Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

Дмитрий Кружевский
Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

– Кир, – прервал его размышления хозяин. – Сегодня днем со мной связался Эндрю, ты «запястник» опять отключил?

– Да, возился с движками нашей «птички», вот и отключил, чтобы никто не отвлекал. Если что-то случится, тревога все равно через информер пройдет, мог бы через него связаться. А что случилось?

– Утром звонили из твоего института. Завтра за тобой прибудет транспорт.

– Вот те на, – Кир удивленно хмыкнул и, нахмурившись, покачал головой. – Как-то неожиданно? Могли бы пораньше предупредить.

Майро внимательно посмотрел на ставшего серьезным парня и спросил:

– Что-то не так?

– Не знаю, – Кир пожал плечами. – Может, и все в порядке, а может… ладно, что гадать, на месте узнаю.

– Ола будет расстроена, – вздохнул рыбак, откидываясь в кресле. – Очень уж она к тебе привязалась. Мы с женой даже не решились ей сказать.

Кирилл улыбнулся.

– Я тоже не могу представить, что этой егозы рядом не будет, привык я к ней. Впервые жалею, что у меня нет младшей сестры или брата.

– У тебя же вроде есть сестра? – Майро вопросительно посмотрел на Кира.

– Это несколько не тот случай, – вздохнул Кирилл. – Если бы я рассказал тебе, как у меня появилась сестра, то ты бы просто не поверил.

– Что ж тогда пойду, приготовлю еще кофе, – улыбнулся Майро.

Знакомый глайдер с неизменной эмблемой академии на борту завис над посадочной площадкой.

– Ну, мне пора, – Кирилл обнялся по очереди с Майро и Эндрю. – Обещаю в следующем году прилететь.

– Не загадывай, – покачал головой Эндрю.

– Нет, он обещал, – Ола обняла парня, точно не хотела его отпускать.

Дверь глайдера распахнулась, и из нее выглянул Андрей.

– Кир, ты за утро что, проститься не мог, давай скорее, а то время поджимает.

– Я тоже очень рад тебя видеть, – усмехнулся Кирилл и, вновь повернувшись к провожающим, осторожно отстранил от себя прильнувшую к нему девочку. – Ола, я сказал, что прилечу, поэтому учись хорошо весь год, а то передумаю.

– Хорошо, – девочка шмыгнула носом. – Только ты не обмани.

– Не обману, – Кирилл взлохматил ей челку и, подхватив сумку, направился к глайдеру.

Нырнув внутрь машины, он сразу попал в объятия Айко, который, оказывается, тоже был тут.

– Привет ссыльным.

– Рен, что за привычка, – Кир высвободился из объятий друга. – Ты-то тут какими судьбами.

– Гостил у Минако. А ты, кадет, все не меняешься, смотрю, даже малышня на тебя западает.

Кир аж поперхнулся и удивленно посмотрел на Айко, но тот только улыбнулся. Кресло пилота развернулось, и на Кирилла уставились знакомые фиолетовые глаза, в которых блестели огоньки иронии.

– Лейтенант?

– Лейтенант, – передразнила Лайм и вдруг щелкнула Кира по кончику носа, заставив того ойкнуть. – Забыл, как меня зовут?

– Лайм, ты чего?

– Ну, слава богу, – девушка рассмеялась.

– Да уж ну и вид у тебя, – пробасил наблюдавший за этой сценкой Андрей.

Кир почесал горевший от щелчка кончик носа и вздохнул. Все возвращалось на круги своя, только вот хорошо ли это?

От взгляда Лаймалин не укрылось, как глаза парня на мгновение стали серьезными и какими-то грустными, а по его лицу пробежала тень сомнения, точно он не был уверен, нужно ли возвращаться. Кир повернулся к окну и, посмотрев на провожающих, улыбнулся. Лайм вздрогнула и, резко обернувшись к пульту управления, буквально взметнула глайдер в воздух.

