Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

Владимир Поселягин
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

Следуя указаниям станционного Искина, я дошел до жилой секции начальства.

– Пятая дверь слева, – прозвучал голос Искина.

Войдя в дорогие апартаменты, я услышал из соседней комнаты голос Жорин:

– Располагайся пока. Я сейчас.

Через минуту вместе с ароматом жареного мяса ворвалась Жорин с подносом, заставленным посудой с едой.

– Вот, решила отблагодарить тебя за спасение. Сама приготовила, – похвасталась она.

– Приятно, спасибо.

В спокойной и непринужденной обстановке мы пообедали. Напрягало только одно: девушка была в открытом вечернем платье, а я все в том же комбинезоне пилота.

Легкая беседа, что мы вели, настроила на лирический лад, так что вопрос, как бы между прочим прозвучавший в комнате, заставил меня включить извилины.

– Что, прости?

– Я говорю про тот огромный корабль, что ты обнаружил рядом с лайнером. Расскажи про него, – слегка склонив голову, с легкой улыбкой попросила Жорин.

– А-а-а… Так вот в чем дело. Поня-атно, – протянул я, решив сразу поставить все точки над «i». – Жорин, давай без этих женских выкрутасов. Не хочу поссориться с тобой. Тебя ведь попросили узнать у меня насчет этого суперкарго? Вряд ли вас интересует лайнер, хотя два года назад его ой как искали.

Поставив стакан на стол, девушка легко кивнула.

Кстати, суперкарго – это не грузчик на кораблях, как на Земле. Нет, это тип самого тяжелого транспорта со времен Антарийских войн, что происходили более восьмисот лет назад. Их тогда еще колонизаторами называли, и они вмещали в себя до полумиллиона переселенцев. Впоследствии, тогда еще молодое, Содружество отошло от плана заселения такими кораблями и отказалось от них в пользу простых транспортов. Так что век суперкарго закончился лет пятьсот назад, но до сих пор эти монстры, переделанные под определенные нужды, бороздят просторы Вселенной. Для корабля и тысяча лет не срок, если проводить технические проверки и ремонты. Говорят, что корабли древних все еще попадаются в неосвоенном космосе, а это такие дуры… Главное, что последнему найденному крейсеру было три тысячи лет и он был вполне работоспособен.

– Ты ведь стер данные прыжка. Конечно, мы его со временем найдем, но это может занять годы. Проще договориться с тобой.

– Во-от, наконец, мы пришли к тому, с чего и должны были начать, – протянул я.

– Что ты хочешь за координаты? Корабль?

– Нет, судно я и так достану. Посмотрел сайт с продажами тут, на Фронтире. Цены на порядок меньше, чем в обычной системе.

– Ну, я так и думала. Вот, просмотри, тут, думаю, есть все, что тебя заинтересует, – протянула она сканер-переходник и десяток информкристаллов.

По очереди вставляя кристаллы, я просмотрел список баз, что на них были.

Полный «Мастер-спасатель» седьмого ранга. Что там еще… О! Боевые базы. «Тактик» шестого ранга. «Боевое пилотирование» – шестой ранг. Полная база «Медик» – в седьмом ранге. «Аналитик» – тоже шестой. Полные базы «Фрегат», «Крейсер», «Линкор» и «Техник» – все шестого ранга!

Всего шестнадцать наименований полных баз. По моим представлениям, стоимость того, что находилось в этих кристаллах, по примерным прикидкам варьировалась от девяти до двенадцати миллионов кредитов. А если учесть, что среднестатистическая зарплата обычного гражданина в цивилизованном мире в пределах восьми тысяч кредитов, то становится понятен широкий жест корпорации, но у меня были свои предложения.

– Удивила, – сказал я, откинувшись на спинку дивана.

Минут десять у меня ушло на то, чтобы проверить свежесть баз. Свежие, месяца нет.

– Да, это то, что мне нужно.

– Тогда под протокол…

– Подожди, – остановил я ее и притронулся к губам, я их уже успел залечить. – А как же это? Между прочим, это немотивированная агрессия.

