Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

Дмитрий Кружевский
Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

Стоянка размещалась на втором этаже вокзала, на большой крытой террасе, от чего стоящие здесь глайдеры взмывали не привычно вверх, а некоторое время скользили по разгонному тоннелю, словно космические истребители, стартующие с внутренних палуб авианосца. Подойдя к ближайшей машине, приветливо распахнувшей перед ним двери, Кирилл недоверчиво посмотрел на облупленную краску корпуса и потертые сиденья, но все же сел и, отметив на карте нужный адрес, нажал кнопку взлета. Глайдер несколько минут стоял неподвижно, мигая бортовыми огнями, и Кирилл уже хотел покинуть машину, чтобы поискать другую, более исправную, но тут внутри что-то громко щелкнуло и он, точно ужаленный, рванулся вперед.

Вообще-то, сообщение о том, что надо прибыть в Омск для дальнейшего собеседования по поводу поступления, пришедшее из центрального отделения ЦентрСпаса, изумило Кирилла. Насколько он знал, «зеленая метка» напротив наименования учебного заведения означала, что получивший ее уже практически является студентом данного вуза и для зачисления оставалось лишь послать запрос и, дождавшись официального бланка, отправить подтверждение. А тут дополнительное собеседование. Это, как и необычное название «Искатель», настолько заинтриговало парня, что он, отложив бланк НИОПа, решил слетать, но, помня случай со своей тайной поездкой, сперва поспешил сообщить об этом решении матери и Ольге.

Глайдер летел над городом, плохо видимым из-за сплошной пелены дождя, искомый адрес находился на окраине города, растянувшегося узкой полосой вдоль реки по обе ее стороны. Из истории Кирилл помнил, что Омск был некогда огромным мегаполисом более чем с пятимиллионным населением, несколькими большими заводами и даже собственным космопортом. Однако после «исхода» город стал приходить в упадок, и на данное время его население едва доходило до двадцати тысяч человек, а из всего производства остался лишь завод «Кибертехника». Кстати, здесь находился и профильный институт кибернетики, где, судя по адресу, и должно было проходить его собеседование.

Глайдер приземлился на небольшой площадке метрах в ста от здания института, похожего своей формой на огромную перевернутую тарелку. Кирилл, уже в сотый раз пожалев, что никак не купит своему «запястнику» модуль, позволяющий создавать поле для защиты от дождя, выскочил из машины и бегом устремился к институтскому зданию, стараясь огибать наиболее большие лужи.

И все равно, когда он влетел в вестибюль, то своим видом больше всего напоминал мокрую ворону. Модификатор, стоявший около раздевалки, не очень-то и помог, несмотря на то, что он сменил несколько стилей, ткань все равно оставалась влажной. Позади него звякнула открывающаяся дверь, и Кирилл, обернувшись, увидел вошедшего парня, который, заметив модификатор, так же как и он пару минут назад, ринулся к аппарату. Высокий, смуглый с длинными до плеч волосами, он стянул с себя рубаху, обнажив мускулистый торс, и, отжав ее, только потом подключил к модификатору.

– Все равно не очень поможет, ткань влажная.

Парень молча покосился на Кирилла и, сменив еще пару раз фасоны рубашки и брюк, сокрушенно вздохнул.

– Черт бы побрал этот дождь. Знал бы, модуль «дождевика» вставил в «запястник».

– А я вот себе все купить его забываю.

– Я вообще-то тоже, – улыбнулся парень. – Ты поступать?

– Ну, вроде того, – кивнул Кир. – Правда, не сюда.

– Так ты на собеседование?

– Ага.

– И я, – парень протянул руку. – Ну, тогда будем знакомы, – Рен Айко, я с Кариб.

– С Кариб? – Кирилл присвистнул. – В смысле те, которые острова?

– Ну да, – Рен снова улыбнулся. – А откуда еще? Карибы вроде одни.

– Кирилл Градов из Речного, – представился Кир, пожимая протянутую руку.

– Речного?

– Ну, городок такой.

– А… – кивнул Айко. – Ну, тогда я из поселка Кундига, что на Карибах, так точнее будет.

Дверь снова звякнула, и в вестибюль вошла девушка, окутанная розоватой дымкой «дождевика». Отключив поле, она огляделась и, заметив Кирилла с Айком, направилась в их сторону.

