Сама вершина действительно была покрыта густым сосновым бором, правда довольно ухоженным. Кроме того, нижние ветви деревьев были аккуратно подрезаны, а практическое отсутствие на земле хвои говорило, что за этим местом пристально следят. Аромат сосны и открывшиеся с вершины пейзажи быстро прогнали с ребят всю усталость. Большая часть территории академии лежала перед ними как на ладони. Взлетную полосу было не очень хорошо видно, зато взмывающие с нее аппараты можно было разглядеть прекрасно. Правда, к разочарованию Кира, в основном это были стандартные глайдеры, лишь один раз в воздух взвился знакомый серпообразный силуэт «сейпера», отличающийся от обычного лишь наличием двух вертикальных килей располагающихся посередине корпуса.

– Не расстраивайся, еще насмотришься, – успокоил его Павел Николаевич, – и даже налетаешься. Со второго курса у вас практических занятий будет больше, чем теории.

– Я думал, что уже на первом, – вздохнул Кир.

– Быстрый какой, – усмехнулся учитель. – Сперва технику на земле надо изучить, причем досконально. А за нее я с вас спрошу, дай бог, и наперед, плохо будешь знать, что внутри у машины, посажу учить, как бы ты ни рвался в воздух. Понял?

 

Кирилл кивнул. В это время над ними со свистом пронесся стреловидный силуэт, и незнакомая машина зависла в нескольких десятках метров над холмом.

– Это еще кто? – буркнул Павел Николаевич, с прищуром всматриваясь в силуэт машины. – Лаймалин, твою за ногу… – Он поднял руку к виску, и из-за уха ко рту скользнул тоненький серебристый ручеек микрофона.

– Лайм, ты что творишь? Давно ангар у меня не драила?

Машина, обводами своими похожая на трехгранный наконечник стрелы, чуть сплющенный к носу, качнулась с боку на бок, ее боковые стабилизаторы чуть изогнулись вверх, и она, резко сорвавшись с места, выписала над застывшими ребятами «мертвую петлю», затем медленно развернулась и направилась в сторону посадочной полосы.

– Ну, девушка, – Павел Николаевич погрозил пальцем вслед приземляющейся машине.

– Красивая.

– Кто – Лайм? – удивился почему-то учитель.

– Да нет, машинка красивая.

– А, «Волк».

– «Волк»?

– Ну да, МБК-74, «Волк», один из последних разработанных боевых кораблей для военно-космического флота Земли. Их списали с вооружения лет двести назад и по запросу передали нам. К сожалению, довольно сложен в управлении, поэтому у нас их всего штук десять, а основные машины это «сейперы» и «гладиусы».

– Такое старье, – поморщилась Эрика.

– Ну извините, мэм, – развел руками Павел Николаевич. – Бюджет, знаете ли, вы хоть приблизительно представляете цену одного корабля. По лицу вижу, что нет. К тому же запаса прочности у этих машин хватит еще не на одну сотню лет.

Расстались практически друзьями. Павел Николаевич показал им свой дом, утопающий в цветниках, что привело Минако в дикий восторг. Она с удовольствием пила принесенный хозяином мятный чай, обсуждая с ним увиденные в саду цветы. Учитель чуток смущался от такого внимания девушки, изредка тормоша свою короткую шевелюру, а Айко нервно порывался уйти и был рад, когда звякнул вызов и Павел Николаевич извинился, сказав, что его присутствие срочно требуется на полигоне.

– Вы заходите, если захотите, – он улыбнулся. – На самом деле тут скучно. Многие жильцы здесь практически не появляются. Командор, например, в своем кабинете обосновался, а Родион Степаныч, наш главный механик, вообще из ангаров не вылезает, там и ночует.

Несмотря на настойчивые заверения Айко, что вниз по лестнице веселее, для спуска все же воспользовались бегущей дорожкой. Во дворе казармы встретили Андрея, сидящего в беседке вместе с Тиной. Смотря на них, никому даже не верилось, что эти двое только вчера познакомились.