– Это мой отец, – просто пояснила девушка.

– Ну да, теперь мотивированная, – согласился я, но, встряхнувшись, сердито проворчал: – Со всех сторон Крабы окружили.

– У меня мама Краб, отец Витт.

– Ладно, прощаю, но если от Крабов еще какая подлянка будет, извини, ответка будет втройне.

– Хорошо, я поняла.

– Ладно, давай договор составлять…

Через пять минут я стал обладателем дорогущих баз, которые немедленно, как только получил пароли, закачал на имплантат, благо места там было предостаточно. Теперь осталось только учить.

– А ты не дурак, все просчитал и легко расстался с координатами этого кладбища, хотя мог получить с них миллиарды, – налив в бокалы белого вина, произнесла Жорин.

– Ты как аналитик должна была понять, что все это я обдумал еще перед самым стартом, поэтому и удалил с Искина все данные прыжка. Конечно, это нарушение общей инструкции компании, но в договоре этого не прописано, так что максимум, что мне могли сделать, это оштрафовать на десять процентов от зарплаты. Даже то, что пришлют тебя разговаривать со мной, был один из просчитанных вариантов, – пояснил я, принимая бокал.

– Я же говорю – не дурак, и то, что не сможешь с этим кладбищем ничего сделать, тоже просчитал. Лучше получить то, что можно переварить, а не браться за невозможное. Так ведь ты говорил?

– Так. Ты не в курсе, когда у меня вылет?

– В курсе. Завтра, ближе к вечеру, погрузка и старт.

– Пассажиры?

– Насколько я знаю, нет.

– Тогда еще по бокалу и баиньки. – Через полчаса я ушел к себе.

Жорин не обманула, вечером перед отбоем диспетчер предупредил, что завтра вылет.

Проследил за погрузкой контейнеров, где, насколько я знал, находилось вышедшее из строя дорогое оборудование, замену которому я уже привез. И сейчас, после погрузки, проверив все системы, я связался с диспетчером и, получив карту полета, отправил ее в корзину, а сам, отойдя от станции, набрал свой маршрут (у меня как всегда разыгралась паранойя) и ушел в гипер.

Первый день я ничего не делал, спал, отдыхал, занимался физкультурой. По словам медика, ложиться под разгон мне было рано, нужно минимум сутки отдохнуть. Я последовал совету и на всякий случай отдыхал двое, а потом залез в капсулу, где за три дня все полученные базы поднял до первого уровня. Две – даже до второго, «Реакторы» и «Двигатели» из базы «Спасателя».

Так, учась после второго прыжка, я оказался в памятной системе, где провел три адские недели. Поднятая до третьего ранга база «Сканеры боевые» помогла перенастроить сканер и снова обшарить орбиту планеты, где мы висели столько времени и где в тени этого исполина находилось кладбище кораблей. Сканер плохо работал – от планеты шло мощное излучение.

Сейчас сканер дал отметку уже семи судов, последнее дрейфовало далеко, можно сказать, на пределе возможностей моего оборудования.

Прикинув примерный фронт работ, я приступил к действиям. Трюм у меня заполнили едва на четверть, поэтому было куда грузить, если что найду в этих судах. Первым делом подлетел к самому большому, кроме лайнера, конечно.

За последние три столетия пропало всего три таких судна, два впоследствии обнаружили, вероятность один к одному, что это «Демиург», исчезнувший сорок три года назад.

Понять, что с ним собираются сделать, было нетрудно. Такие суда имели только мощные корпорации, а не вроде моей заштатно-окраинной. Последние сорок судов этой линейки закупили частные корпорации и сделали из них передвижные добывающие комплексы. Увеличение производительности – сто процентов. Боевые группы, заводы, шахтеры – все находилось на нем. Некая гигантская авиаматка. Одно из таких судов вмещало более пятидесяти тысяч работников. Понятное дело, что для нашей корпорации это рывок вперед, и они не упустили такую возможность. Значит, не зря я не стер из Искина массу этого судна. Не надеялся, но пригодилось. По договору я отдавал только гиганта, про остальные в нем сказано не было. Да и мне с ним возиться особой охоты не было, самое ценное я собирался снять сейчас, это примерно миллионов на пять, а то, что останется, пускай забирают. Там много ценного, но слишком крупногабаритного для меня.

