Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

Дмитрий Кружевский
Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

– Вы нам не доверяете?

– Нет, но…

– Хорошо, господин Тайлер, – женщина улыбнулась. – Через пару дней вы увидитесь со своим сыном. Да и еще, о нашем разговоре ни слова. Поиском Куро Курозаки вы будете заниматься исключительно по некоему частному заказу, впрочем, в том документе, что вам дан, все указано. После того как все запомните, выбросите его в утилизатор.

Глава 7

Два «гладиуса» пронеслись над взлетным полем и свечою взвились в небо.

– «Семерка», держись следом.

– Понял, лейтенант.

Один из истребителей резко свалился на крыло и стал падать к земле, второй через мгновение последовал за ним. Выровнявшись у самой земли, машины со свистом пронеслись над тайгой и вновь ушли ввысь.

– Хорошо держишься, Кир, – раздался в шлемофоне голос Лаймалин.

Кирилл усмехнулся и, пристроив свою машину рядом с «гладиусом» девушки, помахал ей рукой сквозь прозрачный колпак кабины.

– Ладно, давай еще крутанем разочек.

Машина Лайм резко нырнула вниз, чтобы через пару мгновений уйти в мертвую петлю и сразу же сорваться в плоский штопор, некогда бывший смертельным для атмосферных аппаратов. Сейчас же это было обычное упражнение, почему-то прозванное «клиновым листом». Кир пожал плечами и послал ручку управления вперед.

Вообще сенсор-кресло модифицировалось в больших пределах, позволяя подстроить под себя приборы управления. Лайм, например, предпочитала управлять одними пальцами рук, и оттого после нее подлокотники кресла украшали мерцающие датчиками выемки, имевшие вид отпечатков рук девушки. Каждый палец у нее задавался на определенное действие. Кир как-то попробовал такое управление, но быстро сбился и едва не впечатал машину в дерево, хорошо хоть тогда был полет на тренажере. После этого он зарекся с подобными экспериментами, и каждый раз терпеливо подстраивал управление под себя. Справа, ручка-джойстик управления с выведенными на ее верхушку сенсорами огня, слева – П-образная ручка контроля двигателей, чуть впереди нее панель управления защитными полями.

Выйдя из «кленового листа» у самой земли, Кир направил свою машину вверх и крутанул мертвую петлю вокруг зависшего «гладиуса» девушки, наблюдавшей за его полетом.

– А ты выделываешься, кадет, – раздался в наушниках насмешливый голосок инструкторши. – Может, пошалим?

– В смысле? – не понял Кирилл.

– Устроим небольшой воздушный бой. А то ты вон какой шустрый, хочу тебя остудить маленько.

– Я не против, – усмехнулся Кир.

– Ну ладно, тогда расходимся.

Машина девушки резко ушла вправо. Кир взял ручку на себя, одновременно переводя системы в боевое состояние и переключая оружие в тренировочный режим. При таком положении работали все пушки корабля, но энергетические импульсы, посылаемые фазерами, были слишком слабы, чтобы нанести какой-либо вред кораблю. До этого он уже провел пару подобных боев с другими курсантами и оба раза вышел победителем, но сейчас ему придется драться с Лайм, а это совсем другое дело.

Радар предупредительно пискнул, и Кир, не раздумывая, резко бросил корабль вверх, краем глаза замечая голубой росчерк фазерного луча, прошедшего чуть левее. Его «гладиус» почти вертикально застыл на месте, а потом, повернувшись вокруг своей горизонтальной оси, ринулся вниз на своего преследователя. Однако Лаймалин свалила свой корабль на левое крыло, уходя со снижением из-под выстрелов пушек «гладиуса» Кира.

Минут пятнадцать они носились над тайгой, выписывая фигуры высшего пилотажа, но ни один из них так и не смог нанести серьезных повреждений противнику. И все же Лаймалин его подловила. Лишь на мгновение Кир упустил ее из виду, и тут же пронзительно заверещал бортовой компьютер, сообщая о критическом попадании.

– Ты сбит, кадет, – раздалось в наушниках.

Корабль девушки вынырнул откуда-то из-под машины Кира и пристроился чуть впереди.

