Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

Владимир Поселягин
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

– Что-то вроде, лови файл, – несколько уклончиво ответил я. – Так что, достать по заниженным ценам невозможно? А то ведь на центральных планетах такие цены…

– Тяжелый крейсер-рейдер модель «Вилдан». Помню такие крейсера. Сам не видел, но много слышал. Хороший кораблик… Хм, я смотрю, ты всю старую начинку из него уже выкинул… Чем это в него?

– Торпедой.

– Торпедой?

– Ага, с лайнера «Звезда Анарии»

– Подожди, на лайнеры ведь не ставят торпеды…

– На этом стоял, причем не простой, марка «Пробой-1».

– Но ведь это же…

– Ну да. Я тогда не сразу сообразил, что это торпеды со стационарных охранных автоматических станций.

– Так как он торпеду-то словил?! – все еще недоуменно поинтересовался техник.

– А вот тут самое смешное. Когда демонтировал пусковую с лайнера, я разобрался, что к чему. Пусковая была обычная, для тяжелых ракет, какой-то умник переделал, так что она выпускала вместо десяти ракет шесть торпед. Но систему наведения вместе с Искином он оставил старую, только убрав сканер, подключив пусковую к корабельному. В общем, на пусковой осталась одна торпеда, сбоивший Искин без связи и глаз и отходящий от разграбленного и расстрелянного лайнера пиратский крейсер. И…

– Дальше понятно. Когда крейсер вышел из-за корпуса лайнера, Искин его «увидел», несмотря на отказ «глаз». Расстояние небольшое было, ему хватило, дальше залп – и поврежденный пират.

– Именно так и было. Пираты без щитов отходили. Им даже в голову не могло прийти, что на пусковой остался Искин с последним приказом: огонь по обнаруженным целям.

– Теперь понятно, что тебе надо. В наемники хочешь податься?

– Думаю сперва «мусорщиком» поработать. На этом можно неплохо подняться.

– А пираты?.. Ах да. На этом звере тебе они будут не страшны.

– Ну не скажи, у пиратов тоже и крейсера есть, и линкоры. Напомнить последний налет на планету Фурия?

– Там серьезные кланы поработали, а у нас тут так, новички обитают. Хотя клан Воллеса довольно силен, говорят, больше сорока крейсеров имеет.

– Осторожность в любой работе не помешает, а если постигнет неудача, так что ж, так тому и быть.

– Хорошо сказал… Ладно, если не найдем из списка – подберем альтернативу. Тут у тебя и так копов на пять наберется. Подожди, дай подумать. Понимаешь, до рейдеров тут во время войны стояла часть эскадры Второго Флота, а там даже линкоры были. Нужно связаться с одним моим знакомым техником, я через него доставал редкие блоки и механизмы. Утром созвонюсь, сообщу, что и как. Хорошо?

– Хорошо. Спасибо, Майя.

– Да пока не за что. Кстати, у тебя какие базы подняты? Помощь не нужна?

– «Техник» почти седьмой ранг. «Инжиниринг» – четвертый. «Общая конструкция и структура кораблей» – пока третий.

– Неплохо. Тебе еще две базы нужно поднять хотя бы до четвертого.

Совет опытного человека мне бы не помешал, поэтому я кивнул:

– Что именно?

– «Энергетика кораблей» и «Реакторы и двигатели».

Мысленно пробежавшись по базам, я ответил:

– У меня есть такие, но я их поднял пока только до первого уровня.

– Учи, тебе они пригодятся.

Утром на меня вышел диспетчер и сообщил, что через два часа вылет на один из перерабатывающих заводов в соседней системе. Всего один прыжок на два дня в гипере или месяц пути на обычных разгонных двигателях.

Майя выйти на меня не успел, видимо, задержался. Оставив ему сообщение, я ушел в гипер. Кроме полностью забитого трюма, со мной отправилось семь человек. Брать я их отказывался. У меня не Ноево корыто, но Жорин, старшая у них, уговорила. Вздохнув, уступил ей свою комнату, а сам, пока мы летели в гипере, продолжил учебу, за этот прыжок подняв до второго ранга те базы, что советовал Майя, и еще три из базы «Спасателя».