Не приближаясь к суперкарго, я проследовал к следующему кораблю, облетев который, сразу установил, чей он и когда пропал. Яхта мультимиллионера Дави Робича пропала двенадцать лет назад. Посмотрев на дыры, где когда-то находились двигатели, я пристыковался к ней, благо шлюз уцелел. Осмотр яхты ничего не дал, кроме довольно ценных, на мой взгляд, блоков и двух почему-то оказавшихся на своих местах Искинов. Проверив, их тоже перетащил в трюм «Ската». Среди оборудования в трюм отправились шесть технических роботов и комплектующие к ним со склада яхты, три уничтоженных даже на запчасти не годились. Боевые дроиды, по-видимому, на яхте тоже были, нашел остатки одного из них, не подлежащего восстановлению, но самого комплекса не обнаружил. Мне были нужны боевые дроиды в штурмовом варианте. Те, что были заточены под охрану и контрабордаж, так что это была одна из целей поиска.

За шесть часов я закончил с яхтой. Как и на лайнере, погибших обнаружил всего двоих из членов экипажа, больше не было. Пользуясь минимумом знаний «Спасателя», все заархивировал и взял образцы ДНК. Хотя я еще не участвовал в программе «Спасатель», но решил хотя бы начать.

Отстыковавшись, я отправился к следующему кораблю, оказавшемуся еще одним пассажирским лайнером, но уже не таким большим.

«Мари де Фейн», порт приписки – планета Магния, восемнадцать прыжков отсюда. Пропала двадцать четыре года назад. Поиски ни к чему не привели. Посмотрим, что там есть.

Честно говоря, несмотря на то что я торопился (наверняка корпорация уже готовит, если не отправила сюда флот, чтобы застолбить суперкарго), решил отдохнуть, то есть выспаться. Пристыковавшись к судну, включил все боевые системы, сканер же переключил в пассивный режим, чтобы не засекли по нему, и направился спать.

Следующий день ознаменовался новыми находками, пополнившими мой трюм. И главное – в заваленном реакторном отсеке, где, видимо, проходили самые тяжелые бои, обнаружился целый боевой дроид. Правда, устаревший на тридцать лет, зато штурмовой и фактически целый: его придавила балка и засыпало мусором. С использованием запасных частей привести его в рабочее состояние не составляло проблемы. Запчасти снял с остатков еще четверых однотипных дроидов.

 

В трюме осталось не так много места, когда в технической нише я обнаружил полностью работоспособный инженерный комплекс «Монитор», со всеми запчастями. Пришлось часть собранного перенести в жилой сектор. Теперь, переходя в рубку, приходилась лавировать между всяких коробок, но комплекс я забрал.

Так как места больше не было, я решил просто облететь остальные суда. Пятым был большой транспорт, шестой – войсковой транспорт с разной степенью повреждений. Главное, что пробоины от туннельных снарядов были только на трех кораблях, остальных, судя по рваным краям пробоин, расстреливали торпедами. Основываясь на возрасте первого судна, пропавшего сорок три года назад, и лайнера «Звезда Анарии», я сделал вывод, что промысел у пиратов был давний. Сюрприз принес седьмой корабль. Сперва я принял его за линкор и, только подлетев ближе, понял, что это такое.

– Сверхтяжелый авианесущий крейсер-рейдер «Вилдан», самый последний в линейке тяжелых крейсеров. Длина – восемьсот девяносто три метра, ширина – двести восемьдесят один метр, в высоту – четыреста метров. Он считался самым крупным крейсером в истории Содружества. Экипаж – двадцать шесть человек. Возможно управлением пилотом-универсалом высшей категории. Имеет четыре палубы для малой авиации, по две с каждого борта. Способен перевозить батальон космодесанта на дальние расстояния. Считается рейдером-одиночкой. Последний был выпущен сорок шесть лет назад. Шестой ранг, у последних – седьмой. Всего выпущено две тысячи семьдесят две единицы, что очень мало для потребностей флотов. Списаны как устаревшие. Построены на верфях Мардонии, – перечислял Иуда особенности этого крейсера.