– Тебе просто повезло, инструктор.

– Может быть, – не стала спорить девушка. – Ладно, давай на посадку.

Кирилл спустился из кабины по приставленной киборгом лестнице и, сняв шлем, ласково похлопал корабль по теплой броне.

– Ты ему еще сена накоси, – подковырнула его подходящая Лайм.

– Не, он сено не очень, – вздохнул Кир. – Только чистый овес жрет – привередливый.

Девушка рассмеялась и, сунув шлемофон подкатившему к ней киборгу, направилась к выходу из ангара. Кир, несколько мгновений полюбовавшись на фигурку Лаймалин, затянутую в облегающий комбинезон, тяжело вздохнул и направился следом. Выйдя из ангара, они нос к носу столкнулись с Луниным.

– А вот и наши голубки, – инструктор, скрестив руки на груди, несколько минут пристально разглядывал остановившихся пилотов. – Ну, спрашивается, и что за шоу вы сегодня нам устроили?

– Почему шоу? – фыркнула Лаймалин. – Просто поставила одного зарвавшегося кадета на место.

– Поставила, – Лунин усмехнулся. – Да он же тебя чуть сам не поставил.

– Чуть не считается.

– Ага, – Павел Николаевич покачал головой. – Значит так. Теперь я буду вынужден поставить на место одну зарвавшуюся парочку пилотов. Завтра никаких полетов. Да, да, Лайм, это и тебя касается.

Девушка удивленно посмотрела на руководителя.

– Не делай невинные глазки. Пока вся группа будет летать, вы будете сидеть в аудитории и, под моим личным присмотром, зубрить лекции по безопасности полетов.

– Я уже не студентка, – попробовала возмутиться Лайм.

– А ума не больше, – парировал Лунин. – Так что повторить давно пройденное не помешает, и, пожалуйста, без возражений.

Тайлер откинулся на спинку кресла и уставился в иллюминатор челнока на приближающуюся тушу межзвездного лайнера. Ему все еще не верилось, что жизнь его сына теперь вне опасности. Он вспомнил, как несколько дней назад метался в небольшой комнатке ожиданий в больнице, каждую минуту ожидая услышать ужасную новость. Как долго не мог поверить, когда вышедший из операционной доктор сказал, что все прошло хорошо и на следующий день он сможет навестить сына. Он не верил до того момента, пока не увидел Майкла, погруженного по горло в странную синеватую жидкость, но весело улыбающегося. А когда сын сказал ему, что чувствует себя хорошо и, несмотря на слабость, впервые за многие годы ощущает, что у него есть руки и ноги, Генсер расплакался.

Вечером к нему пришла его знакомая незнакомка, и он понял, что пришло время выполнять свою часть сделки. На следующее утро он уже был в космопорте и покупал билет на ближайший рейс до Альянса.

Тайлер вздохнул и вспомнил свой последний разговор с Ириной, так представилась ему разведчица.

– Надеюсь, теперь вы нам доверяете, господин Тайлер?

– Да, – Генсер кивнул. – Хотя до сих пор не верю, что мой сын здоров. Мне всегда говорили, что это невозможно и максимум, что можно сделать, это лишь частично снять паралич рук. А тут…

– Я же говорила, что для нашей медицины это не проблема.

– Но как такое возможно? – Тайлер нервно прошелся по комнате. – Ваша планета находится на окраине Анклава, вы же маленький отсталый мирок.

– Вы сами-то себе верите? – усмехнулась женщина.

– Нет, – вздохнул Тайлер. – Но почему данные технологии не используются в Альянсе?

– Ну, этот вопрос не по адресу, – пожала она плечами. – Спросите у кого-нибудь там.

Они помолчали. Тайлер размышлял о превратностях судьбы, приведших его на эту окраинную планету, которая оказалась местом спасения его единственного сына; Ирина думала о чем-то своем, смотря сквозь большое окно на высыпавшие на небе звезды.

– Так что вы от меня хотели? – наконец прервал затянувшееся молчание охотник. – Еще какие-то указания?

– Нет, – женщина покачала головой и, расстегнув сумочку, достала из нее небольшую синюю папочку и протянула ему.

