«Древоходец». Деревенский колдун. Книга первая

Александр Колокольников
«Древоходец». Деревенский колдун. Книга первая

Пока Виктор рассказывал о местных принцессах, деревья закончились, и они вышли на открытое место, покрытое густой, но не очень высокой травой.

Невдалеке виднелись две человеческие фигуры, в зелёных комбинезонах и в зелёных же головных уборах, похожих на береты.

– Вот они – инопланетяне, – сообщил Виктор. – Та, которая сматывает измерительную ленту – женщина. У них, как и у наших бёдра пошире. Зовут её – Оо -у. А с треногой рядом стоит мужик. Его зовут прямо почти по-нашенски – Кирин.

Что ж, дружок, тебе я показал и колдуна, и ужасных чудовищ. Принцесс, после моих вводных, я думаю, ты и сам видеть не захочешь. А кем же в нашей сказке будут инопланетяне? Предлагаю, пусть они будут – басурмане, креста не знающие. Во многих сказках такие есть. Хотя, по сути, и по аналогии они здесь для нас скорее: «наши западные партнёры» – всё учат, учат…

Виктор поднял руку и помахал, приветствуя – в ответ оба «зелёных» тоже помахали руками.

Видишь на треноге прибор? Это эклиметр – геодезическое устройство для измерения высоты.

Я лично, своими руками его делал для них.

А вот на ружье у меня стоит система, которая не позволит произвести выстрел в существо с симбионтами. Если сегодня я даже и успел бы вытащить оружие и направить на борхов – оно бы не выстрелило. Эту систему «от дурака» – изготовили и поставили «зелёные». Почти все необходимые элементы для создания своих устройства они выделяют из морской воды.

Они могут производить и симбионтов, и накопители, куда мы помещаем свои воспоминания. А вот простую лопату, или там кирку – пока могут получить только от нас, хотя появились здесь аж на двадцать лет раньше.

Но и нам выплавка металла даётся не просто. Кстати, на этой планете, кажется, совсем нет залежей каменного угля. У нас на земле, якобы, долгое время не появлялись бактерии, которые могли перерабатывать древесину. Пока, через миллионы лет, эти бактерии появились – остатки древесины окаменели и превратились в уголь. А здесь бактерии появились быстро – вот угля и нет. Возможно, и уровень кислорода в атмосфере упал от того, что вся древесина сгнивала, не переходя в уголь. Раньше, как выяснили «зелёные» – кислорода было больше.

Когда Виктор подошёл к инопланетянину, тот улыбнулся и произнёс какую-то короткую фразу, видимо приветствие, в конце которой очень внятно прозвучало – Кагорыч.

Виктор ответил ещё более короткой фразой, в конце которой прозвучало – Кирюха.

Борис получил возможность вблизи рассмотреть инопланетянина. Кожа тоже была голубоватой, глаза тёмно-синие, с опять же голубоватыми белками. Нос немного приплюснут, с широкими вывернутыми ноздрями, как у некоторых жителей Африки. Обещанных заострённых ушей он не увидел – они были укрыты длинными тёмными волосами, спускающимися из-под берета.

Инопланетянин снова заговорил, и в этот момент Борис услышал женский голос – синхронный перевод- понял он.

– Почему ты назвал меня – Кирюхой? – поинтересовался инопланетянин.

– А почему ты назвал меня – Кагорычем? – ответил Виктор.

– Но тебя все называют – Кагорычем.

– Ну теперь все и тебя будут называть – Кирюхой.

– Слушай – мне это имя не нравится, – ответил инопланетянин. – Я чувствую в этом что-то нехорошее. То ты заявляешь ОО-у, что тебе трудно выговаривать её имя, и ты будешь называть её Оля. Прибавил – «ля». Потом, я у тебя поинтересовался: «Почему ты и к моему имени стал прибавлять тоже «ля»? Ведь до этого говорил, что моё имя Кирин – почти Земное, для вас легко произносимое».

Ты ответил, что «ля», вы прибавляете, когда обращаетесь к другу. Я поначалу поверил. Но, когда уронил твой прибор, ты с большим раздражением кричал на меня: «Кирин ля», и у меня появились сомнения.

