Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

Дмитрий Кружевский
Искатель: Искатель. Потерянный. Бродяга. Возвращение (сборник)

– Привет, Кир, – помахала рукой Аира, заметив спускающегося по лестнице парня.

– Првет, – пробурчал Айко с набитым ртом. – Кыяк прушел дунь?

– Прожуй сначала, – вздохнула Минако, отвешивая тому смачный подзатыльник.

– Нормально, – улыбнулся Кирилл, садясь за стол напротив. – А где остальные?

– Андрей с Тиной пошли прогуляться, заодно и до автоматов сходят, соку возьмут и мороженого, а то что-то к вечеру душновато стало, как бы дождик не пошел.

– Эрика банально дрыхнет, а Антон взял твои удочки и подался к озеру, надеюсь, ругать не будешь? – Гера поставила перед Киром тарелку с дымящимся супом и миску с салатом из помидоров с огурцами и луком.

– Ну, сегодня целоваться будет проблема, – заявил Рен, жадными глазами глядя на салат.

– Вытерплю, – улыбнулась Гера, усаживаясь рядом. – К тому же я тоже голодная, так что вонять будем на пару.

– А ты не смотри голодным взором. – Минако отодвинула вазочку с оставшимся печеньем подальше от Рена. – Уже три раза поел, как в тебя влезает?

– Ну, я же молодой и видишь какой мускулистый, – Рен согнул руки, демонстрируя подруге объемные бицепсы. – Мне много надо.

– Чую, скоро у тебя такими темпами еще одна мышца будет – чуть выше пояса, зато большая и выпирающая через ремень.

– Не, не должно… – Рен с тревогой посмотрел на свой плоский живот.

– А жрать меньше надо, – вздохнула Аира.

Дверь распахнулась, и в казарму вошли Андрей с Тиной.

– Фу, духота страшенная, – сказал Андрей, снимая с плеча сумку переносного «хрона» и ставя ее на стол. – К тому же комары прямо озверели.

– Ага, там «наскилы» целое воздушное сражение с ними устроили, но, похоже, даже наши стрекозки не очень справляются, – добавила Тина, открывая сумку переносного «хрона» и доставая из него разноцветный цилиндрик мороженого. – Кто будет?

– Я, – вскинул руку Рен. – Хочу бананового.

– Кто бы сомневался, – вздохнула Минако, – для тебя банановое самое то. Тин, и мне, шоколадное, если есть.

Девушка кивнула и, достав требуемое, кинула цилиндрики друзьям, затем вопросительно посмотрела на Кира с Герой.

– Нет, спасибо, – покачал головой Кирилл. – Я только что салата с супом наелся.

– Я тоже пока не буду, – сказала Гера. – Кстати, ребята, тут Кир сегодня с интересной девушкой встретился. Говорит, что она не человек, а вроде как робот.

– Не робот, а биоандроид, – поправил подругу Кир. – Зовут Лаймалин, она пилот-инструктор.

– Биоандроид? – Андрей заинтересованно посмотрел на друга. – Что-то я не слышал о подобных.

– Она сказала, что ее изготовили ученые Империи Солнц.

– Так она все-таки машина? – спросила Минако.

– Нет, не похоже, – Кир подцепил вилкой последний ломтик помидора и отправил в рот. – Обычная девчонка, только внешность несколько непривычная, глаза как небольшие блюдца, волосы зеленого цвета… короче, не знаю, это видеть надо.

– Глаза, волосы, – пробормотал задумчиво Айко и вдруг, сорвавшись с места, подскочил к висящему на стене «информеру». – Помнится, нам на лекциях рассказывали о технологиях «солнечников», и там что-то подобное было, – скороговоркой пояснил Рен, быстрыми движениями пальцев перебирая высветившиеся на экране пиктограммы. – А вот, смотрите.

На экране появилось изображение девушки, похожей на Лайм, только чуть постарше и с ярко-розовыми волосами.

– Так называемые персональные андроиды – персаны, лет десять назад в Империи на них был бум. Очень похожи на людей, к тому же, в отличие от наших кукол, обладают продвинутой системой чувств и хорошей обучаемостью.

– И что это значит?

– Они совсем как люди, – вздохнул Айко. – К сожалению, их импорт запрещен законами «солнечников».

– И все-то ты знаешь? – покачала головой Аира.

– Не все, просто на лекциях рассказывали, а нам с Георгом интересно стало, вот мы в сети и порылись.