«Хочу!» – такая мысль билась у меня в голове, пока я получал информацию. С таким судном искать Землю не так страшно – как с носорогом. Он хоть и слепой, но это не его проблемы.

– То, что Мардонские верфи, я и так вижу, только они выпускают суда с аэродинамическими формами, хотя ни один из кораблей их постройки не предназначен к посадке на планету, но красиво, это не отнимешь.

– «Скат» тоже вышел из Мардонских верфей, – проинформировал меня Искин.

– Знаю… Иуда, визуально определи степень повреждения.

Я облетел крейсер, и Искин стал перечислять его недостатки, чем заставил меня хмуриться. Слишком много работы на меня одного. Тут мне пришла одна мысль:

– Иуда, ставились ли на «Вилданы» туннельные орудия?

– Последний выпуск из восемнадцати крейсеров оснастили новейшими на тот момент туннельными орудиями сотого калибра, – подтвердил Искин.

Все сходилось, по размеру пробоин можно было без проблем определить калибр, стреляли именно из сотки. Значит, это крейсер пиратов.

– Иуда, определи примерно причину повреждений.

– Торпеда класса «Пробой-1», выпущенная предположительно автоматически с лайнера «Звезда Анарии».

– Точно, сам же видел на корпусе странную пусковую. Значит, оно уцелело и успело выстрелить. «Вилдан», скорее всего, шел без щитов.

После визуального осмотра крейсера я пришвартовался к шлюзовой и, вручную открыв дверь, отшатнулся. Десяток человек висело в вакууме с искаженными предсмертной мукой лицами. Судя по плавающим рядом, а кое на ком полуодетым скафандрам, люди пытались спастись.

За шесть часов обхода я обнаружил еще сорок шесть человек. Три из них были женского пола, предположительно – пленницы.

Осмотр показал, что крейсер возможно отремонтировать. Торпеда уничтожила двигатели, снесла реактор и повредила переборки. Через пробоину воздух стал улетучиваться. Те, кто уцелел после подрыва, рванули в шлюзовую, надеясь спастись. Кстати, пассажиров с лайнера тут не было, разве что кроме тех трех девушек, видимо, где-то высадили раньше.

После полного осмотра крейсера я стал составлять план, как увезти его и спрятать. Отдавать корпорации не хотелось. Флоту он не принадлежал, так что можно купить его по цене находки, а это копейки, и зарегистрировать, что было не так сложно. Можно даже не перегонять, просто в будущем вобью в него те данные, что дадут после регистрации. После осмотра начал сбор всех трофеев, что ранее принадлежали экипажу. Занялся съемом ценных вещей с других кораблей, набив трюм «Вилдана» до отказа.

Первым делом я избавился от всех трупов, выбросив пиратов в открытый космос. Отдельно похоронил под протоколом трех девушек. У всех, понятное дело, я не забыл взять образцы для ДНК. База «Спасателя» была поднята до приемлемого уровня и давала мне возможность спокойно работать.

Как отогнать судно, я придумал сразу. Теперь нужно было осуществить мой план. Первым делом я вытащил Искин инженерного комплекса и перепрограммировал его, поставив свои пароли, теперь он будет слушать только меня.

Отогнать махину крейсера я решил в связке со «Скатом». Четвертый уровень «Техника» и третий «Инжиниринга» изрядно помогли мне в этой затее. Так как толкающий двигатель был только на моем «Скате», я решил объединить крейсера и с помощью своего убрать трофей подальше, сделать сцепку, как из баржи и буксира.

На осуществление этой идеи ушло семь часов. И вот, наконец, намертво закрепленные между собой суда медленно стронулись с места. Мощности двигателя едва хватило, чтобы немного раскачать эту тяжелую колоссальную махину.