Я решил поинтересоваться у Николая, насчёт «ля» – он начал смеяться и при этом захрюкал, как борх…

– Ой, как длинно, как нудно, – перебил его Виктор. – Всё хватит, договорились: я больше не буду называть тебя – Кирин ля.

– И Кирюхой не называй, – потребовал инопланетянин.

– И Кирюхой не буду.

– И Оо-у, – Кирин кивнул на подходящую к ним женщину, – тоже Оля не называй.

– Хорошо, хорошо, хотя с Олей я абсолютно чист в намереньях. Только и вы называйте меня Виктором, а не Кагорычем.

– Мы пытались называть тебя Виктором, – вмешалась Оо-у, – но никто не понимал о ком это мы говорим.

– Ладно, проехали! – ответил Виктор и показав на изготовленный им измеритель высоты спросил: «Ну как, идёт освоение продвинутой инопланетной техники – не слишком сложно?».

– Это ты свою дощечку со втулкой, тремя гвоздями и с грузиком на верёвочке называешь продвинутой техникой? – поинтересовалась Оо-у.

– По крайней мере для вас, это точно инопланетная техника, и потом, у самих-то, не только этого прибора, с гордым названием – эклиметр нету, у вас и трёх гвоздей не найдёшь, – ответил Виктор.

– Кстати, о гвоздях. Ты мне обещал топор – молоток сделать, такой же, как я видела у ваших, – напомнила Оо-у. При этом она подошла вплотную к Виктору, и стала смотреть ему в лицо ожидая ответа.

Внешне Оо-у отличалась от своего напарника менее приплюснутым носом и более светлыми рыжеватыми волосами. Волосы спадали из-под берета обтекая ухо и давая возможность увидеть его полностью. Действительно, оно имело удлинённую форму, заострённое в верхней части.

Сейчас, когда Оо-у почти вплотную приблизилась к Виктору, стало понятно, что она ниже его практически на голову.

– Так ты сделал мне топор, или нет? – не получив ответа, продолжила допытываться Оо-у. – Ты же обещал!

– Я обещал? Ты же взрослая девочка, и всё продолжаешь верить обещаниям мужиков? Я, конечно, извиняюсь, это не совсем тактично, но на своей планете, при первой жизни, наверное, годков так – сто, сто пятьдесят оттоптала? И ты по-прежнему сохранила такую наивность! Неужели за столько лет, тебя мужчины ни разу не обманывали?

– Так же нельзя! Ты же обещал!

– Ну что ты заладила: «обещал, обещал». Если обещал – значит сделал. Я же не знал, что тебя здесь встречу. На мехбазе он у меня готовый лежит. При первой возможности передам.

– Какой ты…—задохнулась, не находя слов Оо-у, – неужели не мог сразу просто сказать…

– Слушай, – вмешался в их перепалку Кирин, обращаясь к Виктору, – а чем ты так рюкзак набил? Что там у тебя?

– А я знаю, а я знаю! – радостно произнесла Оо-у. – Когда борхи побежали, я к ним подключилась посмотреть – кто идёт. Было смешно, как Виктор упал на зад, и всё никак не мог вытащить оружие. А потом с очень недовольным лицом полез в рюкзак за хлебом для борхов. А, когда он рюкзак открыл, я увидела, что тот полностью забит мхом, они его используют, – здесь Оо-у сделала паузу, немного засмущалась, и потом продолжила, – ну мох используют как гигиеническое средство, как подтирку.

– А ты далеко собрался идти? – поинтересовался Кирин.

– Да, нет. Только к вам, а затем обратно в посёлок.

– Это час сюда, и час обратно, – прикинул Кирин. И для того, чтоб пройти такое небольшое расстояние ты набиваешь полный рюкзак мха для подтирки? С тобой всё хорошо? Или это твои старые земные привычки? Ты, наверное, раньше на Земле всегда путешествовал с таким запасом из-за особенностей организма? А это фантомная память прошлого тела?

– Нет, нет, – вмешалась Оо-у, – он просто опять каких ни будь новых грибов наелся – теперь вот такие последствия, требующие много подтирки. Помнишь, прошлый раз, когда тоже грибов поел? Он тогда ещё ко мне приставал и грязно домогался. Говорил: давай с тобой сотворим первого межпланетного ребёнка, и предлагал этим заняться сразу, не откладывая.