Пассажиры устроились по двое в каютах, в тесноте да не в обиде, как говорится. После выхода из гипера долго пытался связаться с диспетчером, опасаясь приближаться к оборонительному комплексу, где системы охраны чутко наблюдали за нами. Самодвижущиеся мины, торпедные станции, вроде той памятной «Пробой-1», артиллерийские станции. Пока мы находились в гостевом безопасном секторе, они молчали, но стоило нам сдвинуться, как мы оказались бы под шквальным огнем, что с учетом мощности щитов крейсера, дало бы нам пожить еще где-то полминуты.

– Да не орите вы так. Тут я. Кто такие? – прозвучал наконец голос диспетчера.

Обернувшись к Жорин, что стояла за спинкой моего кресла, я только иронично приподнял бровь, показывая, в каком я восхищения от местной службы.

– Тут «Скаут», курьер корпорации «Неомет».

– Что вам надо?

Это уже пахло наглостью. Вместо меня ответила Жорин:

– На борту главный аудит компании. Если вы нас сейчас не пропустите, то это будет считаться диверсией на заводе, со всеми вытекающими последствиями.

– Проход открыт, шлюз номер восемь, – нехотя ответил диспетчер.

Посмотрев, как я отключаю связь, девушка пояснила:

– Диспетчер тянул время, давая возможность начальству подготовиться к нашей встрече, что в данном случае нам не надо. Швартуйся.

Швартоваться пришлось вручную. Местная диспетчерская служба доверия у меня не вызвала. После всех процедур, дождавшись, когда все пассажиры удалятся, я оставил Иуду за старшего и отправился в медотсек, как завещал нам товарищ Ленин: учиться, учиться и еще раз учиться. Подозреваю, что все время, пока я работаю на «Неомет», только этим и буду заниматься. Но в планах на первом месте – оснастить «Илью» двигателями и прыгнуть на Зорию, где в спокойной обстановке закончить ремонт. Я уже узнавал, ангар для подобной махины стоит в месяц всего десять тысяч кредитов, зато можно было не беспокоиться, что его найдут и «уведут». Сейчас же было такое опасение, ведь среди наемников подобные крейсера очень ценились, бывало, их продавали втридорога. Мне такое предложение не поступало только потому, что я быстро свалил с Зории, а так, более чем уверен, что в почтовом ящике есть уже письма с предложениями от перекупщиков.

Следующие перелеты просто скучно перечислять. Жорин, видимо, решила сделать «Скат» своим личным транспортом, потому что мы с этой инспекцией за четыре месяца облетели все шахтерские поселки, перерабатывающие заводы и некоторые филиалы. Но нет худа без добра. За это время «Техника» я дотянул до седьмого уровня, «Инжиниринг» – до пятого, начав шестой. Те, что советовал техник Майя, я освоил до четвертого, потом их продолжу, пока хватит, главное – общие сведения мне известны. Еще до четвертого поднял шесть баз, такие как: «Кибернетика», «Боевые дроиды», «Тактик», «Биохимия человека», «Физиологические процессы и их стимуляция», «Боевое пилотирование» и «Сканеры боевые».

За все время полетов мы как-то сблизились с Жорин, стали друзьями. Появились даже некоторые традиции. Например, вечером, по корабельному времени, ужин при свете свечи с бокалами вина и танцами под тихую музыку. Жорин учила меня манерам высшего света, чтобы, как говорится, было не стыдно показаться там. Сопровождение нам не мешало, а занималось своими делами. Мне такие вечера нравились.

Это был стандартный прыжок. После проверки перерабатывающего завода мы летели на следующую принадлежащую корпорации базу. Прыжка было два, но, как только мы вышли из первого, взревели баззеры боевой тревоги, и на экране появилось несколько меток. За семь месяцев, что я работал на корпорацию, как-то привык к безопасным полетам, и про пиратов и тому подобную шваль вспоминал с легкой улыбкой, так что после сигнала несколько растерялся.

Но тут за меня сработал автоматизм, вбитый нужными базами на подкорку мозга. Не успела стихнуть сирена, как мои пальцы застучали боевую дробь на сенсорном экране панели управления.

