Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

Владимир Поселягин
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

– Хочешь все перевезти?

– Да.

– Сейчас свяжусь с ним и узнаю. Я перезвоню.

– Жду.

Майя перезвонил через полчаса.

– Сто китов, и он доставит груз.

– Отлично, оплата при получении, держи задаток за перевозку.

– Получил. Координаты?

– Лови. Встанете тут, там тень звезды вас укроет, ждите меня, буду примерно через восемь дней.

– Понял.

– Отбой.

– Пока.

Вернувшись, я перешел на корвет и, задумчиво потерев затылок, погнал технических роботов наружу. Теперь придется еще и вооружение синхронизировать, чтобы стрелять из одного пилотского кресла.

Я почти закончил, когда появились мои попутчики. Причем не как обычно, шествуя с некоторым величием и уверенностью начальства, а бегом, торопясь.

– Быстро отходим. Летим на Зорию, – велел лейтенант.

– Жорин?

– Да, курс на Зорию, – подтвердила она.

– Хорошо. Я в рубке.

Полет прошел без осложнений. Сделав два прыжка, после второго я вышел из гипера у своего крейсера. Пассажиры меня не беспокоили, да и сложно это сделать после той дозы снотворного, что была в еде. Ничего, поспят, проснутся уже на Зории, только Жорин поместил в медкапсулу.

При выходе я просканировал на всю дальность сканера. Было пусто: кроме крейсера, ничего вокруг. Состыковавшись с «Ильей», я поставил на зарядку инженерный комплекс и стал отсоединять «Вольку». Нужно облететь систему и найти транспортник. По времени они уже должны быть тут, скорее всего, прячутся где-нибудь. Можно, конечно, воспользоваться радио, но это все равно, что крикнуть: «Я тут!» Если кто-то еще, кроме нас, есть в системе, он меня точно услышит.

Оставив «Вольку» у крейсера, я перекинул на него зарядку комплекса и отправился на поиски.

Через два часа я их нашел. Сперва запищал сканер, выдав сигнал о тяжелой массе рядом с астероидной рекой. Повернув, я обнаружил средний транспортник класса «Жук». Рядом висел опознавательный маяк.

Осматривая огромные пробоины в корпусе, я размышлял: «Не пираты, точно. Корпус не вскрытый. Видимо, армия прошла. Обнаружили транспортник и расстреляли. По пробоинам рейдеры постарались, хищные акулы, крутящиеся вокруг флотов. Точно армейцы, тем более маяк. Пометили, чей трофей. Хм, спешили, раз сразу не успели ограбить, а раз так, то вернутся. Нужно торопиться, сначала проверить трюм – одно попадание я вижу. Уцелел ли он?»

Приблизившись, я остановил «Скат» рядом с большой тушей и, стабилизировав судно, направился в шлюзовую, приказав Хоттабычу предупреждать меня, если кто появиться в системе.

Первым делом я проверил жилые отсеки. Чуда не случилось. Весь экипаж и пассажиры были мертвы. Майя висел в коридоре, рядом плавал скафандр. Облачиться никто не успел. Похоронив их, я полез в трюм. Тут мне повезло, пробоина разворотила несколько контейнеров, что принадлежали или капитану, или кому-то из пассажиров, мой же груз, сложенный в таких же контейнерах, не пострадал. Теперь осталось только загрузить их и перевезти на «Муромца». Работа спорилась. В трюме у транспортника сохранилось два погрузчика. Перепрограммировав их, я стал грузить контейнеры, дав задачу привезенным техническим дроидам демонтировать реактор, уцелевшие Искины и остатки системы жизнеобеспечения. Маяк я тоже прихватил, на крейсере их не было, пригодится. Из-за расстрелянных разгонных двигателей воспользоваться транспортником не было никакой возможности, да и не было у меня такой мысли, побыстрее бы ноги унести.

Несмотря на все попытки, третий контейнер так и не влез. Пришлось закрывать створки и, не закачивая воздух, гнать к «Вилдану».