– Привет влюбленным, – крикнул Айко, когда они подошли ближе.

Тина смутилась и чуток отодвинулась от Андрея, а тот нахмурясь посмотрел на Рена, но тот сделал такое невинно-ангельское лицо, что гигант не выдержал и улыбнулся.

– Как прогулялись? – спросила Минако, присаживаясь рядом с Тиной так, что та невольно пододвинулась назад к Андрею.

– Да нормально, мы…

– Ой, ребята, – неожиданно встрепенулась Эрих, – мы же с Андреем форму получили, причем на всех сразу, по комнатам вам разнесли, кстати классная.

– Правда! – девчонки встрепенулись. – Ладно, мальчики, мы на примерку.

Минако с Эрикой подхватили Тину под руки и скрылись в здании, Кирилл переглянулся с друзьями и, не торопясь, направился следом.

Форма сидела как влитая. Черные брюки, голубая рубашка с короткими рукавами и вставками в виде тонких белых полос, идущими от воротника по плечам. Черный пиджак с воротником-стоечкой и застежкой в виде золотистой молнии. На груди с левой стороны знак академии, на плече справа серебристый щит со знакомой буквой «V», надписью «Омега» и цифрой семь. На обшлагах рукавов в районе запястья две белые полосы, еще одна по краю воротника, чуть выше полос на рукаве один красный ромб. Разъемы модификатора присутствуют, но изменить можно только размер. Еще рядом с кроватью стояла пара высоких черных ботинок, а на кровати лежала кепка, почему-то белая с черным козырьком и золотистыми вставками. Одевшись, Кирилл только крутанулся перед зеркалом встроенным в дверцу шкафа, стараясь разглядеть себя получше, как в комнату ввалилась вся честная компания.

Форма девушек несколько отличалась и больше походила на платье длиной до колен, поверх которого был накинут коротенький пиджачок. Платье было черным с белым ремешком на талии и белыми полосами на плечах, ворот довольно открытый с большим вырезом. От середины груди к вороту струилась золотистая молния, по бокам от которой были вшиты две тонкие белые полоски. Пиджаки по фасону похожи на те, что выдали парням, только коротенькие, приталенные и внизу с золотистой окантовкой. На ногах высокие, почти до колен, блестящие сапожки, простроченные золотистыми нитями. Головы девушек украшали белоснежные беретки с черной буквой «V» и надписью «Омега», выполненной золотистыми нитями.

– Ну, как? – девчонки встали по росту и «выгнули» грудь дугой.

– Героини, – Айко прошелся перед строем. – Вот прямо взял бы и медаль какую-нибудь вам на грудь повесил, а лучше на обе.

– Рен, ах ты пошлая карибская камбала, – прищурилась Минако. – Девочки, может, навешаем ему что-то получше, чем медали?

– Это чего? – не понял Айко. – И почему я камбала?

– А вот сейчас ты у меня узнаешь, – усмехнулась Аира, но Рен не стал дожидаться и выскользнул в коридор.

Андрей с Кириллом, проводив взглядом унесшихся за ним девчонок, расхохотались.

Вечером к ним в казарму заявился куратор Дорнер и приказал всем построиться возле казармы. Через двадцать минут, когда все девять человек отделения с шутками и смехом выстроились под окнами казармы, Дорнер, стоявший у клена и в задумчивости жевавший травинку, тяжело вздохнул и подошел к собравшимся.

– Полный бардак, – он прошелся вдоль хихикающего и пихающегося строя. – Так, кадеты, смирно. Понятно, как всегда.

Куратор снова вздохнул.

– Объясняю один раз. По команде построиться все должны быть в форме и в течение пяти минут выстроиться, по росту, – он жестом указал, чтобы Минако с Эрикой поменялись местами. – По росту, в одну шеренгу на расстоянии примерно двух метров от стены казармы и метра от входа в нее, а еще лучше – начертите тут на асфальте линию, удобнее будет ориентироваться, понятно?

– Пять минут? – Минако усмехнулась. – Да я губы дольше крашу.

