Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

Дмитрий Кружевский
Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

– Ага, штраф за такое блаженство половина твоего месячного оклада.

– Да ладно тебе, – отмахнулся Дорнер. – Не все нам на «шипучке» сидеть, иногда, как начальству, можно чего и покрепче.

– На Земле напитки крепостью выше двадцати пяти градусов запрещены законом, – менторским тоном сказал Майер.

– Ты мне лекцию собрался почитать? – передразнил того Марк.

Они рассмеялись и, вновь наполнив бокалы, несколько минут молча потягивали тягучую зеленую жидкость.

– Ну что там с ребятами? – наконец спросил командор, отставляя опустевший фужер и убирая бутылку обратно под стол.

– Да в принципе все нормально. Только с Соболевой проблемы.

– Эта которая из «вторичников»?

– Да, у нее сильнейший эмоциональный стресс. Девчонка, похоже, по уши влюблена в Градова, а сама невольно стала причиной его нынешнего состояния. Психологи говорят, что только он сможет вывести ее из этого состояния, точнее не он, а сам факт его выздоровления.

– Понятно, а он сам как?

– Практически в порядке, уже пришел в себя, еще денек проведет в ванне с регенерационным гелем и даже синяков не останется. Ты же знаешь, на что наша медицина способна!

– Да уж, – усмехнулся Арнольд. – Помереть спокойно тебе точно не дадут. В райских кущах, поди, уже запустение.

– Ну, вот на это я бы не рассчитывал, – покачал головой Марк. – Анклав пополнение регулярно доставляет, уж ты мне поверь.

– Жалко, – притворно вздохнул Майер. – Хотелось персональный уголок на том свете и покоя, а так прибудешь, а там такая толчея.

– А это смотря, куда прибудешь, – рассмеялся Дорнер. – В другом месте, может, и посвободнее будет, вот припомнят тебе все твои грешки.

– У тебя их меньше?

– Если бы, – грустно улыбнулся Марк. – Ладно, Арни, не переживай, и там выкрутимся. Кстати, Градов сообщил очень интересную информацию.

Дорнер поднялся с дивана и, подойдя к столу, положил перед Майером светящуюся зеленым светом пластинку информ-кристалла.

– И что это?

– Данные ментального сканирования, да ты посмотри, посмотри.

Арнольд пожал плечами и вставил кристалл в считыватель «вирта».

– Карта? – Майер вопросительно посмотрел на куратора.

– Карта, – кивнул тот. – Помнишь, их сержант докладывал о том, что один из кадетов группы – Андрей, как его там, – Дорнер пощелкал пальцами, пытаясь вспомнить фамилию, – ах да – Малышев… Так вот, он каким-то чудом активировал информационную систему корабля.

– Конечно, помню, но вроде эти сведения до сих пор не получили подтверждения, – покачал головой Майер. – В указанном месте наши спецы ничего не обнаружили, хотя признают наличие чего-то внутри стен корабля, однако технология несколько отличная от нашей, так что пока разбираются.

– Уже считай, что подтверждено, – кивнул на экран куратор. – С разрешения Градова мы сняли у него мнемограмму памяти, так как он заявлял, что в его присутствии на экране появилось изображение незнакомой звездной системы, и вот…

– Если это, конечно, не фантазии парня, – прервал Марка Дорнер, разглядывая открывшуюся картинку. – Карту проверили?

– Да, центральный компьютер сопоставил ее с известными нам системами, вот результат, – он протянул командору другой кристалл.

– Не мог все на один записать, – буркнул Арнольд, отправляя следующий кристалл внутрь «вирта».

Несколько минут он вчитывался в бегущие строки доклада, затем, откинувшись на спинку кресла, задумчиво уставился на вращающуюся перед ним объемную модель системы.

– Это точно?

– С вероятностью в восемьдесят семь процентов.

– Понятно, – Майер вздохнул. – Почти три сотни световых лет – около месяца полета. В принципе не так уж и далеко.

– Согласен, – кивнул Дорнер. – Что интересно, из-за малого количества звездных систем данный квадрат считался неперспективным, и его исследование даже не запланировано.

– Теперь будем считать, что запланировано, – сказал Майер. – Какой у нас корабль наготове?