– Что там? – забежал полуодетый лейтенант Самс, обеспечивающий охрану аудита.

– Пираты, – коротко уведомил его.

– Успеем уйти? – Он наконец закончил приводить форму в порядок и, выпрямившись, посмотрел на экран.

– А зачем? Ситуация банальна донельзя. Три пирата напали на группу шахтеров из четырех кораблей. Будем помогать, тем более я не собираюсь терять трофей. Вон тот, что справа, – бывший антарский рейдер, судя по маневрам уклонения, в отличном состоянии.

– У нас ценный пассажир на борту, нужно уходить, – приказал лейтенант.

– Солдатами на плацу будете командовать, лейтенант, а на борту капитан – царь и бог.

У нас с самого начала не сложились отношения. Видимо, он строил какие-то планы насчет Жорин, но та его прокатила. Виноватым, естественно, посчитали меня.

– Под протокол. Вы берете на себя всю ответственность? – уточнил лейтенант.

– Да, беру. У нас средний класс, все шансы отбить нападение, кстати, на ваших шахтеров, которых вы, лейтенант, должны защищать. А теперь не мешайте.

Я тоже вел разговор под протокол, так что, если что, отмажусь. В договоре нет пункта о том, что я не должен драться.

Из трех пиратов, что сейчас дрались и брали на абордаж шахтерские корабли, двое были лоханками, переделанными из старых транспортников, и один рейдером, про который я говорил ранее. Он единственный, кто держал все под контролем. Если кому из шахтеров удавалось отбить первое нападение, то тут же появлялся рейдер и точечными выстрелами сносил у него все выносное вооружение.

Судя по всему, появились мы в самом начале боя. Пираты меня не видели, их сканеры были слабее моего, я стоял на границе их видимости. Примерно прикинув предстоящий бой, я начал действовать.

Раскочегарив движки, тормозя передними маневровыми, я резко отпустил их, прибавив кормовым, отчего «Скат» буквально выстрелил вперед. У антарских корветов подобной модели есть одна болезнь. Если выстрелить в сочленение бронеплит на боку под башней левого кормового орудия, то, пробив броню, снаряд из кинетической пушки деформирует электрощит, выводит из строя реактор, замкнув цепи. Именно туда я и целился.

Экипаж рейдера заметил меня только тогда, когда выстрелила пушка. Несколько секунд понаблюдав за тем, как рейдер безмолвно крутится вокруг своей оси, а на месте пробоины вырастает белая точка – технический дроид запенил пробоину, чтобы не было потери воздуха, я полетел дальше.

 

Один середнячок шахтер довольно ловко отбивался от пиратов. Три других висели безмолвно с отстреленными движками, ожидая абордажа, гипердвижков у них не было, обычные каботажники. Оставшиеся два пирата на них внимания не обращали, никуда они не денутся.

После того, как обездвижил рейдер, я направился к оставшимся двум, мысленно комбинируя свой будущий бой. Тем временем они, вместо того чтобы напасть на меня, начали разгон для прыжка. Умно поступили.

Преследовать их я не стал, а вот потренироваться в стрельбе возможности не упустил. С пусковых стартовали четыре средние ракеты с головками самонаведения, и я открыл огонь из кинетической пушки, из плазменных стрелять бессмысленно, они только на близкие дистанции.

«Скат» потряхивало от выстрелов пушки и стартующих ракет. Пассажиры ничего мне сказать не могли, я заблокировал не только дверь в рубку, но и связь.

Пираты почти ушли, хотя по одному я дважды попал в корпус, пробив щиты, но тут их догнали ракеты. На месте пиратских кораблей выросло два огненных облака. Стукнув по кнопке связи, я сказал в эфир:

– И всегда у вас так?

– Бывает. «Неомет»? – спросил хриплый мужской голос.

– Да. С инспекцией, но вот попали к вам на встречу. Вышли из прыжка – и сразу в бой. Ладно, помоги приятелям, а я своим трофеем займусь.

– Хорошо. Меня, кстати, Бин Крик зовут.

– Принято. Антон Кремнев.

– Вы на «Семерку» летите?

