Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

Владимир Поселягин
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

– До уверенного поражения две секунды, – известил нас майор Верза.

– Огонь по готовности.

– Огонь! – тут же скомандовал майор.

Крейсер просто вздыбился от мощи залпа. Мигнув, снова появилось освещение. Вся энергия ушла на первый залп.

– Отлично, щиты с линкора, торпедоносца и одного из крейсеров мы снесли, – сообщил Верза, корректируя огонь.

Теперь можно сказать, что мы применили все возможности для захвата трофеев. При нашем полном залпе, после которого у некоторых кораблей противника отключились щиты, с ракетных направляющих стартовали не ракеты, а что-то вроде зондов. К сожалению, часть из них была сбита противозенитной обороной противника, но оставшиеся прилепились к бортам. Это были купленные у военных устаревшие электромагнитные дестабилизаторы «Шел-3М». Их задача – не давать работать электронному оборудованию противника испускаемым излучением, внося резонанс и снижая эффективность работы Искинов управления. У них, конечно, есть защита, но излучение было таким мощным, что пробивало даже защиту Искинов. Жаль, что они были одноразовые. К линкору прицепилось не меньше двенадцати. Крупная удача, к остальным – один-два. В официальной продаже их не было. Пришлось покупать их из-под полы, неофициально. Когда мне предложили партию из пятидесяти ракет, я сперва отказался, а тут смотрите-ка, пригодились.

«Илья» трясся от выстрелов крупнокалиберной артиллерии, средней и от стартующих ракет. Противник был ошеломлен и не отвечал, поэтому вся мощь шла на артиллерию, а не на щиты. Они были включены едва на двадцать процентов, но после того как начались ответные действия, мощь щитов повысили до предела.

– Есть! Оба штурмбота и прикрытие успели пересечь границу до включения щита. Они прошли! – воскликнул Хорк.

– Принято, – откликнулся я напряженным голосом. Пираты уже пришли в себя, и мне пришлось маневрировать, уводя крейсер в сторону от ответных неуправляемых ракет, что выпустили пираты.

– Визуально мы десант и прикрытие не видим. Они за корпусом линкора, но принимаем телеметрию с ботов. Я вывел их на второй экран, они уже пристыковались, – продолжал сообщать новости о десанте Хорк.

– Доложите, что у нас по противнику.

– Линкор бьет по нам из крупнокалиберных орудий, щит еще держится, хотя мы уже потеряли шестьдесят процентов мощности на носовых эмиттерах. Торпедоносец вышел из строя, наблюдаю выброс в космос воздуха и явно неуправляемое движение. Похоже, мы накрыли его первым залпом. Ответного огня от него нет. Крейсера оба имеют повреждения, мы снесли половину вооружения по левым бортам. Поэтому-то они повернулись правыми. У второго крейсера есть повреждения обшивки, виден выход кислорода. Сейчас его атакуют «Ласки», добивая. Фрегат с отстреленными движками пытается на маневровых уйти за дальнюю кислородную планету. Скорость он не потерял, так что шансы есть. «Ласки», что его атаковали, вернулись и вступили в бой с первым крейсером.

Это я и сам видел, прикрываясь корпусом первого крейсера, мы там снесли всю зенитную защиту, ту, что не снесли, добили штурмовики, поэтому, укрывшись от губительного огня линкора, они методично долбили по крейсеру из ракет и пушек, выбивая артиллерию.

Мы же, пятясь, от мощных ударов линкора пытались укрыться за планетоидом.

– Мощь щитов на двадцати процентах, еще один залп – и мы без защиты, – озвучил капитан Ольгерт. Он ранее служил с Малликом, выполняя функции оператора по защите. Так как опыта и знаний у него было больше, чем у мичмана Берри, я поставил его на защиту, велев Берри набираться опыта у Ольгерта.

Нам должны были снести щиты еще после третьего залпа, мы же выдержали шестой, явно последний, и это все благодаря работе Ольгерта.