– Здравствуйте, мальчики.

Рен тут же расплылся в довольной улыбке и, чуть выпятив грудь, ответил:

– Мадам, ну какие же мы мальчики?

– Неужто девочки? – девушка в притворном ужасе прикрыла рот ладошкой.

– А-а-а… – Айко не нашелся, что ответить, и лишь покраснел.

Кирилл покосился на своего нового знакомого, несколько «зависшего» после слов девушки, и вздохнул.

– Я Кирилл, а это Рен и не знаю, как он, но я точно не девушка.

Незнакомка улыбнулась и, бросив взгляд на набычившегося Рена, прыснула со смеха.

– Я Аира Минако из Токио, – она протянула свою узкую ладошку Киру, затем Айко.

– Очень приятно, – Кир пожал руку девушки.

Невысокая, примерно ему по подбородок, с чуть раскосыми глазами, смуглой кожей, узкой талией и большой грудью. Широкий лоб, тонкий прямой нос, разноцветные волосы, волнами падающие на плечи, узенький подбородок и большие карие глаза с длинными густыми ресницами.

– Всю рассмотрел? – девушка кокетливо улыбнулась.

– Ну, – Кирилл смущенно улыбнулся и пихнул локтем Рена, тоже во все глаза смотревшего на девушку.

Народу на собеседование собралось не так уж и много, по крайней мере, аудитория была заполнена чуть больше чем наполовину.

– Народу не толпа, – констатировал Кирилл, оглядывая идущие вверх ряды.

– А ты чего хотел? – удивился Рен. – Это ведь не какой-то престижный вуз, я вон о его существовании только из табеля узнал.

– А почему тогда решил пойти?

Айко пожал плечами.

– А куда? У меня выбор не большой. На острове одна школа на четыре деревни, и та большее время не работает. Так что у меня в табеле всего несколько направлений, только вот уверенности в том, что я там сдам экзамены, у меня нет. А тут «зеленая метка» – да для меня это дар божий. А вот ты тут что забыл?

– Пилотом хочу стать, но у меня все направления в гуманитарные институты, – вздохнул Кир, умолчав о «зеленой метке» против НИОП.

– Понятно, ты неисправимый романтик, – расплылся в белозубой улыбке Айко и, хлопнув Кира по плечу, добавил: – Сразу видно, наш человек.

– Ну… – Кирилл пожал плечами и, отыскав глазами свободные места, направился к ним.

Едва они уселись, как в аудиторию вбежала Аира и, протиснувшись мимо Рена, приземлилась между парнями. Кирилл хотел уже было спросить, куда она пропала, но тут в аудиторию вошли трое мужчин, одетых в черную униформу.

– Аудитория, тихо!! – громко сказал один из них, привлекая внимание собравшихся.

Подождав, пока все голоса смолкнут, он подошел к кафедре и, встав за нее, окинул внимательным взглядом собравшихся.

– Во-первых, разрешите вас поприветствовать и представиться; я Марк Дорнер – старший куратор набираемой группы.

– Может, декан факультета, – раздалось откуда-то с мест.

– Нет, куратор, – улыбнулся мужчина. – У нас нет факультетов.

– То есть? – аудитория зашумела.

– Тишина, – Дорнер поднял руку. – Я сейчас все объясню. А пока одно маленькое условие. – Он повернул голову и что-то тихо сказал одному из своих спутников. Тот коротко кивнул и, подойдя к закрытой двери аудитории, распахнул ее, а сам замер рядом.

– Так вот, – продолжил тем временем куратор, – я буду объяснять, а все, кто передумал или сомневается, может подниматься и покидать аудиторию. Однако хочу сразу сказать, что дороги назад не будет. Понятно?

Аудитория снова зашумела, обсуждая странные условия, но все остались на своих местах.

Подождав, пока все немного успокоятся, Дорнер продолжил:

– Итак, как я уже говорил раньше, у нас нет факультетов, а поэтому отсутствуют деканы, да и сами деканаты. Мало того, все заявленные нами специальности на самом деле изучаются вместе.

– Это как так? – вскочила с места какая-то девушка. – У меня в табеле было написано, что есть обучение на навигатора.

Кирилл обернулся и удивленно посмотрел на девушку, насколько он помнил, в его табеле ничего подобного не было.