– Понятно, – кивнул Андрей. – Но Кир говорил, что она биоандроид, верно?

– Угу, «биандр», так она себя обозвала.

– Эти тоже, – Андрей кивнул в сторону экрана.

Айко только пожал плечами.

– Вроде обычные андроиды.

– Интересно, – Андрей усмехнулся. – Нашему Киру вообще везет на все необычное.

– Это точно, – Гера прижалась к парню. – Меня же он нашел.

– Скорее, ты меня нашла, – он потрепал девушку по волосам, взбив аккуратно уложенные волосы в копну.

– Кирилл!! – Гера укоризненно посмотрела на него и, вскочив с дивана, умчалась наверх.

– О чем спор?

Сверху, потягиваясь, спускалась Эрика. С удивлением посмотрев на взъерошенную Геру, прошмыгнувшую мимо, она подошла к Киру и, чмокнув его в щеку, уселась рядом.

– Так о чем спорим? – повторила она свой вопрос.

– Да не о чем. – Махнула рукой Минако. – Кстати, Кир, ты со своей инструкторшей всех нас заинтриговал. Может, просто пригласишь ее к нам в гости?

Парень покачал головой.

– Сомневаюсь, что согласится.

– А ты попробуй, – Айко с прищуром посмотрел на друга. – Ты же у нас знаменитый ловелас. Девчонки вон вешаются гроздьями.

– Действительно, Кир, пусть приходит, – сказала Минако. – Интересно с ней поговорить, тем более «солнечники» в какой-то степени потомки переселенцев с моей родины.

Кир обреченно вздохнул:

– Помнится, когда вы последний раз меня так уговаривали, это не очень хорошо для нас закончилось, ну да ладно, попробую.

Лайм сняла комбинезон, затем стянула с себя майку, штаны и, отправив их в очиститель, растянулась на кровати, закинув руки за голову. День выдался довольно суетливый. Пришлось практически вручную перебирать двигатель одного из «сейперов», так как почти все киберы-ремонтники вновь были затребованы для обслуживания «Разящего». Судя по поднявшейся суете, бриг готовился к какому-то дальнему походу, ибо грузили много и упорно. Лайм даже заметила два тяжелых танка, покрытых шестигранными плитами брони высшей защиты. Похоже, поход предстоял опасный. Лайм несколько раз пыталась разузнать у Дорнера о целях экспедиции, но тот лишь сказал, что бриг отправляется в очередной рейд на КЛ-17, и таким взглядом посмотрел на нее, что девушка поняла о бесполезности дальнейших расспросов.

Лайм вздохнула и, поднявшись с кровати, унылым взглядом оглядела окружавший ее беспорядок. Отец всегда хотел, чтобы она была истинной леди, а в будущем прекрасной женой, – видел бы он ее сейчас. Девушка усмехнулась и, вздохнув, принялась собирать разбросанные по комнате вещи. Из под шкафа выглянула сфера кибер-уборщика и, обнаружив, что пространство свободно для продвижения, деловито принялась собирать с пола мелкий мусор. Закончив прибираться, Лайм отправилась в душ и полчаса нежилась под тугими струями воды.

Уже практически стемнело. Девушка, заварив крепкого чая, стояла с кружкой на балконе, задумчиво смотря в ночное небо. Скоро должен был начаться учебный год, и в воздух поднимутся искусственные солнца, чтобы отодвинуть наступающую ночь, но до этого еще почти месяц и даже силовое поле, куполом висящее над академией, пока работает в щадящем режиме. Лайм посмотрела на опустевшую кружку и вернулась в дом. На душе было как-то неспокойно, впервые за многие месяцы она вдруг остро почувствовала свое одиночество. Сев в кресло, она подтянула колени к подбородку и замерла в такой позе. Хотелось забиться в уголок и тихо скулить. Лайм шмыгнула носом и посмотрела на кресло «вирта», но играть не хотелось, особенно, после того как ее вечный напарник Кир практически совсем перестал появляться в сети, а ведь он ей так сейчас был нужен. Девушка вздохнула и посмотрела на «информер», где в углу экрана отражалось время. Было еще только полпервого. Лайм вновь уткнулась лицом в колени. Что с ней происходит? Почему, едва светает, она бежит на аэродром и нервничает до того самого момента, пока туда не придет этот кадет? Почему она вечно грубит ему, а он, вместо того чтобы огрызнуться, молча выполняет все ее указания. Ну что за тюфяк такой? Лайм усмехнулась. А еще его зовут Кир, совсем так же, как ее друга по игре. А вдруг? Девушка замерла, боясь развить свою шальную мысль, но затем мысленно рассмеялась. Нет, такого совпадения просто не может быть. Она вновь бросила взгляд на часы. Ну как же тянется время! Лаймалин поднялась с кресла и, дойдя до кровати, ничком рухнула в ее прохладные объятия. Через несколько минут девушка уже спала.