– Пора, товарищ капитан! – скомандовал он, и я тут же развернулся к линкору правым бортом. Защита тут была слабее, чем на носу, но думаю, с таким спецом четыре, а то, если повезет, и пять залпов мы выдержим.

Самое забавное, что нам оставалось еще пару залпов, чтобы снести щиты у линкора, но этого нам как раз и не было нужно. Линкор нам нужен целым, толку от него, если повредим. Поэтому-то мы и крутились, ожидая, когда десант сделает свою работу.

В это время один из крейсеров, получив ракету в бок от одного из перехватчиков, закрутился вокруг своей оси, выпустив замерзающее облако кислорода.

– Дальний крейсер получил повреждение и вышел из боя, – мгновенно сообщил Добрыня.

– Хорк, что там со связью? – спросил я, поворачиваясь к линкору другим боком.

– Мы глушим связь во всех диапазонах, были попытки прорвать блокаду, но я узконаправленно задавил их.

– Фрегат?

– Перехватчики снесли с него антенну, так что он тоже молчит. Сигнала с той стороны я не слышал, хотя он и не в зоне глушилки… Линкор сходит с курса! Он прекратил огонь! – вдруг закричал Хорк.

Вторя ему, орал принц из штаба. Он наблюдал за работой десантников, поэтому отреагировал мгновенно.

– Атакуем, – моментом сориентировался я, глуша маневровые и врубая разгонные движки.

Ошибки не было, десант сумел добраться до ближайшего станционного выхода и подключить дешифратор. Как только тот взломал все пароли, линкор стал наш, лишив экипаж всех шансов на выживание. Теперь осталась только зачистка всех кораблей.

– Второй крейсер уходит. Сосредоточить огонь на нем, – скомандовал Верза своим подчиненным.

Через минуту, сбив кормовые щиты на удирающем крейсере, вторым залпом повредили движки. Меня просто поражала манера стрельбы группы канониров, практически все повреждения были устранимы, они полностью выполнили мою просьбу помочь захватить как можно больше кораблей противника. Жаль было бы отпускать таких спецов.

Разгром патрульной группы пиратов был полный, все пять кораблей оказались в нашей власти, осталось только очистить их от противника, чем мы и занимались.

Однако среди светлой радости победы были и темные пятна. Мы потеряли двух десантников и одного пилота перехватчика убитыми. Пираты смогли подбить одну «Ласку», благо пилот успел катапультироваться, его в данный момент как раз подбирал спасательный челнок, вторую «Ласку» уничтожили. Пилот, к сожалению, погиб. У истребителей потерь не было, они вместе с штурмботами атаковали линкор, и на месте, где боты пристыковались к линкору, уничтожили все зенитные средства, после чего замерли у борта, ожидая конца битвы, на этом их работа закончилась. У истребителей потерь не было, хотя две машины и были некритично повреждены. Авиация противника так и не вышла из своих боксов, хотя истребители и висели у одного из выходов, ожидая противника.

К этому моменту бой за линкор заканчивался, нам повезло, кроме полного экипажа, он нес всего пятьдесят десантников, сопротивление которых как раз почти сломили. Отправив к ним два медчелнока для эвакуации раненых, я сосредоточился на управлении.

Зависнув у ближайшего крейсера, я контролировал ситуацию, отслеживая действия противников. Мы отстрелили ему движки, но сами корабли были вполне боеспособны, соответственно они могли принести какой-нибудь неприятный сюрприз.

– Товарищ капитан, торпедоносец зашевелился! – воскликнул Хорк.

Посмотрев на экран, я увидел, что пилот торпедоносца сумел как-то прекратить кручение вокруг своей оси, стабилизировал корабль и пытается поврежденным маневровым движком повернуть нос корабля в нашу сторону. Если он успеет это сделать, то на месте «Ильи» возникнет огромный огненный шар. Этот залп мы не выдержим.

Решение пришло мгновенно. Связавшись с вышедшей после пополнения боезапаса из ангара парой «Ласк», я направил их к торпедоносцу, приказав отстрелить последний движок. После чего направился к линкору, решив укрыться за его корпусом, он один тут был больше «Вилдана». Мало того, думаю, за его корпусом могут укрыться еще три таких же крейсера, как мой. Исполинская громада линкора просто завораживала.