К этому времени инженерный комплекс зарядился. Приняв у одного из погрузчиков контейнеры, дроиды стали деловито их вскрывать. В контейнерах были реакторы. Их ставят первыми. Поэтому-то я и загрузил их вначале. Поставив задачу Искину комплекса по установке всей инфраструктуры, я полетел за следующими контейнерами. Их осталось четыре.

Пока инженерные дроиды совместно с техническими протягивали энергошины, запускали первый реактор, устанавливали второй и вскрывали контейнер с гипердвижком, который требовалось установить вслед за реакторами, я осмотрел расстрелянный транспорт. Кроме погрузчиков я прихватил еще несколько ценных вещей вроде комплекса ремонтных дроидов и устаревшего комплекса штурмовых дроидов. Хотя, честно говоря, там мало что уцелело. Били по жилой секции. Интересное нашлось только в трюме.

Через двое суток работы на крейсере подошли к завершению. Уже семь часов на полную мощность работала система жизнеобеспечения, более сотни дроидов-уборщиков чистили и мыли «Илью».

Я же работал над сцепкой судов. С креплением «Ската» проблем не было, старая сцепка сохранилась. Насчет «Вольки» так вообще не заморачивался. Как я и думал, одна из полетных палуб имела ангар для тяжелых штурмовых ботов, которые были чуть меньше корвета, так что я загнал его туда. Втиснулся тютелька в тютельку. Закончив апгрейд всех Искинов «Муромца» и введя новый регистрационный код в главный Искин, я активировал его как управляющий. После чего занялся остальными тремя, кроме последнего, который я запустил раньше и временно поставил его на управление крейсером. Теперь переключил его на ту должность, которая была ранее, – вооружение.

– Управляющий Искин модели «Малый воин» готов к работе, капитан.

– Провести полный тест крейсера. Доложить о готовности к гиперпрыжку.

– Принято к выполнению.

Откинувшись на спинку капитанского кресла, я довольно огляделся. В крейсер я влюбился с первого взгляда. Шедевр – вот, что о нем можно сказать. Одна рубка чего стоит! По сравнению со «Скатом», размеры несопоставимы. Тут только для управления четыре пульта и один общий капитанский. Это последний по тоннажу корабль, которым может управлять и вести бой один человек. Дальше идут линкоры, там малый имел минимальный экипаж в пять человек. Встав, еще раз окинув блестевшую, как новая, рубку и заложив руки за спину, я направился инспектировать крейсер, что заняло два с половиной часа. Из рубки было два выхода: один – в общий коридор, другой – в лифт капитана, ведущий в его личные апартаменты. Когда я туда вселился, бегал по комнатам и радовался, как ребенок. Гостиная – тридцать квадратных метров, спальня – двадцать пять, кабинет – двадцать пять и санузел с джакузи – сорок два квадрата. Комфортно, блин.

Выйдя из рубки в общий коридор, я прошел мимо двух дверей к лифту. За левой дверью от рубки находилась кают-компания. За правой раньше располагался оперативный штаб. Именно в этом помещении разрабатывались высадки на корабли, базы или планеты противника. «Вилдан» проектировался как десантный рейдер, мог нести батальон космодесанта и эскадрилью тяжелых истребителей класса «Искандер». Те еще зубастые твари, одна эскадрилья подобных монстров могла спокойно разобрать на составляющие не только легкую орбитальную оборону противника, но и помножить на ноль эскадру рейдеров. В эскадре, кстати, двенадцать единиц рейдеров, в эскадрилье количество истребителей то же.

На «Вилдане» было пять этажей, сама рубка находилась в центре крейсера, в самом защищенном месте. То есть я мог подняться на два этажа выше или ниже. Впереди, в носу крейсера, находился трюм, за ним казармы в окружении технических секций и летных палуб, потом центр управления, парк, тут же медицинская секция. Дальше снова жилые секции, но я их убрал, на эти секции у меня другие планы, дальше реакторный отсек, гипердвигатель и кормовые двигатели. Из вооружения – шестнадцать орудий главного калибра, двадцать восемь среднего и восемьдесят три малого на обшивке. Где – в шахтах, а где – в башнях. Из ракетных систем – двадцать пять пусковых тяжелых ракет дальнего действия, двадцать шесть среднего и восемнадцать пусковых малого радиуса, которые с малыми плазменными пушками входили в систему ПКО крейсера.