День выдался суетливым.

Конечно, первое, что бросилось в глаза Киру, когда утром прибыл на аэродром, было отсутствие космолета, к виду которого за эти две недели он уже привык. Лайм, не дожидаясь вопроса, сообщила ему, что ночью «Разящий» отбыл с Земли на марсианскую базу ЦентрСпаса, после чего отправила проследить за киберами, которые начали ремонт оставшихся в ангаре кораблей. Убедившись, что все в порядке, и доложив об этом своей строптивой инструкторше, он был тут же отправлен на склад со списком нужных деталей.

И так весь день. Несмотря на отлет «Разящего», кибер-ремонтников все равно не хватало, поэтому им с Лайм пришлось снова порядком покопаться во внутренностях стоявших на приколе кораблей. Девушка, надо сказать, работала как заведенная, и у Кирилла даже создавалось впечатление, что короткие перерывы она делает исключительно ради него. Первые дни было трудно, но постепенно он втянулся. К тому же Киру казалось, что, несмотря на прежнюю грубость девушки, между ними все же установился шаткий мостик взаимопонимания. Лайм даже стала обедать вместе с ним, а не исчезать куда-то, как в первые дни. Иногда, глядя на задумчивую девушку, сидевшую на крыле «Волка», подтянув свои колени к подбородку, Кир явственно видел Неру, которая любила вот так же сидеть, ожидая его прихода. Хотелось привычно приобнять ее, но Кир прекрасно понимал, что это уже не игра. К тому же в его жизни была девушка, однако глупое обещание упорно не давало ему покоя. А еще Кир постоянно отбивался от друзей, которые каждый день напоминали ему о его обещании пригласить Лайм к ним в гости. Но он никак не мог решиться.

 

– Ребята, как дела?

Кирилл вынырнул из глубин своих размышлений и вопросительно посмотрел на стоявшего рядом Лунина.

– Павел Николаевич?

– А ты кого ожидал? – хмыкнул Лунин, присаживаясь рядом. – А где Лаймалин?

– Там, – Кир мотнул головой в сторону «сейпера». – Пытается оживить этот хлам.

– Уже второй год пытается, – вздохнул инструктор. – У нее, знаешь ли, привязанность к этому старичку. Училась она на нем, а потом один из кадетов его грохнул, да так хорошо, что двигатели вразнос пошли. Мы хотели его списать, но Лайм не дала. Выбила у Дорнера транспортник и притащила сюда, вот теперь, как свободное время, так копается.

– Я примерно так и понял, – улыбнулся Кир.

– Я что пришел-то, – Лунин посмотрел на Кира. – Завтра я тебя отсюда забираю. «Разящий» ушел, так что теперь все технари свободны, они этих птичек за пару дней в порядок приведут, а ты мне в другом деле понадобишься.

– А Лайм? – растерянно спросил Кирилл.

– Лайм? – Павел Николаевич пожал плечами. – Засиделась она что-то, обычно она вечно в разъездах, да и учебный год скоро, так что ей скучать не придется.

– Понятно.

– Ну, бывай, – Лунин поднялся. – Завтра можешь отдохнуть, послезавтра жду тебя на кафедре.

Кирилл растерянно посмотрел вслед инструктору.

– Что Павел приходил? – Лайм спрыгнула с площадки подъемника. – Эй, кадет, очнись.

Она пощелкала пальцами перед носом у Кира, заставив того поморщиться.

– Сказал, что с завтрашнего дня забирает меня отсюда, – Кир посмотрел на девушку.

– Хорошо, – Лайм перехватила взгляд парня и, вздрогнув, впервые отвела глаза. – Чем займетесь, не сказал?

– Нет, – юноша покачал головой. – А ты чем?

– Дел хватит, не беспокойся, – Лаймалин усмехнулась. – Ладно, кадет, приятно было с тобой работать, надеюсь, еще встретимся.