За сутки мы ушли на приличное расстояние, удалившись от кладбища к краю системы. Там я случайно нашел большой астероид, который дрейфовал неподалеку, заведя сцепленные суда за него. Прячась в тени астероида от яркого света ближайшей звезды, я стабилизировал суда. Отдав приказ инженерному Искину расцепить суда, стал составлять план ремонта, запустив на крейсер два десятка ремонтных дроидов. Через минуту река обнаруженных повреждений полилась на главный Искин, который все архивировал.

Даже в поврежденном состоянии было видно хищную грациозность крейсера. Изучив все данные по крейсеру, я понял, что для поиска Земли он – это то, что нужно. Скинув на Искин инженерного комплекса все, что нужно исправить на крейсере в ближайшее время, пока есть зарядка, стал составлять график работ и закупок в ближайшее время.

Еще через десять суток, осторожно проверив сканером пространство, я вышел из тени астероида и, набрав скорость, прыгнул в гипер, пора было приступать к основной работе.

Чтобы полностью отремонтировать «Вилдан» и провести апгрейд всех его систем, а также поднять до восьмого ранга, а если повезет то и до восьмого плюс, нужно было поднять базы «Инжиниринг», «Техник» и «Общая конструкция и структура кораблей» хотя бы до пятого уровня. Это я и стал делать во время полета до базы на планете Зория, туда, где я впервые вышел в свет из Центра беженцев гражданином империи Антран.

– «Скат», передайте управление Искину номер восемь космопорта Зория, – услышал я после выхода из гипера.

– Диспетчер, вас понял, передаю управление.

Через час «Скат» замер в своем ангаре, еще через пять минут прозвучал сигнал от двери – прибыли за старым оборудованием. Основную часть собранного оборудования я оставил на «Вилдане», забрав только то, что не пригодится и можно продать, и убрав контейнеры в сторону, чтобы не мешали разгрузке контейнеров корпорации.

Увидев, кто забирает контейнеры, я только крякнул:

– Ага, старое списанное оборудование, как же! Его бы не охраняло штурмовое отделение в броне высшей защиты. Что же я вез?

Когда я, подав заявку на регистрацию и сбросив протоколы находки по «Вилдану», стал лазить в сети и на бирже, проверяя стоимость привезенного оборудования, прозвучал сигнал вызова. Меня требовало руководство.

– Можете проходить, – после часа ожидания произнесла секретарь, выводя меня из полусна.

Я воспользовался возможностью и учил одну из баз. Разгон закончился при последнем прыжке, так что учился сейчас без него. Зато «Техника» успел выучить до пятого уровня и начать шестой. За остальные пока не брался. Так что попытка вывести меня из равновесия долгим ожиданием не удалась.

Естественно, в кабинете кроме управляющего директора корпорации находился и старик Краб, за столом был еще один мужчина, про него я ничего сказать не мог, кроме того, что он точно пилот. Видимо шеф-пилот, можно сказать, мой непосредственный начальник.

– Господин Кремнев, проходите, присаживайтесь, – указал мне на предназначенное место председатель.

Устроившись поудобнее, я откинулся на спинку стула и с интересом посмотрел на них. Видимо, было заранее согласовано, кто и где должен сидеть, так как получалось, что я сидел напротив всех троих, скрестивших на мне суровые взгляды.

Когда время молчания перевалило за пять минут, я, нетерпеливо завозившись, прикрыл глаза и вошел в транс, продолжая учебу. Надо будет – разбудят.

– Я же говорил – наглец! – послышался голос бывшего адмирала.

Приоткрыв один глаз, я недовольно посмотрел на него. Позвали непонятно для чего, молчат, так еще и от учебы отвлекают.

– Господин Кремнев, поведайте нам в подробностях, что происходило с той минуты, как вы покинули космопорт Зории.

– В подробностях? – Я задумчиво посмотрел на управляющего.

– Именно, в мельчайших.