– Я тебя домогался? Вот, что называется – размечталась! – возмутился Виктор.

– Хочешь запись скину? – предложила Оо-у.

– Не нужна мне твоя запись. И это был не я – это были грибы. Мне в тот день так втюрило, что я совсем не помню – ни где был, ни что творил. Так что, это грибы тебя домогались, а не я. Поверь, и смирись.

– Я всё думаю, как симбионты позволили тебе в таком количестве наесться этих токсичных грибов? Или ты как-то загрубил установки, – предположил Кирин.

– Не лез я ни в какие установки. А сам так думаю: симбионты существа живые – вот и решили тоже оторваться, немного кайфануть. У меня же и никаких своих записей на симбионтах не осталось. Почти двенадцать часов – всё чисто, они тоже были в отключке. Меня потом, сами знаете, и ваши проверяли, и колдун. А сейчас, как все узнали, что в памяти симбионтов пусто, и сам ничего не помню, так и начали разные мерзости выдумывать и мне свои неумеренные и извращённые фантазии озвучивать. Вот, как сейчас Оо-у. А смотреть их записи, а также и твои Оо-у – не хочу! Это всё не правда, и это был не я!

– Оо-у, а ты знаешь, а ты слышала, – обратился Кирин к своей напарнице, – по учётке восстановили момент и место, где он собирал грибы. Их нашли, классифицировали и занесли в каталог. Грибов целых два вида. Один вид назвали – Кагорыч жёлтый – он съедобный, а второй – Кагорыч розовый – его признали ядовитым.

–Надо было назвать не Кагорыч розовый, а Кагорыч любвеобильный, – заметила Оо-у, – с его слов – это же грибы ко мне приставали.

– А уж я -то, я-то как был горд, когда узнал, когда мне сообщили, – заметил Виктор. – Спасибо всем утвердившим название – порадовали! Теперь я спокойно могу умереть, зная, что навечно войду в историю планеты под кликухой – Кагорыч, и в виде ядовитого гриба.

– Ладно, хватит о грустном, – продолжил Виктор. Там, к разборкам о месте строительства плотины, наши умники колдуна подключили. Он решил пригласить вас в посёлок на обед – хочет выслушать ваши резоны.

– Мы всё уже сказали, – ответил Кирин. – Что там обсуждать? Этот ручей проходит рядом с первым плацдармом. Мы обязаны исключить любую возможность неприятных последствий от прорыва плотины для нашего основного объекта.

Это место, – Кирин показал рукой на близлежащий берег ручья, – в плане безопасности – полностью нас устраивает.

 

Решение принято, наш глава его утвердил, и мы не видим, что здесь можно обсуждать, при всём уважении к вашему колдуну, к вашему Константину. Он же, сколько я знаю, не гидрограф. Что он нам сможет рассказать нового, что мы не учли?

– Если вы действительно испытываете уважение к нашему главе, – ответил Виктор, – то и проявите его. Он пригласил вас на обед – вот и приходите, покушаете, пообщаетесь.

– Я не хочу идти! Я его боюсь! – громко выпалила в ответ ОО-у.– Он когда к нам в посёлок приходил, у меня только от одного его взгляда ноги подгибались.

– Оо-у! Ну чего ты боишься, чего выдумываешь! Он же на обед тебя приглашает не в качестве блюда, – урезонил её Виктор.

– Да как же не бояться? Находиться рядом с существом, которое может мгновенно убить только одним взглядом! – возразила Оо-у. – От него прямо жуть какая-то исходит!

– Ну что ты наговариваешь на нашего главу: «Может мгновенно убить взглядом!». Зачем ему это? Зачем ему кого-то мгновенно убивать? Когда он спокойно, даже и не глядя на тебя, способен сотворить такое, что прежде, чем умереть, ты ещё проживёшь двадцать – тридцать замечательных дней, испытывая, ну просто чудовищные мучения, мечтая и умоляя о смерти.

Ну, а если вина твоя небольшая – и убивать-то не будет, а так, просто расслабит на денёк-другой определённые мышцы. Как бы тебе это поделикатней сказать…? Ну, в общем, моего рюкзака со всем его содержимым тебе на этот день будет не хватать. И потом, я вообще не понимаю, чего ты так переживаешь?