– В точку.

– Тогда я доведу этих корыта до матки и прыгну на «Семерку», надо отметить это дело.

– Лады, буду ждать.

Я развернулся и направился к рейдеру, прикидывая, как его брать. Самому? У меня, конечно, поднят до третьего уровня «Специализированный бой», но после третьего уровня нужно одновременно учиться на боевом тренажерном комплексе, который будет доводить все движения до автоматизма и приведет тело к нужным показателям. Так что пока боец я был слабый.

Стыковаться с рейдером опасно. Вдруг он решит подорвать себя? Конечно, слабо верится, но предосторожность превыше всего. Разблокировав дверь в рубку, я выглянул в кают-компанию и, заперев ее, направился вниз, к боевым дроидам. Там, среди охранного комплекса, стояли те, кто мне был нужен. Два дроида-штурмовика модели «Вихрь», как раз заточенные на штурм кораблей. Активировав, через шлюз я отправил их к трофею, благо движки, чтобы лететь в космосе, у них были. Когда я бежал через кают-компанию обратно, приоткрылась дверь моей каюты и оттуда выглянула испуганная Жорин:

– Нас уже захватили?

– Пока еще нет, – засмеялся я и юркнул в рубку, в этот раз не закрыв дверь.

Как и думал, через секунду появилась Жорин в сопровождении лейтенанта, я как раз разворачивал корабль так, чтобы было видно дроидов, которые продвигались к шлюзовой по броне рейдера. Ну и чтобы удобно было стрелять из пушек.

– Ты объяснишь, что тут происходит? – сердито спросила девушка, лейтенант демонстративно промолчал.

– А что тут объяснять? Подстрелил одного рейдера, его как раз берут на абордаж мои дроиды. Два других пирата – вон, обломки от них остались. Вроде все. А, еще шахтеры, побитые, но живые… вроде. Вот их средний шахтерский крейсер собирает… Хм, хорошая штука эти манипуляторы.

– И стоило так рисковать? – иронично изогнула бровь Жорин, видимо отойдя от испуга.

– Стоило, у меня через пару месяцев контракт заканчивается. Нужно иметь свой корабль, а этот как раз на первое время подойдет.

– Через пять.

– Что через пять?

– Контракт заканчивается через пять месяцев, – сердито ответила девушка и, резко развернувшись, отчего коса взлетела и обвилась вокруг руки, направилась к себе.

– Да какая разница? Контракт не бесконечен, – пожав плечами, крикнул я ей вслед, продолжая по мыслесвязи управлять дроидами.

На корвете было всего четыре человека, которых мои дроиды взяли в плен. Приказав разместить их в одном пустом помещении, пришвартовался и стабилизировал давление – у пиратов оно было ниже на двадцать процентов из-за пробоины, а так как реактор не работал, то и система жизнеобеспечения тоже. Оставив двери шлюзовой нараспашку, чтобы жизнеобеспечение «Ската» работало за двоих, поставил одного из дроидов на охране, второй охранял пленников, и занялся осмотром судна.

Корвет хоть и относился к малым судам, но был крупным для кораблей подобного класса.

Отключив все Искины на пирате и вытащив их из шахт, я подключил к ним дешифратор. Пока дроид работал, я задумчиво смотрел на странную аппаратуру на месте штатного стрелка. Корветом управлял универсал, как и я, и этот боевой пост не требовался. Я записал данные оборудования. Нужно узнать, что это такое, визуально я его не опознал, направился изучать повреждения. Нужно заделать пробоину, установить новый щиток и осмотреть реактор, не спалил ли я его. Ремонт занял почти два часа. С щитком провозился дольше, чем думал, обгорели концы шин, к нему подходящих, пришлось наращивать. С реактором повезло: он экстренно отключился и не пострадал. Так что через два часа корвет был полностью готов к полету и бою.

– Капитан. В шлюзовой стоит один из пассажиров «Ската» и хочет пройти на борт, – сообщил Искин корвета, которого я сразу же окрестил Хоттабычем, голос подобрал соответствующий. В будущем собирался вписать в программу тембр и манеру говорить Старика Хоттабыча, а пока у управляющего Искина был спокойный мужской голос. Кораблю имя не давал, вот зарегистрирую, тогда посмотрим.