– Но день ведь еще не закончен?

– Иди уж, – махнула рукой девушка. – Я тут и сама справлюсь.

Она резко развернулась и направилась к подъемнику.

– Лайм.

Девушка вздрогнула и застыла не оборачиваясь.

– Лайм, – Кир замолчал, не зная, как сказать. – Ну, короче, ребята из моего отделения хотели, чтобы ты к нам пришла. Вот меня попросили…

– Зачем? – каким-то механическим голосом спросила девушка.

– Ну, просто я рассказал про тебя…

– Захотели полюбоваться на необычного андроида?

– Нет, просто считают, что ты интересный человек, и я…

– Что и ты? – голос Лайм дрогнул.

– Я тоже так считаю…

– Понятно.

Девушка резко обернулась и одним неуловимым движением оказалась рядом с парнем.

– Интересный человек? Кирилл, ты забыл, что я не человек. Я андроид – машина, запрограммированная кукла. – Лайм с грустью посмотрела в глаза Кирилла и, усмехнувшись, похлопала его по плечу. – Иди кадет, свободен.

– Ты не права, – покачал головой Кирилл, не трогаясь с места. – Не знаю, как кто, но я так никогда о тебе не думал и уверен, что из моих друзей никто так не подумает. Просто Минако хочет поговорить с тобой о культуре и традициях Империи, она ведь с японских островов. Айко, каюсь, хочет обсудить особенности тамошних андроидов. Андрей интересуется устройством вашего общества, а моя Гера хочет познакомиться с той, с которой я работаю уже не одну неделю и прихожу после этого как выжатый лимон. А Эрика…

– Хватит, – Лаймалин прервала парня.

– Так ты придешь? Завтра.

Девушка молча развернулась и направилась к подъемнику, но вдруг остановилась и тихим голосом сказала:

– Завтра, в двенадцать, жди меня у лестницы на первом ярусе «вавилонки», я приду.

– Командор, – девушка положила папку перед Майером и, козырнув, вышла из кабинета.

Арнольд приложил палец к сенсору в углу папки и, пробежав глазами по строчкам доклада, удовлетворенно хмыкнул, затем, закрыв, толкнул ее в сторону Дорнера, сидевшего напротив.

– Может, сам расскажешь, – поморщился куратор, ловя папку.

– А что рассказывать, – усмехнулся командор. – «Разящий» вместе с «Дальнеба» получил разрешение на сопровождение исследовательского корабля, идущего в КЛ-17, так что думаю, наша афера прокатила. «Разящий» загружен под завязку, и на борту только наши люди, по легенде он должен отделиться от основной экспедиции и направиться для исследования пульсара GHY-56 в соседнем секторе, на самом деле он уйдет в даль-бросок к нужному нам сектору.

– А если с нас затребуют материалы по пульсару, а я уверен, что затребуют? – буркнул Дорнер. – Некоторые в совете как-то слишком болезненно отнеслись к тому, что в исследовательскую экспедицию уходят сразу три корабля.

– А вот тут их ждет сюрприз, – Майер откинулся в кресле и с улыбкой посмотрел на куратора. – Материалы по данному объекту давно у нас в центральной базе.

– Как всегда зажал на всякий случай, – покачал головой Марк.

– Не зажал, а приберег, – усмехнулся командор. – Ладно, у тебя что, или опять кофейку попить забрел?

– И да, и нет, – Дорнер вздохнул. – Ребятам в Австралию срочно нужно перекинуть пару «черепашек», а у меня все группы в разлетах. Уже сам собрался лететь, но меня сегодня в Москву вызвали.

– И что, никого нет?

– Ну почему, Лайм свободна, но Лунин не дает. Заявил, что у него тоже рук не хватает и, вообще, девчонке надо отдохнуть.

– Он прав, – кивнул командор. – Мы ее и так все лето гоняли, ты забыл, наверное, что она всего лишь молодая девушка, а не такой старый хрыч, как ты сам.

– Ну, ты скажешь, – рассмеялся Дорнер. – Да я же мужчина в полном рассвете сил и женщинам, кстати, нравлюсь, в отличие от одной старой песочницы.

– Эта старая песочница, если ты не забыл, женат на красивой женщине, – парировал Майер. – А ты все бобылем ходишь.