– Фрегат «Дальнеба» готов. Если сейчас начать комплектование экспедиции, думаю, что через пару-другую месяцев он сможет уйти в указанный район.

– Это хорошо, – начальник академии в задумчивости пробарабанил пальцами по столу. – Считай, что я согласие дал, пусть готовятся. Теперь главный вопрос, как это провести в совете, чтобы анклавцы ничего не пронюхали, ушей у них там хватает.

– Хватает, – вздохнул Марк. – И когда же мы от них избавимся-то?

– Мы и так потихоньку избавляемся, ты же знаешь ситуацию?

– Знаю, – куратор нахмурился. – Только от этого мне не легче, – скорее наоборот. А проблему эту решить можно очень просто: через три месяца у нас по плану должен пойти исследователь в район КЛ-17, так что нам мешает внести в полетный лист вспомогательный корабль.

– А ты голова! – усмехнулся Майер. – Так и поступим, только позаботься, чтобы экипажи на этот раз хорошо профильтровали, а я к тому же постараюсь перевести экспедицию полностью под нашу юрисдикцию. На этом и порешим.

Командор отключил «вирт» и вопросительно посмотрел на Дорнера.

– Слушай, Марк, а может, рванем на рыбалку, пока жены нет?

– А где она?

– Да по работе на Марс отправилась на пару недель. Ты-то на выходные не занят?

– Да вроде нет, – Марк бросил взгляд на «запястник». – Кстати, а с кадетами что делать будем?

– А что с ними делать? – Командор встал с кресла и подошел к окну, выходившему в сад. – Наказать, конечно, надо, но, с другой стороны, их авантюра принесла нам много интересного.

– Это точно, – усмехнулся Дорнер. – Например, то, как они легко изменили курс маршрута, взломав при помощи спирса компьютер в учительской. Догадались же…

– Ну, это мелочи, – махнул рукой командор. – В конце концов, там его никто и не охранял, подобные случаи были и ранее. Вспомни хотя бы историю с оценками два года назад.

Куратор коротко хохотнул и кивнул головой.

– Помню, конечно, но на этот раз их баловство чуть им же самим боком не вышло. Думаю, надо все же какую-то систему наблюдения поставить. Пусть балуются, но зато мы будем в курсе их забав.

– Вот и займись этим на досуге, – Майер открыл окно, впустив в тишину комнаты звуки сада. – Хорошо… Но проблема не в этом. Меня больше всего интересует, почему на данном объекте не оказалось даже малой системы наблюдения.

Куратор пожал плечами.

– Объект подвергался пристальному изучению и считался полностью «выбранным», был подвергнут частичной консервации. Угрозы не представлял, активности не проявлял. Арни, ты же знаешь, сколько по нашей системе таких объектов.

– Ну не так уж и много, – Майер отошел от окна и вновь устроился в кресле. – Похоже, пора поднять наши архивы и еще раз пробежаться по подобным находкам, особенно по тем, что исследовались до «Исхода», может, еще чего интересное выловим.

– Где же я тебе столько людей наберу? – удивился Дорнер.

– Привлеки курсантов третьего курса, будет им вместо летней практики. Да и план этой практики до выходных мне на подпись.

– Ну, спасибо тебе, – буркнул Марк, низко кланяясь.

Кирилл открыл глаза и несколько минут бесцельно рассматривал потолок больничной палаты. Тело еще ныло, несмотря на заверения врачей о том, что все уже в порядке. Кир бросил взгляд на висевший напротив кровати матовый прямоугольник экрана «информера» на котором сейчас отображались цифры времени, и, потянувшись, сел.

– Доброе утро! – Двери в палату раздвинулись, и на пороге появилась улыбающаяся медсестра. – Как себя сегодня чувствуем?

– Как после удара булыжником, – фыркнул Кирилл, морщась от холодного датчика сканера, приложенного к груди. – Долго мне тут еще валяться?

– А вот сейчас вас еще раз осмотрят, и можете быть свободны, – ответила девушка-киборг и убрала датчик, который тут же втянулся ей в руку. – Все в норме, доктор сказал, что я могу вас выписать. Ваша форма в шкафчике… До свидания. И постарайтесь больше к нам не попадать.