– Если поступил приказ на построение, о губах, пудренье носика и подкручивании ресничек можете забыть.

– Но…

– Никаких но, – отрезал Дорнер. – Мы полу рмейское подразделение, а значит, в любой момент может поступить приказ, а это в свою очередь значит, что вам срочно понадобится вылетать на задание. А вы… Губки…

Он махнул рукой.

– Хотя пока к вам это не относится, но привыкать будем заранее.

Он нахмурясь оглядел строй, задерживая взгляд на поникших девушках.

– Ладно, не переживайте, привыкните, все не так уж и плохо, – он ободряюще улыбнулся. – Общие построения у нас только по праздникам, а они у нас не часто, ну, а на те, что перед началом уроков, вы накраситься успеете. Но тренироваться надо, а посему…

Он подошел к Георгу и протянул ему значок в виде белого треугольника, показав на воротнике место, где его надо прикрепить.

– С сегодняшнего дня курсант Раймон назначается старшиной вашего отделения, и ему будет выдан план вашей строевой подготовки.

Все дружно посмотрели на Георга, который с невозмутимым видом, сняв свой пиджак, прикреплял к воротнику сержантскую лычку.

– Так, дальше, – Дорнер на минуту замолчал, точно собираясь мыслями. – Ах, да. Завтра в семь у нас общее построение на площади, чтобы не суетиться, смотрите на второй курс и еще под ноги, там будет сделана разметка. И еще, в академию ходить в форме, только можете пиджаки и кепи с беретами не одевать, хотя по желанию. После шести ходите в чем хотите, хоть, извиняюсь, в чем мать родила, но в случае приказа… об этом, я вам говорил. Ладно, все, разойдись.

Строй распался. Девушки, судя по их виду, несколько шокированные правилами, дружно отправились в казарму, видимо, устраивать свой женский совет. Георг отошел в сторонку вместе с куратором и просматривал переданные тем материалы, иногда о чем-то спрашивая. Андрей, постояв, отправился вслед за девчонками, видимо, успокаивать расстроенную Тину (так предположил Айко). Гера и Кент куда-то исчезли, а они с Реном оккупировали беседку.

– Я смотрю, ты совсем не удивлен? – сказал Кир, смотря на пролетающего в сторону Рена комара.

– А должен? – Айко прихлопнул кровососа, удобно пристроившегося на его шее, и обтер руку о перила.

– Наверное, нет, – пожал плечами Кир. – В принципе, когда сказали о том, что организация полувоенная, я уже предполагал что-то подобное, в сериалах про стражей часто показывают, как их муштруют. Правда, в фильмах про спасателей я такого не видел.

– Зато я видел, – сказал Айко. – Нас как-то с отцом штормом накрыло, двигатель, как назло встал, и нас спасла береговая служба спасения. Мы у них два дня кантовались, так у них утром и вечером, построение, в течение дня какие-то тренировки, да и что здесь такого?

– Да в принципе ничего, – усмехнулся Кирилл, – я не знаю, что девчонки так среагировали.

– Женщины, – Айко отмахнулся. – Блин, Кир пошли к себе, а то меня скоро сожрут.

Он отмахнулся от очередного комара и вдруг замер. В беседку влетела большая стрекоза, примерно с воробья величиной. Зависнув в воздухе, она стала медленно поворачиваться вокруг своей оси, и вдруг, из ее головы ударил тонюсенький лучик зеленого цвета, затем еще один и еще. Импульсы били с невероятной быстротой, буквально опутав ребят зеленой световой паутиной, так же неожиданно, как и появилась, стрекоза резко рванула вперед и, сделав облет вокруг беседки, скрылась в ночи.

– Что это было? – наконец разомкнул рот Айко.

– «Наскил», – ответил подошедший незаметно Дорнер. – Наши техники разработали. Не будь их, комары, и мошкара нас вконец бы заели, тайга ведь вокруг.

– А не проще поля ставить?

– А они и стоят, – улыбнулся куратор. – Вокруг зданий, или вас там кусали? Однако не будешь же их везде натыкивать, у нас и так купол большой.