– Просто мне так лучше, – махнул рукой куратор. – И все же, кроме Лайм, и послать некого. Или ты забыл, что сам отдал распоряжения о проверке всех законсервированных объектов. Кстати, есть интересные результаты.

– Понятно, – командор вздохнул. – Ладно, свяжусь с Луниным, но после этого чтобы выписал девчонке отпуск хотя бы на полмесяца, иначе сам на следующий год без него останешься. Ясно?

– Так точно, герр командор, – гаркнул Дорнер, усмехаясь.

– Марк, я серьезно.

– Да понял я, понял. Действительно, загоняли мы девочку, – он вздохнул. – Кстати, еще одна просьба. Лайм понадобится помощник, а сейчас у нее на побегушках работает один кадетик, вот пусть…

– Марк, – Майер, нахмурясь, посмотрел на собеседника. – Что ты опять задумал?

– Да ничего, – куратор придал своему лицу невинное выражение. – Просто ей нужна будет помощь.

– Кто?

– Градов.

– С ума сошел?

– Нет, – Марк покачал головой. – У Лайм проблемы с общением и на этой почве развилось скрытое чувство неполноценности, девчонка буквально сохнет на глазах, а этот парень, похоже, нашел с ней общий язык.

– Это точно или твои догадки?

– Вам предоставить психологические выкладки наблюдаемых объектов?

– Поверю на слово, – глава академии пристально посмотрел на куратора. – Но смотри, Марк, не дай бог, опять что-нибудь случится…

– А что может случиться? – пожал плечами тот.

Глава 5

Ирина посмотрела на часы. Было еще около десяти, и спать совсем не хотелось. Лиа сегодня осталась ночевать у подружки, так что в доме стояла полная тишина. Женщина прошла по опустевшим комнатам, привычно собирая разбросанные ее приемной дочерью вещи, на несколько минут остановилась у спальни сына и, вздохнув, спустилась вниз. Достав из «хрона» бутылку сока, она плеснула ароматную жидкость к себе в стакан и, вернувшись в гостиную, активировала «информер».

Разнесшаяся по дому мелодия входного звонка заставила ее вздрогнуть и недоуменно посмотреть в сторону двери, затем вновь повернуться к экрану «информера», на котором, повинуясь ее приказам, высветилось изображение крыльца. Она, закусив нижнюю губу, несколько минут смотрела на стоявшего там человека, точно сомневаясь, открывать или нет, затем решительно встала и направилась к двери.

– Привет, «третья», – мужчина улыбнулся. – Не думал, что откроешь.

– А я и не хотела, «первый», – бросила Ирина. – Зачем пришел? Что-то с Кириллом?

– Нет, – Майер покачал головой. – На этот раз с твоим сыном все в порядке. Просто сегодня двадцать лет…

Голос командора дрогнул:

– Вот я и…

– Двадцать лет, – пробормотала женщина, – неужели уже прошло столько времени?

– Да, Ир, – кивнул Майер. – Так ты меня пустишь в дом, или мне лететь назад?

– Ну, заходи, коль пришел, – Ирина посторонилась, пропуская гостя в дом.

Арнольд прошел в гостиную и, осмотревшись, опустился на стоящий у стола стул.

– Извини, устал что-то. Целый день мотаюсь.

– Может, кофе?

– Хорошо бы.

Ирина кивнула и, скрылась в кухне, вернувшись через пару минут с подносом, на котором стояли две дымящиеся кружки и вазочка с кексами.

– Как жена? – спросила она, ставя кружку перед гостем.

– Нормально, Ир, она сейчас в Берлине на какой-то конференции, просила тебе привет передать. Обижается, что в гости не заходишь.

– Ты же знаешь, Ар, – Ирина, взяв свою кружку, опустилась на диван. – Для меня вернуться туда, это как ножом по сердцу. Там все напоминает об Олежке, я просто не могу. Извини.

– Не извиняйся, – Майер покачал головой. – Это я должен перед тобой извиняться. Если бы не моя настойчивость, экспедицию бы отложили на год и мы бы лучше подготовились.

– К этому нельзя было подготовиться, – женщина вздохнула. – Ар, я давно уже тебя ни в чем не обвиняю и хочу извиниться за тот давний разговор.