– Хорошо. После того как мы вышли из ангара, получили вектор направления для прыжка. Отпил чашечку кофе, там, кстати, удобно, у кресла пилота раздвижной столик, потом откусил пирожного и вручную направил крейсер к зарезервированной точке для прыжка…

Рассказывал я долго, почти шесть часов, как и просили, это их полностью устраивало, вместе с рассказом я еще и демонстрировал записи, что сделала нейросеть. За время всего допроса мне на почту пришло несколько писем, я отложил их, решив прочитать позже.

– Все ясно, можете идти. – Управляющий указал на дверь, а когда я к ней подошел, меня догнал вопрос: – А кстати, почему вы задержались на два дня?

– Под метеоритный дождь попал.

– Что-то серьезное? – с тревогой поинтересовался управляющий, не заметив, как усмехнулся незнакомый пилот.

– Нет, но пришлось подождать, пока он стихнет. До свидания.

Выйдя, я проверил письма. Третьим, как и ожидалось, было письмо от бюро регистрации космопорта. Там приняли мою заявку и просили прибыть для оформления всех документов на крейсер, которому я дал имя «Илья Муромец». Конечно, мысли были назвать как-нибудь грозно, вроде «Барракуда», «Пиранья» или там «Мурена», но решил дать возможность русским определить своего, пусть будет Илья. И для своих понятно, и вроде как для названия подходит. «Богатырь» отмел, тут есть такие названия.

Сегодня поздно, уже не успею, поэтому регистрацию я решил провести завтра, о чем и уведомил бюро.

Чтобы не тратить деньги, ночевал я на крейсере. А что? Удобно, за проживание и кормежку платить не надо, используй свое время на пользу себе. Время было вечернее по-корабельному и ночь на планете, когда Иуда сообщил о посетителе.

– Впусти, – приказал я, догадываясь, кто это может быть.

Сам я в это время лазил по сети, продавая оборудование, которое привез. Осталось немного, энергоблок для реактора марки «Зарин», причем редкий экземпляр, их уже давно перестали выпускать. В сети он стоил в среднем пятьдесят тысяч, я же, выставив за восемьдесят, продал его за десять минут. Сообщение, что деньги пришли на счет, получил всего восемь минут назад. Покупатели должны подойти через час. Так что не проданными осталось всего два предмета, я их выставил на торги, буду ждать, кого заинтересует.

– Добрый вечер, господин Краб. Гуляете? – весело поинтересовался я, встречая гостя в кают-компании.

– Ты в курсе, что у тебя завтра вылет? – вместо ответа спросил Краб, устало присаживаясь за стол.

– Вы сказали, теперь знаю.

– Летишь снова с грузом. Забираешь внучку, попутный груз и обратно.

– Когда вылет?

– В полдень.

– Мне на планету надо, личные дела.

– Успеешь, бюро регистрации работает с восьми утра, – отмахнулся старик.

Всплеснув руками, я удивленно вскрикнул:

– Есть хоть что-нибудь, о чем вы не знаете?!

Снова вместо ответа вопрос:

– Ты ведь задержался, потому что вернулся в то место, где покоятся корабли?

– Возможно, – подозрительно прищурившись, ответил я.

– Меня интересует, в каком состоянии суперкарго.

– А-а-а, так я и думал. Знаете, тот, кто владеет информацией, тот владеет миром. Я отвечу на ваш вопрос, а вы ответите на мой. Можно сказать, баш на баш, хорошо?

– Принято. Отвечай.

– Удовлетворительное. Две пробоины от стомиллиметрового туннельного орудия. Одно в жилой секции «А», другое – в реакторном отсеке. Двигатели целые. Так как вы собирались забрать его себе, то на борт не заходил, внутренние повреждения неизвестны. Я ответил на ваш вопрос?

 

– Вполне.

– Тогда моя очередь. Вы нашли диверсанта? Не хотелось бы получить нож в спину.

– Да, это бывший шеф-пилот Керк, но достать мы его, сам понимаешь, не можем. Он был третьим пропавшим. По иронии судьбы, он вылетел на поиски первых двух пропавших. Судя по всему, успел перепрограммировать остальные корабли, у него, как у шеф-пилота, был к ним свободный доступ. Оставшиеся два мы уже привели в норму.

– В пираты подался. Понятно.