– Сядьте, мадам, – Дорнер улыбнулся. – Все правильно, мы будем обучать и на пилотов, и на навигаторов, и на техников, и еще по многим профессиям. В конце концов, вы выберете одно из нужных вам направлений и преуспеете в нем, но повторяю: всему этому вы будете обучаться вместе, ибо профессия «спасатель-универсал» требует множества знаний и умений.

– А в результате толку будет мало, – фыркнула девушка, поднимаясь с места и направляясь к выходу из аудитории.

– Кто еще так думает? – куратор, нахмурясь, обвел глазами задумавшуюся аудиторию.

Поднялось еще человек десять. Подождав, пока они выйдут, Дорнер продолжил:

– Во-вторых, и это для многих будет неожиданностью, мы являемся в какой-то мере военной организацией со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Кирилл удивленно переглянулся с Минако, затем покосился на Айко, но тот, приоткрыв рот, слушал Дорнера. Тем временем из аудитории стало уходить все больше народу, особенно, когда куратор объявил, что после четырех лет обучения они будут обязаны служить в подразделениях ЦентрСпаса не менее пяти лет. Кирилл уже тоже было собрался идти, но неожиданно обнаружил, что Минако вцепилась в него обеими руками.

– Аира, ты что?

– Ой, извини, разнервничалась что-то… Девушка отпустила руку Кира и виновато улыбнулась.

– Итак, девять человек, не густо.

Кирилл вздрогнул и огляделся. Действительно, помимо их компании в аудитории осталось еще шестеро.

– Ну, хорошо, – Дорнер сошел с кафедры и призывно помахал рукой. – Давайте сюда, на передние ряды.

Подождав, пока все спустятся и рассядутся, он прошел вдоль ряда, внимательно вглядываясь в лица оставшихся. Кирилл, который все еще хотел уйти, неожиданно успокоился и, потеснив Айко, уселся рядом. Чем-то Дорнер напомнил ему его тренера по «униксу»; такой же невысокий, кряжистый с широким добродушным лицом и пристальным взглядом, однако в нем, так же как и во Владлене Михайловиче, чувствовалась какая-то скрытая сила – этакий хищник, тщательно спрятанный, но готовый в любой момент выпрыгнуть из своего укрытия. Именно ощущение этого могучего зверя, прятавшегося в тренере, чувство спокойствия, уверенности и надежности, исходившее от Владлена Михайловича, некогда заставило его остаться в секции. Сейчас Кирилл чувствовал то же самое.

 

– Итак, больше никто не передумал? – Все промолчали.

– Хорошо, – Дорнер кивнул. – Подходите по одному к моему помощнику и сдайте свои табели, затем распишитесь в приемной ведомости.

Кирилл подошел к расположившемуся за кафедрой помощнику предпоследним и, мотнув головой, решительно протянул тому трубку табеля. Тот кивнул и вставил ее в приемное гнездо портативного компьютера. Золотистая трубка табеля дрогнула и, распавшись на тысячи блестящих кусочков, превратилась в маленький вихрь, который втянулся внутрь приемника компьютера.

– Распишитесь, здесь и здесь.

Кирилл взял ручку и, поставив подпись в протянутом ему бланке, вернулся на свое место.

– Ну что, все? – Дорнер подошел к кафедре и, бросив взгляд на экран компьютера, удовлетворенно кивнул. – Итак, вы все теперь кадеты Высшей академии ЦентрСпаса «Искатель».

– Академии?! – Айко аж подпрыгнул на месте, а все остальные изумленно вытаращились на куратора, но тот лишь улыбнулся.

– Все узнаете по прибытии. А теперь запомните, тридцатого августа всем быть у себя дома. В течение дня за вами будет прислан специальный транспорт, который и отвезет вас в академию. А пока все свободны.

Глава 4

Море было точно настоящее. Пенные волны набегали на мол и разбивались об него, обдавая камни водопадом брызг. Нера в лучах заходящего солнца была точно ожившая бронзовая статуя. Ее длинные волосы развевались под налетающими порывами ветра, а серебряные доспехи окрасились в цвет крови, делая ее похожей на прекрасную богиню смерти.

– Нер, хватит любоваться, – Кир протянул ей руку, помогая спуститься с парапета. – Мне уже скоро выходить, а мы еще ни одного квеста не взяли.