– Кто?

– Особь женского пола.

– Пропустить. Тестирование закончено?

– Осталось двадцать процентов.

– Продолжай.

Искин рейдера был полностью перепрограммирован, так что теперь я для него хозяин. И чтобы не мучиться с боевыми дроидами, я отдал их под управление Хоттабыча, пусть теперь он сторожит своих бывших владельцев.

– Ты скоро закончишь?

– Да в принципе все. Сейчас сделаю сцепку между судами, и прыгнем на эту вашу «Семерку».

– А если автопилотом?

Девушка явно не разбиралась в управлении кораблями, раз задала такой глупый вопрос.

– Жорин. Без пилота в гипер не прыгнешь. У Искинов нет такой программы, тут нужен именно пилот. Подожди, сейчас дроидов направлю, они усилят сцепку, и прыгнем. Тут нужно только синхронизировать движки у обоих судов, я этим как раз занимаюсь.

– Я осмотрюсь? – спросила девушка.

– Да, пожалуйста, только не отвлекай, – отмахнулся я.

Через десять минут она вернулась в рубку.

– Корабль как новый.

– Это-то меня и беспокоит.

– Почему?

– Такие рейдеры работорговцы только-только начали распродавать как устаревшие. У пиратов мало того что хабара никакого, поживиться нечем, так фактически новейший корвет. Откуда?

– Продали…

– Да не смеши меня. Пираты нищие, я заработаю на них самое большее тысяч пятьдесят, и все. Ну, это не считая корабль, конечно.

– Думаешь, антарцы постарались?

– Уверен. Более того, наверняка они бесплатно дали им корвет с условием, что пираты начнут безобразничать и оттягивать на себя военные силы империи. Корвет очень резвый, модернизированный, смог бы уйти от перехватчиков. Сто процентов, не одни они тут. Сколько еще таких корветов, фрегатов и крейсеров на Фронтире промышляет? Похоже, опять сырьевая война намечается. Видимо, то, что они захапали в прошлую войну, успели переварить.

Три прошлые войны были скорее коммерческими, хоть и воевали там военные флоты. На Фронтире, на этом так называемом ничейном пространстве, где может уместиться десять таких империй, как Антран, были огромные залежи металлов. В освоенном космосе за сотни лет шахтерские корпорации вымели все подчистую. Так что на Фронтире, где астероидные поля, набитые разными металлами, фактически не тронуты, ну кроме мелких пиратско-шахтерских баз или вроде моей корпорации, ничего нет. Войны раздвигают границы, давая возможность этим корпорациям наброситься на еще один кусок неосвоенного космоса. В общем, тут всем хорошо, военные ведут войны, тренируя экипажи, получая огромные финансы и трофеи, торговцы получают плюшки в виде неосвоенных систем.

– Допросить?

– Сейчас с программированием закончу и займусь, надо еще старые записи Искина просмотреть. Узнать все их базы и последние маршруты следования. Военным пригодится.

Выученные базы очень помогли, и после перенастройки, когда дроиды через открытый шлюз покинули корабль, я протестировал получившуюся систему и сообщил, что можно прыгать.

После прыжка я перешел на трофей и занялся пленными и Искином. Прежде чем допросить пиратов, я изучил данные с Искина. Они меня обнадежили. Корвет был в превосходном состоянии. По пиратам тоже нашлись кое-какие сведения. Две базы, четыре автоматические заправочные станции антарской постройки и последний маршрут, откуда они пришли.

– Добрый день, госпожа Ромаль. – Капитаном была женщина, что меня слегка удивило. – Давайте я буду задавать вам вопросы, и вы будете честно на них отвечать. Чтобы не было вранья, скажу сразу: Искин ваш я взломал и многое знаю. Сравнить есть с чем. Кстати, спасибо за подарок, это я про систему маскировки «Призрак-М-25», что у вас стоит. Классная вещь, даже удивительно, что торгаши оставили ее вам.

– Спрашивай. – Капитанша усмехнулась.

– Этот корвет, как вы его получили?..