Ну и убьёт – всё равно же тебя снова возродят на этой планете. Пускай очередь дойдёт не скоро, но возродят же. А за твоим ребёночком здесь отец присмотрит, да и Кирин поможет.

Ведь поможешь, не откажешь? – обратился Виктор к Кирину.

– Хватит над Оо-у издеваться, – ответил Кирин, – сейчас договоришься, что у неё ноги от страха откажут и придётся нам на себе тащить в посёлок.

– А ты, – Кирин обратился к Оо-у, – не слушай его глупости. Я много раз общался с колдуном – очень спокойный, приятный человек. Правда, чем-то похож на Виктора: любит пошутить и тоже, не все его шутки сразу могу оценить.

– Да, понимаю я, что Виктор меня специально «накручивает», – ответила Оо-у, – но всё равно, я к колдуну испытываю не только страх, но и какую-то неприязнь, как к ядовитому животному.

– Да, ребята, – обратился к ним Виктор, – а вы не удивлены, что меня отправили пригласить вас на встречу?

– Действительно, чего вдруг тебя послали? – заинтересовался Кирин. – Ты же вроде человек очень занятой, весь и всегда в заботах. Или сегодня выходной – просто шёл в эту сторону и тебя попросили?

– Нет. У меня сегодня тоже рабочий день. Мне поручили создать и записать сюжет о нашей жизни здесь, на этой планете. Можно сказать: ознакомительный ролик для новых поселенцев. К вам пришёл показать им в ролике инопланетян, в естественной среде обитания. Ну заодно меня попросили пригласить вас для разговора. Этому ознакомительному фильму уделяется большое внимание, и готовый материал колдун сам будет просматривать и утверждать.

Не услышав реакции на своё заявление, Виктор решил привлечь внимание к своим словам повторив ещё раз, но уже гораздо громче:

– Оо-у, слышала, что я сказал? – Ролик будет просматривать сам колдун!

– Ну и что, – недоумевая спросила Оо-у, – пусть смотрит.

– Мне напомнить твои последние слова, насчёт ядовитых животных?

– О, нет! Ты же это ему не покажешь!? – до Оо-у наконец -то «дошло».

– Успокойся, успокойся! Конечно, не покажу. Ты мне за топор должна новенький комбинезон с двойными расходниками, да с двойными: я же намного выше тебя и мне удлинять придётся. Я от колдуна твои слова скрою. Что я зверь какой? Я к тебе очень хорошо отношусь, и поэтому ничего ему не покажу, и, всего на всего, за ещё один такой же новенький комбинезон и тоже с двойными расходниками.

– Где я тебе его возьму? Да ещё новый. Мне на год полагается четыре штуки. Смотри, я и так хожу – заплатка на заплатке, всё экономлю расплатиться за топор. Что мне теперь – голой ходить?

– Не знаю, не знаю. Он, конечно, может плюнуть и забыть про много болтающую языком глупую Оо-у, но, ведь сама понимаешь, насчёт возможностей колдуна я не шутил. Так что, если не найдёшь чем со мной расплатиться, – будь готова ко всему.

Стоп, стоп! – судя по звуку лёгкого шлепка, Виктор хлопнул себя ладонью по лбу. – Я совсем забыл. Возможно у меня и не получиться тебе помочь. Ролик то я пишу сразу на отдельный накопитель. Отключить запись могу, а вот извлечь написанное, увы – нет.

Теперь только при монтаже фильма можно будет удалить. Разве что, попробовать с Екатериной договориться. Она профессиональный режиссёр и монтаж ей поручили. Да она и сама с удовольствием взялась, отредактировать записи. Но только вот что: не думаю, что Екатерина согласиться вырезать этот момент, даже за ваш комбинезон. Она и от нас требовала: живенько, остренько, а не производственный роман, дабы будущие переселенцы видели, что у нас настоящая жизнь. Точно, точно, – она удалить не позволит.

– И что же мне делать? —растерянно спросила Оо-у.