– У него тут работала девушка в секретариате, это она передавала ему координаты прыжков. Вот она задержана и уже во всем призналась, сейчас мы ищем этого Керка. Личные данные также были переданы в патрульный и полицейский флот. Следующий вопрос. Что за остальные корабли? Про свой можешь не отвечать, я в курсе.

– Ловите файл.

После просмотра старик задумчиво пробормотал:

– Транспорты нам пригодятся.

– В договор они не входили, так что там я успел побывать.

– В каком они состоянии?

– Многое демонтировано. Как мной, так и пиратами. Я позже скину вам файл с данными.

Узнав все, что знал я, старик, не прощаясь, ушел. Через двадцать минут пришли покупатели и забрали энергоблок. Его состояние их полностью удовлетворило.

Ночью было еще трое покупателей, забрали остальное. Не выспавшийся, злой, утром я встретил последнего покупателя и продал ему ящик с комплектующими для гипердвижка повышенной мощности, которые обычно ставят на тяжелые транспортники. Мой счет пополнился на триста девяносто семь китов, что вместе с зарплатой составило четыреста сорок два кита.

После завтрака, спустившись с помощью орбитального лифта на планету, я направился в администрацию космопорта. Глупость какая-то, космопорт на орбите, а администрация у них на планете.

Заплатил всего восемь китов за регистрацию. Получив регистрационный номер для корабля (он прописывается в управляющий Искин), я направился в магазин, торгующий дроидами.

– Здравствуйте. Что желаете? – подошел ко мне доброжелательно улыбающийся менеджер.

– У вас нет того, что мне нужно, – расстроенно ответил я, осмотрев выставленный товар. Тут были в основном бытовые дроиды.

– Может, вас интересует то, что находится в закрытых для просмотра помещениях.

Мы прошли в соседнее помещение, закрытое на ключ. Включив освещение, менеджер широким жестом показал на выставленные образцы.

– Вот этого мне надо, – указал я на дроида, с виду похожего на жука.

– Дешифратор, модель «Взломщик-4М». Пятьдесят тысяч китов. Но, извините, продажа столь специфической техники запрещена…

– Я состою в программе «Демилитаризация» – это пойдет?

– Да, конечно. Такие программы, как «Спасатель», и, извините за специфику, «Мусорщик», имеют много льгот по покупкам и продажам подобных дроидов.

– Хорошо, давайте оформим покупку.

– Что-то еще интересует?

– М-м-м. Пожалуй… да. Еще тридцать универсальных уборщиков для крейсера тяжелого типа.

– С вас еще семьдесят шесть китов. Куда послать покупки?

– Космопорт, уровень «С», ангар номер тридцать пять-восемь, в секторе «А».

– Хорошо, господин Кремнев, через час она будет доставлена.

– Спасибо.

Едва я успел вернуться на крейсер, как доставили покупки, еще через полчаса – заказанный разгон, и через три часа я вылетел по назначению. Из-за того, что на этом направлении я работал один, график у меня был до предела сжатый.

Базу «Техник» я собирался прокачать до седьмого уровня, так что мне было чем заняться за все время полета, но, несмотря на благополучный перелет, к концу я смог усвоить только девяносто три процента шестого уровня. Будем надеяться, на обратном пути, во время последнего прыжка, добью и начну учить седьмой уровень.

– «Скат», тебя уже ждут, – после всех переговоров озвучил диспетчер.

– Хорошо. Срочный вылет?

– Да, почти немедленный. Разгрузка, загрузка и вновь в гипер, – хохотнул диспетчер.

– Да я даже рад. Учусь под разгоном, никто не мешает, удобно.

Тут мы прервались, крейсер пришвартовался. Трюм у меня был пустой, я заскочил по пути на свой крейсер, поработал с дешифратором, приказав ему взломать коды всех Искинов на крейсере, подзарядил инженерный комплекс и ремонтных дроидов, осмотрел, что они успели сделать. После этого забрал дешифратор и Искины с собой, решив разобраться с ними в полете, что и сделал. Теперь у меня свои Искины, хоть и устаревшие почти на два поколения, но работающие.