Если вы думаете, что корабли противника находились в той же компактной куче, как и в момент следования в патруле, то вы ошибаетесь, с момента первого залпа они рассеялись по системе. Так что, пока я, напрягая двигатели «Ильи», гнал к линкору, «Ласки» успели долететь до торпедоносца и отстрелили ему последний движок, угрожающе нарезая круги вокруг корабля. Когда мы пролетели мимо крейсеров, то ни один из них не выстрелил по мне, хотя вооружение у них было более-менее в порядке. Не дураки, понимали, чем это для них может кончиться, и призрачный шанс выжить был для них не так уж неосуществим. А что им? После суда сошлют куда-нибудь на рудники или на обживаемую дикую планету переселенцами-колонистами. В общем, пираты демонстрировали полное понимание ситуации и не отсвечивали, это только экипаж линкора продолжал бессмысленную борьбу с десантом.

Снизив скорость, я принял возвращающийся с линкора медчелнок с ранеными и продолжил путь.

Опасность с торпедоносца существовала. Это как в компьютерной игре. Пометил маркером чужой корабль и пустил снаряд, дальше уже работает Искин торпеды. Те корабли, что помечены как дружественные, она облетит и поразит противника. Причем, если при первом заходе промахнется, то развернется и все равно достанет цель. Когда канониры обстреливали торпедоносец, то отстрелили ему управляющую антенну и дублирующие системы, так что противник ослеп и не мог запрограммировать торпеду на наше поражение, поэтому-то капитан и решил стрелять «от бедра». На авось. Решение смелое, но глупое. Они не могли не понимать, что сила в данный момент на нашей стороне. Видимо, стреляли от отчаянья.

– Маллик, что там с десантом? – спросил я у принца.

– Мехи сломили сопротивление на летной палубе, добивают остатки десанта и экипажа в казармах и в рубке. Всё, кроме рубки, половины казарм и трюма, в наших руках. Система самоликвидации была деактивирована в самом начале боя. Хотя, как сообщил дешифратор, было четыре попытки активировать ее, он пресек их.

– Ясно. Думай над формированием экипажа для линкора. Сразу хочу сообщить, что пилота я твоего заберу, поставлю на один из крейсеров, мало у меня пилотов для средних кораблей.

 

– Понял.

Когда десант разрабатывал захват линкора, они обратили внимание на ширину коридоров, на главных магистралях можно было воспользоваться мехами. Что они и сделали. Именно из-за них у нас такие небольшие потери, десант шел сзади и работал на добивание. Хотя и в данном случае нес потери. Противник просто не мог ничего противопоставить, противоабордажные комплексы мехи сносили на раз.

Через полчаса после моего общения с принцем, когда мы подошли к гиганту, последние остатки экипажа сдались. Линкор типа «Возмездие» стал полностью наш. Однако это было еще не все. И хотя от десанта и отделения разведчиков осталось едва ли два десятка боеспособных бойцов, работа еще не закончилась, нужно было брать на абордаж остальные корабли противника. Поэтому после перегруппировки штатных единиц отделений, от линкора отделились два штурмбота и под прикрытием истребителей, разделившись, направились к торпедоносцу и к ближайшему крейсеру. На зачистку кораблей ушло почти полтора часа, они действительно были далеко друг от друга. После того как десантники снимали экипаж, они везли их к нам в карцер или на линкор, благо мы могли вместить всех пленных, оставляя трофейный корабль пока без нового экипажа.

В общем, как только дешифратор на захваченных кораблях перепрограммирует Искины, сразу же на поврежденный корабль направится будущий экипаж и по одному технику для внутреннего ремонта. Понятное дело, много людей я отправить просто не мог, но по два-три человека в экипажи крейсеров и торпедоносца выделить вполне в силах. На фрегат решил поставить командовать одного из новичков-пилотов. Пилотские базы у него подняты по минимуму, но управлять кораблем он сможет. Мне главное перегнать их, а дальше видно будет.