После допроса я занялся осмотром корвета, и чем больше его изучал, тем больше он мне нравился. Антарцы, конечно, сволочи и работорговцы, но корабли строить умеют. И размерами и внешним видом он был похож на катер Харрисона Форда из «Звездных войн». Прикинув размеры, я сел за расчеты. Через некоторое время я понял, что корвет вполне может войти в один из летных ангаров «Вилдана». Про трюм молчу, туда их штук десять залезет, если на ребро поставить, конечно.

Вообще-то с внешним видом космических кораблей не все так просто. Их видов было множество, от простых шаров до похожих на хищных птиц или рыб. После множества проб и ошибок был выбран фактически идеальный вариант. У военных это тот же вид «Ската» в разных модификациях, тут смотря, какая верфь, а вот транспортники практически все имеют форму шара, кроме военных, конечно. В основном это из-за удобства эксплуатации и обслуживания, но и они уходят в прошлое. Сейчас все больше транспортников клепают на военный манер.

После того как мы достигли базы «Семерка», я с энтузиазмом занялся приятной работой. Во-первых, слетал на трофее на ближайшую базу, сдал пиратов. Во-вторых, зарегистрировал корвет, военные тоже могли это сделать. Мало того, кроме премии за пиратов в размере восемнадцати тысяч я еще получил от местного особиста повышение рейтинга гражданина на два процента. Если наберу сто – буду полноправным гражданином. Вместе с пленными я сдал им данные с Искина и запись допроса пленных, за что получил еще два процента и огромную благодарность. Денег на этот раз не дали. Пленные много что успели рассказать. Мои домыслы были верны, вся эта кутерьма устроена антарцами, что мне изрядно не нравилось. Прошлая война начиналась так же, с пиратских рейдов.

Судно, особо не раздумывая, назвал «Волька ибн Алеша», а после перепрограммирования Хоттабыча разговаривать с этим вредным Искином стало веселее. Название было дано не просто так. Знак для землян, то есть россиян, что я свой. Остальные народы Земли меня не интересовали, расизм в чистом виде. Я и своим не доверял, что уже про остальных говорить.

Вернувшись на «Семерку», я уже заметил, что все предприятия корпорации находятся или рядом, или под боком военных, и, воспользовавшись связью (тут она была, повезло), стал изучать письма. Первым делом связался с Майя, от которого писем было больше всех.

– Антон? Ну наконец-то! Ты где? Я до тебя уже несколько месяцев не могу дозвониться, – услышал я, как только связался с Майя.

– Привет, Майя. Есть чем меня обрадовать?

– Конечно, есть! Ты мои письма не читал?

– Да не успел. Увидел, что ты два десятка прислал, сразу позвонил. Мы тут с инспекцией летаем от базы к базе. Это первая, оснащенная связью, а до этого в какой только дыре не были.

– Через военных не догадался?

– Хм, даже в голову не пришло. Давай, радуй меня.

– Сейчас порадую. Энергошины для среднего линкора есть. Два комплекта, как ты и просил, так что с тебя двести десять китов. Два реактора марки «Светляк» достать не смогли. Нет их, но нашли замену. Два реактора фирмы «Кибеккера», марки «Дон»…

– Так это даже лучше. У них мощности на порядок больше, чем у «Светляков».

– Я знал, что ты обрадуешься, это фирма знаменита своим качеством.

– Какой у них износ?

– У одного восемь процентов, у другого одиннадцать. Мы прогнали их на стенде, снизили износ, апгрейд провели, так что тебе их лет на сорок хватит. Насчет двигателей разгона марки «Феррис-100», есть только один, но можно взять два марки «Пуна-8».

 

– Бери!

– Хорошо, сейчас отправлю запрос. Гипердвигатель марки «Крон-80» тоже есть.

– Общая цена?

– Четыре тысячи двести восемь китов.

– Понял. Как будем расплачиваться?

– Перегоняй половину суммы мне, это два с половиной миллиона кредитов, я разберусь. Весь купленный товар будет тебя ждать на Зории. Космопорт уровень «Е», ангар номер сорок пять-один в секторе «В». Это мой ангар. Остальная сумма после получения оборудования.

