Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

Дмитрий Кружевский
Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

– Всего лишь «боевые псы», – усмехнулась девушка. – Я думала, будут охотники.

– Может, тебе еще самураев прислать, – из тени выступила высокая худая женщина. – Много на себя берешь пластиковая кукла.

– Я не пластиковая.

Лайм усмехнулась и вдруг сделала быстрое движение, заставившее лезвие мономеча на мгновение превратиться в мерцающее марево. Две ближайшие фигуры с легким вскриком рухнули на асфальт, заставив остальных попятиться.

– Я биандр – биологический андроид. Гибрид человека и биотехники.

Женщина отшатнулась, жестом приказав своим подручным отступить, а из-за ее спины выскользнула черная фигура, в руках которой блеснул такой же наномеч. Лайм внимательно осмотрела стоявшего напротив нее убийцу, на груди которого отсутствовала бляха с печатью клана, и коротко поклонилась. Ниндзя поклонился в ответ и замер. Противники застыли друг перед другом, лишь кончики их мечей качались из стороны в сторону, точно выискивая слабые места в обороне противника. Неожиданно убийца коротко вскрикнул, и его меч засверкал перед Лайм, оплетая ее паутиной смертельной стали. Две черные фигуры сошлись в смертельном танце. Звон мечей звонким эхом покатился по ночным улицам. Наблюдавшая за боем женщина обеспокоенно обернулась, услышав далекую сирену сил правопорядка планеты, и, бросив последний взгляд на своего странного нанимателя, нырнула в темный проулок, уводя с собой остатки банды.

Неожиданно танец прервался, и одна из темных фигур рухнула на землю. Лайм с подозрением посмотрела на упавшее тело и, вздохнув, вложила меч в ножны. Коротко поклонившись, она подхватила отброшенную паранджу и бегом скрылась в ночи. Лежащее тело вдруг задымилось и, выбросив языки пламени, вспыхнуло ярко-белым огнем. Так что прибывшие СППшники нашли только два трупа в серебристых доспехах да странное темное пятно на асфальте.

Планета удалялась. Лайм ввела координаты в бортовой навигатор и, включив «с-поле», приготовилась к прыжку. Судя по расчетам, следующий выход из подпространства будет уже в Солнечной системе. Лайм улыбнулась, вспомнив, что как-то читала, что Земля – прапланета всего человечества, впрочем, вскоре это удастся выяснить самой. Космолет стал набирать ход, окутываясь защитным коконом, необходимым для передвижения в подпространстве, наверное, поэтому его сенсоры не среагировали на вынырнувший позади него другой корабль. Похожий своей формой на гигантскую камбалу, корабль замер, нащупывая своими радарами беглеца. Выпущенная им ракета ударила прямо в двигатели, однако кокон поля уже был сформирован, и покалеченная машина по инерции ушла в подпространство.

Тревога была объявлена, когда «Разящий» уже готовился к возвращению из патрулирования на свою базу. Сенсоры брига засекли возмущения «т-поля», говорящие о выходе неизвестного корабля из подпространства в нерегламентированной точке. Корабль был приведен в полную готовность и, укрывшись полем отражения, замер, поджидая незнакомца. Если бы кто сейчас видел затаившийся бриг, то, наверное, сразу бы понял, почему создатели отнесли его к классу «акула», настолько он напоминал этого морского хищника. Пространство дрогнуло, и на экранах высветились характеристики объекта.

– Объект класса К4, легкий, угрозы не представляет, – раздалось в наушниках.

Ким Наймов, капитан брига, с интересом рассматривал летящую навстречу яхту.

– Капитан, это яхта Б-класса, но, судя по данным, имеет собственные генераторы подпространства.

– Кто ж ее так, – Наймов покачал головой. – Есть еще что на сенсорах?

– Чисто.

– Хорошо, спасательную команду на выход.

Серебристый диск спасательного бота уравнял скорость с вращающейся вокруг своей оси яхтой, а ее корпус обхватили нити гравилучей, стабилизирующие беспорядочный полет израненного корабля.