Раскидал пилотов по кораблям я после небольших раздумий. Так как пилотов с выученными базами для тяжелых кораблей было всего два, а линкор один, я решил, пусть именно принц выполняет обязанности и капитана, и пилота. Я справляюсь, значит, справится и он. Мы с принцем заключили временный договор на службу в моем частном подразделении. Не сказать, что это рядовая операция, но ничего необычного в этом не было. Всякое бывало на просторах Вселенной.

В общем, Маллик и почти весь его экипаж ушел на линкор, кроме двух операторов артсистем, оставшихся на «Илье», он забрал всех. Даже оператора по защите, Берри снова пришлось занимать свое место за пультом.

Посмотрев на крохотный челнок, что направлялся на линкор с новым экипажем, я перевел взгляд на торпедоносец, там скоро будет осваиваться Линс, я ей досрочно присвоил звание лейтенанта с соответствующим повышением зарплаты. С ней пойдут два человека, они уже извещены и готовятся. Конечно, девушка едва-едва за это время подняла свои базы, чтобы управлять кораблем класса крейсер, но на безрыбье и рак рыба. Ничего, подучится, разберется. Понятное дело, никуда, кроме линкора, новые экипажи я не отправлял. Этот гигант под нашим контролем, да и то не полностью – дешифратор продолжал работать, взламывая Искины и перепрограммируя их. Как только он освободится, направлю его на остальные корабли, чтобы взломать коды Искинов и перепрограммировать их. Можно, конечно, заставить экипажи сообщить пароли, но лучше работать дешифратором, мало ли какие закладки они оставили, а дроид при взломе их точно обнаружит.

На один крейсер я отправлю бывшего пилота Маллика, капитана Ларца, на второй лейтенанта Хенсена, он у меня ранее командовал звеном истребителей. Как и у Линс, у него тоже подняты базы до приемлемого для управления уровня. Конечно, ни о каком боевом применении захваченных кораблей не может идти речи, мало того, что они обездвижены и повреждены, так еще надо научиться ими управлять. На фрегат поставил командиром мичмана Бровки, ранее бывшего ведомым у Хенсена. Думаю, он потянет, базы пилота малого корабля у него подняты до приемлемого уровня.

На этом подготовленные пилоты для средних судов у меня закончились. Нет, были еще два пилота, но они эти базы только-только начали учить, так что в ближайший месяц от них не будет толку. Я, конечно, отдал приказ Ривз усилить обучение техников средних кораблей, инженеров и пилотов средних и малых кораблей, но результата в ближайшие две-три недели ждать не стоит. В общем, я был фактически единственный специалист на корабле на этом поприще. У Маллика был свой спец по ремонту, но он ушел с ним на линкор. Он, конечно, больше техник по средним, но оказалось, что у него более-менее нормально подняты базы и по крупным кораблям. У меня же они не осваивались, и помочь я не мог.

Как только мы обезопасили захваченные корабли, и карцеры «Ильи» и «Возмездия», который, оказалось, назывался «Эрих Блиц», по имени известного пирата, были заполнены под завязку, я оставил в рубке офицеров защиты, артиллерии и связи и направился на летную палубу. Нужно было облететь каждый корабль, кроме линкора, конечно, и визуально осмотреть повреждения, после чего отдать приказ на подготовку к работе комплекса. По моим прикидкам, при полной работе комплекса, на ремонт у нас уйдет примерно две недели.

– Знаю, – жестом остановил я Жорин, она шла ко мне от одного из истребителей с самым решительным видом. – Как только Маллик возьмет под контроль линкор и приведет все системы в боеготовность, отправимся за твоей мамой и сотрудниками компании. Сейчас это невозможно, мы слишком слабы.

Как только челнок покинул борт крейсера, я направил его навстречу фрегату, который тащил на связке бот, ранее принадлежавший принцу. Да в принципе и сейчас принадлежавший, он продолжал числиться за флотом.

Молоденький пилот, ему на вид едва исполнилось восемнадцать (кстати, принц был удивлен возрастом моего экипажа), сделал полукруг вокруг связки бота и фрегата.