Сознание медленно возвращалось. Тайлер открыл глаза и несколько минут пытался сфокусировать взгляд. Однако перед глазами все плыло, а голова при любом движении отзывалась вспышками боли. Генсер подергал руками и ногами, но те, кто его захватил, явно не хотели давать пленнику даже призрачного шанса. Он тяжело вздохнул и вновь замер, ожидая, пока кружащийся мир вновь придет в нужное положение. Судя по обстановке, комната была та же, где его и вырубили, вот только пленников не видно. Охотник мысленно чертыхнулся. И какого черта, спрашивается, надо было лезть, строить из себя героя. Ведь, отправляя его на задание, ясно сказали, что надо только вступить в контакт с семьей этого Курозаки, а в случае чего связаться с наблюдателем по дальсвязи. Так нет, решил погеройствовать, какого хрена, спрашивается, на него нашло. Не мальчишка ведь. Это лет в двадцать тянуло на подвиги, а сейчас уже за сорок, а все туда же, твою… Генсер усмехнулся. Интересно, сколько прошло времени? Охотник приподнял голову и, поморщившись от боли, посмотрел в сторону маленького прямоугольного окошка почти под потолком. Было еще светло, а значит, прошло от силы часа два-три, ибо вся эта заварушка началась часа в три по местному времени, а в семь здесь уже начинало темнеть, Генсер скрипнул зубами. Девочку ведь могли и перехватить, однако об этом думать не хотелось. Он снова вздохнул и, перекатившись поближе к стене, сел. Голова вновь взорвалась огнем боли, а мир перед глазами сделал попытку померкнуть, слава богу, неудачно.

Дверь неожиданно отворилась, и в комнату вошел человек в знакомом сетчатом костюме. Несколько минут он стоял, молча рассматривая охотника, затем отстегнул матово-зеркальный шлем и, сняв его, положил на стол. Затем взяв стоявший у стола стул, поставил его напротив Генсера и уселся на него. Тайлер мысленно хмыкнул, судя по раскосым глазам и вообще по лицу, его взяли «солнечники», а уж от них пощады ждать не приходилось.

– Ну и кто ты такой? – спросил «солнечник», вперив взгляд в Генсера.

– А вы не знаете? – вопросом на вопрос ответил охотник.

– Похоже, что нет, – покачал головой имперец. – Судя по документам, ты свободный охотник и сыщик, однако встает вопрос, что тебе тут надо?

– Это же я мог спросить у вас.

«Солнечник», молча, встал со стула, подошел к Генсеру и с короткого замаха ударил его по лицу, затем так же спокойно вернулся на свое место.

– Я спрашиваю, ты отвечаешь, – констатировал он. – Понятно?

– Куда уж понятнее, – Тайлер сплюнул кровь, хлынувшую в рот из прикушенной губы.

– Так кто ты?

– Генсер Гайс Тайлер – свободный охотник и сыщик.

– Допустим, – кивнул «солнечник». – Что делаешь на этой планете?

– По заказу одной частной юридической конторы должен вывезти семью Курозаки с этой планеты.

– Понятно. Что за контора?

– Извините, но эти данные строго конфиденциальны, – усмехнулся Тайлер.

«Солнечник» снова встал со стула. На этот раз удар был куда ощутимее. Генсер завалился на бок и несколько минут приходил в себя, прежде чем вновь занять вертикальное положение.

– Еще раз повторю вопрос…

Тайлеру показалось, что он потерял сознание, по крайней мере, когда он в следующий раз открыл глаза, за окном уже темнело. Видимо, его несговорчивость разозлила этого «солнечника» не на шутку, ибо отделал он его качественно и профессионально. Генсер провел языком по зубам, проверяя все ли на месте, и, уже не поднимаясь, посмотрел на своего тюремщика. Тот, видимо, о чем-то задумался и не обращал на охотника внимания. Тайлер вздохнул. Видать, у его захватчиков не было с собой нужных средств для допроса, иначе он давно бы уже все выболтал, причем с радостью, хотя «солнечники» вроде предпочитают прямой зондаж мозга. Как-то Гайс слышал, что они используют специальные аппараты, которые считывают нужную информацию, буквально уничтожая клетки мозга и превращая допрашиваемого в дебила. Перспективка не из приятных, хотя, зная имперцев, Тайлер не питал иллюзий по поводу своей дальнейшей судьбы, даже в том случае если он все им расскажет, наоборот, сейчас время действовало на его стороне.