Он ткнул пальцем в небо над собой.

– Только и территория под ним не маленькая. К тому же из-за наших лихачей, которые любят полетать тут на бреющем, эти датчики постоянно выходят из строя. Тут «наскилы» и приходят нам на помощь. Маломощный лазер людям практически не опасен, да и стреляют они, если ты заметил, довольно метко.

– Не заметишь тут – буркнул Айко, – я шевельнуться боялся.

Дорнер улыбнулся.

– Ладно, ребята, уже почти десять, давайте к себе, не забудьте завтра в семь построение, значит, в шесть будет побудка.

– Побудка? – Кир с Айко вопросительно посмотрели на куратора.

– Услышите, – заговорщицки подмигнул он им.

– Не, ну как это называется?

Минако, одетая в цветастый халатик, встала напротив Кирилла, уперев руки в бока и вопросительно уставившись на него. Но тот лишь пожал плечами и тоже вопросительно посмотрел на сидевшего рядом Айко, тот пожал плечами и посмотрел на Андрея. Андрей, пивший чай с печеньками, которые принесла ему Тина, поперхнулся и, глянув на разозленную Аиру, уставился на проползавшего рядом киба-уборщика, но тот, подобрав упавшие крошки, поспешно шмыгнул под кровать. В результате вопрос повис в воздухе.

– Аи, ну что ты так разошлась, – пискнула Тина, сидевшая на кровати в самом уголке.

– Действительно, – Кирилл посмотрел на девушку. – Ну, подумаешь, построение…

– Еще и хождение строем, парадный шаг и развод караулов, – добавил Георг, утаскивая у Андрея печенье, под гневным взглядом Тины.

– Вот, – Минако ткнула пальцем в сторону новоявленного сержанта. – Я тут учиться приехала, а не каблуками по асфальту стучать. И что это за правила, «в течение пяти минут». Значит, я посередине ночи, грязная, заспанная, растрепанная, должна буду влезать в форму и бежать строиться – бред.

– Ну почему бред, – пробасил Андрей. – Если какой аврал, время идет на секунды и, бывает, от этих секунд зависит чья-то жизнь. Так что пять минут даже много.

Все с удивлением посмотрели на спокойного гиганта, по лицу которого на мгновение промелькнула знакомая Кириллу тень.

– Ты прав, – неожиданно сказал Айко. – Пять минут в таких случаях очень много.

Они переглянулись, точно поняв друг друга. Минако несколько секунд переводила взгляд с одного на другого, затем посмотрела на Эрику, точно прося у подруги помощи, но та лишь развела руками, показывая, что на этот раз согласна с парнями. Аира вздохнула и, отодвинув чуток Кирилла, уселась между ним и Реном.

– А давайте лучше споем, – Андрей взял в руки принесенную с собой гитару.

Кирилла разбудил пронзительный звон. Он буквально скатился с кровати, непонимающим взглядом оглядывая комнату. Над столом светился экран информера[3], по которому бежали строчки надписи: «учебная тревога». Кир несколько мгновений смотрел ошалело на экран, потом, вспомнив слова Дорнера, кинулся к шкафу. Натянув форму, он выскочил в коридор и помчался к выходу из казармы. Сбежав по лестнице вниз, он столкнулся с несущимся по коридору Айко.

 

– Что за «учебная тревога»?

– Откуда я знаю, – буркнул Айко, выскакивая на улицу вслед за Киром.

Около выхода из казармы стоял незнакомый парень и с ухмылкой смотрел на выбегающих курсантов. Когда все девять человек были в сборе, он жестом подозвал к себе Георга.

– Десять минут, – ткнул он пальцем в «запястник», затем достал из-за пояса трубку тетради и, развернув ее, что-то пометил. – Сержант, оценка вашего отделения – «отвратительно».

Он свернул тетрадь и внимательно оглядел взъерошенных, ничего не понимающих кадетов.

– А что происходит-то? – спросил Айко, зевая во весь рот.

– Ничего, – пожал плечами парень. – Просто обычное общее построение.