– Ир…

– Не перебивай. Удар, нанесенный по кораблю, был явно искусственного происхождения, и враг знал возможности нашей машины, мало того, он знал, что мы выйдем именно в этой точке пространства. А это значит, что…

– У нас крот, – закончил за Ирину командор. – Мы думали об этом, но, к сожалению, пока результатов ноль. Есть подозрения о том, что информация ушла из земного совета, но тот, кого мы подозревали, был вдруг срочно командирован в ОСМ, и там его следы затерялись.

– Понятно, – кивнула Ирина. – Думаете, все же Альянс?

– Не знаю, – Майер вздохнул. – Уже почти полвека прошло с тех пор, как мы заподозрили о его существовании, но до сих пор не можем понять, кто он. Либо это просто наша паранойя, а все произошедшее – череда случайностей, либо кто-то из Альянса, ведущий свою игру, этакий новый Наполеончик, желающий построить собственную империю, либо это все же кто-то из чужаков.

– А что говорят аналитики?

– Ничего не говорят, – отмахнулся Майер. – Одни предположения. Но знаешь, Ир, предчувствие у меня не очень хорошее. На днях я тут встречался с коллегами из Российской империи и ОСМ, они тоже озабочены, короче, есть некоторые тревожные симптомы, указывающие, что враг все-таки из чужаков. Создается такое впечатление, что нас стали прощупывать по всем фронтам.

– Были нападения? – нахмурилась женщина.

– Были, – кивнул командор.

– И серьезные?

– В принципе нет, – мужчина отставил опустевшую кружку. – Гибель вашего корабля не была напрасной, мы уже разработали защиту от подобного оружия и передали нашим друзьям в Альянс, поэтому их удары не нанесли большого вреда. К сожалению, их систему маскировки мы до сих пор не раскусили, наши радары бессильны, все, что удалось засечь, это необычный корабль в виде огромной гантели. Но над этим работаем.

– И все же я уверена, что в Альянсе кто-то им помогает.

– Я тоже так думаю, – кивнул Майер. – Увы, там наши возможности сильно ограничены, а местные не кипят желанием нам помогать. Пожалуй, лишь ОСМ да русские что-то делают в этом направлении, да и то… – Командор махнул рукой.

– Понятно, женщина усмехнулась. – Некоторых собственная история ничему не учит.

– Это точно.

– И все же – чужаки, – Ирина покачала головой. – Слишком невероятно. Все иные, которые нам знакомы, по развитию ушли не дальше паровых двигателей. А тут корабли, которые по некоторым параметрам превосходят наши. Неужто за все это время ни один из наших разведчиков не смог на них наткнуться, ну или хотя бы на остатки их жизнедеятельности.

– Кто знает, – буркнул Арнольд. – Может, кто и натыкался. Альянс не очень распространяется о своих исследованиях. Кстати, не думаю, что они слишком нас превосходят, просто несколько иная технология.

– Ну и не уступают.

Майер кивнул соглашаясь.

– Ладно, хватит о делах, – командор достал из-под стола пакет, с которым пришел, и вытащил из него серебристую бутылку. – Неси стаканы, надо помянуть.

Ирина молча поднялась и принесла из кухни три стопки. Майер наполнил все и, встав, произнес:

– Ну, давай за Олега, и пусть звезды станут ему родным домом.

Лаймалин с грустью разглядывала свое отражение в зеркале. Платье не то чтобы ей не шло, просто она отвыкла от него, да если честно, не особо и привыкала. Купленное как-то по случаю пару лет назад, оно так и провисело в шкафу, одеванное лишь однажды, когда она была на дне рождения одного из своих сокурсников. Девушка вздохнула и в который раз пожалела о своем согласии прийти в гости. И все же что-то, видать, было в этом парне такого, что заставило ее согласиться, а может, просто достало это вечное одиночество. Лаймалин снова вздохнула и, взяв расческу, принялась наводить порядок на голове. Сперва она хотела просто собрать волосы в хвост, но, подумав, решила, что с распущенными будет лучше. Уложив волосы и зафиксировав их специальным лаком, флакон которого она неожиданно обнаружила у себя в шкафчике, девушка крутанулась перед зеркалом и осталась вполне довольна собой, подумав, что еще не утратила навыки накладывания макияжа. Неожиданно тренькнул звонок «запястника». Лайм удивленно глянула на дисплей и, вздохнув, включила связь.

 

– Да, Павел Николаевич.

– Привет, Лайм, – сказал Лунин, с удивлением оглядывая девушку. – Э-э-э…

– Что-то не так? – Лаймалин сладко улыбнулась и невинным взглядом посмотрела на своего начальника.