«Солнечник» наконец очнулся от раздумий и, пристально посмотрев на охотника, сказал:

– Наверное, вы для нас абсолютно бесполезны, господин Тайлер, поэтому не буду вас больше мучить.

Он достал из ножной кобуры пистолет. Тайлер дернулся и вдруг замер, не веря своим ушам. До его слуха донесся пронзительный шелестящий свист. Такой звук могло издавать только одно приспособление – «перка». Персональная капсула десанта – сумасшедшее приспособление, используемое рейнджерами для десантирования. Некогда разработанная для сил ОСМ, она не была принята на вооружение и передана звездным рейнджерам, которые являлись, по сути межнациональными силами и обеспечивались всеми мирами Анклава. Правда, «обеспечивались» слишком громко сказано. Рейнджерам сбрасывалось все списанное и устаревшее оборудование. Да и сами рейнджеры, некогда бывшие передовыми силами Анклава, постепенно превратились в наемников, выполняющих заказы корпораций по исследованиям миров за границами освоенного пространства, что, впрочем, часто совпадало с основными задачами по охране и разведке внешних границ. Рейнджеры не подчинялись напрямую ни одному из государств Анклава, а только Межпланетному совету, который был некогда единственной властью в земных колониях, а в настоящее время превратился в обычную говорильню, к мнению которого почти никто не прислушивался. Однако неофициально совет являлся неким нейтральным политическим полем, где в подковерной борьбе схлестывались интересы звездных государств.

«Солнечник» тоже услышал странный звук, но, судя по удивленному лицу, явно не знал его источник. Он вопросительно посмотрел на Тайлера, но тот только усмехнулся и пожал плечами. Стена позади имперца неожиданно пошла мелкими трещинами и с грохотом рухнула, заставив «солнечника» отпрыгнуть в сторону. Он поднял пистолет, но тут же опустил его, медленно положив оружие на пол. Через мгновение в проем уже протискивались массивные фигуры, закованные в металлопластиковую броню. Охотник мысленно хмыкнул. Этот «солнечник» явно не относился к разряду самоубийц и прекрасно понимал бесполезность стрельбы по десантникам, броня которых выдерживала удар протонной пушки. Имперца увели, а к Гайсу подошел человек, облаченный в тяжелый боевой скафандр, делающий его похожим на какого-то угловатого робота.

– Господин Тайлер? – раздался голос из внешнего динамика.

Охотник кивнул.

 

– Пройдемте с нами, вас ожидают.

– А пленники? Тут где-то должна быть женщина с мальчиком.

Десантник кивнул и, видимо, что-то скомандовал по внутренней связи, потому как двое из стоявших солдат развернулись и, снеся выстрелом дверь, затопали в глубь коридора.

Генрих Толган – председатель Земного совета – был уже немолодым человеком, возраст которого давно перевалил за сотню. Однако по его виду это мало кто мог предположить. Высокий, стройный, поджарый мужчина с суровым лицом и пронзительным взглядом синих глаз. Мало кто мог в открытую спорить с ним, и среди членов совета ходили чуть ли ни легенды о гипнотическом взоре председателя.

Майер усмехнулся и покосился на секретаря, который разговаривал с кем-то по информеру. Уже целых полчаса он торчал в этой приемной, ожидая, пока окончится какое-то совещание. Наконец широкие двустворчатые двери распахнулись, и из кабинета стали выходить люди, многие из которых что-то оживленно обсуждали. Арнольд заметил пару человек, с которыми не очень хотел видеться в данный момент, потихоньку ретировался к широкому панорамному окну, занимающему всю дальнюю стену приемной, и стал рассматривать виды Осло, открывающиеся с тридцатого этажа здания совета.