Медсестра еще раз приветливо улыбнулась и, развернувшись, вышла из палаты. Форма действительно оказалась в шкафу, хотя еще вчера тут ничего не было, если не считать запасной пижамы. Кир вздохнул и принялся одеваться, радуясь, что наконец сможет покинуть опостылевшие за пять дней больничные стены. Нет, медсестры тут были очень симпатичными, но о чем разговаривать с киборгами, а врач, если и появлялся, то на несколько минут в сутки, к тому же к нему никого не пускали до последнего дня. Так что единственным развлечением за все проведенное здесь время был куратор Дорнер и медики с «м-аппаратом».

– Кир!!

Едва двери больничного комплекса захлопнулись за ним, как он почувствовал, что на его шее повисли сразу несколько человек.

– Ребята, вы же его задушите, – вмешался Андрей.

– Не задушим, – сказал Айко, вместе с Минако и Эрикой обнимая Кира. – Жив, чертяка!

– Пока да, – Кир попытался вырваться из дружеских объятий, – но если, Андрей, ты меня не спасешь, то эти обнимальщики меня добьют.

– Конечно, спасу, – Андрей мягко оттеснил Рена с Аирой и сам заключил парня в богатырские объятья, причем Эрика тоже в них попала, лишь сдавленно ойкнув.

Наконец, когда мысленно Кир уже был готов вернуться назад в клинику к улыбчивым медсестрам, его отпустили.

– Фу-у, – он свободно вздохнул и оглядел толпившихся вокруг него ребят. – Слава богу, все целы.

– Целы, нам-то что станет, – махнул рукой Рен. – Это ты у нас герой.

– Герой, – усмехнулся Кирилл. – Если бы не комбинезон, я бы был лепешкой от героя. Кстати, а где Гера и Антон?

– Гера?

Все почему-то сразу стали серьезными.

– А тебе не сказали? – спросила Минако.

– Нет, – Кирилл встревоженно посмотрел на друзей. – Что случилось? Она жива?

– Жива, успокойся, – Андрей положил руку на плечо друга. – Просто она до сих пор в шоке. Помнишь, как тогда?

– Тогда? – Кир непонимающе посмотрел на Андрея.

– Ну да. Либо ходит как сомнамбула, либо сидит у себя в комнате и пялится в одну точку. Антон от нее ни на шаг не отходит.

 

– Понятно, – Кир вдруг сорвался с места и бегом кинулся в сторону казармы.

Антон с грустью смотрел на сестру. Совсем не верилось, что еще несколько дней назад это была веселая и счастливая девушка. Сейчас перед ним было потерянное, беззащитное существо, полностью потерявшее смысл жизни и тихонько оплакивающее свою судьбу. Он тяжело вздохнул и в который раз подумал, не было ли ошибкой их решение поступить в эту академию. Хотя…

Дверь неожиданно распахнулась, и в комнату влетел запыхавшийся Кирилл.

– Гера!! – он кинулся к забившейся в угол кровати девушке и обнял ее. – Гера, очнись! Очнись, приди в себя, Гера!!

Он тряс бедную девушку, смотревшую на него пустым взглядом. Антон хотел кинуться и остановить его, но тяжелая рука Андрея преградила ему путь. Он непонимающе посмотрел на гиганта, но тот лишь покачал головой и кивнул в сторону Кирилла.

– Гера, Гера!!

Кирилл смотрел в пустые глаза подруги, не веря, что это те же глаза, что горели для него в ночи огнем безумной страсти. Комок сжал горло, он еще крепче прижал девушку к себе, зовя ее по имени.

– Кир, – неожиданно прошептала девушка. – Это ты. Это не очередная галлюцинация.

– Я, это я, – Кирилл взял в ладони лицо девушки. – Гера, это я. Я живой.

– Живой, – девушка дрожащей рукой провела по щеке парня, стирая слезы. – Ты плачешь? Почему ты плачешь?

– От счастья, – улыбнулся Кир, прижимая ее ладошку к своей щеке.

– Правда, – Гера неожиданно улыбнулась и вдруг бросилась парню на шею. – Кирилл. Кирилл!!

Рыдания стали сотрясать тело девушки. Она что-то пыталась сказать, но все ее слова тонули в море слез.

– Молчи, молчи, – бормотал Кирилл, гладя девушку по волосам. – Молчи.