– Что это?

– Ваше гражданство, – женщина поднялась из кресла, в котором сидела. – Вы теперь работаете на нас и рискуете ради нас, так что мы решили дать вам выбор. Документы все готовы, осталось поставить вашу подпись. Удачи вам, господин Тайлер.

Она положила папку на стоявший рядом с креслом небольшой стеклянный столик и, молча, вышла из комнаты.

Дни летели за днями. Уже подходил к концу октябрь, и Лаймалин сама не заметила, как постепенно стала совершенно своей среди друзей Кирилла. Впервые за долгие годы ей не было одиноко. Окончив тренировки кадетов, она сбрасывала форму и спешила на встречу со своими друзьями. Больше всего они сдружились с Минако, наверное, тут все же сказалась некая общность культур, хотя и с другими девушками у нее установились прекрасные отношения. А вот Айко несколько пострадал от этой дружбы. Привыкший, что Минако постоянно находится рядом с ним, он вынужден был теперь часть времени проводить в одиночестве, коротая его вместе с Антоном и жалуясь на непонятную женскую солидарность.

А вот ее внимание к Киру скрыть не удалось. Гера оказалась слишком наблюдательна, впрочем, как и Аира. К удивлению Лайм, подруга Кира ничуть ее не ревновала, наоборот, постоянно подшучивала над парнем на эту тему, заставляя Кира краснеть и злиться. А вот Минако это явно несколько напрягало, и однажды она вызвала-таки Лайм на откровенный разговор. После того как Кир и Эрика отправились в спортзал, она выпроводила Айко из казармы, отправив парня за мороженым, и, усевшись напротив Лайм, спросила:

– Ну и что, подруга, будешь делать?

Лайм непонимающе посмотрела на девушку, затем отвела глаза и пожала плечами.

– Лайм, парень и так запутался, – Минако покачала головой. – Я не сказала бы, что у него с Герой какая-то сумасшедшая любовь, но эта девочка знает, чего хочет, и крепко держит его в своих коготках.

– Что же мне делать? – Лайм вздохнула. – Я боюсь своих чувств, но Кир чем-то привлекает меня, не знаю… Я постоянно говорю себе, что у него уже есть девушка, и все равно ищу с ним встречи. А встретившись, начинаю вести себя как последняя идиотка…

– Да уж, – усмехнулась Минако. – Цапаетесь вы регулярно. И все же почти все поняли, как ты к нему относишься, пожалуй, кроме самого Кира и моего твердолобого друга.

 

– Это так заметно?

– Заметно, – кивнула девушка. – Хотя надо признать, что первой это почувствовала Гера. Она вообще очень тонко чувствует все, что связано с Кириллом.

– Это я уже поняла, – кивнула Лайм. – Последнее время она стала на меня смотреть несколько искоса…

– Я с ней поговорю на эту тему, тем более Кира это сильно задевает. Гера может переборщить, а разрыва с Киром она не переживет, ведь ты знаешь их историю?

– Да, мне Антон рассказал. Он очень беспокоится о своей сестре.

– Мы все за нее беспокоимся.

– Я поняла, – Лиа опустила голову. – Но я ни на что и не претендую, просто…

– Просто ты влюбилась, – усмехнулась Минако.

После этого разговора прошел почти месяц. Лайм старалась несколько отстраниться от Кира, чтобы больше не вызывать ненужных ассоциаций, но это ей не всегда удавалось. К тому же Лунин прикрепил ее к парню в качестве персонального инструктора, ибо успехи Кирилла в освоении пилотирования были просто феноменальны. Пока остальная группа кадетов, пересев с тренажеров на настоящие корабли, осваивала взлет, посадку и первые фигуры пилотажа, Кирилл уже выкручивал такие кренделя в воздухе, что Лунин только что за сердце не хватался. Лайм даже несколько ревновала парня к его способностям, но не признать их не могла. Так что, несмотря на все свои усилия, девушка была вынуждена проводить с кадетом большую часть дня, и если внешне она старалась держать себя с ним так же, как и со всеми, то внутри душа ее просто пела от радости. И хотя Кир не высказывал никаких ответных чувств, а при виде его, обнимающего и целующего Геру, у Лайм ревностно сжималось сердце, все равно она была по-настоящему счастлива.