– Понял, перевожу деньги.

– …Все, принял. Через две недели весь товар будет на месте.

– А почему на Зории? Не проще у вас на базе? И мне тащить их меньше.

– Хм. Сейчас посоветуюсь… – Майя на пару минут отключился, дав мне возможность поболтать с миловидной девушкой, отвечающей за работу гиперсвязи. – Разобрались. Можно у нас, так будет даже лучше. Мы просто хотели сделать тебе приятно. Тем более полупустой транспорт туда идет.

– Спасибо. Через месяц?

– Нет, теперь через неделю.

– Я точно не знаю, когда смогу прибыть. Ты не подскажешь, у вас можно нанять транспорт, чтобы перевезти покупки? А то ты знаешь размер моего трюма…

– Знаю. М-да… Если самому, то три раза придется гонять. Я узнаю, что можно сделать.

– Спасибо, Майя.

Личное присутствие на пункте связи требовалось не просто так. Я, конечно, мог поговорить с корабля. Но денежные переводы в этом случае невозможны. В пункте гиперсвязи есть специальные разъемы: вставляешь такой в гнездо на руке, и можно проводить любые операции после авторизации. Но тут Фронтир – другие законы.

После разговора с техником большая часть проблем свалилась с моих плеч. Теперь осталось только укомплектовать крейсер и перегнать его на ближайшую цивилизационную планету, где будет современный космопорт. Поговорив с Майя, я стал разбираться с остальными письмами. В основном это были предложения продать «Вилдан». При просмотре почты пришло письмо от администрации космопорта Зории о регистрации «Вольки».

«Быстро военные сработали. Молодцы», – подумал я.

На вопрос, откуда у меня деньги, ответ простой. Я пирата после ограбления взял. Там только наличными было три миллиона. Остальные вещи тоже не так дешевы. Драгоценностей было немало. На Зории через сеть распродал часть драгоценностей и, когда спускался регистрировать крейсер, положил все на свой счет. Получилось чуть более пяти миллионов. Наличку я пока не трогал, пусть будет на черный день. В общем, все, что смог выжать из богатств пиратов и снятых комплектующих с «корабельного кладбища», составило чуть больше девяти миллионов кредитов.

Это была предпоследняя база, потом еще одна – и на Зорию. Тут я был обеими руками за. Связистка по секрету поведала мне, что вроде бы намечается новая война с антарцами. Рабовладельцев из Антара в империи Антран очень не любили и помахать кулаками были всегда рады.

Мне их радость до лампочки, унести бы ноги отсюда, пока не попал в зону боевых действий.

Пользуясь возможностью, после того как оба судна опять соединил и настроил на совместный прыжок, я направился в медсектор – узнать насчет разгона. Мой, к сожалению, кончился шесть дней назад.

У входа меня встретила девушка в форме медика, причем очень даже в моем вкусе. Однако никакого желания так и не возникло, хотя девушка слегка и взволновала меня.

– Добрый день. Чем я могу вам помочь?

– Здравствуйте. Я Антон Кремнев, пилот «Ската»…

– Ну кто же не знает такого героя! Про вас только немой не говорит, я тоже ходила смотреть на корабль пиратов. Вы что-то хотели?

– Разгон марки «Б».

– Есть такой. Он у нас не очень популярен. Не всем подходит.

– Я бы все взял.

– Да у нас его не так и много, – засмеялась девушка, явив красивые ямочки на щеках.

Заплатив за покупку, я двинулся было обратно, но решил проверить свои подозрения.

– Скажите, а можно воспользоваться вашим диагностом? Своим пробовал, да он не смог ничего выявить.

– У вас проблемы со здоровьем? – сразу же нахмурилась девушка.

Я смущенно посмотрел на нее, не зная, как сказать:

– Есть такая проблема… Понимаете… Э-э-э… У меня уже несколько месяцев не было женщины… И как-то неохота. Вот взять вас. Вы полностью в моем вкусе. – Девушка смущенно поправила челку, но слушала внимательно. – Однако я не могу вас возжелать как женщину. Вот в чем причина. Сперва я думал, это все от учебы, и особо не волновался. Решив наверстать упущенное после, но сейчас уже не знаю.