– Так ведь оно вроде в семь?

– А сейчас уже 6-20.

Все дружно посмотрели на «запястники».

– Ой, Эрика, а что это ты в тапочках? – Тина вопросительно посмотрела на подругу.

– Э-э-э, – Эрика тоже непонимающе уставилась на свои ноги, одетые в тапочки, сделанные в виде розовых зайчиков.

Глаза всех стоящих дружно уткнулись в ноги девушки.

– Ну что глазеем? – фыркнула та. – На себя лучше посмотрите.

Кирилл, мельком взглянув на Айко, вдруг почувствовал, что его рот непроизвольно растягивается в улыбке. Рен в спешке забыл надеть рубаху и теперь стоял в одном костюме на голое тело.

– Что лыбишься, на себя посмотри, ты поверх форменной рубахи что натянул?

Кир непонимающе посмотрел на себя, и точно, вместо форменного пиджака на нем была надета еще одна рубашка, причем пляжная – голубенькая с движущимися тропическими рыбками.

– Ладно, – махнул рукой старшекурсник, с трудом пряча улыбку, особенно когда Георг обнаружил, что натянул на голову вместо кепи полимерный кожух от разобранного киба-уборщика, которого отдал ему Кир. – Всем быстро привести себя в порядок и через десять минут быть здесь.

Ровные ряды студентов застыли на площади, наблюдая за взмывающим по флагштоку флагом академии.

– Кадеты и курсанты, поздравляю вас с началом нового учебного года. Надеюсь, вы станете достойными преемниками выпускников нашей академии.

Командор Майер, одетый в белую парадную форму, внимательно оглядел ряды замерших кадетов и курсантов, затем вскинул руку к фуражке, отдавая стоящим честь.

– Во имя Солнечной системы.

– Служим Земле! – дружно рявкнули сотни глоток.

День был занят суетой. Они мотались по аудиториям, получая указания преподавателей о том, какую литературу и методические материалы им надо получить в библиотеке, затем дружно стояли в очереди, что выстроилась туда. Наконец подав заказ и дождавшись получения блока с информ-кристаллами и даже пары бумажных книг, они только и успели, что перекусить в маленькой кафешке на втором этаже, которая, по сути, была большой комнатой с установленными по периметру различными пищевыми автоматами, как прозвенел звонок и пришлось бежать на очередную вводную лекцию. Там им опять выдали какие-то тесты и, выписав еще один список литературы, – отпустили. Последней по списку должна была быть лекция по «артефактологии», но вместо преподавателя в аудиторию вошел куратор Дорнер. Привычно вскинув руку, чтобы призвать студентов к порядку, он подождал, пока все успокоятся, затем сказал:

– Вынужден извиниться за профессора Панова, но, к сожалению, он еще не прибыл с Ио, так что сегодняшней лекции не будет. Это первое. Второе, – Дорнер нахмурился. – Объясняю для некоторых, а заодно и для всех. Вы не зря поделены на отделения по десять человек и должны понимать, что отныне ваше отделение – это ваша семья. А значит, вы отвечаете друг за друга и вина одного касается всех.

– Это еще почему? – раздалось с задних рядов.

– Потому, – отрезал Дорнер. – Вы должны не только отвечать друг за друга, но и научиться доверять друг другу, как самому себе, и быть уверенным, что ваш товарищ всегда придет вам на помощь, что бы ни случилось.

– Но…

– Никаких «но», если в вашей группе наблюдаются неразрешимые разногласия, прошу подать мне письменный рапорт с обоснованием, на начальном этапе это возможно. В дальнейшем неуживчивый член отряда будет просто исключаться из академии, понятно? – Дорнер обвел притихшую аудиторию взглядом и добавил: – Лучше потерять один палец, чем всю ладонь.

– Не, ну и что мы сюда поперлись? – вздохнула Минако, останавливаясь, чтобы перевести дух.

– Дорнер сказал сходить, – Георг оперся о перила, идущие вдоль лестницы.

– А по движущейся дорожке нельзя?