А месяцы тем временем летели один за другим. Как-то незаметно миновала осень, и на землю опустился первый снег, укрыв ее своим пушистым покрывалом. Зима у Лаймалин вызывала всегда какой-то детский восторг и приступы непонятного счастья. Хотелось, несмотря на жгучие морозы, проводить на улице как можно больше времени. На ее родной планете снег не выпадал, его она видела лишь в горах и то однажды, когда путешествовала с отцом, но тогда, можно сказать, она только родилась. Скорее всего, память о тех счастливых днях, проведенных в небольшом домике, что приютился высоко в горах, и вызывала в нее эти приступы непонятной щенячьей радости.

Как-то Эрика затащила ее на свою тренировку, а затем показала зал, где занимался Кирилл. Лайм с удивлением и все возрастающим интересом смотрела на парня, выписывающего замысловатые движения, затем не выдержала и решительно направилась к нему.

Кир, краем глаза заметив приближающуюся девушку, прервал выполнение очередного комплекса и, выдохнув, вопросительно посмотрел на нее.

– Что за стиль? – спросила та.

– Стиль? – Кир покачал головой. – Это не совсем стиль – это уникс или, как называл его мой тренер, комплексная система боевых упражнений.

– Название не есть суть, – бросила девушка. – Где тут можно переодеться?

Кир кивнул в сторону раздевалки. Девушка проследила кивок взглядом и направилась в указанном направлении. Кирилл вопросительно посмотрел на Эрику, но та только развела руками. Лайм вернулась через пару минут, полностью затянутая в черное облегающее трико, и, остановившись напротив Кира, коротко поклонилась. Кирилл непонимающе посмотрел на девушку, а та вдруг сделала резкий выпад рукой, заставляя парня уклониться. Несколько минут они кружились в причудливом танце, причем Кир в основном блокировал удары Лайм, чувствуя, как тонкие руки девушки превратились буквально в металлические палки, а затем начал контратаковать. Лайм пропустила пару ударов и вдруг резко взвинтила темп боя, заставляя парня вновь уйти в оборону. И все же первые минуты боя Кир сдерживал себя, боясь навредить партнерше, но полученные им чувствительные удары заставили его начать действовать уже серьезней, правда, все равно приходилось постоянно напоминать себе, что Лайм – андроид, а значит, повредить ей не так просто. А девушка все наращивала темп, обрушивая на Кира град ударов, и тот уже с трудом блокировал их. Наконец, пропустив один из прямых выпадов Лайм в грудь, Кир грохнулся на спину и поднялся уже с трудом. Лайм, прищурившись посмотрела на тяжело дышащего парня и, вновь коротко поклонившись, направилась в раздевалку, оставив Кирилла в полной прострации.

Она стояла под теплыми струйками душа. Плечо и ребра ощутимо поднывали. Все-таки Кир несколько раз смог пробить ее блок, что было удивительным. Лайм знала, что по силе и скорости превосходит не только тренированных бойцов, но и многих боевых андроидов Империи, а тут простой пацан пару раз умудрился пробить ее защиту. Девушка покачала головой и, отключив душ, переключила кабинку в режим сушки, подставляя тело струям воздуха. Хотя, надо признать, система боя, что применял Кирилл, была несколько необычной. Лайм подумала, что надо будет получше узнать об этом униксе, а также желательно познакомиться с тренером Кира. Одевшись, она вышла из раздевалки и застала Кира, стоявшего с обнаженным торсом, и Эрику, с угрюмым видом втиравшую регенерационный гель в многочисленные синяки, покрывавшие тело парня. Лайм застыла, только теперь вдруг поняв, с какой силой дралась с Кириллом, совершенно забыв о том, кто ее противник.

– Лайм, – Эрика с укоризной посмотрела на замершую девушку. – Ты бы хоть силу всю не использовала, он же человек все-таки.

– Кир, я… – Лаймалин запнулась, не зная, что сказать.