– Извини, залюбовалась, – Нера виновато улыбнулась. – Я люблю море, но так редко на нем бываю.

Эльфийка вздохнула. Кирилл покосился на соратницу и, нажав на наручном датчике кнопку, вызвал карту города.

– Так, гильдия на западе в двух кварталах, пойдем.

Они поднялись по лестнице и несколько минут плутали по тесному лабиринту улиц, пока окончательно не заблудились.

– Ничего не понимаю, – Кирилл уже в десятый раз разглядывал карту. – Смотри, судя по ней, мы должны быть где-то на окраине центральной площади, а тут…

Он махнул рукой, показывая на окружающие их дома.

– Видно, глюк, – констатировала Нера, – давай еще минут пять полазаем, если не исчезнет, выйдем.

Кирилл кивнул и, поправив перевязь с мечом, направился дальше по улице. Дома неожиданно расступились, открывая их взору небольшую площадь с фонтаном. Площадь была пуста, если не считать белобородого старца, сидящего у стены одного из домов.

Кирилл с Нерой приблизились, с интересом разглядывая игрового персонажа.

– Давай поговорим, может какой квест даст интересный.

Эльфийка пожала плечами. Они стояли рядом со старцем, но тот никак не реагировал на их присутствие.

– Висит, – констатировала девушка. – Скорее всего, просто недоделка.

– В городе… – неожиданно сказал старец, открыв глаза.

– Чего! – Кир вздрогнул. – Тьфу, напугал.

– В городе, – снова повторил старец, – когда на башне с часами пробьет полдень, иди на север по узкой улочке, пройди три поворота и сядь на старый гремящий поезд. Проедешь одну станцию и там, в городе, окруженном цветущими лугами, на берегу океана, ты найдешь то, что так долго искал.

Старик посмотрел на замерших игроков и улыбнулся неожиданно белозубой улыбкой, затем снова закрыл глаза и уже больше не реагировал ни на какие ухищрения со стороны Неры и Кира.

– Странно, – Нера в задумчивости оперлась на посох. – Какой поезд? Насколько я знаю, в этой игре поездов сроду быть не должно, – не та эпоха.

– Может, новый патч готовят, – предположил Кир, – или дополнение.

Эльфийка пожала плечами и решительно зашагала дальше. Через пару поворотов они вышли на потерянную центральную площадь.

В последние дни Кириллу стало казаться, что Ольга его избегает. Он уже привык, что с самого утра девушка находилась рядом с ним, и теперь чувствовал себя несколько неуютно. За все две недели, прошедшие со дня рождения, они виделись всего три раза, а последние два дня она вообще не отвечала на вызовы, и он просто не находил себе места. С утра он даже вызвал «глайдер» и отправился к ней домой, но домашний кибер равнодушным механическим голосом сообщил, что хозяев нет дома. К вечеру он набрал номер Нины, но Ольгина сестра лишь удивленно посмотрела на него. Они уже неделю с Антоном были в Токио, подбирая себе место для проживания. Единственное, что пообещала Нина, это связаться с родителями и расспросить их о происходящем.

– Знаешь, Кир, – Нина несколько замялась. – Мы с Антоном заинтересовались твоей академией…

– И что?

– Ну, – стоящий рядом Антон развел руками. – Да практически ничего. И это меня больше всего смущает. Судя по крохам информации в сети, там обучают на спасателей, но ведь этим занимаются и другие институты ЦентрСпаса, да и, судя по твоему рассказу, отбор там какой-то странный.

Кирилл пожал плечами и хотел уже отключиться.

– Погоди, я еще недосказал. Тут, в Токио, я познакомился с одним парнем, который сталкивался с ребятами, учащимися в этом «Искателе», короче, он об этой академии не лучшего мнения. По его словам, это отстойник для разного рода авантюристов и неудачников. Кир, пока не поздно, можно подать прошение об отказе, а на следующий год куда-нибудь поступишь, я попрошу отца помочь.