Андрей оглядел стоявших вокруг друзей и, толкнув всех по очереди в плечо, молча кивнул в сторону двери.

Гера отпустила Кирилла лишь после прихода врача. Та молча выставила парня за дверь, несмотря на протесты девушки, предложив ему прогуляться с полчасика. К себе он не пошел, а вышел во двор казармы, чтобы немного привести в порядок разбегающиеся мысли.

– Кир!

Айко, сидевший в беседке в гордом одиночестве, махнул другу рукой и, когда он подошел, спросил:

– Ну, как она там?

– Да вроде отошла немного, – Кир вздохнул и опустился на лавочку. – Только все равно какая-то заторможенная. Не узнаю я ее.

– Хорошо хоть так, – покачал головой Айко. – Медики боялись, что она вообще не выйдет из такого состояния, говорили о психогенной травме и о том, что она замыкается на внутреннем мире.

– Даже так?

– Так, – Айко внимательно поглядел на друга. – Кир, она ведь себя во всем винит…

– Да она-то при чем? – Кирилл нахмурился. – Глупая случайность. Зверек, обойма с разрывными… Как я только успел?

– Ну, хорошо то, что хорошо кончается, – ободряюще улыбнулся Рен. – Не переживай.

– Легко сказать, – усмехнулся Градов. – Гера… она ведь, она ведь… – Кир замялся.

– Ага, и очень тебя любит.

Кир покосился на Рена и только тяжело вздохнул.

– Кстати, а почему я сегодня Георга не видел.

Айко неожиданно нахмурился и отвернулся.

– Сдулся наш Георг, – буркнул он, разглядывая что-то в небе.

– В смысле? – не понял Кир.

– Да в прямом, – Айко разраженно махнул рукой. – После случая с тобой он во всем обвинил Геру и чуть с кулаками на нее не кинулся, хорошо Андрей рядом оказался. А потом, пока спасатели нас выковыривали из этой западни, просидел все время в дальнем углу.

– И все же где он?

– Подал рапорт о переводе в другую группу. – Щека Рена нервно дернулась. – Я пытался с ним поговорить по душам, а в ответ получил такую тираду о потакании «клонированным бабам», что еле удержался, чтобы в морду ему не заехать.

Кир недоверчиво посмотрел на друга.

– Георг такое сказал? В жизни не поверю.

– Я бы тоже не поверил, – Рен покачал головой. – Давай не будем об этом.

– И кто же у нас теперь командир группы?

– Андрей. – Айко поднялся. – Ладно, пойду я, мы с Минако хотим к ней на лето поехать. Да, кстати. Ты тоже домой собирайся, а то в связи с нашей выходкой у нас в этом году каникулы короче на целый месяц. Так что назад не к сентябрю, а к началу августа – учти это.

– Дорнер сказал?

– А кто же еще, – усмехнулся Рен. – Сказал, что будет нас пользовать как бесплатную рабсилу, для различных хозяйственных нужд. Чую, весело будет.

Проводив растерянным взглядом уходящего Айко, Кир задумался. Новость о Георге поразила его до глубины души, он несколько минут рассеянно барабанил пальцами по бортику беседки, затем бездумно уставился на плывущие по небу облака.

Кир задумчиво рассматривал висевшие в шкафу вещи, пытаясь определить, что брать с собой, а что оставить здесь. Спирс, растянувшись по-хозяйски на кровати, внимательно наблюдал за действиями Кирилла и иногда деловито шевелил усами, точно одобряя очередной выбор хозяином той или иной вещи. Неожиданно зверек встрепенулся и внимательно посмотрел на входную дверь, которая через мгновение распахнулась. В нее буквально влетела Гера, тут же юркнув за растерявшегося Кирилла.

– Гера?

Вбежавший вслед за ней Антон укоризненно посмотрел на выглядывающую из-за спины Кира сестру.

– Что у вас случилось? – Кирилл вопросительно посмотрел на Соболева.

– В интернат не хочет ехать, – вздохнул тот. – И тут оставаться не хочет, заладила, что с тобой поедет, и все тут. Гера!

Девушка испуганно прильнула к Киру. Тот покосился на сжавшуюся девушку, похожую на испуганного зверька, и вздохнул. В голове всплыли слова врача, осматривавшего Геру днем.