Инженерный комплекс смог починить вооружение, что находилось на кормовой части обшивки. Те, что не смогли починить, просто демонтировали, в будущем надо будет прикупить другие и установить.

Прогулявшись по огромному залу столовой, я дошел до трюма, но заходить в него не стал. Он был заполнен до предела тем, что я смог снять и демонтировать с жертв пиратов. После трюма прогулялся по жилой секции команды. Двадцать пустых и чистых кают ждали новых членов команды, но на их счет у меня были другие планы. Поднявшись сперва на летную палубу «А», я осмотрел, что там стояло. Три легких истребителя разной степени изношенности модели «Ятаган». С краю притиснулся орбитальный челнок в неплохом состоянии. После них я осмотрел в буквенной последовательности остальные летные палубы «Б», «В», «Г». Несмотря на то что на крейсере по документам значилось четыре летных ангара-палубы, в действительности это был единый отсек с четырьмя выходами в открытый космос. То есть второй и третий этажи полностью принадлежали летным палубам. Третий – техслужбе. Если открыть створки палуб «А» и «Г», то истребитель мог пролететь крейсер насквозь, вылетев с противоположной стороны. Летные палубы располагались фактически над рубкой. Несмотря на то что палубы были фактически общими, маркеры на палубе и потолке четко разделяли границы. В «Б», кроме ремонтного дроида и двух разукомплектованных штурмбота старой постройки, ничего не было. Оглядев их, я прикинул возможность восстановить. Шансы были, но нужны запчасти, на крейсере их не было. Летная палуба «В» порадовала строем «Гарпунов» в количестве восьми штук и еще одного челнока той же модели, что на палубе «А». Кстати, «Гарпуны» были более новыми истребителями, чем «Ятаганы», хоть и одной модификации. Палубу «Г» занимал «Волька». Ремцех, что находился посередине и входил в техобеспечение всех четырех ангаров, не помешал загнать корвет, даже ракетные пусковые снимать не пришлось. Вообще-то на крейсерах подобного типа, да и на линкорах тоже, понятие «этаж» чисто символическое. Если в жилых секциях высота от палубы до потолка около трех метров, в технических секциях бывает до десяти, то летная палуба от сорока и выше. На «Вилдане», например, – пятьдесят три метра.

 

После этого я отправился в парк, быстро прошел его, вошел в медицинскую секцию и прошел к стерильному боксу. Там стояло десять медкапсул устаревших конструкций. По моим прикидкам, им было не меньше чем лет по пятьдесят. Хорошо, что они работали, а это было главное. Осмотрев шесть человек, что там лежали, и проверив их состояние по приборам, я продолжил инспекцию. Пассажиров я перевез на «Вилдан», сразу как заработал первый реактор и после проверки систем капсул. Жорин осталась на «Скате».

Следующие секции были когда-то жилыми. Тут раньше находились казармы космодесанта. Сейчас же они были пусты, каюты – демонтированы и убраны в трюм. Подойдя к небольшим створкам, я мысленным приказом открыл их и вошел в реакторный отсек, пройдя его, зашел в следующий, где находился гипердвигатель. По нему до сих пор ползали инженерные дроиды, перенастраивая. С кормовыми двигателями они уже закончили, и Искин сейчас тестировал их. Все эти секции ближе к броне окружали со всех сторон технические боксы. В последнюю секцию к кормовым двигателям я не пошел, остановившись у переборки. После взрыва некоторые кормовые бронеплиты помялись, так что в последней секции царил вакуум. Ничего, доберусь до ремонтных доков – закажу новые и исправлю этот недостаток.