Кирилл скрипнул зубами. В памяти всплыла радостная физиономия Айко, когда они прощались с ним в Омском аэровокзале, тот настолько радовался своему поступлению, что им с Минако даже пришлось его успокаивать. Ни он, ни Минако никак не были похожи на авантюристов или неудачников. К тому же, пока они ждали свои рейсы, Минако рассказала, что ее звали к себе несколько довольно престижных университетов, но она уже давно решила поступить в «Искатель», правда почему, Кирилл тогда не догадался спросить.

– Отстойник значит?

– Кир, ты не обижайся, – Нина с грустью в глазах посмотрела на парня, а Антон отвернулся.

– Да, плевать, – Кирилл усмехнулся. – Если этот отстойник откроет мне дорогу к звездам – я буду там учиться.

Он нажал кнопку отключения и заблокировал прием вызовов, затем несколько минут сидел уставясь в одну точку. Душила обида и какая-то внутренняя злоба. Даже старый друг, поддерживающий его до этого во многих, как сперва казалось, самых нелепых начинаниях, на этот раз был не на его стороне. К тому же Нина наверняка знала причину такого поведения Ольги, хотя после этого разговора он уже и сам обо всем догадывался.

На тренировке он впервые отказался участвовать в спарринге с живым противником, а встал против кибера, причем, задав программу самого высокого уровня, минут десять дрался с машиной, пока не пропустил один из ударов и свалился в легком нокдауне.

Когда после тренировок в раздевалку заглянул Владлен Михайлович, Кир тяжело вдохнув, приготовился выслушивать очередную порцию наставлений и упреков, но тренер, окинув его взглядом, коротко бросил.

– Садись, рассказывай.

Кирилл опустился на стоящую у стены скамейку и несколько минут сидел молча, а потом его точно прорвало, и он рассказал тренеру все. Начиная от поездки в Москву и кончая последним разговором с друзьями. Владлен Михайлович не перебивал, а когда парень закончил свою исповедь, лишь ободряюще похлопал его по плечу.

– Не переживай, все утрясется. Это ведь твоя жизнь, твое решение и твоя мечта, а пути к ее осуществлению могут быть разными, – поверь.

Кир согласно кивнул, чувствуя некоторое облегчение от того, что смог наконец-то выговориться. Однако на душе все равно было как-то муторно, и впервые после тренировки он не пошел домой, а долго бродил по улицам городка, погруженный в свои мысли, пока не оказался в знакомом парке, где впервые встретился с Лиа и Эн. Усевшись на бортик фонтана, он несколько минут бездумно наблюдал за падением водяных струй. О своем поступлении он больше не думал, что сделано, то сделано. Зато перед глазами постоянно стоял образ Ольги. Кирилл тяжело вздохнул и, подставив руку под тугую струю, плеснул себе водой в лицо. Он и не думал, что эта девушка займет такое место в его сердце, а ведь прошло всего чуть более двух месяцев, как они из обычных друзей превратились в пару.

– Кирилл, – звонкий девичий голосок, раздавшийся из-за спины, заставил его вздрогнуть и оглянуться.

– Лиа.

Девушка улыбнулась и, кивнув, подошла ближе.

– А Эн где?

– Дома осталась, у нее сейчас активная фаза обучения, учителя пытаются исправить проблему с усвояемостью знаний.

– Как это?

Лиа нахмурилась и, посмотрев на Кирилла, спросила:

– Ты точно это хочешь знать?

– Наверное, нет, – парень отвел взгляд. – Надеюсь, все будет в порядке.

– Не беспокойся, она крепкая, – Лиа уселась рядом и, наклонившись, принялась водить рукой по воде.

– Мокрая ведь вся будешь, – буркнул Кирилл, у которого уже вся рубашка стала влажной от летящей со стороны фонтана водной пыли.

– Так ведь жарко, – девушка улыбнулась. – Кстати, ты что тут делаешь?

– Гуляю, а ты?

– Я тоже, значит, пойдем вместе, – Лиа спрыгнула с бортика и, схватив Кира за руку, потянула за собой.

– Ты куда?

– К реке, хочу пройтись по набережной, если ты, конечно, не против?

– Да нет, – Кирилл пожал плечами, делать все равно было нечего.