– Добрыня, ведешь видеосъемку?

– Так точно, товарищ капитан.

– Хорошо, лейтенанту Лиммену для записи. Фрегату требуются ремонт четырех маневровых двигателей и два на замену, восстановлению они не подлежат. Отремонтировать антенны, сканеры и дублирующие средства слежения. Требуется ремонт двух зенитных спарок и одной плазменной пушки. Это по визуальному осмотру, что внутри – не знаю.

Лиммена я назначил главным над комплексом, теперь создание запчастей – это его задача. По крайней мере, с переделкой моего корвета он полностью справился.

Когда мы оставили фрегат за кормой и направились к торпедоносцу, он был ближе, на связь вышел Лиммен:

– Товарищ капитан, я получил файл осмотра фрегата и думаю, нашел решение по замене маневровых двигателей.

– Говорите.

– На места поврежденных и уничтоженных идеально подойдут снятые с вашего корвета, они находятся в трюме в режиме консервации.

– Отличная идея, после того как на фрегате поработает дешифратор и его примет мичман Бровки, направьте туда техника, двигатели и технический комплекс, пусть они приведут корабль в порядок за как можно более короткий срок.

– Будет сделано, товарищ капитан.

– Хорошо.

В это время на меня вышел принц:

– Мы закончили, линкор полностью наш. Дешифратор освободился. Куда его направить?

– К вам подтаскивают фрегат, пусть займется им как самым легким, потом торпедоносец, дальше крейсера.

– Принято. – Принц на секунду отвлекся, видимо отдавая приказ оператору. – Дешифратор отправил. Мой экипаж осваивается, прибирается, внутренние повреждения есть, но они некритичны. Ты подумал, как назовешь линкор? Имя для Искина я уже выбрал.

– Думаю, пусть будет «Ковчег».

– Хорошо. Я в рубке. Начал отслеживать ситуацию вокруг, так что, как только мы освоимся, дай нам на это пару часов, «Ковчег» будет в полной боевой готовности.

– Принято. Я на облет остальных трофеев.

– Хорошо.

После того как облетел вокруг всех кораблей, сделав съемку и отправив записи с комментариями Лиммену, я вернулся на «Илью».

Первым делом покинув челнок, в который сразу же погрузился с личными вещами экипаж фрегата, носившего теперь имя «Стерегущий», я направился в кабинет Лиммена.

– Есть что новое? – поинтересовался я, застав его с двумя техниками за обсуждением ремонта повреждений на торпедоносце.

– Со схемой ремонта фрегата мы закончили, запчасти отправились вместе техником и капитаном фрегата на корабль. Предположительно через двое суток он будет полностью готов. С остальными сложнее, потребуется недели две, чтобы вернуть их в строй. Материала, что мы собрали с пиратской базы, может не хватить.

– Не проблема, не забудьте про корпус рудовоза. Металл вполне может пойти в переработку. Насчет фрегата у меня появилась одна мысль. На нашу летную палубу он не поместится, слишком большой, а вот у линкора она поболее будет, вполне влезет. Я мимо пролетал, успел осмотреть. В общем, пусть «Ковчег» примет «Стерегущий» на борт и начнет ремонт. Мы этим выиграем время.

– Да, если сделаем так, то мы отремонтируем фрегат до завтрашнего дня. Я свяжусь с капитаном Малликом, – согласился Лиммен. Меня, кстати, позабавила традиция правящей династии: у них не было фамилий, только личное имя.

– Информация к сведению. Я дал названия для других трофейных кораблей. Торпедоносец получает имя «Зверобой», крейсера «Инь» (этот тот, что с пробоиной по правому борту) и «Янь». У обоих дыры в борту. Это пока, я так понимаю, временные имена для кораблей, потом уже определимся с нормальными, по флотским традициям. Все ясно?

– Так точно, товарищ капитан.

В это же время раздался зуммер вызова. Ответив на него, Лиммен пояснил:

– На связь вышел сержант Тодеск, оператор дешифратора. Он закончил с торпедоносцем, можно отправлять экипаж и техников. Сейчас направляется на «Янь». Коды паролей для «Зверобоя» он скинул на мой комп.