У крейсера было шесть стыковочных шлюзовых, плюс створки трюма. Один был поврежден у кормы и пока не ремонтопригоден, проще говоря, заниматься им сейчас некогда. Побыстрее бы уйти в прыжок к цивилизованным мирам. У еще одного, усиленного, пристыкован «Скат». Он находился на так называемой «спине» крейсера, рядом с радарной и антенной связью. Гнездо гиперсвязи было пусто, оборудование демонтировано, но это меня не пугало, со «Звезды Арнии» я демонтировал все оборудование, оно всяко новее, чем раньше стояло на «Вилдане». Установлю, когда будет время, честно признать, крейсер был восстановлен процентов на восемьдесят, главное, чтобы мог совершить прыжки и вытащить нас из этой военной клоаки.

Пока мы ремонтировались, дважды через систему проходили эскадры, что изрядно напрягало. В рабы обратно мне не хотелось, поэтому я сделал все возможное для маскировки. И судя по тому, что нас не обнаружили, преуспел в этом деле.

Осмотр крейсера занял более двух часов. Вытянув уставшие ноги, я со стоном потянулся и поинтересовался у Искина:

– Тестирование закончено?

– Идет тестирование вооружения крейсера, капитан. По прыжку закончено. Корпус, целостность – восемьдесят девять процентов. Разгерметизация двигательных отсеков. Двигатели юстировку прошли нормально. К прыжку готовы. Реакторы вышли на полную мощность.

– Как вооружение? – спросил я, с интересом читая выведенную на пилотский экран визора информацию о состоянии крейсера. Тут не только оборудование пилота, все было устаревшим и требовало замены на более современные, пираты, похоже, больше думали о наживе, чем о модернизации крейсера.

– Пока идет тестирование, мало данных.

– Принято. Прыжок через четыре часа. Принять данные по навигации и место выхода.

– Принято. Координаты выхода после первого прыжка внесены в память, – ответил Искин. Пока я не давал ему имя, пусть заслужит.

Эти четыре часа пролетели в предполетных хлопотах. Проверив еще раз, как закреплен «Скат», я занялся ремонтом пусковых и двух артиллерийских башен. Несколько штук не отозвались, и их сейчас ремонтировали и тестировали дроиды. У двух башен заменили проводку, она была повреждена при взрыве. С пусковыми еще возились, но уже было ясно, что одну придется заменить. Не ремонтопригодна она.

Понятное дело, что во время войны границу с Фронтиром держат на запоре. Так что я не удивился, когда нас за три часа до назначенного времени выкинуло из гипера в обычное пространство. На ходу вытираясь полотенцем, я подхватил влажный после стирки комбинезон и, одеваясь в лифте, задумался о своих дальнейших шагах. Когда створки лифта открылись, прозвучал зуммер входящего вызова.

– Пограничная служба вызывает крейсер класса «А» «Илью Муромца».

– «Илья Муромец» на связи, – плюхнувшись в кресло, ответил я и щелкнул по мигающей панели. Тут же развернулось окно и появилось изображение совсем еще юного офицера. За его спиной была видна обстановка. Судя по ней, вызов шел с ближайшей диспетчерской станции пограничной стражи.

– Лейтенант пограничного флота Эрик Маллер. Сообщите причину нахождения на границе и путь следования.

Я быстро выложил причину нахождения на Фронтире.

– Да, все подтверждается, – согласно кивнул лейтенант, ознакомившись с присланными как мной, так и службой безопасности моей корпорации документы. – Ждите патрульный фрегат с досмотровой командой, потом можете следовать дальше. Всего хорошего.

– Спасибо.

Через двадцать минут ко второму шлюзу пристыковалось небольшое суденышко. Семь сотрудников пограничной службы за три часа осмотрели все судно. Живых не искали, только контрабанду, оказывается, они просканировали все судно и знали, сколько живых существ находится на борту. Насчет медбокса ничего не сказали, хотя и его тоже осмотрели. Лежавшие в капсулах люди их не заинтересовали. Вот если бы вывозил в сторону работорговцев…

Через полчаса после того, как пограничники ушли, я неторопливо двинулся по коридору, что мне дал диспетчер.

Поглядывая на метки автоматических артиллерийских станций, мимо которых проходил крейсер, на минные поля, я думал, что работорговцы тут кровью умоются, пока прорвутся. Хотя вряд ли они сюда дойдут, им просто тут нечего делать. Да и не зря базы флотов находятся на Фронтире, так что есть кому их встретить.