Около часа они бродили вдоль берега реки. Лиа то шла рядом, то убегала вперед, то сбегала вниз по покрытому травой склону и несколько минут сидела на корточках у самой реки, вглядываясь в ее глубины. Со стороны она была похожа на этакого большого ребенка, который с детской непосредственностью познавал этот огромный и новый для него мир. Неожиданно на душе стало легко и спокойно, он уселся на траву и, откинувшись на спину, уставился в небо. Лиа, вернувшись из очередного спуска к реке, продемонстрировала ему найденный там камень, похожий, по ее словам, на сердечко, и уселась рядом, поджав под себя ноги. Кирилл смотрел на плывущие по небу облака, ощущая внутри непривычную пустоту и странный покой. Мысли отсутствовали, хотелось просто раствориться в воздухе и взмыть бесплотным духом над землей. Лиа тоже молчала, смотря на реку, а ее рука легла на голову парня и начала перебирать его волосы. Кирилл вздрогнул, но, глянув на отрешенное лицо девушки, ничего не стал говорить. Так они и сидели, каждый думая о своем, пока писк «запястника» не вывел его из этого странного состояния. Он резко сел и нажал кнопку приема.

– Кир, – на экране появилось лицо матери. – Звонила Нина, ты что – заблокировал их номера?

– Ну, – он неопределенно повел плечами.

Ирина покачала головой.

– Ладно, она просила передать, что завтра они будут на Обском там, где вы обычно отдыхаете с Антоном… Короче, они тебя ждут. Но знаешь… – мать на секунду замялась. – Позже позвонил Антон, он хотел поговорить лично с тобой, однако не смог до тебя достучаться, похоже, Ольга там будет не одна.

Отключившись, Кирилл несколько секунд сидел, уставившись в одну точку, затем резко встал и, протянув руку Лиа, помог ей подняться с земли.

– Лиа, давай провожу, а то мать звонила – домой надо бежать.

– Да не надо, – улыбнулась девушка и продемонстрировала надетый на руку браслет. – Я могу вызвать из интерната «глайдер» в любой момент, после того случая в парке у нас теперь есть «запястники», правда с ограниченными функциями. Так что я еще погуляю.

– Ну тогда хорошо, – кивнул Кирилл. – Кстати, а почему вы в гости не заходите?

– А ты хотел бы? – девушка почему-то опустила глаза. – У тебя красивая подруга и друзья, зачем тебе «вторичницы»…

– Лиа! – Кирилл осторожно взял девушку за плечи, почему-то чувствуя закипающее внутри знакомое чувство раздражения. – Перестань говорить глупости.

– Глупости? – она удивленно посмотрела на парня.

– Глупости, – кивнул Кир. – Маме вы очень понравились, да и я вас считаю отличными девчонками, так что давайте заходите в любое время.

– Хорошо, – девушка радостно заулыбалась. – Мы придем.

На Обское он не полетел, хотя Антон долго его уговаривал не маяться дурью, а хотя бы попробовать поговорить с Ольгой.

– Пойми, она места себе не находит.

– И поэтому нашла себе другого.

– Он просто друг…

– А я для нее кто? – Кир усмехнулся. – Перестань, Ан, если бы она хотела поговорить, давно бы уже связалась и отец не помешал бы. Видимо, такова судьба.

 

Антон пару минут смотрел на «каменное» лицо друга, затем покачал головой.

– Ты фаталист, дружище.

– Скорее реалист, – буркнул юноша. – Извини, не хочу больше об этом говорить, отключаюсь.

Антон хотел возразить, но, заметив хмурый взгляд Кирилла, махнул рукой и отключился.

Выпускной был в самом разгаре. Шумная толпа вчерашних школьников оккупировала спортплощадку, где на открытом воздухе были натянуты шатры и теперь вовсю звучала музыка. Только что закончился конкурс на звание мисс Выпускного бала и должны были начаться танцы, а пока победительница получала поздравления и вместе с подругами, многие из которых несколько минут назад были ее соперницами, рассматривала полученные призы. Но вот зазвучала музыка, и на организованной между шатрами танцплощадке закружились первые пары.

Настроения танцевать не было, и Кирилл поспешил покинуть центр веселья, чтобы уединиться, но, едва он стал пробираться к выходу из шатра, как был остановлен Антоном.

– Куда собрался?

– Да воздухом подышать, а то от этого галдежа уже голова кругом идет.

– Понятно, я с тобой.

Они вышли из шатра и направились к небольшому парку, расположенному за спортплощадкой.

– А Нина где?

– С подругами куда-то пошла.