– Господин Майер, – раздался из-за спины голос секретаря. – Председатель Толган ждет вас.

Командор развернулся и, кивнув секретарю, прошел в распахнувшуюся перед ним дверь.

– Арнольд, – председатель, сидевший во главе длинного стола, привстал и, кивнув вошедшему, показал на ближайшее кресло.

Майер опустился на указанное место, положив перед собой синюю пластиковую папку с документами, затем, приложив большой палец к углу, открыл ее и, достав пару листов, протянул их председателю. Тот быстро пробежал глазами по документам и, откинувшись в кресле, нахмурился.

– Задали вы мне задачку, господин командор.

– Мы сами себе ее задали, – усмехнулся Арнольд. – Увы, эта задачка оказалась не просто теоретическим уравнением.

– Это и пугает, – вздохнул Толган. – А сведения точные.

– Да, – кивнул Майер. – Один из кораблей рейнджеров около девяти месяцев назад подвергся нападению наших незнакомых знакомцев. Хорошо, что там стояли наши генераторы, так что ребята смогли унести ноги, однако, судя по полученным данным, они тоже смогли повредить корабль противника.

– Сильно?

Майер пожал плечами и, достав из кармана пластинку информ-кристалла, протянул ее председателю. Тот взял ее и вставил в выдвинувший из крышки стола считыватель информера, повернулся к развернувшемуся за спиной экрану. На экране замелькали кадры записи, сделанной внешними камерами «Скайстара».

– Ну, хоть наше оружие им может повредить, это уже радует.

– Мы всегда боимся того чего не знаем, – усмехнулся Майер. – У страха, как известно, глаза велики.

– Остришь?

– Констатирую факт. Тем более учитывай, что «Скайстар» – это ведь переделанный пассажирский лайнер, по-моему, романский. Так что думаю, любой наш корабль сожрал бы этого монстра на закуску и не поперхнулся. Вся их сила в стелс-устройствах и гравитационном оружии, однако в последнем они уже потеряли преимущество.

– М-да, – председатель в задумчивости посмотрел на экран, где замер чужой корабль. – Однако здоровая хреновина.

– Около трех километров в длину. Диаметр каждого шара что-то около километра.

– Поймать бы его, – вздохнул Толган. – А то ни кто они, ни смысл их нападений…

– Поймаем, дай время. Тем более наши спецы уже колдуют над полученной телеметрией, хотя данных, конечно, кот наплакал, однако нам надо будет разрешение на вывод из системы «Кречета» и «Гепарда».

Председатель с удивлением посмотрел на командора и покачал головой.

– Не думаю, что президент даст согласие.

– Постарайся, Генрих, на тебя вся надежда.

– А я и не отказываюсь, – усмехнулся Толган. – Сделаю все, что в моих силах. Кстати, как прошла операция с этим вашим ученым?

– Почти нормально, правда, агент немного посвоевольничал и в результате пришлось подключить рейнджеров, но обошлось. К тому же действовала группа Рябова.

– Алешка?!

– Угу, – кивнул Майер. – Он там уже до корпус-командира дослужился, а ребята у него на подбор, болтать не будут.

– Это хорошо, – председатель улыбнулся. – Ладно, Арнольд, начинаем подготовку следующей фазы.

– Понял, – Майер поднялся. – Разрешите идти?

Глава 3

Кир еще раз оглядел комнату, ставшую уже практически родной за эти два года. Казалось, еще вчера он вошел в эти двери, и вот теперь пора ее покидать. Хотя за это время уже столько всего произошло. Кирилл усмехнулся и, подойдя к столу, вытащил из верхнего ящика цилиндрик блока управления душем. В памяти сразу всплыл случай с душем, который произошел в день их прибытия, сразу после заселения. Да тогда им с ребятами досталось. Что ж, пришло время других. Пару минут он провозился в душевой, затем вернулся в комнату и, подхватив собранную сумку, последний раз оглядел комнату. Спирс, сидевший на кровати, коротко пискнул и одним прыжком оказался на плече парня, заставив того покачнуться от неожиданности.