– Перестань, – усмехнулся Кирилл, поворачиваясь к девушке. – Хороший был бой. Давно меня так не отделывали, наверное, последний раз лет пять назад. Что-то я совсем расслабился. – Он натянул рубашку и поморщился. – Я требую реванша.

– Кирилл, – Лайм подошла к парню. – Извини.

– Сказал же, перестань, – Кир улыбнулся и хитро блеснул глазами. – Хотя… извиню, если пообещаешь всю зиму тренироваться со мной. А то мне о таком спарринг-партнере только мечтать, да и подучиться у тебя кое-чему хочу. Ну…

Лайм посмотрела на нахмурившуюся Эрику, затем на вопросительно глядевшего на нее Кира и, на миг утонув в его глазах, согласно кивнула.

Патрульный крейсер рейнджеров «Скайстар» уже вторые сутки барражировал в районе Ипсилон Гарданы, в точке, где, судя по полученному сигналу, транспортник СаГеИ подвергся атаке неизвестного корабля. Вообще силы рейнджеров не занимались подобными делами, в их компетенцию входили сопровождение и охрана исследовательских экспедиций, разведка ближайших систем, патрулирование границы Анклава, ну и еще поиск пропавших исследователей – энтузиастов. Нападениями занимались силы звездного патруля Анклава, или военные, однако, так как их корабль находился ближе всего к данной точке, командование ЗПА обратилось с просьбой о помощи.

Рон Зейнег, капитан крейсера, в задумчивости смотрел на экран. Судя по поступившим данным, транспортник ТКПР-587 был не маленький, однако пока его поиски не увенчались успехом. Корабль точно в воду канул. Зейнег вздохнул, оставалась надежда, что спешащий на подмогу корабль патруля поможет прояснить данную ситуацию, однако до его прибытия оставалась еще пара часов.

– Капитан.

Рон повернулся к подошедшему помощнику.

– Ник, отзывай «скайдеры», будем ждать патрульных.

– Но, капитан…

– Никаких но, – отрезал Зейнег. – Мы и так прочесали всю систему, и либо этот корабль испарился, либо ему пришлось садиться на один из спутников. В любом случае поиски займут не одну неделю, несмотря на то, что у системы всего две планеты.

– На них он сесть не мог, это газовые гиганты, а у данного типа транспортников нет нужной защиты, сплавился бы практически сразу.

– Вот я и говорю, зато у этих громадин по десятку спутников, ты предлагаешь нам начинать их прочесывать? Нет уж, пусть патрульные этим занимаются, в конце концов, им за это деньги платят, а мы немного поможем и на базу, а то и так уже два месяца среди звезд болтаемся.

– Понял, капитан, – помощник козырнул и, отвернувшись, отдал приказы.

– Капитан, есть сигнал, – неожиданно отрапортовал один из штурманов. – Крупная цель по курсу 3,7.46. Цель не идентифицируется.

Рон переглянулся с помощником и бросил в микрофон:

– Всем постам боевая тревога, всю мощность на защитные поля. Вывести изображение цели на центральный экран.

Изображение моргнуло, и на экране появился гигантский корабль в виде двух темно-серых шаров соединенных длинной светящейся трубой.

– Вот это громадина, – прошептал Ник, завороженно рассматривая изображение корабля.

– Твою… – неожиданно ругнулся Зейнег, вспомнив о предупреждении командующего про гантелеобразные корабли, и скомандовал: – Основную энергию на аг-генераторы, подготовиться к экстренному прыжку. Срочно пакет-сообщение на базу.

Корабль неожиданно содрогнулся всем корпусом, застонав точно раненый зверь.

– Гравитационный удар неопределенной силы!! – доложил штурман. – Сэр, наши датчики вышли из строя. Повреждения в отсеках три и пять.

– Начать подготовку к переходу в подпространство. Носовым «мазерам» беглый огонь.

Зеленоватые сгустки огня понеслись в направлении гигантского корабля. К счастью, вопреки опасениям капитана пришелец не оказался неуязвимым. На мониторах было видно, как в местах попадания плавится его обшивка.

– Есть попадание.

– Продолжать огонь, как с переходом?