Лайм открыла глаза и тихонько застонала. Капля крови скатилась по лбу, заставив ее поморщиться. В рубке было темно, лишь чувствовался противный запах паленой резины да изредка что-то искрило, озаряя рубку мертвого корабля неоновыми сполохами. Девушка попыталась встать, но смогла только приподняться в кресле, чтобы тут же со стоном рухнуть назад. Неожиданно где-то позади раздалось протяжное шипение и темноту прорезали яркие лучи света. Уже теряя сознание, Лайм увидела склонившуюся над ней фигуру в скафандре незнакомой конструкции. Человек нагнулся и подхватил лежащую девушку из кресла. Это движение заставило Лайм застонать, так как ее тело неожиданно пронзила резкая боль, последнее, что запомнила девушка, это эмблема на груди скафандра в виде необычной восьмилучевой звезды со щитом и мечом внутри.

Глава 2

Мужчина, стоящий у огромного, во всю стену, стекла, внимательно наблюдал за творящимся действом по другую его сторону. Медкиборги, осторожно опустив неподвижное тело в ванну, заполненную регенерационным гелем, замерли по бокам от него, словно в почетном карауле. Мужчина вздохнул и, достав из кармана сигарету, несколько минут задумчиво крутил ее в пальцах. Раздавшийся позади него легкий шелест открывшейся двери заставил его обернуться. В дверях стоял высокий парень, одетый в голубой докторский халат.

– Марк, тут не курят, – сказал вошедший, подходя ближе.

– Знаю, – Дорнер засунул сигарету обратно в карман и протянул руку. – Привет, Влад.

– Привет.

– Ну что с нашей пациенткой, я смотрю, девочке хорошо досталось?

– Да уж неслабо, – вошедший подошел к стеклу и несколько минут смотрел на плавающее в геле тело. – Где вы ее только нашли?

Дорнер пожал плечами.

– Ребята во время патрулирования поймали. Ее кораблик, похоже, получил торпеду прямой наводкой, сейчас наши спецы в нем копаются, пытаются выяснить принадлежность этого металлолома.

– Понятно.

– Что-нибудь есть интересное?

– Конечно, – доктор протянул Дорнеру зеленую папку, которую принес с собой. – Знаешь, Марк, я такую технологию увидел впервые.

– Угу, – кивнул Дорнер, пробегаясь глазами по полученным данным. – Андройды – это прерогатива «солнечников». В их создании они мастера.

Он захлопнул папку.

– Ничего, если честно, не понял. Ладно, пошли к Арнольду, там нам все разжуешь.

– Влад, что значит не такая, как остальные? – Майер усталым взглядом посмотрел на врача. – Марк вон говорит, что вполне обычный андроид, даже ее внешность такая же, как у остальных, так?

– Да, – кивнул Дорнер. – Многие имперцы просто тащатся от девчонок с подобной внешностью. У них одно время бум на них был. Помню, идешь по улице, а там такие загончики и эти девчонки стоят, на любой вкус и цвет, правда, цены…

– Дорого? – поинтересовался Влад.

– Не то слово, – буркнул Дорнер, доставая сигарету и закуривая. – Одна такая девчушка стоила как половина космической яхты.

– Нехило, – Майер поморщился и включил вентиляцию. – И многие покупали?

– Многие, – кивнул Марк. – Эти девочки ведь почти идеальные слуги. Послушные, исполнительные, к тому же неплохие охранники, ну и прочее. Кстати, существует их специальный, так сказать, боевой вариант. Этих делают специально под заказ, и надо сказать – опасные ребятки.

– А что у них все андроиды женского пола?

– Нет, – Марк покосился на Майера и, встав, подошел к утилизатору, отправив внутрь недокуренную сигарету. – Конечно, есть и мужского. Надо сказать их машинки отличаются очень гибким мышлением и, если бы не специфический вид, то отличить от человека их было бы очень трудно, особенно продвинутые модели. Они ведь совсем как люди – даже эмоции испытывают.