То, что нас выкинет из гипера, я знал. Все границы были оборудованы сотнями, а то и тысячами диспетчерских станций. Каждая контролировала пространство до пятисот тысяч километров границы и командовала всеми минными полями, ракетными и артиллерийскими автоматическими станциями, что были им подконтрольны. На этих диспетчерских пунктах стояло оборудование контроля перемещения за гипером, поэтому-то флоты и не могли в прыжке пересечь границу и вынырнуть у какой-нибудь планеты. Если это оборудование включали, гипером на подконтрольной территории пользоваться было невозможно, поэтому-то я, выйдя из основного охранного периметра, еще два дня летел на простых двигателях, пока Искин не сообщил, что можно уйти в прыжок.

– «Илья Муромец», причина прибытия на Зорию? – сразу же получил я вызов от диспетчера космопорта.

– Ремонт. Также доставка крейсера «Скат» корпорации «Неомет». Прошу принять заявку на съем ангара класса «А» для ремонта и стоянки «Ильи Муромца».

– «Илья Муромец», вас понял. Заявка принята. Место стыковки – шлюз 197-С. Передайте управление крейсером Искину космопорта.

– Принято. Передаю.

– Да как ты посмел нас усыпить?! – разгневанная Жорин, как львица в клетке, ходила по кают-компании «Ската» из угла в угол.

«Скат» стоял в ангаре, что принадлежал «Неомету». Я только и успел пристыковать «Илью», запереть его и отогнать «Скат» с пассажирами в ангар, как они стали просыпаться после десятидневного сна.

Чем мне нравились крупнотоннажные корабли по сравнению с малыми, это скоростью перемещения. Если мне в первом полете понадобилось делать восемь прыжков, чтобы достигнуть цели, то на «Вилдане» пришлось бы делать всего четыре. Так что время нашего полета с места стоянки крейсера сократилось на порядок, более того я еще выиграл четыре дня, прилетев раньше.

Жорин второй пришла в себя и, поняв, что проспала весь полет, очень рассердилась. Именно последствия этой бури я сейчас и наблюдал, устроившись на диванчике.

– Лейтенант, как спалось? – поинтересовался я у охранника Жорин. Судя по лицу, Искин уже ввел его в курс дела, как я и приказал, так что он, недобро посмотрев на меня, молча направился к кухонному комбайну. Есть после препаратов хотелось зверски. Жорин тоже расхаживала с любимым пирожным в руках.

– Как это вообще пришло тебе в голову?! – остановившись передо мной, спросила она.

– Я не сторонник трудных решений. Так было проще, чем уговаривать вас задержаться на Фронтире на несколько дней и использовать более быстроходный и защищенный крейсер.

– Мы на тебя в суд подадим, – пробормотал лейтенант, что-то жуя.

– На основании чего? – повернувшись к нему, искренне поинтересовался я. – Вашим жизням ничего не угрожало. Согласно пункту четыре дробь восемь договора с корпорацией «Неомет», я мог принимать самостоятельные решения, главное, чтобы это не угрожало вашим жизням. Ни один пункт договора я не нарушил, вы живы, мне нечего инкриминировать.

Лейтенант на несколько секунд задумался, после чего скривился. Видимо, пришел к тем же выводам.

– Капитан, у дверей ангара стоят четверо представителей корпорации. Пропустить?

– Да, пропусти.

С минуты прибытия прошло всего два часа, а старик Краб уже здесь, уверен, внучка ему уже все выложила. За те два часа, что мы были на Зории, мне была доступна Глобосеть, и я сделал несколько нужных звонков, так что считал себя подстраховавшимся, но на всякий случай еще провел несколько манипуляций. Если Краб пошел на отравление, то и я не буду ангелом, посмотрим, кто кого. Что мне нравилось в империи – уверенным в себе людям открыты все дороги.

– Взять его! – жестко скомандовал Краб своим подчиненным.

– На основании чего? – искренне удивился я, отпрыгивая к стене.

– Потому что я так сказал, – усмехнулся старик.

– А, ну тогда понятно, – кивнул я и тоже громко скомандовал: – Если кто ко мне подойдет ближе чем на два метра, разрешаю открыть огонь на поражение.