– Формирование зоны перехода практически закончено, пошел двадцатисекундный отчет: двадцать… пятнадцать…

Корабль вновь вздрогнул и затрясся, со всех сторон зазвучали голоса людей, докладывающих о полученных повреждениях, но все-таки израненный корабль смог прыгнуть. Рон же мысленно возблагодарил судьбу за то, что успел установить на свой корабль аг-генераторы, предназначенные для защиты именно от подобных гравитационных ударов, что наносил этот пришелец. А ведь многие из капитанов до сих пор считают эти таинственные корабли вымыслом – очередной космической байкой, к сожалению, для «Скайстара» ставшей былью. С постов продолжали звучать доклады о повреждениях, но Зейнег уже не слушал, размышляя о том, что у человечества неожиданно появился неизвестный могущественный враг. Он сжал кулаки, так что побелели костяшки пальцев, а ногти впились в ладони, и зло выругался.

Глава 8

Ирина с любопытством огляделась и, усмехнувшись, опустилась в мягкое кресло напротив стола Майера.

– Ар, ты просто страшен в своем постоянстве. Я уже больше десяти лет не была в этом кабинете, а тут так ничего и не изменилось.

– А чему тут меняться? – вздохнул командор и, нажав кнопку селектора, произнес: – Галочка, два кофе.

Через пару минут в кабинет вошла девушка-андроид и, поставив на стол поднос с дымящимися бокалами, удивленно посмотрела на сидящую в кресле Ирину. Та приветственно кивнула головой, тоже с удивлением глядя на секретаршу.

– Неужели Галина? – удивилась женщина, едва за андроидом закрылась дверь. – Так ты ее еще не сменил?

– Вы что с Марком, сговорились, что ли? – буркнул Майер, беря бокал. – Нет, это все та же, мне эта модель нравится, да и куда лучше наших теперешних болванчиков, у тех даже блоков эмоций нет.

– Да я что, против? – махнула рукой Ирина. – Просто удивилась, помнится тогда ее сильно повредили, думала, что уже не починят.

– Починили. Ребята у нас башковитые. Правда, часть функций все же восстановить не удалось, так что сейчас у нее работа чисто секретарская.

– Понятно, – Ирина покачала головой. – Жаль, хороший боец был.

– Давай не будем о прошлом, – поморщился командор. – Лучше расскажи, как там твой подопечный?

– А ты не знаешь? – усмехнулась женщина. – Пока в поиске, но сообщает, что вроде нашел какую-то зацепку. Собирается завтра вылетать в СаГеИ.

– В СаГеИ, – Майер нахмурился. – У них там сейчас неспокойно.

– Там всегда неспокойно, – заметила Ирина и, допив кофе, поставила кружку обратно на стол. – Я вообще удивляюсь, как они до сих пор существуют как единое государство…

– С помощью армии и флота, – бросил Майер. – Канцлер Штайнер довольно жесткий человек и все выступления против себя душит в зародыше. К тому же большинство населения его в этом поддерживает.

– Кто бы сомневался, – хмыкнула женщина и, прищурившись посмотрела на командора. – Да, Ар, все хотела тебя спросить, почему именно меня ты попросил заняться этим парнем, что оперативников мало стало? Я уже давно не в штате, да и с работы пришлось отпрашиваться.

– Разведчиков бывших не бывает, – усмехнулся тот. – Отпуск на твоей нынешней работе мы уже оформили, так что считай себя временно мобилизованной.

– Вот спасибо, меня, правда, забыть спросили.

– На это твое согласие не требуется, или забыла? – Майер бросил взгляд на нахмурившуюся собеседницу и добавил: – Вижу, что нет. А вот почему именно тебя… ну дело в том, что эта проблема в некотором роде связана с подругой твоего сына.

 

– С Герой? – удивилась Ирина.

– Нет, не с ней, – покачал головой Майер. – С новой подругой, вот почитай.

Он достал из ящика и протянул Ирине зеленую пластиковую папку.

– Новой? – женщина нахмурилась. – Арнольд, что за шуточки? Кого ты опять Киру подсунул? Смотри, за сына башку откручу на раз.

– Подсунул? – командор удивлено приподнял брови. – Нет, Ир, я тут совершенно ни при чем, ты почитай.