– Удивительно, – врач покачал головой. – Я много об этом читал. «Солнечники» действительно далеко шагнули в этом направлении. Жаль, у нас таких нет. У меня в отделении есть пара андроидов, но эмоций от них не больше чем от пищекомб.

– Женщины тебе не хватает, – буркнул Майер. – Влад, женись, и не будешь пытаться с андроидами заигрывать.

Врач только отмахнулся.

– Кстати, ты что-то там мне о технологии говорил? – напомнил ему Дорнер.

– Ах, да, – доктор прищелкнул пальцами и загадочно усмехнулся. – Видите ли, друзья мои, эта девушка не совсем андройд.

– В каком смысле? – Дорнер с Майером непонимающе переглянулись.

– В прямом, – врач кивнул на лежащую на столе Майера папку. – Я там все написал, но вкратце… Короче, не знаю, кто изобрел эту технологию, но этот парень гений, причем гений с большой буквы. Если взять…

– Стоп, стоп, Влад, в каком смысле не совсем андроид? – прервал врача Арнольд.

– Да в прямом, стал бы я так долго возиться с андроидом. Дело в том, что эта девочка наполовину человек.

– Человек? – удивился Майер. – В смысле она киберноид?

– Нет, – покачал головой доктор. – Кибернизация, насколько я знаю, достаточно широко распространена в некоторых мирах Анклава. Но киборноиды – это всего лишь люди с искусственными органами, а тут некто совместил искусственное с живым на генном уровне.

– Подожди, ты хочешь сказать…

– Да, – кивнул Влад. – Совместить живую клетку с искусственными материалами – удивительно. Представьте себе обычную клетку, но стенки которой сделаны из особого искусственного материала. Физические способности этой девочки должны быть потрясающими. Невероятно.

– Мало сказать, – сказал Майер, нервно постукивая пальцами по столу. – И все же она человек или нет?

– Ну, вопрос чисто философский, – пожал плечами Влад. – Мозг, сердце, другие органы вполне человеческие, она даже может иметь детей, но с другой стороны… все это сделано или выращено из какого-то биокомпозита или… короче, не знаю. К тому же у нее в тело напичкано достаточно и обычных имплантов. Так что…

– Дела, – потянул Дорнер, доставая еще одну сигарету и задумчиво разминая ее в пальцах. – Похоже, кто-то из «солнечников» всерьез задумался о переделке человеческой расы.

– Скорее о создании идеальных солдат, – бросил Майер. – Хотя с другой стороны – смысл? В большой войне не думаю, чтобы это дало большого преимущества. А производство ей подобных, я думаю, не дешево.

 

– И должно быть не очень быстро, – вставил доктор. – Скорее всего, сравнимо по времени с выращиванием наших «клонеров».

– Тогда вообще смысла не вижу. Может, это просто жертва какого-нибудь эксперимента?

– Все может быть, – Дорнер посмотрел на начальника. – Арни, скажи лучше, что с девочкой делать будем?

– А что с ней делать? – пожал плечами Майер. – Будем пока наблюдать. Пусть сначала очнется, там и решим.

– Лайм, Лайм.

Она медленно повернула голову и посмотрела на отца. Тело почему-то плохо слушалось и казалось одеревеневшим, поэтому каждый шаг давался с большим трудом.

– Отец, – она с трудом разлепила губы, выдавив из себя сдавленный вскрик.

Фигура отца неожиданно заколебалась и стала распадаться на клочья тумана.

– Отец!!!