– Кир, ну ты скоро? – в комнату заглянула Эрика. – Все уже во дворе, через полчаса должны быть в академии.

– Иду.

Кирилл вздохнул и, щелкнув Шустрика по носу в наказание за его несанкционированный прыжок, направился вслед за девушкой.

После его возвращения все пошло как-то наперекосяк. Во-первых, Гера сразу накинулась на пришедшую с ними в казарму Лаймалин, причем, почему это произошло, так никто понять и не смог. Лайм, которой уже через час нужно было вылетать за следующей группой, зашла буквально на полчасика, выпить кофейку. Разняли, правда, их быстро, и Антон буквально силком уволок сестру к себе в комнату. О чем они говорили, Кир не знал, но вечером попытался спокойно обсудить все с Герой, по которой на самом деле соскучился, однако нарвался на очередной скандал, в котором девушка чуть ли не прямиком обвиняла его в связи с Лаймалин. Тут уж Кир не выдержал, молча, хлопнул дверью комнаты и отправился ночевать в пустующую комнату Георга, где и провалялся до утра, раздумывая над сложившейся ситуацией. Утром, вернувшись к себе, он не обнаружил там вещей Геры, зато на весь экран информера горела надпись: «Или Я, или ОНА».

Вообще Кир как-то забыл, что с третьего курса курсанты уже не живут в стенах академии, а отправляются в рабочие подразделения. И до того, пока об этом ему не напомнил Айко, все гадал о причинах своего вызова в академию.

На сборы им дали всего три дня, за время которых надо было уладить оставшиеся дела, а кое-кому досдать оставшиеся «хвосты». Так что дел хватало, и Кир постарался выбросить размолвку с Герой из головы, тем более что выходка подруги его буквально взбесила. Он несколько раз попытался поговорить с девушкой, но та постоянно давала понять, что пока не намерена обсуждать этот вопрос и, в конце концов, психанул уже он. Так их отношения и остались в подвешенном состоянии.

– Садитесь, господин Тайлер.

Генсер кивнул и опустился в кресло напротив, внимательно рассматривая своего нового начальника. После своего возвращения на Землю он недолго думал над предложением поступить на службу в отделение внешней разведки, точнее совсем не думал. Его сын абсолютно выздоровел и уже ходил в местную школу, а домик, выделенный им, хоть и считался стандартным жильем, был намного больше его последнего места обитания. К тому же Земля продолжала его удивлять. Техническое обеспечение земных кораблей не уступало лучшим моделям кораблей анклава, а кое в чем даже превосходило их, но ведь Земля всегда считалась окраинной планетой, к тому же официально не входящей в состав ни одного из межзвездных государств. Несколько этот вопрос прояснили книги по истории, которые ему пришлось прочитать во время прохождения месячного курса профподготовки, но все равно…

– Я Марк Дорнер, – наконец прервал затянувшееся молчание хозяин кабинета. – И данная операция проходит под моим контролем. Вас нам порекомендовала Ирина, хотя, если хотите знать мое мнение, то я не очень уверен, что вы нам подходите, однако ваша кандидатура была утверждена командором Майером.

– Ясно, сэр.

– Хорошо. Вы уже ознакомились с предоставленными данными?

– Да, – кивнул Тайлер. – Но до сих пор не могу поверить в то, что прочитал, я…

– Не важно, – прервал его Дорнер. – Ваше задание предельно просто, вы должны поступить на службу в корпус звездных рейнджеров, насколько мне известно, вы уже там служили?

– Да, сэр, пять лет, дослужился до командира звена.

– Вот и хорошо, значит, с мотивацией вашего поступления лишних вопросов не возникнет. Такое ведь случается.

Тайлер промолчал. Действительно, даже у него несколько раз за последние годы возникали мысли вернуться в корпус, однако здоровье сына… Да и если бы не смерть его бывшей жены в дурацкой катастрофе, он бы служил до сих пор. Дорнер тем временем достал папку и протянул ее Тайлеру.