Майер, откинувшись в кресле, исподволь рассматривал читающую документы Ирину, вспоминая тот день. Тогда, двадцать лет назад, прежде чем уйти, она практически обвинила его в смерти мужа. Командор вздохнул. Если бы она знала, как он сам винил себя все эти годы за то, что именно он настоял на этой экспедиции. Если бы знала, что чувствовал, узнав о произошедшей трагедии. К тому же Олег был и его другом – лучшим другом, тем, с кем они прошли огонь, воду и медные трубы.

– Ар, – голос Ирины вывел Майера из задумчивости.

– Все прочитала?

– Да, – женщина положила папку на стол. – Бедная девочка. И она считает этого Курозаки своим отцом, да я бы ему голову открутила за подобные опыты.

– А с нами лучше поступили? – тихо бросил Майер.

Ирина вздрогнула и, пристально посмотрев в глаза Майера, отвернулась.

– Вот то-то же, – грустно усмехнулся командор. – А Курозаки действительно гений, и эта девочка тому свидетельство. К тому же он смог вовремя остановиться, почему? Кто знает?

– Новая раса, – прошептала Ирина.

– Раса? – Майер покачал головой. – О нас когда-то тоже подобное говорили, и что? Растворились в человечестве как капля в море. А до нас были киберноиды, клонеры, вторичники, да и много кто еще. Человечество – сейчас настолько многогранный конгломерат, что и представить трудно, так что если станет одной разновидностью хомосапиенс больше, ничего страшного не случится. Нет, этого он не боялся.

– А чего тогда?

– Не знаю, – Майер развел руками. – Может, не хотел, чтобы его изобретение использовали для создания новых солдат.

– Так банально, – поморщилась женщина.

– Предложи другую версию, – усмехнулся командор. – Кто знает почему? Может, просто о душе вспомнил, а может, боялся, что подобная технология выйдет из-под контроля, ведь с ее помощью можно создавать не только таких красивых девчонок, но и таких технобиомонстров, что небеса ужаснутся.

– Как будто раньше человечество их не создавало, – фыркнула женщина.

– Создавало, – согласился Майер. – Но тут на днях мы строили математическую модель развития подобной технологии, так вот одним из вариантов ее применения было создание космических кораблей. Берется человеческий зародыш и с помощью подобной технологии постепенно выращивается в нечто подобное космическому кораблю. Причем это получится вполне разумное биотехническое существо с человеческими мозгами. Как тебе перспективка?

Ирина зябко повела плечами.

– Кошмар, как до такого можно было додуматься?

Майер усмехнулся.

– Можно, но если уж мы до подобного додумались, представь, что сделают в Анклаве?

– Все равно – бред, – покачала головой женщина. – У тебя с ребятами просто фантазия слишком болезненная.

– Это у нас-то болезненная? – усмехнулся командор. – Нет, Ирин, поверь, мы, по сравнению с некоторыми деятелями из Анклава, просто невинные детишки.

– Ладно, верю, – махнула рукой женщина. – С анклавцами я сталкивалась. Тут пару лет назад у нас в городке одни деятели оттуда напали на двух девочек из интерната, хотели изнасиловать, хорошо рядом Кир оказался.

– Дикость, – бросил Майер и, поднявшись с кресла, подошел к окну. – А эту историю я слышал, Дорнер рассказывал. Твой сын молодец, так этим подонкам и надо.

– Дорнер – это твой зам? – спросила Ирина.

– Да и одновременно курирует несколько отделений, – Майер оперся руками о подоконник и прижался лбом к оконному стеклу. – Устал я, Ир, устал. Столько всего навалилось.

Командор несколько минут стоял у окна, потом тяжело вздохнул и, проведя ладонями по лицу, повернулся к Ирине.

– Извини, что-то я расслабился. Ладно, передай своему подопечному, чтобы ускорил поиски. Поступили сведения, что «солнечники» всерьез заинтересовались сыном Курозаки. Нам надо найти его первым.

– Не проще задействовать штатных агентов?

Майер покачал головой.

– В данном случае не проще. Не хочу там раньше времени воду мутить. Хотя, если что – придется.