– Да успокойся. Ничего страшного не произошло. Это я так пугал колдуном, в надежде ещё что ни будь с тебя урвать, – с улыбкой сознался Виктор. Ну, услышит он твои слова, посмеётся над страхами Оо-у. Да, кстати, а как ты его обозвала? Кажется, с кем-то сравнила, я что-то подзабыл – напомни? – Сравнила с ядовитым животным, – прошептала Оо-у. – Хм. Да уж! Вообще-то за такое может и затаить. Но, всё равно, не думаю, что накажет физически. Ну, попугает при случае. Может и очень сильно… Но всё это будет остроумно, пусть и грубовато, но весело, с шуткой. Точнее всем будет весело, кроме тебя. Да и шутки у него ещё те, и веселье тоже ещё то.

Только из-за того, что хорошо к тебе отношусь, да ещё учитывая, что, между нами, что-то было, пусть и «под грибками», я, как порядочный человек, считаю обязанным тебе помочь. Поэтому слушай и делай выводы: он мужчина, и не просто мужчина, а мужчина с Земли. Не знаю, как там у вас на планете, но в наших мужиках очень силён инстинкт защиты слабеньких, глупеньких самочек. Вот сейчас встретишься с ним на обеде, ну и промяукай что ни будь типа: ой, знаете – я вас так боялась, так боялась! Вы мне казались, ну очень опасным! А сейчас с вами пообщалась – вы, оказывается, такой милый! Я теперь вас только чуть-чуть боюсь.

Вот и вверни, что ни будь подобное. Я понимаю, в твоём возрасте, в сколько-то за сотню лет, строить из себя глупенькую девочку – сложно, но ты уж постарайся.

– А ты сейчас запись отключил? – поинтересовалась Оо-у.

– Да, да! – спокойно соврал Виктор, – конечно отключил.

Дальше Борис стал слышать комментарии сделанные уже не женским голоском переводчицы, а Виктором:

– Слышал, слышал, дружок? Простые, вроде бы милые инопланетяне, а какое отношение к нашему уважаемому Константину Сергеевичу, к нашему – «Всё»! Какие предрассудки, какое мракобесие живёт ещё в глубинном инопланетном народе! Видишь, как я тебе и раньше говорил – чисто басурмане.

Глава 10

Неожиданно панорама перед глазами Бориса Решетникова с берегом ручья и лицами инопланетян пошла рябью. Полностью исчезли все звуки, а затем осталась только первая картинка – фотография, где в окружение людей с голубыми лицами стоит колдун с биноклем на шее.

Решетников почувствовал, как его трясут за плечо, и услышал голос, повторяющий раз за разом, что кино закончилось, и пора вставать. Картинка перед глазами резко уменьшилась до маленького квадратика и застыла в правой верхней части.

Он открыл глаза и увидел перед собой Дмитрия.

– Потом дома досмотришь, – заявил Дмитрий, – Кагорыч там ещё и лабораторию – матку покажет, откуда они все появились, правда издалека. Она находиться километров на пятнадцать ниже по течению речушки, на которой намечали плотину ставить И на первом нашем моторном судне до главного посёлка дойдёте по большой реке. И в посёлке на танцы вечером сходите.

У нас ещё пять роликов есть от разных поселенцев. Все со временем просмотришь.

А сейчас нам нельзя терять время – дел полно.

Борис попытался было быстро встать с дивана, но его резко качнуло, и он рухнул обратно.

– Аккуратнее, аккуратнее, – заметил Дмитрий, – с непривычки, после просмотра, даже с неполным погружением, надо время на возвращение в своё тело.

Пока Константин Сергеевич не подошёл, давай подберём гаджет. Он будет усиливать тебе сигнал с симбионтов. Носить его надо постоянно не снимая. Если по какой-то причине придётся снять – полчаса он будет молчать, затем начнёт передавать тревожный сигнал на симбионтов. Дальше, в течение часа не вернул – внутренняя схема самоуничтожается – выгорает.

Можешь с ним купаться, плавать, но при томографии – необходимо снимать.

Дмитрий выставил на стол картонную коробку:

– Подходи, выбирай.

Борис поднялся с дивана, подошёл к столу и заглянул в коробку. Внутри кучей были сложены перстни, серьги, нательные кресты с камнями, маленькие иконки и амулеты.

Недолго думая, он взял золотую печатку с чёрным камнем, и надел на средний палец.