– Это охранные дроиды корпорации, – пояснил Краб охранникам, которые стояли и настороженно смотрели на двух боевых дроидов. Пробормотав быстро несколько слов, старик насмешливо посмотрел на меня. Я понятливо кивнул.

В каждом Искине есть программа подчинения владельцу, в данном случае это корпорация «Неомет», код которой только что ввел Краб.

– Можете брать его. Отведете в камеру службы безопасности, там с ним и поговорим.

Двое из сопровождающих сделали несколько шагов ко мне, уже не обращая внимания на дроидов у лестницы. Дважды сверкнули лазеры, и на палубу упали обрубки, третий успел отскочить и выйти из двухметровой контролируемой зоны.

– А-а-а-а-а!!! – закричала Жорин, с ужасом глядя на тела убитых. По комнате поплыл запах паленого мяса и выпущенных внутренностей.

Стараясь не смотреть на остатки тел, я отошел в сторону и, пытаясь казаться невозмутимым, налил себе воды.

– Провел старика. Это ведь твои дроиды?

– Мои, – не стал отрицать я, наблюдая, как одна из пассажирок увела Жорин в мою каюту.

– Это убийство.

– Самозащита, – поднял я палец, поставив стакан, – у меня все под протоколом. Кстати, я уже вызвал полицию, у меня есть что им сказать.

В это время по лестнице в кают-компанию прошел молодой парень примерно моих лет.

– Здравствуйте. Кто из вас Антон Кремнев? – поинтересовался он, тоже стараясь не смотреть на убитых.

– Это я.

– Я адвокат, вы заключили с нами договор.

– Хорошо. Я потерпевшая сторона, он обвиняемый. – Я ткнул в Краба. – Все материалы дела я вам уже отсылал, так что вы должны быть в курсе.

– Да, я их читал. Господин Краб? Это постановление явиться вам в здание суда завтра в три часа дня по планетному времени по обвинению в попытке отравления Артура Кремнева.

– Что за?!. – начал было Краб и осекся.

– Ну, вот и все, вы свободны. Договор с вами «Неомет», как вы и хотели, аннулировал, – говорил адвокат, когда мы выходили из здания суда.

Самого Краба не было, от «Неомет» присутствовал только юрист, который их представлял. От отравления он тщательно открещивался, но под тяжестью улик признал, что поставка тоника была проведена через них и они несут ответственность за качество продукта. А после того, как мой адвокат предоставил справку экспресс-анализа напитка до покупки его корпорацией, которую, оказывается, всегда проводит перед продажей фирма-поставщик, так совсем скис и с остальным соглашался. Видимо, его немного удивило, что я успел так подготовиться.

Мне самому ничего от «Неомет» было не нужно, кроме разрыва контракта как с неблагонадежным работодателем. Так что, кроме уплаты издержек суда и гонорара моему адвокату, «Неомет» ничего не потерял, кроме, конечно, подмоченной репутации. Так закончились мои восемь с половиной месяцев службы на корпорацию. Как я узнал, мой уход на их курьерскую службу особо не повлиял. Они уже наняли двух пилотов. Одна была такой же дикой и поставила нейросеть и базы за счет корпорации, сейчас она как раз их изучала. Второй был сертифицированным пилотом и в данный момент находился где-то в полете.

Возвращаться в ангар к «Скату» нужды у меня не было, я уже сдал все свои дела, так что был свободен.

 

– Вас подвезти? – поинтересовался адвокат, показывая на новенький спортивный флаер.

– До компании «Нейросеть», если можно.

– Да не проблема, садитесь.

Адвокат быстро подбросил меня до здания, где располагалась компания.

– Если буду нужен, вы знаете, как меня найти, – сказал он, когда я выходил.

– Обязательно, – улыбнувшись, я еще раз поблагодарил его и направился к дверям.

– Чем мы вам можем помочь? – встретил меня на входе один из менеджеров.

– Я уже работал с одним из ваших специалистов. Кир Бур, если не ошибаюсь.