– Хорошо, я в штаб, если что – свяжитесь со мной.

Насчет трофеев можно сказать так: они мои. Правда, без шуток. Со всеми своими сотрудниками я заключил договор о службе, со всеми премиями и надбавками, без выплат за захват трофеев. Так что юридически все пять захваченных кораблей принадлежат одному мне. Нет, я, конечно, выплачу немаленькую премию каждому члену экипажа, как постоянным сотрудникам, так и временно принятым, но премия и получить часть после продажи – это разные вещи. К тому же я не собирался их продавать, у меня сформировалась фактически идеальная группа для патрулирования или рейда. Убрать одну единицу – это как выбитый зуб в белозубой улыбке американца.

Войдя в штаб, я активировал всю систему и на несколько минут погрузился в информационную волну. Мне пришлось почти час отвечать или отдавать приказы, пока не разобрался со всеми срочными делами. Связавшись с медсекцией, на экране визора я увидел Ривз с уставшим лицом.

– Доложите, что у нас с ранеными? Каков прогноз?

– Четверо вернутся в строй в течение суток. Двое лишились конечностей, выращивание новых займет до месяца. Еще двое побудут в стационаре шесть дней, у них ожоги.

– Хорошо, принято. Что с обучением?

– Все капсулы заняты. Трое десантников закачали пилотские базы и учат их, остальные поднимают свои.

– Насчет пилотов это хорошо. Мне нужны истребители и штурмовики. Как только они поднимут приемлемый уровень, пошлите их на «Ковчег», пусть принимают там истребители. Старшего техника летной палубы я уже отправил, им будет мичман Жорин Краб.

Мне показалось неплохой идеей отослать ее подальше от меня.

– Хорошо, товарищ капитан.

– Дальше, всех убитых я приказал отправить к вам, нужно извлечь из них нейросети и имплантаты. Как закончите с убитыми, принимайтесь за пленных…

– Но…

– При возвращении в империю их все равно лишат имплантатов, а нам они нужны. После извлечения описать и сложить в контейнеры. Выполняйте, это приказ.

– Есть.

– Работайте дальше, в случае внештатной ситуации свяжитесь со мной, я в штабе.

Отключившись, я вздохнул и занялся просмотром информации, поступавшей с линкора. К этому времени все трофеи были перепрограммированы дешифратором, так что на них были отправлены экипажи и техники. Пришлось поделиться своими ремонтными дроидами, иначе ремонт мог бы затянуться на веки вечные. Дошло до того, что для ремонта эмиттеров защиты на носу пришлось отправлять Берри, техников уже не было. Ничего, пусть получает нужный опыт.

Помощницу Ривз я отослал к Маллику – принимать медсекцию линкора, с натягом, но она ее потянет. В общем, эти два часа я утрясал штаты и к концу отчетливо понял, что мне не хватает людей. Все экипажи были не полные. К сожалению, в договоре был пункт о непривлечении спасенных. Так что на шахтеров я мог не рассчитывать. В общем, у меня был только один выход – пополнить штаты на Земле, как я в принципе и собирался.

Эти два дня мне пришлось работать под препаратами без перерыва на сон. Приходилось постоянно мотаться между кораблями и помогать своими силами. «Стерегущий» мы вернули в строй, теперь он был в полном порядке. Сделав апгрейд всем системам, я отправил его в дозор. Он облетал систему в поисках опасности.

 

При просмотре информации, оставшейся на Искинах трофеев, Хорк выяснил, откуда у них линкор и как они тут оказались. Это действительно были пираты. Меня заставил сомневаться довольно новый в оснастке линкор, обычно у пиратов, если и бывают подобные, то скорее всего как трофеи, отбитые у военных. Редкость, но пару раз такое бывало. Обычно военные распродают линкоры из госрезерва флота, после того как они устаревают. Могу сказать точно, продают не выше пятого ранга. Если и есть у кого выше, например, линкор «Вездесущий» наемной команды «Херес», что дислоцировалась на Зории, у них седьмой ранг-плюс, так это оказался трофей, добытый на Фронтире. Бывает, «мусорщики» находят на местах боев линкоры, которые можно восстановить, и спокойно продают их. Они тоже под этот закон попадают, главное, чтобы корабли не были в восьмом ранге, иначе – сдача приемной комиссии флота.