– Здесь новая информация по проблеме, ознакомьтесь. Через два дня вы должны отправиться на Лойдан, где подадите заявление на вступление в корпус, после чего получите дальнейшие указания. Понятно?

– Да, сэр.

– Внимание группе Малышева: синий четыре! Повторяю, группе Малышева: синий четыре.

Кир подскочил с кровати, где удобно дремал с книгой в руках, и, бросив ту на тумбочку, кинулся к шкафчику, где висел комбинезон. Выскочив в коридор, он столкнулся с Минако и Реном, который прыгал на одной ноге, пытаясь второй попасть в штанину комбинезона.

– Что там опять? – спросила девушка, помогая Айко с непослушным костюмом.

– Откуда ж я знаю, – бросил Кир. – Поди, опять какую железяку отыскали. Помнишь, как позавчера вообще красную давали, а в итоге…

– Большая ржавая бочка, – подытожил Айко, застегивая молнию. – Ладно, что гадать, побежали, а то Андрюха опять ворчать будет.

Их отделение отправили на базу «Искателя», расположившуюся недалеко от небольшого городка под названием Севастополь. База расположилась прямо на берегу моря среди живописной горной местности. Персонал базы составлял около трехсот человек, которые проживали здесь же в небольшом поселке. Точнее численность подразделения «Искателя» здесь составляла около пятидесяти человек, остальные были обычными спасателями ЦентрСпаса. Прибыв на базу и увидев ровненькие ряды коттеджей, утопающих в зелени садов, все обрадовались, но оказалось, что подобное жилье только для постоянного персонала. Их же отделению было отведено небольшое одноэтажное строение, приткнувшееся на окраине базы, практически рядом с ангарами, что протянулись вдоль берега Севастопольской бухты. Понравилось одно, в отличие от их тесных комнатушек в академии, здесь каждому досталось жилье о двух комнатах, что особенно обрадовало «семейные» пары, которые стали активно обживать новое место. К сожалению, о себе с Герой Кир подобного сказать уже не мог. Первые месяца своей новой службы он еще пытался наладить свои отношения с девушкой, но ту словно подменили, и в чем тут дело, не мог сказать даже ее брат. Нет, они не ругались, просто Гера вела себя с ним так, как будто они были очень хорошими друзьями, но не больше. К счастью, их взаимоотношения на работу в команде никак не влияли, хотя пару раз Андрей все же отстранял Геру от вылетов на задания.

Естественно, первое время их группа выполняла поставленные задачи в составе других отделений базы и лишь спустя три месяца их стали отправлять в самостоятельные вылеты. К тому же, только начав работать в полевых условиях, Кир наконец-то понял, почему их прозвали «мусорщиками». Подразделения «Искателя» редко отправлялись на обычные вызовы, хотя Кир сперва и думал, что их работа будет похожа на ту, что он выполнял на острове, однако все оказалось совсем не так. Их первый вылет на задание в составе одной из групп оказался банальной проверкой какого-то полуразрушенного здания, с остатками непонятных проржавевших механизмов, которые зачем-то пришлось демонтировать и грузить в специально пригнанный грузовой «летак». Точнее вся их работа состояла в том, чтобы с серьезным видом отгонять от данного места зевак, пока киберы кромсали ржавые остовы своими молекулярными резаками. После этого было еще с десяток подобных вылетов, и Кир уже совершенно смирился с почетным званием «ассенизатора хлама». Это определение их деятельности присвоил Айко, который, несмотря на весь свой вечно неувядающий оптимизм, тоже был не в восторге от подобной работы. Однако вскоре им пришлось взглянуть на свою деятельность по-другому. Это случилось примерно на втором месяце их пребывания на новом месте. Во время одного из заданий часть здания, где они разгребали очередную кучу разнообразного хлама, просто испарилась в огненной вспышке, вместе с работающими там киборгами. Тогда чудом никто не пострадал, хотя Эрику, которая находилась ближе всех от места происшествия, трясло мелкой дрожью пару дней. После этого никто уже не смотрел на происходящее как на обычный демонтаж никому ненужного мусора, точнее как-то все неожиданно осознали, что все это лишь побочный эффект их настоящей работы. В принципе подобное им всегда вдалбливали в академии, особенно на первом курсе, однако, видимо, все мимо ушей. Именно так выразился Андрей, когда они обсуждали данное происшествие.