Лайм рванулась вперед, преодолевая заторможенность своего тела и… резко села на кровати. Сон медленно уходил, девушка непонимающим взглядом оглядела небольшую светлую комнатку, в которой, если не считать ее кровати, был только встроенный в стену шкаф да пара стульев у противоположной стены. А еще было окно – большое, почти во всю стену; располагалось оно прямо за кроватью, и поэтому девушке пришлось повернуться, чтобы посмотреть в него. Лайм несколько минут смотрела на необыкновенно синее небо, по которому изредка пробегали легкие облачка, чувствуя, как внутри нее нарастает какое-то внутреннее успокоение и безмятежность. Все произошедшее неожиданно показалось просто дурным сном. Неожиданно закружилась голова и накатившая вслед дикая слабость заставила ее практически рухнуть назад на подушку. Сознание вновь поплыло, но стоявший рядом с кроватью небольшой столбик, помигивающий разноцветными огнями, коротко пискнул, и девушка почувствовала, как ее предплечье легко кольнуло. Слабость стала отходить, девушка подвигала руками и ногами, ощущая в их движениях непривычную скованность, затем повернула голову и несколько минут рассматривала странный прибор, видимо являющийся каким-то медицинским автоматом. Вздохнув, она приподняла укрывавшую ее легкую серебристую накидку и придирчиво осмотрела себя. Одежды, естественно, не было, зато все тело было покрыто какой-то полупрозрачной пленкой, которая, скорее всего, и стесняла ее движения, зато, судя по остальным ощущениям, с ней было все в порядке. Девушка снова укрылась накидкой и, еще раз осмотрев комнату, активировала встроенные в тело сканеры. Делать она этого не любила, ибо ощущения были противные, сознание точно раздваивалось, и одна из этих половин смотрела на мир равнодушным электронным взглядом. Это заставляло ее чувствовать себя машиной, а таковою она себя не считала. Невидимые лучи сканеров скользнули по стенам, обнаруживая в их внутренностях скрытую от обычного взгляда жизнь. Как она и предполагала, за палатой велось наблюдение, так что кто бы ни были ее неведомые спасители, но доверять они ей не собирались. Девушка грустно усмехнулась и переключила импланты на внутреннее сканирование. Как ни странно, приборы не обнаружили даже следов повреждения организма, а ведь после того как в ее корабль попали, внутренние датчики точно взбесились, отказывая один за другим. А сейчас… Лайм тихонько рассмеялась. Она надеялась, что встроенные в ее тело импланты станут неким козырем в дальнейшем, однако, судя по тому, что они сейчас прекрасно функционировали, неведомые хозяева этой лечебницы вылечили не только ее тело, но и привели в норму все его неживые части.

Дверь комнаты неожиданно дрогнула и с легким шипением ушла вбок, а в палату вошла невысокая девушка, толкающая перед собой небольшую тележку со стоящим на ней подносом.

– Доктор сказал, что вы должны поесть, – сказала сестра механическим голосом.

– Спасибо, – девушка хотела приподняться, но вошедшая покачала головой и, пододвинув один из стульев, взяла тарелку с ложкой.

Лайм автоматически открывала рот, поглощая какую-то сладковатую массу, и с неподдельным интересом рассматривала кормящую ее медсестру. Та явно была андроидом, правда Лайм поражала некая механичность, нет, не в движениях, а в том, как та себя вела. Этот андроид напрочь был лишен всех эмоций, к тому же несколько грубое исполнение некоторых его компонентов заставляло ее думать о не очень продвинутой технологии этой планеты. Однако это как-то не вязалось с тем, как были отремонтированы ее импланты, да и ее лечение…

– Извините, а где я нахожусь? – спросила она медсестру, едва та закончила ее кормить, правда, без надежды на ответ.

Однако медсестра, составив тарелки на тележку, спокойно ответила:

– Это медицинское отделение базы ЦентрСпаса.

– Вот как!

Девушка вздохнула. Это название ни о чем ей не говорило. Ясно было только одно – это место что-то вроде базы спасательной службы. Только где? Двигатели вырубились на входе в подпространство, и ее могло выбросить куда угодно. Судя по тому, что здесь говорили на «едином», точно не в Империи, хотя какая Империя – все приборы ей не знакомы. Хотя, может быть, это специально?

Последняя мысль ее развеселила. Бред. Ради ее персоны никто не станет устраивать подобных спектаклей. Поймай ее охотники или кто другой из имперцев, церемониться бы они не стали, для них она всего лишь взбесившаяся машина. И лежать бы ей сейчас в стазис-контейнере, гадая о своей судьбе, а не лопать сладкую кашку. Так что надежда еще оставалась.