– Сейчас он спустится, – ответил встречающий, на секунду замерев. Видимо, общался с Киром.

Время обдумать свои шаги у меня было, поэтому, что мне нужно, я точно знал. Деньги на покупку были, в связи со смертью Майя и его компаньонов у меня на счету сохранилось чуть более трех миллионов кредитов, плюс еще наличные. Но основную массу денег я собирался пустить на современную оснастку крейсера.

– Добрый день, Антон. Пройдемте ко мне, – предложил Кир, когда мы поздоровались.

После того как мы прошли в кабинет и устроились за столиком, я начал озвучивать свои желания по базам и имплантатам.

– «Память-сто» и имплантат на скорость восприятия. Они же у вас по сто китов?

– Да. Базы будете брать?

– Конечно. «Производственные системы» не ниже пятого уровня. У вас шестой есть? Вот тогда его. «Промышленность» – пятого уровня. «Технологии и производства» – тоже пятого. «Боевые роботы-дроны» – шестой. «Программирование» – шестой. «Инжиниринг» – седьмой. Все пока.

– Вы набрали на один миллион сто пятьдесят тысяч кредитов.

– Хорошо, меня это устраивает. Приступим?

– Приступим, – кивнул Кир, как только деньги были переведены.

Установка имплантатов и закачка баз в общей сложности заняли чуть больше шести часов. Вернувшись в кабинет Кира, я несколько смущенно посмотрел на него и поинтересовался:

– У меня есть к вам вопрос личного характера. Медкапсулы, что стоят у вас, есть ли они в свободной продаже? И где их можно приобрести, если не секрет? Может, через ваших поставщиков? Понимаете, я учусь под разгоном, на вашем оборудовании учеба идет на сорок процентов быстрее. Вот и хотелось бы получить такое же.

– О, тут ничего выдумывать не надо. Мы получили новейшее оборудование компании «МедСтор». Мы уже заменили его. Старое, на котором вы в прошлый раз учились, сейчас находится на складах. К сожалению, из-за специфики продать мы его пока не можем. Нет клиентуры.

– Я не видел вашего объявления о продаже.

– Оно есть на нашем сайте. Что именно вам нужно из медоборудования?

– Цена?

– Она вас приятно удивит.

– Ну, тогда мне нужен диагност вроде «Белас-04». Девять регенерационных капсул вроде «Тьма-8». Специализированная медкапсула для обучения типа «Ученик-16». И еще кибердоктор. Какой у вас есть?

– «Мастерс-26», – улыбнувшись, ответил Кир.

– О, отлично.

– Вы просмотрели наши каталоги по медоборудованию?

– Так заметно?

– Да, это специализированные данные. Все, что вы перечислили, у нас есть.

– Цена?

– Общая цена один миллион кредитов.

– Ого, – я искренне удивился, фактически это даром. Ведь такое новое оборудование стоит миллионов пять.

Прежде чем распрощаться, я задал интересующий меня вопрос:

– Кир, а у вас среди оборудования случайно военно-тренировочного комплекса нет?

– Случайно есть. «Динамика-7000».

– Сколько?

– Эта сумма, – показал мне экран планшета Кир.

– Подходит, а теперь насчет бонусов за крупный заказ…

Сделка прошла быстро, только пришлось еще сто тысяч доплатить за комплекс и пятьдесят за комплектующие ко всем комплексам. В виде бонуса мне подарили редкие армейские базы «Абордажник» пятого уровня и «Рейдер» того же уровня. В первой базе были установки как абордажника, так и контрабордажника. Получив номер шлюза, где стоит крейсер, я отправился домой.

«Дом, никогда бы не подумал, что целый крейсер будет моим домом», – размышлял я, сидя в такси. Через полтора часа я был на крейсере.

– Капитан, у вас посетитель снаружи, – сообщил Хоттабыч, Искин «Вольки».

Оторвавшись от экрана визора инженерного комплекса, где я составлял проект «Вилдана» для моих будущих нужд, я посмотрел на небольшую дверцу, над которой мигал сигнал вызова.

– Дай картинку, – велел я Хоттабычу. По мыслесвязи я с ним тоже общался, но предпочитал именно живой разговор. Вслух.