Потряс кистью, проверяя насколько надёжно сидит, и отодвинул от себя коробку.

– Быстро ты, – похвалил его Дмитрий. – Вот тебе и первое задание от нашей организации. Вернёшь эту коробку, со всем содержим в ювелирный магазин. Адрес тебе скину в почту на симбионтов. Магазин, понятно, в Москве. Можешь потом туда подъезжать, если подогнать размер, или ещё какая необходимость появиться.

Ещё мы сейчас выдадим тебе два роутера. Один стационарный, а другой мобильный. Куда бы потом ни поехал, мобильный бери с собой и следи за зарядом.

Система передачи работает так: все события дня, все твои мысли регистрируются и накапливаются в памяти на симбионтах. После усилителя, размещённого теперь у тебя в этой печатке, информация, сохранённая на симбионтах, через роутер и сеть уходит к нам на сервер, и дальше архивируется в твоём личном накопителе.

Сброс информации симбионты осуществляют, как в автоматическом режиме, так и в ручном.

Если в течение десяти дней сброс провести не удалось – симбионты оставляют только яркие, события, стирая все остальные. Когда возникает затруднение при передаче информации – появляется тревожное сообщение.

Объяснения Дмитрия прервал вошедший в кабинет Константин Сергеевич.

– Ну как, ролик просмотрели? Как впечатления? – поинтересовался он у Решетникова.

Борис опустил глаза вниз, и, крутя на пальце вновь приобретённую печатку, задавленным от волнения голосом произнёс:

– Вы мне не ответили: что будет с Алисой?

– Ты ему ещё не сказал? – Константин Сергеевич вопросительно посмотрел на Дмитрия, —Почему7 Чего держишь человека в неизвестности?

– Я считаю, что это обязаны сказать вы Константин Сергеевич. Он от вас должен это услышать, – с какой-то серьёзной торжественность ответил Дмитрий.

– Хорошо. От меня, так от меня, —Константин Сергеевич опустился в кресло напротив Решетникова. Поставил локти на стол и подперев руками голову, посмотрел на замершего от напряжения Бориса.

– Борис Викторович, я не могу здесь и сейчас вылечить вашу дочь – я вам это уже говорил. – Голос колдуна звучал спокойно и размеренно. – Но мы можем дать Алисе ещё одну жизнь, на планете, которая носит название – Нейлера, что в переводе значит – Находка. Вы недавно имели возможность, пусть и виртуально, но получить о ней некоторое представление.

Решетников поднял голову, и молча стал глядеть на колдуна, осмысливая услышанное.

– Можно я разъясню? – спросил Дмитрий у колдуна и, получив разрешающий кивок, продолжил:

– Если кандидата ввели в систему, – стал объяснять Дмитрий, – то, по существующему у нас уложению, принимая во внимание морально-этический аспект, Совет должен был выделить дозу симбионтов и на Алису, чтобы вместе с тобой ввести в систему. Но в вашем случае Совет отказал, и Константин Сергеевич решил потратить на Алису ампулу из своего личного резерва.

– Да, да. Я понял, всё понял – решил из своего резерва, – говоря это Решетников часто закивал головой, и неожиданно замер.

– Опять завис. Интересно, сейчас надолго? – заметил Дмитрий.

– Кто знает? Пока симбионты его успокоят, пока последние новости в нём улягутся, думаю, минимум: пятнадцать – двадцать минут.

Когда Решетников пришёл в себя, в кабинете уже находился и Иван Бессмертный. Все сидели за столом и пили чай из белых фарфоровых чашек.

– С прибытием, – заметив, что он очнулся, поприветствовал его Константин Сергеевич, и подвинул чашку с чаем.

– Я что отключился? – совершенно спокойно поинтересовался Решетников.

– При встречах со мной – это у вас вошло в правило, – заметил колдун. – Сегодня уже второй раз, но сегодня моей прямой вины нет – это симбионты чудят. Слишком много работы на них свалилось – они, как могут, помогают вам и мысли привести в порядок, и успокоиться. Не переживайте, после адаптации, они вас отключать не будут ни при каких перегрузках.

 

– А я что-то первого раза отключки и не помню, – сделав глоток чая произнёс Решетников, – сейчас, да – заметил.