– Э-э-э, нет, – наконец выдавил из себя инструктор. – Ты куда это так вырядилась, если не секрет, конечно?

– Да секрета особого нет, – повела плечами девушка. – В гости.

– Уж, не к Градову ли? – прищурился Лунин. – Ох, смотри, Лайм, насколько я знаю, у него девушка уже есть и довольно боевая.

– А я тоже боевая, – фыркнула Лайм, неожиданно чувствуя непонятное раздражение. – Кстати, сразу предупреждаю, что у меня сегодня выходной и я его прерывать не собираюсь.

– Да что ты, – замахал руками Лунин. – Я и не думал. Кстати, то, что я хотел тебе сказать, касается и твоего Градова.

– Он не мой, – несколько резко бросила девушка, заставив начальника усмехнуться.

– Ладно, не кипятись. Короче, завтра вам с Градовым предстоит полет в Австралию, отвезете туда пару «черепашек» и назад.

– А почему с Кириллом, он же еще кадет?

– Ну не знаю, – Лунин пожал плечами. – Мне это тоже непонятно, к тому же у меня были свои планы насчет этого парня, но Дорнер приказал. Сказал, что все сейчас заняты, а по инструкции, транспортировка подобного оборудования осуществляется в паре.

– Это когда Марк стал придерживаться инструкции? – прищурилась Лайм.

– А ты у него спроси? – ухмыльнулся Павел Николаевич. – Я тебе приказ передал. Завтра в десять в девятом ангаре – все, отключаюсь, у меня еще дела.

Он махнул рукой на прощание и отключился. Девушка несколько минут неподвижно сидела перед зеркалом, затем покачала головой и потянулась за стоявшим в уголке тюбиком «распылитель модификатора лака для ногтей».

Кирилл сидел на скамейке, потягивая из банки яблочный сок. Конечно, он бы предпочел апельсиновый, но в автомате был только томатный и яблочный, поэтому выбирать особо не пришлось. Многолюдный даже во время занятий, сейчас первый ярус «вавилонки» был непривычно пуст, лишь цилиндр кибер-уборщика маячил метрах в пятидесяти от скамейки, на которой сидел Кирилл, да один раз сверху по лестнице пробежал незнакомый парень, бросив удивленный взгляд в сторону кадета. Посмотрев на «запястник», Кирилл вздохнул: уже было полдвенадцатого, а девушка так и не пришла, похоже, что сегодняшнее знакомство не состоится. А ведь ради этого все дружно взяли отгул, причем выбивать его пришлось Андрею. К его удивлению, Дорнер совершенно спокойно дал разрешение, сказав, что этот отдых они вполне заслужили. И теперь вся казарма дружно готовилась к приему необычной гостьи. Гера с Эрикой устроили генеральную уборку, заставив кибер-уборщиков с удвоенной силой носиться по комнатам, а Минако с Тиной занялись приготовлением угощения. Айко, попытавшийся было влезть с предложением помочь, был отправлен куда подальше и, обиженный, направился в беседку, в которой уже находился весь остальной мужской состав отделения, где и разразился длинной речью по поводу женского коварства. Эта суета вызывала лишь саркастическую усмешку у Кира, которого мало что подняли ни свет ни заря, так для того, чтобы встречать Лайм, еще заставили напялить парадную форму. Уходя, Кирилл в шутку посоветовал страдающему от безделья Айко нарисовать плакат с приветствием и вот сейчас испуганно думал, что тот может и сподобиться, уж очень нехорошее у того было выражение лица.

– Ты все в облаках летаешь? – раздавшийся над самым ухом знакомый голос заставил Кира быстро вскочить со скамейки. – Лейтенант…

Кирилл замер, с удивлением рассматривая стоящую перед ним девушку. Строгий инструктор, гонявший его все эти дни, исчез, перед опешившим парнем стояла хрупкая девушка с большими печальными глазами.

– Лайм, – прошептал Кирилл.

– А ты кого-то другого ожидал? – усмехнулась девушка. – Ну, так и будешь стоять столбом, или все же пойдем.

– Конечно, пойдем, – засуетился Кир, подхватывая со скамьи кепку и отправляя банку с недопитым соком в ближайшую урну.