– А зачем вообще этот парень вам нужен, неужели думаете, что он знал о работах отца?

– И это тоже, – кивнул командор. – Хотя есть еще пара вещей, но об этом тебе знать необязательно.

– В принципе я иного и не ожидала, – Ирина поднялась. – Ладно, командор, разрешите откланяться. Да, и если можно, просьба.

– Конечно, Ир, что ты хотела?

– Кириллу не говорите об этой моей работе, незачем ему знать.

– Хорошо, – командор кивнул. – Все?

– Да, – женщина неожиданно улыбнулась. – Знаешь, Ар, а ведь я очень рада вернуться.

Она коротко кивнула и быстро вышла из кабинета. Командор несколько секунд смотрел на закрывшуюся за женщиной дверь, затем развернулся и вновь подошел к окну.

– Я тоже, Ира, я тоже, – пробормотал он тихонько, провожая взглядом идущую по дорожке женщину, и улыбнулся.

Зима для Лайм пролетела незаметно. Дорнер теперь давал ей меньше заданий, но Лайм так и не успела порадоваться появившемуся свободному времени, ибо Лунин нагрузил ее по-полной, заставив до седьмого пота гонять молодых пилотов.

К ее огорчению, Кирилл в их число не попал. Павел отобрал десяток перспективных ребят и принялся обучать их отдельно, по более ускоренной программе. Лайм, конечно, радовалась за друга, ибо знала, что в большинстве случаев именно эти ребята станут цветом и гордостью земного флота, но одновременно и огорчалась, так как время их встреч теперь ограничивалось только спортзалом. К тому же Гера тоже стала приходить на тренировки Кира и ревностно наблюдала за ними со стороны, хотя особо вида не показывала. А вот с Эрикой она очень сдружилась. Девушка прекрасно понимала чувства Лайм и очень ей сочувствовала.

Кирилл же неожиданно стал очень замкнутым. Теперь за всю тренировку они обменивались только незначительными фразами, типа «привет», «как дела». А когда Лайм появлялась в казарме, то он старался ее избегать. Это расстраивало, а порою злило девушку, и она, назло, стала чаще бывать в гостях, а на тренировках частенько проводить атаки или защиту так, чтобы была возможность поплотнее прижаться к парню. Такая игра продолжалась почти месяц, но Лайм прекрасно понимала, что это не может длиться вечно и им надо объясниться с Кириллом.

Это случилось в новогоднюю ночь, когда отгремели фейерверки и утихло основное веселье. В эту ночь Айко, как всегда, приволок своего адского напитка, правда, набрались они только вдвоем с Антоном. Причем, когда это случилось, так никто и не понял. Вроде бы Минако постоянно таскала его танцевать, да и Антон частенько составлял пару то Лайм, то Эрике, развлекая девушек. Гера же, обычно с легкостью разрешавшая Киру танцевать, на этот раз не отпустила его даже на медленный танец с Эрикой. К середине ночи Андрей объявил, что приготовил с Тиной маленький концерт, и они дуэтом пропели несколько песен, затем Минако с Эрикой провели несколько забавных конкурсов, а когда вновь пришло время танцев, обнаружилось что Рен с Антоном уже не в состоянии не только танцевать, но и стояли-то с трудом, и то, поддерживая друг дружку. К тому же Антону стало плохо, и Гера умчалась помогать своему брату. Андрей с Тиной тоже вскоре ушли, а оставшаяся Эрика, бросив взгляд на Кира, извинилась и, сказав, что пойдет, посмотрит, как там Гера, подмигнула Лайм и тоже удалилась. Впервые за долгие дни они остались вдвоем. Лайм, которая долго мечтала об этом мгновении, вдруг растерялась. Кирилл, сидевший на диванчике, неожиданно встал и, подойдя к Лайм, опустился на стоящий рядом стул.

– Лайм, я думаю, что нам наконец надо объясниться.

– Не самое удачное время, – девушка вздохнула, неожиданно почувствовав, что совсем не хочет этого самого объяснения.

– Согласен, – усмехнулся Кирилл. – Однако так дальше продолжаться не может.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102 
Рейтинг@Mail.ru