Пираты оказались под патронажем серолицых и выполняли банальную блокаду границы, выискивая разведку нашего флота. Именно поэтому достаточно современные корабли, именно поэтому командовал линкором их действующий офицер. Кстати говоря, работали мы быстро, но спокойно, патруль ушел с базы шесть дней назад и должен вернуться через восемь. Пока их не хватились. Ближайший контрольный сеанс связи у них через два дня. Обычно они связываются с базой каждые четыре дня, ну или при внештатной ситуации. В общем, по прикидкам, мы должны успеть с ремонтом.

Заодно выяснили, как мы смогли захватить двухкилометровую тушу «Ковчега». Оказалось, мало того что экипаж был сильно разбавлен новобранцами, которые внесли немалый вклад в захват своей паникой, так еще наш десант смог за короткое время достигнуть ближайшего центра управления и подключить дешифратор к Искину корабля. Они на этом марафоне и потеряли больше всего людей, понимали, что чуть промедлят – и «Возмездие» разнесет нас на молекулы. Линкор есть линкор, каков бы ни был экипаж. С остальными было так же, слишком много новобранцев.

– Товарищ капитан, вам личный вызов с «Ковчега», – появилась рядом голограмма Добрыни.

– Давай на экран, – скомандовал я, отпив горячего напитка. Я в это время находился в каюте, где после душа и обеда пил что-то вроде чая.

На экране визора появилось изображение Жорин:

– Ну и? – хмуро спросила она.

– Я так понимаю, ты интересуешься, когда мы снимем с астероида шахтеров?

– Глупо было бы думать по-другому.

– «Стерегущий» осмотрел его, целый. Следов захвата не обнаружено, в большой каверне действительно были видны обломки среднего транспортника. Так что я держу ситуацию под контролем. Сегодня введем в строй «Янь», и я сразу же направлюсь к астероиду на эвакуацию. Не волнуйся.

– Хорошо, мне бы хотелось присутствовать.

– Этого не требуется, лучше займись казармами, именно там я решил устроить шахтеров.

– Но ведь там разруха! Половина переборок с дырами! – изумилась она.

– Это уже не мои проблемы, материал у вас есть, технические дроиды тоже. Займитесь ремонтом.

– Но я не успею до вечера… то есть за шесть часов.

– Поторопитесь, можете привлечь дополнительные силы. Кстати, что там с летной палубой «Ковчега»?

– Вы же были вчера с инспекцией.

– Я имел в виду, что успели сделать?

– Два бокса имеют повреждения, сейчас заканчиваем приводить их в порядок. Количество малой авиации на борту линкора вам известно, я отправляла файл вместе с остальной информацией.

– Да, я помню. Работайте.

– Есть, – козырнула она и отключилась.

– Вот торопыга какая, – пробормотал я.

В девять часов вечера по корабельному времени, когда «Янь» был включен в оборону (он хоть и был временно обездвижен, но уже мог крепко покусать), я направил «Илью» к астероиду. Пора было исполнить предпоследний пункт договора – эвакуация. Последний – это высадка спасенных на Зории.

Пока, напрягая разгонные двигатели, «Илья» направлялся к астероиду под моим чутким управлением, откинувшись на спинку пилотского кресла, я задумался о «Ковчеге». Нет, конечно, я понимаю, что это, скажем так, не совсем нормальное имя для корабля, но у меня есть человек, которому я предложу работу с возможностью переименовать корабли, согласно флотским традициям, будет для него приятной неожиданностью. Ведь этот человек был самым настоящим адмиралом, причем еще советским.