 

А время пролетало как-то незаметно. Работы хватало, к тому же Киру раз в месяц на неделю приходилось покидать базу и возвращаться в академию, где он продолжал обучение в группе Лунина. Их вновь пересадили на тренажеры, которые к большому удивлению и радости Кирилла оказались симуляторами космических полетов. Модели кораблей оказались знакомыми, так как тот же «гладиус» и «Волк» могли летать и вне атмосферы, ибо эти машины изначально проектировались как космические истребители, и атмосфера не была их родной стихией. Так что каждой такой поездки Кир ожидал прямо с дьявольским нетерпением. Однако на подобные семинары летал не только он один, это делали все члены команды, правда, направление этих уроков у каждого было свое. Больше всех пропадал Андрей. Улетая, он иногда отсутствовал по нескольку недель, возлагая свои обязанности на Кира. Малышев всерьез увлекся «артефактологией» и даже побывал в одной из экспедиций где-то на Луне, выбыв из жизни отделения почти на два месяца. Тина стойко переживала разлуки с женихом, сама постоянно пропадая в местной лаборатории. Пожалуй, меньше всех с базы отлучались Эрика и Антон, ибо все премудрости профессии спасателя они могли постигать прямо на месте. Эрика неожиданно для всех обзавелась кучей поклонников, которые постоянно везде сопровождали девушку. Так что неожиданно для самого себя Кир остался один. Нельзя сказать, что это его обрадовало, однако и разочарованным он себя не почувствовал, самое для него непонятное было то, что свой разрыв отношений с Герой он перенес абсолютно спокойно. Возможно, из-за близости девушки он просто не мог осознать этого до конца, да и сама Гера не столько отвергала его, сколько держала на расстоянии от себя, так что надежда оставалась. К тому же попытки местных ухажеров приударить за девушкой нарывались прямо-таки на ее ледяной взгляд и вскоре прекратились.

Пару раз к Киру в гости прилетала мать вместе Лиа, у которой, к радости Кира, вполне налаживались отношения с Антоном. Ирина попыталась наладить и отношения сына, но неожиданно наткнулась на противодействие с его стороны; впервые он попросил не влезать в его дела.

Лаймалин на базе практически не появлялась, хотя, насколько знал Кирилл, Дорнер официально включил ее в состав их отделения, однако, похоже, что работы у девушки хватало и без этого. Лишь во время своих визитов в академию ему удавалось повидаться с ней и потренироваться. Этих тренировок Киру не хватало больше всего, к тому же он всерьез увлекся боем на мечах, а Лайм была в этом просто незаменима. Если честно, то именно после того, как он однажды застал девушку вытанцовывающейс мечом в руках, этот стиль увлек и его. Точные и выверенные движения гибкого тела Лайм со смертельной полосой металла в руках так заворожили его, что он с открытым ртом просидел до конца тренировки, наблюдая за этим причудливым танцем. Как ни странно, это еще больше сблизило их, и Кир стал даже думать, что, возможно, Гера не так уж и не права, подозревая его. Хотя, с другой стороны, их отношения не шли дальше дружеских. Лаймалин вела себя подчеркнуто корректно, да и он не кипел особым желанием бросаться в новый любовный водоворот.

Все это пронеслось в голове Кирилла, пока их группа шла по длинному коридору в зал предполетного инструктажа. «Синий четыре» не являлся сигналом высшего приоритета, к которым относились красные и оранжевые, в случае получения последних весь инструктаж осуществлялся прямо во время полета. Синий же означал «подозрительный объект или активность», а четыре – категорию вероятной опасности по десятибалльной шкале. Четверка находилась соответственно в нижнем ряду.