Они неторопливо направились в сторону казарм, причем темп их ходьбы задала Лайм, сказав, что хочет немного прогуляться. Несколько минут шли молча. Кирилл постоянно косился на девушку, а та шла с отрешенным видом, точно погруженная в какие-то свои мысли.

– Кир, – неожиданно сказал девушка. – Сегодня со мной связался Лунин, сказал, что вчерашний приказ отменяется.

– В каком смысле? – не понял парень.

– В прямом, – вздохнула Лаймалин. – Завтра в десять часов ты должен быть в девятом ангаре, нас с тобой отправляют в Австралию, для доставки груза.

– В Австралию?

– В Австралию, – кивнула девушка и поморщилась. – Да не смотри ты на меня таким изумленным взглядом, просто все люди сейчас задействованы, а по инструкции данный тип груза надо доставлять вдвоем. В принципе ничего сложного. Часа четыре полета, выгрузим груз и назад, к ночи будешь дома в своей кроватке.

– Вот как?

– Угу, именно так, – усмехнулась Лайм. – Привыкай, кадет, на третьем курсе это станет обычной практикой.

– Да я что, – пожал плечами парень. – Надо, так надо.

– Ну, вот и хорошо, – девушка неожиданно улыбнулась и подхватила Кира под руку. – Все, о делах завтра, а теперь пошли к тебе, и только попробуй назвать меня при друзьях лейтенантом или инструктором. Понял?

Кирилл только вздохнул.

Вопреки опасениям Кирилла вечер удался на славу. Правда, Айко все же написал приветственный плакат, но в этом он признался только лично Киру, почесывая затылок и опасливо поглядывая в сторону Аиры. Лаймалин поначалу была настолько напряжена, что это заметили все, поэтому девушки, деликатно оттеснив окруживших ее парней, усадили гостью за стол и принялись что-то активно обсуждать. Уже через полчаса вся их дружная компашка смоталась наверх и заперлась в комнате Кира, выставив оттуда раздраженного и возмущающегося спирса, который был вынужден присоединиться к сидящей внизу мужской общественности.

– Надо признать, что девушка необычно выглядит, – сказал Андрей, извлекая из «хрона» бутылку шипучки.

– Красивая, – почему-то пискнул Айко и смутился.

– А по мне так обычная девчонка, – пожал плечами Антон. – Глаза, правда, большие, а так…

– Ну, большие не только глаза, – заметил шепотом Рен, опасливо косясь в сторону лестницы.

– Ах ты, пошлая камбала, – дружно гаркнули Андрей с Киром и, переглянувшись, расхохотались.

– Не, ребята, ну, правда, – смутился Айко.

– Чистая правда, – подтвердил Антон. – Камбала и очень, очень пошлая.

Лаймалин впервые чувствовала себя вполне раскованно, вот только почему это произошло, она понять не могла. Ребята были вполне обычными, такие же, как и в ее бывшем отделении, но возникшее поначалу привычное напряжение незаметно для нее куда-то испарилось. Они почти два часа болтали, запершись в комнате Кирилла, который, оказывается, жил там вместе со своей девушкой. Это почему-то неожиданно задело Лайм, но она быстро загнала возникшее раздражение куда подальше, не позволив ему взять над собой верх. Ее новая знакомая Минако оказалась той самой девушкой с японских островов, которая действительно очень заинтересовалась Империей Солнц и принялась дотошно расспрашивать Лайм о местных традициях, сравнивая их с теми, что были распространены на островах. Лайм знала, что именно переселенцы с этих островов некогда создали империю, и поэтому не только рассказывала, но и сама с интересом расспрашивала Аиру. Эрика с Герой поначалу слушали их заумную беседу, затем тоже вступили в разговор, который постепенно скатился к обычной девичьей болтовне о моде, косметике и, естественно, парнях. Лаймалин по привычке больше отмалчивалась, но последняя тема неожиданно для нее самой заставила «навострить» уши. И не зря, за несколько минут она получила кучу сведений не только о Кирилле, но и о его друзьях. С удивлением, она выслушала историю необычного приключения отделения во время выполнения экзамена по выживанию, благодаря чему вся их компания лишилась одного месяца летних каникул, а Кир почти неделю лежал в больнице. Слушая рассказ Эрики, Лайм подумала, что, видимо, ребята отыскали нечто ценное, если вместо расформирования отделения они отделались обычной отработкой, и что надо об этом случае подробнее узнать у Павла Николаевич.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102 
Рейтинг@Mail.ru