– Вся проблема у нее в голове. Твоя травма ввела ее в состояние глубокого шока, так как она невольно стала ее причиной… – Врач вздохнула. – Не буду вдаваться в подробности, но она до сих пор живет в своем мире фантазий, к сожалению, тут еще сказалась и ее прошлая травма.

– И что же нам делать? – растерянно спросил он.

– А вот тут ты правильно поставил вопрос, – врач улыбнулась. – Именно ты можешь послужить стимулом к ее выздоровлению.

Кирилл вздохнул и, еще раз бросив взгляд на девушку, решительно произнес:

– Короче, Антон, ты как хочешь, но Гера действительно летит со мной.

Кир подошел к калитке дома и, на мгновение оглянувшись, посмотрел на идущих за ним Геру с Антоном. Гера, заметив этот взгляд, робко улыбнулась. Кирилл вздохнул и, мысленно досчитав до пяти, открыл калитку. Замок входной двери среагировал на хозяина, послушно распахнув перед ним дверь дома.

– Мам, Лиа, я дома!! – Кир несколько минут вслушивался в тишину, затем, покосившись на сидевшего на плече спирса, который тоже навострил ушки, прошел в гостиную.

– Кирилл, – перед парнем в воздухе развернулся экран «информера».

– Мам?

– Привет, сынок, – женщина улыбнулась. – Извини, у меня как всегда дела.

– Ясно, – Кирилл вздохнул. – А где Лиа?

– Поехала с друзьями отдыхать. Да, да не удивляйся, у нее появились друзья, – сказала Ирина, глядя на удивленно-вопросительное лицо сына. – Кстати, а где твои гости?

– Мои гости? – Кирилл покосился в сторону коридора. – Мам, откуда ты все знаешь?

– Ну, – женщина на секунду смутилась. – Вообще-то, твой куратор звонил и все мне рассказал, так что вечером вернусь, получишь у меня нагоняй за эту вашу выходку.

– Мам, я что, маленький?

– Ну и не взрослый, – женщина вздохнула. – Сын, ты хоть представляешь, что я за эти дни перетерпела?

Кирилл хотел ответить, но неожиданно почувствовал, что слова застряли в горле. Неожиданно вспомнился отец и лицо матери, когда она смотрит на его фотографию.

– Мам, прости, – Кирилл опустил голову. – Прости.

– Ладно, Кир, – Ирина ласково улыбнулась. – Главное, что все обошлось. Устраивай гостей, а я к восьми буду.

– Какой у тебя большой дом! – сказала Гера, спускаясь со второго этажа. – А та комната, что побольше, наверное, твоя?

– Угу, – кивнул Кирилл, перебирая картриджи пищекомба, перед отлетом они так толком и не поели, и сейчас в животе уже отчетливо урчало.

К сожалению, в «хроне» было пусто, если не считать, конечно, пары-тройки бутербродов, которые были проглочены буквально за пару минут. Выбор картриджей тоже удручал. Кроме рыбной запеканки и супа грибного, ничего путевого не было. Кир несколько минут рассматривал знакомый голубой картридж с овощным рагу, который мать так и не обменяла, и, хмыкнув, кинул его обратно в ящик, вставив в пищекомб картридж с запеканкой. Перекусив, стали думать как будут размещаться. Вопреки восторгам Геры, дом был не таким уж и большим. На первом этаже: гостиная, кухня и спальня матери, на втором – комнаты Кира и Лиа. Была еще третья комната – гостевая, но она давно уже использовалась в их семье как кладовка, так как в случае редких гостей раньше их размещали в комнате, которую сейчас занимала его названая сестра. В конце концов, решили что Антон будет спать вместе с Киром, а Гера – в комнате Лиа. Правда, Гера неожиданно возразила, заявив, что занимать комнату без дозволения хозяйки просто не хорошо. Кир решил не спорить с девушкой, сказав, что тогда их размещением займется его мама, на том и порешили.