Большой овальный зал инструктажа был пуст, что, впрочем, было неудивительно, ибо все группы и команды ЦентрСпаса получили задания уже с утра. Поэтому все разместились в удобных креслах, что располагались полукругом перед гигантским экраном информера, прямо в первых рядах. Экран, точно ожидавший этого, мягко засветился, и на нем появилось изображение каких-то руин.

– Австралия, город Эйкан, точнее его остатки. Некогда здесь располагались военная база СоТР и небольшой завод по производству боевых дронов. С конца двадцать шестого века использовалась для тренировки подразделений космической пехоты. В конце 2604 года база была ликвидирована, а еще лет через пятьдесят город практически заброшен. На данный момент ближайшее человеческое жилье находится в десяти километрах от этих руин. Это небольшой поселок на сто жителей, которые занимаются фермерским хозяйством и обслуживают небольшой завод по производству частей для киборгов.

Голос замолк, а затем картинка чуток сместилась, и на экране появилась молодая женщина в темно-синей форме ЦентрСпаса. Она внимательно оглядела сидевших и продолжила:

– Жители данного поселка прислали сообщение об обнаружении полуразрушенного ангара, где находятся около десятка дронов класса «Кризис». Вопросы?

Андрей поднял руку:

– Почему они сами не ликвидируют их. Ведь наверняка там одна ржавчина и осталась, время-то сколько уже прошло?

Женщина на экране пожала плечами.

– По сообщению, дроны в неплохом состоянии, к тому же в поселке нет подходящей техники. Ангар обнаружили во время поиска местных мальчишек, которые лазили по развалинам и провалились в какую-то дыру. Ребят спасли, а те рассказали о непонятных машинах. В дыру был запущен мини-робот, вот кадры.

«Сейпер» несся на юг, где-то далеко внизу под днищем машины проплывала синяя гладь Тихого океана. В конце концов, задание оказалось ерундовым, правда, пришлось повозиться с разбором обрушенных зданий, которые за прошедшие века превратились практически в горный монолит. Однако в результате удалось извлечь невредимыми целых пять дронов. Подобных машин в академии не было и, если судить по беглому осмотру, аппараты вполне можно было оживить, а значит, они могли еще пригодиться для чего-нибудь. На обратном пути Кир предложил завернуть на место его «ссылки», и друзья не стали возражать, тем более что их команде уже давно полагалось несколько дней отдыха, а на островах было полно неплохих мест для оного. Андрей только связался с базой и, доложив о проделанной работе, сообщил об их решении. Начальство не возражало, дав пару дней отгулов, так что можно было лететь со спокойной душой.

Вечер удался на славу. Сначала Кир несколько опасался, как отреагирует отец Олы на такую толпу гостей, и даже договорился с Эндрю, что они переночуют на базе. Но Майро с Еленой сразу отмели такую возможность, сказав, что дом большой и места всем хватит. В результате их встреча вылилась в небольшую пирушку, которая продолжалась практически до полуночи.

Олы не было, она с классом еще утром отправилась на экскурсию по островам и должна была появиться только к завтрашнему обеду. Елена вздыхала, говоря, что дочка расстроится, ибо так ждала встречи с Киром, а тому завтра уже улетать, на что Андрей ответил, что улететь смогут и послезавтра, так как им на выходные дали целых двое суток. Где-то к часу ночи погода неожиданно стала портиться, и уже к двум часам разразился настоящий шторм, заставивший управляющий компьютер включить защитное поле дома на полную мощность, сделав его практически видимым. В результате дом оказался заключен в этакий мутный водяной кокон, за стенками которого бушевала стихия. Часам к трем все угомонились. Лишь Кир не мог уснуть, сидя на своей любимой веранде и смотря на бушующую за стенками силового кокона стихию. Кажется, он задремал прямо сидя в кресле, а когда открыл глаза, обнаружил сидящую рядом Геру. Та с какой-то нежностью смотрела на него и, увидев, что Кир открыл глаза, молча, протянула руку, увлекая за собой…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102 
Рейтинг@Mail.ru