– Первый раз ты выпал, когда узнал, что накопители с памятью на другую планету отправляют, – сообщил ему Дмитрий.

– Да, от такого можно, – согласился Борис. Немного помолчал, поставил чашку на блюдце, поднял голову и, осмотрев всех сидящих за столом, как-то несмело улыбнулся, впервые улыбнулся за всё время общения, а затем произнёс: —Значит моя Алиса в качестве «принцессы» будет работать на соляных копях на другой планете?

– Возможно и на копях, возможно и на разделки рыбы на коптильне, – также улыбнулся в ответ Константин Сергеевич, и продолжил: – Может придётся ей добывать соль, может и нет – не известно. Но точно известно, что вечерами на танцах будет отплясывать до утра и до упаду, крутить любовь, рожать детей, ссориться со свекровью. В общем – жить и наслаждаться жизнью!

– А я с Алисой… А мы возродимся вместе? – опять с напряжением в голосе поинтересовался Решетников.

– Нет, – ответил Константин Сергеевич, – такова политика инопланетян. Каждый получает шанс не просто на жизнь, а на новую жизнь. И, в принципе, я с ними согласен. С Алисой вы обязательно встретитесь, но она возродиться на планете лет на десять пораньше.

Уже начали переживать, как девочка будет одна, без вас? Вот, наверное, из-за таких чрезмерно заботливых и ввели эту разбежку по времени. Не переживайте – никто её не обидит. У нас там даже шпаны нет, ещё не обзавелись. Да и откуда ей взяться? Сами убедились: мы даже тех, кто кошек мучает, стараемся туда не пускать. А также и подлецов, и моральных слабаков, если, конечно, они не гении.

А теперь вам опять придётся немного побыть «в отключке». Мы сделаем привязку ваших новых дивайсов к симбионтам и первую адаптацию. Ложитесь на диван.

– Дмитрий, – указал он к своему помощнику, – займись.

Когда Борис в очередной раз лёг на диван, Дмитрий закрепил у него на голове узкий металлический обруч, предварительно подогнув его по размеру. Попросил Бориса снять и отдать ему печатку-усилитель. – Роутер стационарный один настраивать? Нет загородного дома, где подолгу живёте? – Какой загородный дом? Куда я сейчас от Алисы поеду? – ответил Решетников. Дмитрий продолжил копаться с настройками, затем поднял голову, посмотрел на колдуна и проговорил с просительными интонациями:

– Константин Сергеевич, а чего я то? Пусть Бессмертный – он часто это делает, у него всё на автомате, а мне ковыряться, вспоминать…

– Ладно, слазь, – ответил Иван Бессмертный, отставил чашку и, поднявшись из-за стола, прошёл к компьютеру.

– Совсем он у вас, Константин Сергеевич, обленился, – прокомментировал Бессмертный, – наверное, за компом сидит – только порнуху смотрит.

– Да, нет – зря ты на него наговариваешь, – ответил колдун, – он ещё по удалёнке в преферанс с Бонни играет. Вот недавно месячную зарплату собачке продул.

– А почему он бессмертный? —неожиданно задал вопрос Решетников, поправляя обруч на своей голове.

– Да, фамилия у меня такая – Бессмертный, – ответил Иван, усаживаясь за компьютер вместо Дмитрия.

– Тьфу ты – просто фамилия! Свяжешься с вами, всякая чертовщина в голову лезет вместо очевидного, – проговори, Борис.

– Всё молчим, – предупредил Иван, – через несколько минут вы заснёте.

– Когда Борис закрыл глаза, и в очередной раз отключился, Иван повернулся на кресле к Дмитрию с Константином Сергеевичем.

– Мой отец, сами понимаете, тоже с фамилией Бессмертный, – начал рассказывать Иван, – работал в своё время на одном военном заводе.

Был он тогда начальником опытно – экспериментального участка. Все новинки, прежде чем запустить в производство проходили через него.

В тот раз они занимались каким-то новым обвесом для танков. То ли разбрасыватель мин, то ли управляемые ракеты – не помню, да и не важно.