На прогулку их уговорила Гера, заявив, что нечего париться дома и что ей хочется посмотреть город. Было около трех, а на улице стояла приличная жара, но ребята были вынуждены уступить напору девушки и отправиться на прогулку. Прошлись по бульвару вдоль реки, обсуждая последнее приключение, причем говорили в основном они с Антоном. Гера постоянно то отставала, спускаясь к самой воде и что-то в ней высматривая, то, наоборот, убегала вперед, завидев очередной автомат с мороженым или соком. Кир с Антоном, наблюдая за поведением Геры, только удивлялись, как буквально на глазах менялось поведение девушки. Еще вчера она больше походила на забитого зверька, который боялся даже нос высунуть из своей норки, а сегодня это была веселая беззаботная девушка, вовсю радующаяся теплому и погожему дню. Хотя эта беззаботность, какая-то детская бесшабашность, несколько волновала Кирилла, о чем он и сказал ее брату. Антон в ответ только вздохнул и развел руками, сказав, что лучше уж так, чем то состояние, в котором она находилась ранее.

– Кирилл, ты чего хмуришься? – спросила Гера, догоняя ушедших вперед парней.

– За тебя переживаю, ты сейчас ведешь себя прямо как ребенок.

– А это плохо? – девушка, склонив голову набок, вопросительно посмотрела на Кирилла.

– Ты раньше такой не была.

Гера нахмурилась, и на миг ее лицо приняло серьезное выражение, она посмотрела на Кира грустным взглядом и, улыбнувшись, неожиданно чмокнула его в щеку, после чего, рассмеявшись, умчалась к очередному автомату с мороженым.

– Тебе не кажется, что она несколько придуривается? – буркнул Антон, смотря вслед своей сестре.

– Тебе лучше знать, – вздохнул Кирилл. – Хотя меня больше беспокоит количество съеденного ею мороженого, одно из двух: либо она лопнет, либо простудится.

Антон рассмеялся. Несколько девушек, идущих им навстречу, с интересом посмотрели на парней, одетых в такую жару в необычную форменную одежду черного цвета, и тоже дружно прыснули. Кир покосился на них, затем на Антона, провожающего заинтересованным взглядом веселую компанию, и усмехнулся. В это время, над головами промчался серебристый глайдер и, резко нырнув вниз, завис над посадочной площадкой, расположенной метрах в десяти от них.

– Вот сумасшедший, – покачал головой Соболев.

Кир пожал плечами, думая, что, скорее всего, машина шла на автопилоте, и направился в сторону Геры, задумчиво рассматривающей меню автомата.

– Кирилл!

Раздавшийся сзади крик заставил его замереть, затем медленно повернуться назад. На площадке, рядом с приземлившимся глайдером, стояли Нина с Антоном и с улыбкой махали ему рукой.

Глава 13

– Ну, привет, дружище, – Антон приобнял Кирилла, затем Нина чмокнула его в щеку.

– Привет, – Кирилл тоже обнял друга. – Вы-то тут какими судьбами?

– Как это какими? – Нина возмущенно посмотрела на Кира. – У нас тут дом, да и Антоновы родители тут живут, или забыл?

– Да помню я, помню, – Кир улыбнулся и, повернувшись к стоящему позади Соболеву и Гере, которые с интересом наблюдали за происходящим, пояснил: – Это мои школьные друзья, я вам о них рассказывал. Антон и Нина.

Соболевы представились, причем Кир успел заметить, как неожиданно зло зыркнула в сторону Нины Гера, правда, через мгновение девушка уже искренне улыбалась новым знакомым. Решили посидеть в «Приречном», тем более кафе находилось в пяти минутах ходьбы. Зал сегодня был практически пуст, что, впрочем, не удивило Кирилла, так как он знал, что основной наплыв посетителей будет здесь ближе к вечеру.

 

– Сколько сразу воспоминаний, – сказала Нина со вздохом, едва они уселись за столик. – Да, Кир?

Но Градов промолчал, лишь нашел глазами знакомый столик, за которым сейчас сидели два парня, и тихонько вздохнул. Воспоминания неожиданно накатили валом, руша все барьеры, возведенные им в памяти. Гера, усевшись рядом с Киром, покосилась на замершего друга и легонько погладила его по руке. Кирилл вздрогнул и, проведя рукой по лицу, с благодарностью посмотрел на девушку.

– Кстати, Кир, а что это вы в таком виде?

– А, это, – Кирилл улыбнулся. – Мы только недавно из академии, переодеваться не стали, решили прогуляться.

– Понятно.

Нина пересела со своего места на диван поближе к Киру и с любопытством принялась рассматривать его форму.

– А что значит «Омега»?

– Позывной нашего отделения.

– Отделения, – Нина изумленно посмотрела на Кирилла. – Вы что, какое-то военное подразделение?

– Ну, типа того, – ответил вместо Кира Антон.

– Странно, – Нина задумчиво посмотрела на мужа. – Ты знал?

– Ну… – Антон неопределенно повел плечами. – Об этой академии информации не очень много, она не закрытая, просто ее не очень афишируют. Потом расскажу.

В кафе просидели около часа, вспоминая прошлое. Нина несколько раз пыталась заговорить с Киром о своей сестре, но тот сразу переводил разговоры в другое русло, и, в конце концов, девушка оставила свои попытки.

– Он до сих пор ее любит, – сказала Нина, едва Кирилл с друзьями покинул кафе, сославшись на усталость после перелета из академии. – Хотя и не признает этого.

– Возможно, – кивнул Антон, задумчиво вертя в руках стакак с соком. – Но что сейчас об этом думать. К тому же мы ему не сказали…

– Мы не имели права, – покачала головой Нина. – В конце концов, это не наша тайна.

– Этого он нам никогда не простит, – сказал Антон.

– А может, и простит, – Нина погладила мужа по голове. – Может, когда-нибудь…

– Кирилл, – мать нежно обняла сына. – Слава богу, с тобой все в порядке.

– Все нормально, мам, – он тоже приобнял мать, неожиданно почувствовав, какая она у него хрупкая и беззащитная.

Наконец женщина отстранилась от сына и, взъерошив у него на голове волосы, повернулась к гостям.

– Насколько я понимаю, Гера и Антон Соболевы.

Ирина с приветливой улыбкой посмотрела на сидевших на диване ребят. На миг ее взгляд задержался на Гере, и мать, хмыкнув, спокойно констатировала:

– Вполне симпатичная, что ж, сынок, вкус у тебя есть.

Гера на миг встрепенулась и бросила насупленный взгляд на женщину, но, встретившись с ней глазами, неожиданно покраснела и уставилась в пол.

– А девочка-то с характером, – Ирина рассмеялась и, подойдя к смутившейся Гере, присела рядом. – Не обижайся на меня, но ваш куратор из тебя прямо жертву трагедии нарисовал, а ты вон какая, еще и глазками стреляешь.

Гера непонимающе посмотрела на улыбающуюся женщину и робко улыбнулась.

– Ладно, мужчины, насколько я поняла, вы уже обустроились?

– Ну, в принципе, да, – кивнул Кир.

– Ясно, – хозяйка поднялась. – Значит так, Гера, вставай и давай пока свои вещи ко мне в комнату, а завтра я этих героев заставлю гостиную на втором этаже привести в божеский вид, давно надо было все барахло либо в подвал, либо в утилизатор отправить. А пока поспишь у меня, заодно и посплетничаем на сон грядущий.

Ирина заговорщицки подмигнула девушке, заставив ту вновь залиться краской и быстро умчаться наверх в комнату Кира, где пока находились ее вещи.

– Мам, ну зачем ты так с ней? – спросил Кирилл, провожая Геру взглядом.

– Просто кое-что проверяла, – лицо Ирины на мгновение стало серьезным. – Реакция у нее вполне адекватная, но судить пока рано.

Антон, молча наблюдавший за этим действием, вопросительно посмотрел на Кира, но тот лишь пожал плечами, он уже перестал удивляться познаниям матери в различных областях, а также знал, что внятного ответа об источнике ее знаний добиваться бесполезно. Лишь однажды мать проговорилась, что в последнюю ее экспедицию специально отбирали ученых-универсалов, но Кир достоверно знал лишь о двух специальностях матери – экзобиолог и навигатор. В принципе ничего удивительного, ничто не мешало любому гражданину Земли пройти тест по ЕТеПу и вновь пойти учиться в какой-нибудь вуз.

– А почему ее не поселить вместе с Лиа?

Мать удивленно посмотрела на сына и вздохнула.

– Кир, ты в некоторых вещах меня просто поражаешь. Селить двух кошек в одну коробку, нет уж – избавь бог.

– Я тоже думаю, что не стоит, – неожиданно вставил Антон, понимающе переглядываясь с Ириной. – Лучше уж мы заброшенную комнату завтра приведем в порядок, все равно дел особых нет.

Половину следующего дня они с Антоном сортировали и перетаскивали сваленные в бывшей гостевой комнате вещи, под чутким руководством Ирины и моральной поддержке Геры со спирсом, который удобно устроился у нее на плечах и только недовольно фыркал, когда до него долетала поднятая друзьями пыль. К удивлению Кира, в комнате обнаружилось несколько комплектов трансфор-мебели, а также куча непонятных вещей, упакованных в металлические коробки, которые мать приказала перенести в подвал. Кир открыл одну из них, обнаружив внутри стопки информ-кристаллов и какие-то бумаги. На его вопрос, что это за документы, мать только пожала плечами и сказала, что это записи ее исследований, привезенные из различных экспедиций, и, если он хочет, то может их почитать. Кир еще раз посмотрел на стопки кристаллов, пролистал пару папок с фотографиями каких-то строений и, закрыв коробку, отправил ее в общую кучу, решив оставить свои изыскания на будущее. Ирина, исподволь наблюдая за копаниями своего сына в ее старых документах, лишь облегченно вздохнула.

Часа через три работы и после того, как в комнату была загнана пара кибов-уборщиков, комната приобрела вполне жилой вид. Оставив Геру обустраиваться дальше, Антон с Кириллом были отправлены Ириной в ближайший магазин для закупки продуктов к обеду.

Пока Кир набирал продукты, Антон «завис» в отделе одежды и вернулся оттуда с несколькими пак-тубами различных рубашек, штанов и прочего барахла.

– Ты что, себе весь гардероб купил? – спросил Кир, разглядывая объемную наклейку на тубе, где были изображены шорты какого-то непонятного фасона.

– Так у меня кроме формы и интернатовской одежды ничего нет, – развел руками Антон. – Кстати, я еще немного взял, вот Гера доберется до магазина…

– Да уж, – Кир вздохнул. – Лучше их с матерью отправить.

Опасения Антона вполне оправдались. Не успел тот похвастаться обновками, как девушка тут же засобиралась за покупками, и Киру потребовалось немало усилий, чтобы отговорить ее от немедленного набега на магазины. Однако после обеда все равно пришлось идти, хорошо хоть Ирина согласилась помочь, так что основным занятием парней стало ожидание женщин в ближайшем кафе и доставка покупок до дому. Причем количество различных туб, свертков и коробочек, по мнению Кирилла, все равно превысило все разумные пределы. Антон, глянув на эту кучу, забрал у сестры карточку и, приложив ее к сенсору «запястника», только присвистнул и покачал головой.

– А ты что хотел? – спросила Гера, возмущенно фыркая в ответ на укоризненный взгляд брата. – Я и так всю зиму ничего не тратила.

К вечеру решили выбраться на пляж, причем неожиданно для всех инициатором похода выступила мать Кирилла. Вызвали глайдер и через несколько минут были на одном из окрестных пляжей в паре километрах от города. Несмотря на вечернее время, было довольно многолюдно, и Кира то и дело окликали старые знакомые и бывшие одноклассники. Встретилось несколько бывших одноклубников по униксу, и Кириллу пришлось пообещать заглянуть на днях, тем более он сам хотел повидаться с Владленом Михайловичем.

– Кирилл, ты скоро? – Кирилл разговаривал с очередным знакомым, когда раздавшийся из-за спины голос Геры заставил его обернуться. Кирилл замер, разглядывая подругу, на которой красовался новый купальник, восхищенным взглядом. Сделанный по последней моде, он выглядел скорее частью тела или точнее затейливым рисунком на теле, плотно скрывающим самые интересные его части. Кир вздрогнул, неожиданно почувствовав то же неукротимое желание, что охватило его в лесу, и, быстро схватив Геру за руку, потянул ее к реке. Теплая прохлада воды ударила в голову, прогоняя часть наваждения, он вынырнул и помахал девушке рукой.

– Кир, что это с тобой? – спросила Гера, подходя ближе.

– А ты не знаешь?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102 
Рейтинг@Mail.ru