– Вход с этой стороны должен быть.

Они снова поднимались по знакомой лестнице на «холм». Георг, задержавшийся в академии, чтобы Дорнер разъяснил некоторые положения в выданных ему указаниях по строевой подготовке, вернулся на час позже остальных и сразу заявил, что им надо отправиться на «холм», причем на самую вершину.

– А вы знаете, что эту гору студенты между собой обзывают «вавилонской башней» или проще «вавилонкой»? – сказал неожиданно идущий впереди Андрей.

– А ты откуда узнал? – удивился Айко.

– Вчера мы с Тиной гуляли здесь, вот и услышал.

– Понятно, – Рен подождал немного отстающего Георга и спросил: – И все же, Гер…

– Георг.

– Да какая разница, главное, что ты такое спросил, что нас отправили в этот вечерний поход?

– Да ничего такого, – пожал плечами Раймонд. – Там у нас занятие по разводу почетного караула, вот я поинтересовался, зачем он нам.

– И что?

– Ну, Дорнер и…

– Кстати, – прервал Георга Кирилл, – а почему на построении командор Майер сказал кадеты и курсанты?

– А ты до сих пор не знаешь? – удивился Айко. – До второго курса все мы кадеты, а уже с третьего нас переводят в разряд курсантов.

– Ребята, – раздался сверху приглушенный голос Тины, которая вместе с Андреем уже поднялась на вершину.

– Что такое?

Все устремились наверх и, поднявшись, замерли. От лестницы вела широкая дорога, вымощенная белым мрамором, метров через двадцать она упиралась в трехгранный гранитный обелиск, устремленный в небо. Посередине черная стрела обелиска была надломлена, и в этой выбоине горел огонь. Вечный огонь. Кирилл молча снял кепку и осторожно, точно боясь потревожить покой павших, двинулся по дороге. Вдоль ее на постаментах лежали черные плиты, на которых золотом горели выбитые имена.

– Игорь Корнев, двадцать семь лет, погиб при операции по спасению людей. Жак Кайно – сорок четыре, погиб при спасении экипажа научного судна у Плутона. Камила Гордон – девятнадцать лет, погибла при подъеме военного судна. Ольга Лайкова…

Тина шепотом в полной тишине читала имена, прижавшись к Андрею. Парни и девушки, мужчины и женщины имена лились и лились, казалось, им не будет конца. Кирилл чувствовал, как к горлу медленно подползает ком. Когда Тина закончила, все замерли, склонив головы, а затем Кирилл в каком-то порыве надел кепку на голову и, вытянувшись по стойке смирно, отдал честь:

– Во имя Земли.

– Во имя Земли, – эхом за ним повторили все.

Вечером все собрались в комнате Кира, но были непривычно малословны. Даже Айко молча сидел на стуле, отрешенно смотря в окно. Кирилл вместе с Минако стоял на балконе.

– Знаешь, Кир, – Минако оперлась спиной об оконное стекло. – Я ведь не случайно пошла в «Искатель».

Кир удивленно посмотрел на девушку, а та лишь грустно усмехнулась в ответ.

– Года три назад я гостила с братом у бабушки в небольшой деревушке, километрах в пятидесяти от Токио. Там у нас заброшенный военный завод, вроде когда-то он выпускал боевых киберов для СоТРа, но это было так давно, – Минако вздохнула. – Он практически уже весь разрушен и зарос землей – это не столько завод, сколько пустоты в земле, заполненные всяческим металлическим хламом. Ребята там всегда играли в исследователей, кто ж знал, что там окажется «живой» кибер. Пацаны его как-то смогли активировать, короче, из восьми мальчишек двое погибло, наверное, погибли бы все, не вмешайся тот парень. Он был из «Искателя», мне так бабушка сказала, сын соседки, приехал на каникулы. Ребят он спас, а сам…

3Информер – стационарная комбинированная система, позволяющая вести прием вещательных программ, имеющая доступ к вирт-сети и каналам внутрисистемной связи.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102 
Рейтинг@Mail.ru