На экране появилась Жорин.

– Я ее сам встречу.

Добравшись до двери, я разблокировал ее:

– Привет. Проходи, гостьей будешь. – Я сделал широкий жест рукой, предлагая пройти.

Окинув меня взглядом, она переступила через порог, вошла в ангар и изумленно замерла. И было отчего. Ангар был огромен до того, что немаленький корпус «Вилдана» просто в нем терялся. Но удивило ее, видимо, не это. Возможно, сотни дроидов, что мельтешили по ангару, или полуразобранная туша крейсера, а может быть, горы разнообразного оборудования, контейнеров, вооружения и других корабельных вещей, что были аккуратно складированы в несколько штабелей, за одним из которых прятался «Волька».

Пять дней, что прошли со дня суда, я провел продуктивно, можно сказать, в аврале. Почему-то с того момента, как я попал в космическую цивилизацию, у меня все идет в авральном режиме… Ну да ладно, на себя же работаю.

То, что мне выделили ангар, я узнал, сидя на суде. Получил письмо, изучил его, заплатил за пользование ангаром за два месяца вперед, что встало в шестнадцать тысяч кредитов. Вернувшись на борт, я сразу же перегнал крейсер в ангар. Это было увлекательное зрелище. Если в ангаре, где стоял «Скат», выход в космос был сразу за воротами, то тут мне пришлось подлететь к огромным створкам, где находились манипуляторы, тоже не маленького размера. Там они подхватили тушу «Вилдана», установили его на гравитележку и через длинный коридор после ряда шлюзований отвезли в ангар рядом с ремонтными доками, как я и просил.

Так крейсер и попал в этот ангар. Дальше уже рутина. Я приказал инженерному комплексу освободить трюм и начать разборку крейсера в заданном направлении, переподчинив ему еще технических дроидов, чтобы работал побыстрее. Сам выгнал из летной палубы «Вольку» и поставил его в угол, чтобы не мешал, установил у него в трюме обучающую медкапсулу, что доставили из «Нейросети». Дальше я провел четыре дня в спячке под разгоном. Учился, понятное дело. Поднял все, что купил, до третьего уровня и еще две недоученных базы подтянул до четвертого. Это были «Физиологические процессы и их стимуляция» и «Биохимия человека». Теперь я уже довольно профессионально работал со всем медицинским оборудованием, подстраивая его под любые параметры.

После пробуждения дополнил приказы по разборке, заказал несколько контейнеров оборудования для крейсера и спустился на Зорию, где зарегистрировался как специалист-спасатель и вступил в ряды наемников, что позволяло мне иметь тяжелое вооружение, которым запрещено владеть гражданским судам. Это я про туннельные орудия.

В принципе, за это время я особо ничего и не успел, так, только начал работу. Буду надеяться, что за два месяца закончу, хотя тоже вряд ли, деньги, несмотря на экономию, стремительно заканчивались. Остались только на оплату спецгруза. В принципе, только из-за него я и стал перестраивать крейсер, старая компоновка меня вполне устраивала, но случайно я обнаружил в сети, что одна компания продает устаревший мобильный промышленный комплекс «Сетр-25». Что это такое, я не знал, поэтому копался в специализированной литературе, пока не разобрался, что это. Оказалось, «Сетр» – военная разработка, предназначался для дальних рубежей, если путь к нему или долог или затруднителен. Проще говоря, он мог делать ВСЕ. Любые запчасти, заправляй, вноси в Искин заявку, и он выдает тебе результат.

Похоже на наш кухонный комбайн. В него вставляется четыре разных картриджа. «А» – для десерта. «Б» – для жидкой пищи, вроде супа. «В» – для второго, мягкая. И «Г» для мясных блюд. Напитки готовились отдельно, на простых плитках. Традиция. Шашлыки тоже можно делать, правда, я еще не пробовал перенастраивать комбайн, в нем такого блюда не было. Кстати, как-то разобрал один картридж из любопытства, там была однородная масса розового цвета, а набираешь «бифштекс», так там даже хрящики попадаются.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63 
Рейтинг@Mail.ru