– А там посмотрим, – пробормотала Лайм и, откинувшись поудобнее на подушку, погрузилась в сон.

Дорнер бросил куртку на диван и, опустившись в старенькое кресло, привычным движением извлек из кармана сигарету. Щелкнув зажигалкой, он с наслаждением затянулся, мимоходом подумав, что за десять лет своего пребывания в академии так и не смог избавиться от этой привычки. Он вздохнул и, стряхнув пепел в небольшую пепельницу, и так заполненную окурками до самого верха, активировал компьютер. Посмотрев на развернувшийся перед ним экран, по которому бежали строчки поступившей за день информации, он снова вздохнул, мысленно прикинув, что опять придется сидеть до полуночи, и, встав, направился на кухню. Дома Дорнер бывал редко, поэтому потратил несколько минут, вспоминая, куда засунул картриджи от пищекомба. Сделав себе кофе покрепче, он вернулся за стол и, примостив окурок в свободное место пепельницы, отхлебнул из кружки. Что-что, но кофе в комбайне получалось неплохим. Дорнер вспомнил, как, едва прибыв на Землю, удивлялся этим бытовым приборам, так широко распространенным на данной планете, которую в остальном Анклаве считали одной из самых отсталых. Нечто подобное устанавливалось на космических станциях, но там эти приборы занимали чуть ли не целую комнату, да и получаемую из них массу трудно было назвать едой, так – пища.

На самом же деле техника Земли была причудливым сплавом из деградирующих технологий и остатками былого технического величества. Очень многое из того, что тут использовалось в повседневности, в Анклаве только разрабатывалось, хотя, с другой стороны, многое из этого сами земляне уже не могли производить, а в Анклаве не хотели. Те же пищекомбы помогли бы многим малоимущим людям или бедным колониям, однако там, среди звезд, правили законы бизнеса… Или взять генетическую коррекцию. На Земле это была стандартная процедура, которую проходил еще не рожденный ребенок, что позволяло избавиться от большинства проблем со здоровьем, да и дожить почти до трех сотен лет, выглядя не старше тридцати. Зато в мирах Анклава этой прерогативой обладали если и не богатые, то достаточно обеспеченные люди. Несколько иной ситуация была в Российской империи, но и там эта процедура была достаточно дорогой.

Только попав на Землю и прожив здесь несколько лет, Дорнер понял, насколько деградировала человеческая цивилизация, сколько потеряла в процессе своего расселения среди звезд. И только наблюдая за жизнью миров Анклава со стороны, получая нужную информацию из своих старых источников, он смог осознать, что этот процесс не остановился. Постепенно единый монолит Анклава, который образовался после освоения планет, развалился, превратившись в разрозненные государства. Мало того, эти государства усиленно вооружались, так что их столкновение было делом времени. Человечество, некогда сплотившееся для освоения новых миров, снова превращалась в лающую друг на друга свору. Это было опасно, очень опасно – ибо если это случится, то пострадают все. К счастью, на Земле это понимали не хуже. И когда на него вышли люди Майера, Дорнер не долго думал над их предложением.

Тихо пискнул зуммер вызова. Дорнер бросил взгляд на «запястник» и, отвернувшись от экрана компьютера, активировал связь.

– Влад.

– Привет, Марк, – доктор устало улыбнулся. – Хочу сказать, что наша пациентка почти восстановилась.

– Это хорошо, – Марк отхлебнул остывшего кофе и поморщился, отставив кружку в сторону. – Как она там?

– Ну, ходить уже начала. Вообще, Марк, живучесть у нее феноменальная. Любой из нас после таких ран уже богу душу отдал бы, а она вон уже в норме, и две недели не прошло.

– Да зацепило ее хорошо. Вообще удивительно, что она выжила. Ее кораблик ведь даже не оборудован минимальной системой защиты, хорошо хоть «с-поле» было активировано, оно-то ее и спасло, да еще то, что наши рядом были. Так что в «рубашке» наша девочка родилась.