– Подавление гормонов? – задумалась медик.

– Мой аппарат ничего не обнаружил.

– Ложитесь в диагност. Коробку с разгоном положите сюда.

– Можете вставать. – Девушка хихикнула и поправила волосы, отчего ее красивая грудь заходила ходуном. Чуть расстегнув ворот, чтобы было видно верх белоснежных полушарий, девушка немного наклонилась, отключая диагност.

Я невольно сглотнул от резко увеличившегося слюноотделения при виде такого зрелища, чувствуя, как во мне поднимается волна желания.

– Я смотрю, вы пришли в норму, – лукаво улыбнувшись, произнесла медик.

– Я так понимаю, во мне что-то было?

– Да, некоторые психотропные препараты подавляют потенцию. У вас – целый коктейль. Вы знаете, кто это мог сделать?

– Конечно. Краб, сволочь! – невольно вырвалось у меня.

– Знаете, а ведь вас надо проверить. Я, конечно, вычистила ваш организм от препаратов, но нужно убедиться, все ли работает, – расстегивая медицинский комбинезон до паха, произнесла медик.

Вернувшись через два часа на борт «Ската» и вооружившись анализатором, я стал проверять продовольствие. Искомое обнаружилось в так любимом мной тонизирующем напитке «Стен».

– А я все на разгон грешил! Ну, Краб, сука, поквитаемся еще!

Закончив с проверкой продовольствия, направился в медсектор, узнать, что с капсулой. Как я и думал, одна из программ была изменена и не показывала некоторые препараты у меня в крови.

– Со всех сторон обложили!

Под протокол заархивировав все делишки Краба, я направился на пункт связи. После подобных известий нужно предпринять некоторые шаги и проконсультироваться со специалистами. Ночь я провел у Лавиары, медика, что мне «открыла глаза».

Пять дней мы находились на этой базе, я в основном занимался модернизацией трофея, заведя дружбу с одним техником из военной базы. Он мне фактически за бесценок продал комплектующие для рейдера. В последнюю войну их много захватили, так что было из чего выбирать. Так же часами лежал в медкапсуле, продолжая обучение, пока есть разгон, и ходил в гости к Лавиаре.

Жорин и ее сопровождающих я ни разу с момента стыковки не видел, поэтому, обедая в кают-компании, удивился, когда раздался сигнал тревоги.

– Диспетчер, что у вас? – поинтересовался я, мысленно отдав приказ на закрытие шлюза.

– Объявили войну, начата эвакуация персонала.

– Понятно. Я могу принять еще человек пять…

Диспетчер усмехнулся.

– Не нужно, эвакуационный транспорт уже готов, через два часа мы будем в прыжке. Не беспокойся, не в первый раз, все уже отработано.

– Ясно. Про меня ничего не слышно?

– Твой борт… вернее твои борта по плану отходят через сутки. Теперь не знаю.

– Ясно. Если что – я в пункте гиперсвязи. Лады?

– Хорошо.

Идти до поста было небезопасно, по коридорам бегали люди, сновали электрокары, творилась неразбериха. Перед этим я заскочил в медсектор, благо он был по пути, но Лавиара тоже отказалась эвакуироваться. Оказалось, транспорт не только эвакуирует их, но и развозит по родным планетам. Я кивнул и побежал на пункт связи.

– Привет, Вия! Можно еще раз воспользоваться связью?

– Конечно, только поторопитесь, начата эвакуация.

– Хорошо.

Майя ответил быстро, как будто ждал звонка.

– Я только хотел звонить тебе – тут ты. Про войну слышал? – облегченно выдохнул он.

– Да. У вас та же неразбериха с эвакуацией?

– Нет. У нас поспокойнее. Это вы на острие удара, в самом, можно сказать, эпицентре.

– Возможно. Я что звоню – вы все собрали?

– Да. Так что можешь переправлять денежки.

– Отлично. Как насчет транспортника?

– Есть корабль «Джихара». Это он доставлял то, что ты заказал. Мы на нем будем эвакуироваться.

– Его можно нанять?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63 
Рейтинг@Mail.ru