Честно говоря, работали дроиды очень продуктивно. Вскрытая корма была похожа на лепесток ромашки, оба полурасплавленных двигателя уже были сняты и сейчас бултыхались неподалеку от крейсера, вскрытая переборка помогла вытащить и выкинуть остатки гипердвигателя. Он тоже не перенес взрыва. Осталось только демонтировать реактор, он был уничтожен на сорок восемь процентов и ремонту не подлежал, но я и не собирался его ремонтировать, так как для моих целей он не подходил. Дальше дроиды просто не успели ничего сделать, заряд их батарей опустился до десяти процентов, и они впали в спячку, согласно моему приказу. Сейчас по переброшенному со «Ската» кабелю все дроиды заряжались от его реактора. На две недели продуктивной работы им хватит, а дальше видно будет. Было бы неплохо оставить для подзарядки мобильный переносной реактор. Но эта идея пришла мне в голову поздно, и купить его я не успел.

Пробежавшись по «Илье», я осмотрел все, что успели сделать, и остался очень доволен. Все работы по мелочам были закончены. Переборки восстановлены. Комплектующие на «Вилдане» были, и на этот ремонт их хватило. В принципе, если бы был реактор, то можно было запустить систему жизнеобеспечения, несмотря на то, что технический сектор с двигателями был вскрыт и там царил вакуум. Пройдя парк с их мертвыми деревьями и травой, поскользнувшись на замерзшей воде пруда, я подумал, что надо будет озаботиться заменой всего озеленения в парке, благо такие фирмы существуют, и они могут создать любой ландшафт. Раньше я думал, что такие парки бывают только на линкорах, можно сказать, центр релаксации для экипажа, то, что на «Вилданах» они тоже есть, я не знал, Искин тоже. Видимо, этот крейсер был из последних в этой серии. Убедившись, что дроиды полностью зарядились, осторожно ушел в прыжок. Судя по мельтешению с той стороны сектора, работы по восстановлению суперкарго шли полным ходом, и не хотелось бы привлекать их внимание.

После всех медпроверок, как и положено, вдруг я какую заразу на станцию привез, мне дали разрешение войти. Дождавшись, когда заберут груз, я закрыл «Скат» и направился в ближайший бар. Нужно было узнать кое-какую информацию. Если понадоблюсь, найдут через «Скат», с ним у меня была постоянная связь. Тот, кто мне был нужен, нашелся во втором баре. Подойдя к старшему технику станции Майю Йона, я вежливо попросил поговорить, элегантным поклоном поприветствовав его спутницу. Время было вечернее, после работы чета Йонов сидели в этом баре с некоторой претензией на ресторан. Лучше тут просто не было.

Отойдя к барной стойке, я заказал себе легкого пива, а технику – крэк, местный ром, который он так любил. Немного поговорив о жизни станции, я задал вопрос, который меня интересовал:

– Послушай, Майя. – Мы уже перешли на «ты». – У тебя нет знакомых на военной базе? Среди начальников складов, снабженцев?

– А, вот ты о чем хотел поговорить, я уж думал, что-то насчет твоего крейсера, – хмыкнул в усы техник.

– Да нет, тут свое. Я крейсер приобрел, вот, восстанавливаю.

– Есть список того, что тебе надо?

– Конечно, лови.

– Пришел, сейчас посмотрю… – Несколько секунд Майя изучал то, что мне нужно, после чего удивленно и несколько ехидно посмотрел на меня. – Скажи, Антон, ты в курсе, что за военная база у нас тут рядом висит?

– Нет. Откуда? Сам же знаешь, я только разгружаюсь и обратно.

Вздохнув, техник пояснил:

– Это база рейдеров. Легкие крейсера, а у тебя заказ на малый линкор. Те же энергошины для среднего линкора… два реактора марки «Светляк» с малых линкоров. Зачем тебе два? Двигатели разгона марки «Феррис-100», они же для буксиров… Гипердвигатель марки «Крон-80», тоже средний линкор. У тебя что, линкор есть?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63 
Рейтинг@Mail.ru