– Наверное, – доктор пожал плечами и пристально посмотрел на собеседника. – Марк, тебе не кажется, что тянуть с визитом больше нет смысла, мне уже надоело изображать из себя таинственного молчаливого парня.

– Думаешь?

– Думаю. То, что мы за ней следим, она знает. Ты ведь в курсе, что в ее прелестной головке устройств не меньше, чем в наших стенах. А дальнейшее ее удержание в четырех стенах доверия к нам не прибавит.

– Психолог, – буркнул Дорнер. – Ладно, Влад, завтра подойду, действительно пора с этой красавицей поговорить.

Он отключился и, повернувшись к компьютеру, вывел на экран полученные данные. Пробежав по ним глазами, он хмыкнул и быстро набрал код вызова лаборатории.

– Технический отдел, – на экране появилось конопатая девичья мордашка.

– Сеймер где? – рявкнул Дорнер, заставив девушку испуганно ойкнуть и исчезнуть из поля зрения.

– А, Марк, это ты, – экран дрогнул, и на нем появилась заспанная взъерошенная физиономия. – Сколько времени?

– Уже десять, Рен, – щека Марка нервно дернулась. – Ты почему дрыхнешь на работе?

– Почему дрыхну? – Сеймер ухмыльнулся. – Все благодаря твоему браслетику. Провозился с ним почти до утра.

– И что?

– Что, что? – Рен на несколько минут исчез из поля зрения. – Система там интересная. Такую вижу впервые, – раздался откуда-то из-за экрана его голос. – Видимо, «солнечники» что-то новое придумали, или это какая-то спецразработка.

Он вновь появился на экране, на этот раз обнаженный по пояс и с мокрыми волосами; достав откуда-то из-за пределов видимости полотенце, он принялся вытирать голову.

– Короче, я сделал все что можно, сейчас Галочка отправит тебе полученные результаты. Извини, Марк, но если капать дальше, рискуем повредить этот приборчик, а ты ведь просил, чтобы все было в целости и сохранности.

Комп тихонько пискнул, подтверждая прием информации. Марк кинул последний взгляд на улыбающегося ученого и отключился. Сделав себе еще кофе, он осушил до конца кружку и лишь затем принялся за просмотр полученной информации. К документам был прикреплен видеофайл, который он и активировал в первую очередь.

На экране появился пожилой мужчина в традиционной одежде «солнечников».

– Лайм, – произнес мужчина, пристально смотря в экран.

Лаймалин проснулась и несколько минут лежала, нежась в кровати. Вставать не хотелось, тем более что даже погода за окном располагала к подобному безделью. Небо было хмурое, а моросящий дождик без устали барабанил по стеклу, навевая сон. Девушка даже всерьез задумалась над тем, а не подремать ли с часок, но легкий стук в дверь заставил ее быстренько выскочить из-под одеяла и спешно облачиться в выданную ей тут одежду.

– Привет, Лайм, – доктор, не дожидаясь ее приглашения, шагнул в комнату.

– Здравствуйте, Вла-ди-слав Ег-ор-ович, – с трудом произнесла она его имя, заставив врача улыбнуться.

– Владислав тоже произносится слитно, – поправил он девушку. – Ладно, давай мы тебя посмотрим.

Лаймалин вздохнула, попытка убедить врача в том, что она абсолютно здорова, не приводила к успеху, и каждый новый день начинался с традиционного осмотра. И хотя все импланты девушки светились зеленым, показывая, что ее организм в полном порядке, она не говорила об этом врачу, а тот делал вид, что ничего не знает об их присутствии в теле пациентки. Кроме того, на все задаваемые вопросы о том, сколько ее здесь продержат, доктор либо отмалчивался, либо неопределенно пожимал плечами. Единственное, что он подтвердил, это то, что она действительно находится на Земле.

 

Узнав это, девушка почувствовала несказанное облегчение, ибо до конца не могла поверить, что ее последний прыжок вывел к намеченной цели. Однако, как бы там ни было, она находилась в заключении. Ее спасители, видимо, просто не знали, что с ней делать, и Лайм боялась, как бы они не решили вернуть ее назад в Империю. С того момента, как она очнулась, прошло уже около недели, и с каждым днем тревога девушки лишь увеличивалась. Видимо, врач это заметил, поэтому однажды, пристально посмотрев на девушку, сказал, чтобы она не волновалась, так как скоро ее вынужденное заключение окончится. Почему-то девушка поверила ему, но прошло уже два дня, а все оставалось по-прежнему.

Доктор нажал что-то на массивном браслете у себя на руке, и нити датчиков, отлипнув от тела, с легким всхлипом втянулись внутрь браслета.

– Ну, можешь вставать, – врач поднялся и направился к двери. – Сейчас тебе принесут новую одежду, переодевайся и через час будь в библиотеке.

– Неужели?

Лайм одним гибким движением вскочила с кровати, но доктор больше ничего не стал говорить, а лишь махнув рукой на прощание, скрылся за дверью.

Лайм подошла к окну и уставилась на раскинувшийся за окном парк. Похоже, сегодня все решится. Она прижалась лбом к прохладной поверхности стекла. Зашуршала открываемая дверь.

– Ваша одежда.

Лайм оглянулась и, бросив взгляд на медсестру, коротко кивнула, затем вновь уставилась на стекающие по стеклу капли. Мысли вновь вернулись к отцу, затем вспомнился побег. Лаймалин вздохнула и, отойдя от окна, посмотрела на принесенную медсестрой одежду. К ее удивлению, одежда оказалась форменной со знакомым знаком в виде восьмилучевой белой звезды. Одевшись, она несколько минут крутилась, пытаясь рассмотреть себя в небольшом зеркале, расположенном на дверце стенного шкафа. Форма ей не очень приглянулась, та, что им выдавали в летной школе, была более удобна, а эта, на взгляд Лайм, слишком плотно облегала в некоторых местах, да и юбочка была несколько коротковата.

Но выбора не было, не идти же на встречу в больничной пижаме. Девушка усмехнулась своим мыслям и, поправив пиджак, вышла из палаты.

В коридоре как всегда было пусто. Если честно, то за все время своего пребывания она тут никого и не видела, если не считать, конечно, доктора да медсестер. В коридоре было несколько дверей, но все они вели в такие же комнаты-палаты что и у нее, правда, в тех никого не было. Кроме этих комнат на этаже был еще тренажерный зал и небольшая библиотека. То, что это библиотека, Лайм обнаружила случайно во время одной из своих вылазок из палаты. Надо сказать, что указанные выше помещения были единственными местами, куда она могла ходить, точнее об этом ее вежливо попросил доктор, и Лайм пришлось принять условия неведомой игры. Сориться с хозяевами ей пока не хотелось. Первые дни она больше всего времени проводила в тренажерном зале под присмотром медсестер, но вскоре те оставили ее в покое. Комнату с несколькими столами и стоящими рядом удобными креслами с высокими спинками она плоначалу приняла за какой-то учебный класс, пока как-то не уселась в одно из кресел.

– Здравствуйте, вас приветствует электронная библиотека медицинского комплекса ЦентрСпаса, введите ваш запрос.

Раздавшийся в ушах голос и развернувшийся перед ней огромный экран заставили ее спешно выпрыгнуть из кресла. Экран, повисев несколько минут в воздухе, свернулся в тонкую светящуюся нить и втянулся в стол. Девушка хмыкнула и, вновь усевшись в кресло, уже с интересом уставилась на развернувшееся перед ее лицом полотно плазмоэкрана. Затем принялась озираться в поисках систем ввода. Однако, не обнаружив рядом ни клавиатуры, ни какого-либо аналога данного устройства, несколько растерялась.

– Введите ваш запрос, – снова раздался в голове приятный женский голос.

– Э-э-э, – Лайм вздохнула, мысленно обозвав себя дурой. – Можно почитать что-нибудь о Земле?

– Запрос принят, выберете раздел.

На экране высветились пиктограммы с надписями.

– Историю, пожалуйста.

– Принято.

Прямоугольник с надписью «история» исчез, а по экрану побежали строчки списка присутствующей в библиотеке литературы.

– Выберите нужную книгу и подтвердите свой выбор нажатием соответствующей пиктограммы справа, для поиска нужной книги воспользуйтесь голосовым вводом названия нужного вам источника. Приятного вам чтения.

Голос смолк, а Лайм непонимающе уставилась на экран.

– Нажать пиктограмму справа, – пробормотала девушка, снова озираясь в поисках хоть каких-нибудь систем ввода. – И как я это должна вам делать?

Усмехнувшись, она ткнула пальцем прямиком в экран и с удивлением уставилась перед собой, когда тот не прошел насквозь, а уперся во вполне ощутимую пружинящую поверхность. Девушка непонимающе посмотрела на свою руку, затем вновь прикоснулась к висящему перед ней экрану. Удивительно. У отца в лаборатории она видела подобные экраны, но они представляли собой просто изображение, висящее в воздухе, здесь же с этим изображением можно было взаимодействовать. Поигравшись несколько минут с меню, она решила посмотреть, что находится позади экрана, – увы, тщетно. Экран упорно поворачивался вслед за нею или, сворачиваясь в луч, исчезал в глубине стола. Лишь один раз, сделав с места головокружительный прыжок, она оказалась позади него и на мгновение успела заметить перед собой какое-то серебристо-серое марево, которое тут же уплотнилось, превратившись в знакомое изображение библиотечного меню. Представив лица хозяев больницы, которые наверняка наблюдали за ее странными манипуляциями, Лайм повернулась к ближайшему замаскированному сенсору и виновато улыбнулась. Как бы там ни было, но доктор, пришедший на следующий день, ничего ей не сказал. Зато на ближайшие несколько дней девушка практически поселилась в библиотеке, открывая для себя заново историю человечества. Даже в Империи бытовали слухи, что нынешняя Великая Империя Солнц очень молодое образование и что род императора не восходит к седой древности, как это было написано во всех учебниках. Однако даже думать подобное в Империи считали ересью. Но, прочитав историю возникновения Анклава, Лайм поняла, что все это правда. В здешних книгах не было пафоса, присущего историческим хроникам Империи. Сухим научным языком в них рассказывалось о подлинной истории человечества – о его объединении, величии и последующем расколе. И даже то, что Земля – колыбель всего человечества, упоминалось вскользь, как само собой разумеющийся факт.

Все эти воспоминания промелькнули в голове девушки, пока она шла к библиотеке. Двери привычно разошлись в сторону, пропуская Лайм внутрь, и она замерла на пороге, разглядывая сидящего в одном из кресел человека, одетого в черную форму.

– Здравствуй, Лайм, – человек жестом пригласил девушку сесть в ближайшее кресло.

Лаймалин послушно уселась на предложенное место, чувствуя нарастающее в груди волнение. Сейчас должна была решиться ее судьба, но что бы ни сказал ей этот незнакомец, пристально рассматривающий ее своим цепким взглядом, назад в Империю она не вернется. Снова стать подопытной зверушкой, переживать все унижения опытов, когда с ней будут обращаться как с дорогостоящей вещью, – только не это.

Молчание затянулось, и девушка не выдержала:

– Меня отправят назад?

– Почему ты так решила? – вскинул брови мужчина.

– Но вы ведь уже, наверное, знаете, что я собственность Империи Солнц и меня разыскивают.

– Собственность? – незнакомец покачал головой. – И это мне говорит девушка, решившаяся пойти против устоев своего общества и сумевшая ускользнуть от имперских охотников.

– Но… – в душе Лайм неожиданно вспыхнула надежда. – Но разве вы…

– Лайм, – мужчина неожиданно улыбнулся. – Если ты думаешь, что мы тебя отправим назад, то не беспокойся. Империя нам достаточно насолила, и никто из нас не собирается этого делать.

– Правда? – девушка робко улыбнулась.

– Правда, – кивнул ее собеседник. – Только уж извини, просто так отпустить мы тебя тоже не можем. Твоя внешность, да и все такое…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102 
Рейтинг@Mail.ru