Линкор мне понравился. Его, конечно, еще не привели в полный порядок, главные транспортные магистрали были изрядно повреждены мехами при захвате, поэтому мы пользовались второстепенными, электрокары там перемещались свободно. Как я уже говорил, линкор был редкого типа Б, то есть имел небольшой десант, вернее противоабордажную команду и летную палубу, чего не было у типа А. Тип Б предназначался не только для линейных эскадренных боев, но и для глубоких рейдов в составе небольших эскадр. Не путайте с «Ильей», антранские тяжелые крейсера типа «Вилдан» предназначались для автономных действий, тогда как «Возмездие» – только в составе эскадры. Причина в энергоустановках. Эти типы линкоров могли укрыть за своим практически непробиваемым щитом небольшую эскадру. Думаю, сделать это ему было не трудно. Я посмотрел секции с реакторами. ДВЕНАДЦАТЬ мощнейших реакторов, занявших чуть ли не половину корпуса, хватит на защиту небольшой базы. Остального пространства едва хватало для кубриков экипажа, казарм десанта и летного экипажа, для летной палубы, систем жизнеобеспечения, вооружения и тому подобного, без чего столь большой корабль просто не мог существовать. В общем, линкоры этих серий, в линейном бою, включив щиты на полную мощность, залпами выносили оборону противника к черту, пользуясь своей защищенностью. Работорговцам настолько понравились возможности этих линкоров, что был создан редкий рейдерский тип Б. Наши флоты несли немалые потери, пока не придумали противодействие. Бывший корабль принца – тяжелый крейсер «Отвага» – один из примеров этому. Один такой крейсер ел на завтрак корабль типа «Возмездие», так как был разработан именно как противовес линкорам. Не зря его на флоте прозвали «убийца линкоров». Фактически тяжелый крейсер артиллерийской поддержки тип «Вопля» был монитором с суммарной мощностью залпа, как у семи средних линкоров. Какие бы щиты ни были у противника, несколькими залпами он сносил их. Могу объяснить проще. Например, чтобы снести щиты моего «Ильи» хватит залпа из двадцати туннельных орудий трехсотого калибра. Чтобы снести щиты «Возмездия», залпа из пятидесяти пяти – шестидесяти орудий того же калибра. Так вот, у «Отваги» принца в полном залпе учувствовало шестьдесят трехсотмиллиметровых и два четырехсотмиллиметровых орудия. Чувствуете, почему его прозвали «убийца линкоров»? Ему даже непробиваемые щиты линкоров типа «Возмездие» – что картонная бумага.

В общем, один на один – победа была за нашими, в другом случае, как произошло с Малликом, у нашего крейсера не было шансов. Обычно эти крейсера работали в составе флота, не знаю, почему «Отвагу» принца включили в ту рейдерскую эскадру. Видимо, для них он был последний шанс, по крайней мере, работу свою Маллик сделал на сто процентов, его крейсер отбивался от двух новейших линкоров в течение часа, уничтожив один и сильно повредив другой. И это не считая четырех уничтоженных крейсеров пятого класса и нескольких «мошек», как прозвали фрегаты да корветы. Если бы к нему сбоку не подкрался торпедоносец… шанс уйти у него был, хоть и мизерный, если учесть, что они встретились с полной эскадрой противника. Но он дал уйти своим и пожертвовал кораблем. Уважаю, хороший командир и офицер. Такой не предаст, и ему смело можно было доверить спину.

Короче, нам досталось настоящее сокровище, я улыбнулся, как кот у миски со сметаной, вспоминая ТТХ «Ковчега». Его мощь, вооружение, силовые установки, летную палубу, на которой могло дислоцироваться до пятидесяти истребителей или других аппаратов. Кстати, летный состав на линкоре тоже был в усеченном варианте: десять летчиков и шесть техников, вот и все, и это на шестьдесят антарских истребителей и штурмовиков седьмого ранга. При посещении линкора я отдал несколько приказов по ремонту корабля. Внутренние помещения пока решили не ремонтировать, ну кроме той части, где будут жить шахтеры. Только прошел мелкий ремонт по устранению неисправностей, а так линкор был в полной боевой готовности.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63 
Рейтинг@Mail.ru