Они прошли через парк, скамейки в котором были заняты небольшими стайками веселящейся молодежи. Здесь звучал смех, а под звуки неизменной гитары лились песни. Иногда мимо проходили девушки, с интересом и некоторым недоумением оглядывающиеся на бредущих в одиночестве парней. Пару раз их звали присоединиться какие-то знакомые, и, в конце концов, они прибились к группе своих одноклассников, которые устроили посиделки на небольшой лужайке в парке, там их и нашла Нина. Не слушая возражений ребят, которые после двух бокалов шипящего коктейля несколько расслабились, она подхватила обоих под руки и решительно направилась к шатрам. Танцы были в самом разгаре, и Нина сразу утянула Антона на танцпол. Кирилл хотел уже было уйти, но какая-то незнакомая девчонка схватила его за руку и потянула за собой. Протанцевав несколько танцев, он с трудом сумел вырваться из «цепких коготков» прелестной незнакомки и отправился к одноклассникам. Ночь уже перевалила за середину, и народу в парке несколько поубавилось, зато стало больше парочек, уютно устроившихся в темных уголках. Кир несколько раз пытался вызвонить Антона, но «запястник» упорно выдавал сигнал «занят». В конце концов, Кир остался за столом один. Пару раз к нему подходили девушки из класса, зазывая танцевать, но он только отмахивался – настроения не было. Накатила странная хандра и неожиданное ощущение одиночества. Кир поднялся из-за стола и, бросив взгляд в сторону шатров, направился к выходу из парка, срезая путь по узкой слабо освещенной тропинке, петляющей среди деревьев.

– Кир…

Он замер и медленно повернул голову, чувствуя, как в груди снова все сжалось, а к горлу подкатил комок. Ольга, одетая в легкое белое платьице, стояла позади, глядя на него с легкой улыбкой. Он опустил глаза и молча шагнул в сторону, освобождая ей путь.

– Кирилл, я…

Он отвернулся и медленно побрел дальше, но Ольга неожиданно догнала его и буквально вцепилась в руку парня.

– Что ты от меня хочешь? – спросил он, не поворачиваясь.

– Дурак…

– Чего? – Кирилл резко развернулся.

– Дурак, – девушка прижалась к нему всем телом. – Ну почему ты такой дурак?

Он стоял на полутемной парковой тропинке, обнимая рыдающую девушку, совершенно сбитый с толку происходящим.

– Давай уйдем отсюда, – неожиданно сказала Ольга, поднимая заплаканные глаза.

– Куда?

– Да хоть куда.

Они шли по спящему городу, пока не миновали его. Уже далеко позади остались шумные и веселящиеся толпы и даже редкие прогуливающиеся пары. Вокруг были лишь ночь и звезды, да река, вынырнувшая из темноты за очередным поворотом. Дорога давно осталась где-то в стороне, и вокруг, куда ни глянь, расстилалось море травы, да виднелись темные пятна деревьев, и лишь лента реки, вдоль которой они теперь шли, служила хоть каким-то ориентиром.

– Кирилл, – Ольга неожиданно остановилась, вновь прижавшись к его груди. – Кирилл, посмотри на меня.

Он опустил глаза и застыл. В глазах девушки, смотревших на него, было столько боли и отчаяния, а еще в них отражались звезды – и эти звезды в эту ночь светили только для него.

Это был странный сон. Или не сон. Он проснулся от шума прибоя. Океан еще спал, волны лениво накатывали на песчаный берег. Кирилл осторожно накрыл Ольгу рубашкой и недоуменно огляделся, очень хотелось спать, но мешала ракушка, упершаяся острым краем в бок. Он, нащупал ракушку рукой и, вытащив ее из песка, отряхнул, после чего зачем-то сунул в карман брюк и, вздохнув, вновь устроился рядом с девушкой.

Глайдер взмыл вверх, унося его от дома. Кирилл припал к стеклу и смотрел на машущих ему рукой мать и Лиа. Пилот сделал прощальный круг, и машина рванула вперед, резко набирая высоту.

«Вот и кончилось детство».

Кирилл вздохнул и, посмотрев на удаляющийся город, сунул руку в нагрудный карман и, нащупав в нем небольшую ракушку, – улыбнулся.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102 
Рейтинг@Mail.ru