Для консультации им направили с танкового завода женщину- конструктора, которая учувствовала в проектировании ещё аж танка Т-34. Приезжала она не первый раз, и все рабочие участка её уже хорошо знали. Факт этот малоизвестный, но очень многих конструкторов, проектировавших Т-34 расстреляли, ещё до войны. Старые рабочие это знали, и поэтому женщину-конструктора между собой называли – «не дострелянная».

И вот, собрались на участке заводские специалисты вместе с этой женщиной, чего-то обсуждали, а затем решили пригласить главного технолога завода.

Приходит технолог на участок, и спрашивает у кого-то из рабочих, где конструктор с танкового КБ.

Ему и объяснили, что «не дострелянная» около испытательного стенда.

Пошёл он к стенду и видит – стоят несколько человек, среди них одна женщина рядом с моим отцом.

Главный технолог пришёл на завод переводом месяца за два до этого случая. Полностью ещё не освоился, но отца моего знал, и фамилию его помнил.

Сообразив, что женщина – это и есть специалистка с танкового КБ, он и высказал: «Какое совпадение, рядом стоят два человека с такими необычными фамилиями: один Бессмертный, а другая Недостреленная». Сначала была немая сцена, потом до женщины дошло, она взбеленилась и выдала, что если она – «не дострелянная», то он уж точно – недоделанный, и не просто недоделанный, а суслик недоделанный. Конечно, на следующий день весь завод всё знал, а технолог, пока не уволился, так и ходил в сусликах недоделанных.

– Какая-то не очень весёлая история, – после некоторой паузы отметил Дмитрий.

– А жизнь нам редко даёт поводы для веселья, – произнёс Константин Сергеевич, – поэтому надо создавать эти поводы самим, а не ждать милостей. – Кстати, – продолжил он, – а вы заметили разницу в мышлении у этого технолога и Решетникова?

Когда он услышал – Бессмертный, то переспросил: «Почему бессмертный?». Если бы так поступил тот технолог – не вляпался бы в суслика недоделанного.

– Внешнее оборудование подключено, синхронизация прошла, первая адаптация закончена, – доложил Иван Бессмертный.

Он подошёл к открывшему глаза Решетникову, и протянул ему его печатку:

– Всё активировано. Вторую адаптацию, где будем делать? – поинтересовался он у колдуна.

– Борис Викторович, – вам придётся ещё раз к нам подъехать, – сообщил Константин Сергеевич поднявшемуся с дивана Решетникову. Через двое суток вы к повторной адаптации уже должны быть готовы. Возьмём с запасом – ждём вас через трое суток. Можете попозже, но особо не затягивайте. Заодно Дмитрий инструктаж с вами проведёт, как эффективней использовать симбионты, и какие возможности они дают.

Что касается Алисы, то ампулу с симбионтами получите сейчас, заберёте с собой. Завтра подойдёт кто-нибудь из наших и сделает инъекцию.

Через десять дней к вам опять подъедут и проведут Алисе адаптацию. Может быть и Иван, —Константин Сергеевич кивнул на Бессмертного.

Если будут интересоваться твои доброжелатели из ФСБ, а они точно будут интересоваться – скажешь, что колдун вылечить не берётся, но с обезболиванием поможет.

– А Алисе вторую адаптацию нужно будет проводить? – спросил Решетников.

– Вам вторая адаптация обязательна. Алиса же может обойтись и без неё, но лучше всё-таки сделать – симбионты будут эффективней работать на обезболивание.

– Константин Сергеевич, чтобы ввести Алису в систему – вы, к нам сами подъедете?

– В этом нет необходимости. Через десять дней симбионты Алисы привяжут к усилителю, и я спокойно по «удалёнке» всё сделаю.

– Да у них на всех окнах квартиры сейчас усилители висят, – вставил замечание Иван Бессмертный. Задание было срочно скачать его память, и мы уж позаботились.

– Борис, – продолжил Иван, обращаясь к Решетникову, – завтра, когда приедут ввести Алисе симбионты, помогите нашим снять все усилители. Ну, в смысле, – будьте в курсе, и посодействуйте.

И ещё, – он показал на коробку, откуда Решетников до этого выбрал себе печатку, – сразу подберите что-нибудь и для Алисы.

– На сегодня, думаю, вам Борис достаточно информации: и так три раза отключались. – Решил закончить встречу Константин Сергеевич.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru