Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

Владимир Поселягин
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

– Только бы успеть, только бы успеть…

В полной темноте работать было не очень удобно, приходилось все делать по памяти, беря знания из выученных баз, но вроде получалось. Откинув крышку, я открыл шесть зажимов и одним рывком выдернул Искин из клемм. В течение еще шести минут повторил те же операции с остальными двумя Искинами.

Когда закончил, я сел рядом с пустой нишей Искина, устало прислонившись к переборке, и посмотрел на ободранные в кровь руки.

– Успел… Черт возьми, успел-таки.

Нужно было торопиться, пока был воздух. По моим прикидкам, его могло хватить только на сутки, пока углекислый газ не превысит норму, и мы не уснем.

С отключением Искинов, понятное дело, пропал свет, заблокировались и двери. Пришлось поломать голову, пока я не нашел выход. В этом мне помогла изученная база «Техник» третьего уровня.

Отключив от мертвого пульта питающие провода, я стал разбираться в блоках, пока не нашел нужный, после чего разобрал его и, используя отвертку, закоротил несколько клемм. С шипением все двери, даже ведущие в трюм, открылись, шлюзовые были заблокированы вручную, согласно технике безопасности, замигал и появился свет.

– …буду жаловаться… – сразу услышал я.

Ну понятно, кто еще будет так вопить, конечно же, единственная пассажирка.

– Госпожа Краб, с вами все в порядке? – громко поинтересовался я, не вставая, на меня вдруг нашло некоторое отупение, да и слабость навалилась. Возможно, отходняк после стресса.

В двери появился соблазнительный силуэт девушки, но на меня он не произвел никакого впечатления, я все еще не отошел от шока.

– Что случилось?! – выпалила она.

– Если бы я знал… Могу сказать только одно – почему-то из строя вышли все Искины… Черт! Есть же еще боевой!

Надпочечники выбросили новую порцию адреналина, и я, вскочив, вихрем пронесся мимо успевшей отшатнуться девушки и, прыгая через пять-шесть ступенек, спустился вниз.

Боевой модуль «Хол» уже заканчивал развертывание, когда я подскочил к нему и, открыв панель управления, щелкнул клавишей экстренного отключения. После чего, не останавливаясь, вскрыл бронированную крышку и отсоединил Искин.

Облегченно вздохнув, положил восьмикилограммовый цилиндр Искина на палубу, повернулся и испуганно замер. Сбоку стоял полностью готовый к бою боевой дроид с направленным на меня оружием. Осторожно выдохнув, я тихо помахал перед собой рукой. Дроид не среагировал. Вытерев пот, струившийся по лицу, я подошел и отключил питающий контур, после чего сделал это с другими дроидами. Посмотрев на технических дроидов – у них Искина не было, ими управляла Дана, – я махнул рукой и направился в кают-компанию. Нужно было обмозговать все, что с нами произошло.

– Что случилось? – В голосе пассажирки звучал испуг.

– Не знаю. Чтобы понять, нужно иметь выученную базу «Программирование» не меньше четвертого ранга.

– Кто-то перенастроил Искины? – поинтересовалась девушка, тоже садясь за стол в кают-компании.

– Браво, мисс, с ходу сообразили, в чем дело. – Я устало поаплодировал, морщась от боли в руках.

– У меня база «Аналитик» прокачана до шестого ранга, – просто пояснила она.

– Это хорошо для вашей работы. У вас случайно базы «Программирование» нет?

– Нет… А у вас?

– Есть, в пятом ранге.

– Вы не сказали, до какого она прокачана? – намекнула девушка.

Косо посмотрев на нее, нехотя ответил:

– Первый уровень.

– Плохо.

– Знаю, что плохо… Раз вы аналитик, то давай проанализируем ситуацию. Без Искина система жизнеобеспечения работать не будет, так?

– Так, – подтвердила девушка.

– С теми запасами воздуха, что есть, мы проживем сутки, не больше. У нас не гражданское корыто с тесными кубриками, а бывший военный крейсер, так что с его жилыми пространствами время у нас есть, пока не скопится углекислый газ. Так?

– Возможно.

– Все Искины перепрограммированы, и работать с ними не нельзя, так?

– Возможно.

– Нужно убрать настройки, скинуть их на ноль и ввести новые данные, так?

– Одна из возможных версий, – согласилась девушка.

– Но, чтобы это сделать, нужна изученная не менее чем до четвертого уровня база «Программирование».

– Проблема в том, что изучить ты ее не успеешь?

– Именно. На это нужно минимум двенадцать-пятнадцать дней с разгоном. Это не «Боевая медицина», эта база посерьезней. Без разгона все двадцать пять дней в капсуле изучать нужно.

– Проблема… – задумалась девушка.

– Вот и я о чем. Есть еще одна – продовольствия хватит только на двадцать дней, но это сейчас особого значения не имеет.

– А если…

– Подожди, не сбивай с мысли… – Я старался ухватить ту нить, что вела к спасению. – Дана при тестировании «Ската» говорила про апгрейд Искинов…

– И что?

– Она промолчала про медкапсулу… – вскочив, воскликнул я.

– Ты хочешь сказать, что Искин капсулы никто не трогал? А его возможности хватит?.. – сразу ухватила она суть и побежала за мной к медотсеку. Мы как-то быстро перешли на «ты». Не заморачивались по этому поводу.

– Хватит, с натягом, но хватит, – пробормотал я, изучая возможности Искина.

Из-за того, что Искины не работали, пришлось делать всю работу вручную, не используя технических роботов. Эх, если бы мыслесвязь работала, таких проблем бы не было.

Девушка по мере сил помогала мне, понимая, что это наш единственный шанс на спасение. Пришлось переворошить весь склад с ремкомплектами, чтобы найти нужное.

– Все, готово. Включаю, – перешагнув чрез жгут проводов, разбросанных по коридору, сказал я и нажал кнопку.

Через, казалось бы, огромное время ближайший вентилятор дрогнул и начал работу.

– Как хорошо, – стоя под дуновением ветерка, блаженно пробормотала пассажирка.

– Душ тоже работает, – намекнул я и направился к себе, нужно помыться и переодеться.

– Что будем делать дальше? Насколько я понимаю, чтобы спастись, нужно, чтобы ты изучил базу «Программирование»?

– Да, – согласно кивнул я, устало потирая лицо. – Но есть одна проблема. Искин капсулы работает на полную мощность, мне пришлось перепрограммировать его на ту работу, которую он просто не знал, как делать. У него другие установки. И это еще не все. Чтобы учиться, в капсуле нужно отключить систему жизнеобеспечения, так как работать по двум направлениям он просто не в состоянии. На работу жизнеобеспечения его ресурсы затрачиваются на девяносто шесть процентов, четыре – на присмотр за работой реактора. Так что Искин загружен на сто процентов.

– Что ты собираешься делать?

– Проводить обучение. Отключаем жизнеобеспечение, включаем медоборудование, я на семь часов ложусь на обучение, это единственный возможный вариант. Горючего нам хватит на шесть месяцев, беда только с продовольствием.

– А если посмотреть груз?

– У меня нет списка, не дали, знаете ли, – хмыкнул я.

– Тогда ждем, пока воздух очистится, ты ложишься в капсулу, а я проведу проверку груза. Не беспокойся, разберусь, ведь это моя работа.

– Хорошо, тогда через двадцать минут я ложусь в капсулу.

Девчонка нравилась мне все больше и больше. Никакой паники, сосредоточенная и деловая. Не удержавшись, спросил:

– Почему тебя послали со мной? Ведь ясно, что это опасно.

– Через шесть дней после нашего отлета на базу форпоста рядом с комплексом, куда нам надо, отправлялся военный караван, его сопровождают крейсера…

– И?

– Мне нужно было туда как можно быстрее. На комплексе случайно обнаружено крупное хищение, а я, как аудит с широкими полномочиями и достаточным опытом, могу разобраться с этим. Тем более это моя прямая работа.

– Это понятно. Почему одну?

– А кого еще? – изумилась она.

– Ваш дед мне все мозги… попросил присмотреть за тобой и пальцем не трогать.

– У него уже мания на эту тему. А тебя я не боюсь, у меня прокачанная база «Специализированный бой» пятого уровня.

– Упс.

Девушка, хихикнув, протянула руку:

– Жорин.

– Антон, – ответил я на рукопожатие.

Встав, я проверил прибором состав воздуха и пробормотал:

– Пора. Я ставлю время учебы на семь часов тридцать минут.

– Хорошо. Я буду ждать.

Когда крышка капсулы поднялась, я потянулся и выбрался наружу. Понюхав воздух, определил, что он еще вполне на уровне. Проверил анализатором – никаких отклонений не обнаружил. Переключив клеммы, чтобы заработала система жизнеобеспечения, минут десять стоял у капсулы, приходя в себя.

– Как у нас дела? – поинтересовалась входящая в медотсек Жорин, неся в руках поднос с едой.

– До полного освоения третьего ранга знаний осталось сорок процентов, – ответил я, уже орудуя ложкой.

– Ты успел выучить второй ранг знаний?

– Ага, у меня стоит хорошая нейросеть.

– У меня тоже хорошие новости, – улыбнулась девушка.

– Продовольствие есть? – вскинулся я.

– Нет. Оказалось, на комплексе у медиков закончился разгон, и это был один из заказов, что ты сейчас везешь.

– Он на борту?

– Да. Более того, контейнер с ампулами стоит за твоей спиной.

Быстро обернувшись, я защелкал замками маленького чемоданчика и стал проверять ампулы.

– Не то, это тоже… Вот они, в синем чехле!

Вставив две ампулы в принимающее гнездо, я стал настраивать капсулу под свои параметры. Пары ампул должно хватить на двое суток полной работы.

– Ты сможешь ими воспользоваться? – поинтересовалась девушка, следя за моими манипуляциями.

– У меня прокачана база «Боевая медицина» до четвертого уровня. По минимуму, конечно, но настроить смогу.

– Хорошо, – явно обрадовалась девушка, видимо, зная, на каком уровне у меня находятся усвоенные базы.

– Все, можно ложиться на сутки. Тебе хватит этого времени, ведь ты будешь одна.

– Хорошо. Насколько уменьшится время обучения?

– За двадцать дней выучу до пятого уровня. Это, конечно, с запасом, но шансы дотянуть до пункта назначения уже не такие призрачные.

 

– Хорошо, пойду, наготовлю себе холодных закусок, а то в прошлый раз я не догадалась, пришлось голодной работать.

Пока Жорин суетилась у кухонного комбайна, я прошел в рубку.

– Это еще что за хрень? – озадачился я.

Мы дрейфовали в тени большой звезды, и нас можно было обнаружить только визуально. Еще когда я маневрировал тут, понял, что излучение со звезды фактически полностью глушит сканер, и непонятно, что происходит вокруг. Так что я сильно удивился, когда заметил примерно в пяти километрах от нас большой корабль.

– Жорин! Подойди сюда.

– Что?

– Ты это видела? – ткнул я пальцем в обзорный иллюминатор.

– Я в рубку вообще не заходила. Пираты?

– Не знаю, ничего не работает… Хотя… Я сейчас.

Сбегав в арсенал и вернувшись с биноклем, я настроил его и всмотрелся в судно.

– Анарийский круизный лайнер «Звезда Анарии», пропал два года назад. Две крупные пробоины в борту. Линкор поработал, узнаю туннельные пушки. Мертвый кораблик, – передав бинокль девушке, пробормотал я.

– Откуда ты знаешь?

– Я на программу «Демилитаризация» записался. Помимо основных баз, дали базу пропавших судов. Ее я выучить успел.

– Какой уровень?

– Она одноуровневая. Странно, что лайнер тут находится, он прыгнул от курортной планеты Нерия на столичную планету Славия, что в республике Слоиния, и исчез. Это двадцать семь прыжков отсюда для нас или восемь для линкора.

– Что делать будем?

– Да ничего, продолжим обучение. Но ты изредка поглядывай на него, кажется, он приближается. Все-таки мы все еще двигаемся по инерции, не хотелось бы столкнуться с ним.

– Мы больше ни с чем не столкнемся?

– Нет, мы должны были пролететь мимо этих звезд и выйти в открытый космос. Я же не знал, что тут это километровое корыто болтается, сканер-то только в упор работал. Ладно, анализатор показывает, что состав в воздухе подошел к оптимальному. Пойду учиться.

– Хорошо, я тогда посплю.

Через шестнадцать дней я дотянул «Программирование» до четвертого уровня, начав изучение пятого.

Пока Жорин готовила поздний ужин, я присел у уложенных в ряд Искинов и подключил через специальное входное гнездо разъем аппарата для программирования, найденного на складе. Он входил в обязательный комплект любого корабля.

– Ну что? – поинтересовалась Жорин, присаживаясь рядом.

– А ничего, тот, кто повозился с Искинами, про него не забыл, – отшвырнул я комп в сторону. – Внутри все платы всмятку.

Встав, я прошел в рубку и всмотрелся в уже близкий лайнер, судя по параболе нашего движения, мы пролетим мимо, так что особого беспокойства не было. Лайнер заметно приблизился и возвышался над нами метрах в трехстах.

– Хочешь побывать у него на борту?

– Да, там должен быть комп, и не один… Надо проверить скафандр и двигатель на нем, – пробормотал я и, развернувшись, быстро зашагал вниз.

– А ужин?!

– Сейчас проверю и вернусь! – крикнул я, спускаясь.

После разгона немного болела голова и ломило виски, но я знал, что так и должно быть. Слишком торопился и лежал в капсуле больше, чем нужно, оставляя на сон всего пять часов в пять-шесть суток. Придется потерпеть.

– Со скафандрами все в порядке. Поем и слетаю на лайнер, посмотрю, чем там можно поживиться.

– Это мародерство.

– Жить захочешь, не так раскорячишься, – себе под нос пробормотал я.

– Что?

– Я говорю, мне можно, все-таки подписался на соответствующую программу. Ладно, все, поел. Побегу, чем быстрее осмотрю лайнер, тем лучше.

Жорин помогла мне натянуть скафандр и проверила застежки, после чего вышла из шлюзовой. Так как Искин не работал, мне пришлось все делать вручную. Тихо зарокотал насос, откачивая воздух. Щелкнув замками, я открыл дверь и, оттолкнувшись, вылетел в открытый космос.

Управляя движителем, пролетел мимо кабины и помахал рукой Жорин, которая наблюдала за мной.

Огромный борт лайнера приближался достаточно быстро, долетел я до него за каких-то пару минут.

Ноги упруго встретили борт судна. Подав магнитное напряжение на подошву и слегка цокая, я зашагал к ближайшему пролому.

Прежде чем нырнуть внутрь, обернулся и снова помахал Жорин, которая наверняка наблюдала за мной в бинокль.

Фонарь на шлемофоне я включил еще в шлюзе «Ската», а вот тот, что достал из наружного бокового кармана, – только сейчас и, замерев на миг, прыгнул в пробоину. Была она где-то метров шестнадцать в длину и ширину, круглая. Внутри царили разруха и запустение. Судя по глубине, удар дошел до середины корабля, сведя на нет попытки спастись пассажиров этого сектора. Как я заметил, все спасательные капсулы были на месте. Дойдя до переборки следующего сектора, я встал у закрытой двери. Видимо, автоматика сработала после выстрела. Понять это было не трудно, она раздавила человека, перерезала пополам. Судя по платью, женщина, да и ноги были красивые. Даже жутковато от этой неестественной красоты.

Вздохнув, я развернулся и через обломки зашагал в соседнее помещение. Там была дверь, ведущая на технический уровень. Ее можно было открыть вручную.

Погибшие люди встречались редко, всего три раза, в основном из обслуживающего персонала. Дойдя до двери, я провел необходимые манипуляции и потянул на себя тяжелую плиту двери. В соседнем секторе воздуха тоже не было, но уже можно было двигаться спокойней и легче – мало обломков. Вокруг плавал обычный мусор. Так, перейдя еще два сектора, я приблизился к реактору и гипердвигателю. Именно тут находились технические службы и кабинет главного инженера. Поправив большой ранец на спине, я открыл последнюю дверь. Чуда не произошло, тут тоже не было воздуха. В случае, если бы он был, я просто не смог открыть дверь, некоторая электроника питалась не от реактора, а имела свои батареи, срок службы которых – до сорока лет.

Как я и опасался, многое было разграблено, но то, что мне было нужно, я нашел в шкафчике младшего механика. На дверце даже имя сохранилось. Пробежавшись по техническому отсеку, нашел в столе главного инженера планшетник. Не простой, такими можно работать в открытом космосе. Включив, через две минуты издал вопль радости, обрадовался, как ребенок. В меню один из подразделов значился как «Программы и апгрейд для Искинов военных и гражданских кораблей». Теперь можно обнулить наши Искины и переустановить их программы.

Однако я не торопился возвращаться: нашел это, найду и другое. Как оказалось, пиратов интересовали богатенькие туристы, а не техническая оснастка лайнера. Так что мой рюкзак наполнился до краев, из-за чего пришлось помучиться, закрывая его.

Проверив уровень воздуха, я понял, что пора поторапливаться. Осталось всего на час. Обратный путь, как нетрудно понять, занял меньше времени, так как все переходы были открыты и путь изведан.

– Ну как? – первым делом спросила Жорин, как только я снял шлем.

– Все нашел. Там целые богатства, на обратном пути обязательно заверну. Помоги рюкзак снять, это там гравитация отключена, а здесь он тяжелый.

– Ты долго будешь настраивать Искины?

– Ну-у… – Я задумался. – Часа два точно, потом проверка всех систем и прыжок.

– Так быстро? – обрадовалась девушка.

– Быстро?! Если бы у меня был пятый уровень, мы бы давно были в пункте назначения.

– Да, – девушка взгрустнула, – наверно, все думают, что мы погибли.

– Обо мне тут некому думать, я даже не знаю, где моя планета. Накоплю на корабль и буду ее разыскивать.

– У тебя там кто-то остался?

– Мать и две сестренки, – ответил я, помрачнев. Тема была болезненной, и мне не хотелось ее обсуждать.

– Понятно. Будешь искать свою планету? – начала допытываться девушка.

– Конечно, – вздохнул я.

– Это будет сложно, миров много.

– Да не особо. Понимаешь, когда меня освободили, я озаботился этим вопросом. Особисты на мой запрос ответили, патрульный крейсер, что преследовал пиратов, наверно, записал данные прыжка, но… Во время захвата пиратской базы один из выстрелов ПКО полностью уничтожил не только мостик с капитаном и пилотом, но и Искин тоже, так что с этой стороны голяк. К сожалению, рапорт с координатами прыжка они не оставили. Ну а пиратского рейдера, что нас привез, на базе не оказалось, так что…

– Трудно будет искать?

– Трудно, но выполнимо. Искин патрульного крейсера успел обменяться информацией по обнаруженным мирам с центральным Искином на базе, когда собирался карательный отряд. Так что у меня на руках координаты восемнадцати систем. Из них четыре в обследованном космосе, я проверил – моей системы там нет, осталось четырнадцать, они все находятся в неизведанном космосе за Фронтиром. Вот их надо будет обследовать. К сожалению, база «Навигация» мне тут ничем помочь не смогла, так как у нее отсутствуют данные по тому сектору Вселенной, и я не могу определить, где находится моя планета. Так что придется ножками. Все визуально осмотреть, – вздохнув, признался я в своих планах.

– Это действительно облегчает дело. Не нужно искать вслепую.

– Именно.

– Ты сейчас займешься настройкой Искина?

– Конечно, высплюсь в прыжке.

Прежде чем стереть все данные с Искинов, я переписал их старые программы в планшетник и заархивировал, после чего уже занялся основной работой.

– С Даной все, – защелкнув зажимы, пробормотал я, после чего не колеблясь включил Искин.

Несколько секунд Искин загружался, наконец, послышался безэмоциональный голос:

– Искин третьего класса модель «Умник» готов приступить к работе.

– Привести тестирование всех систем, о неполадках докладывать немедленно. Сменить тембр голоса на дребезжащий фальцет, как у кастрата, получить имя Иуда.

– Принято. Отсутствует Искин второго класса, модель «Глаз», обслуживающий щиты крейсера. Отсутствует Искин второго класса, модель «Удар»… Повреждение пульта управления, недоступны блоки… Отсутствует подключение к медкапсуле… Недоступны боевые дроиды…

– М-да, наворотили мы делов, – почесав затылок, пробормотал я.

Отправив Жорин к себе в каюту, хотя и валился с ног, я стал приводить крейсер в порядок, благо технические дроиды теперь были доступны. Через полтора часа, закончив настраивать оба оставшихся Искина и вернув их в шахты, сел за навигацию и просчитал оптимальный прыжок. Тот, что был рассчитан ранее, нам не подходил.

– Капитан, все системы в удовлетворительном состоянии. «Скат» готов к прыжку. Сканер показывает кроме близлежащего корабля еще пять объектов. Ближайший не идентифицируется по массе.

Я удивился. Сканер мог спокойно показывать до двухсот тысяч тонн массы. Значит, то, что там висело, было больше. Проверив базу пропавших кораблей, я понял, ЧТО именно там висит, но не стал на эту тему задумываться, продолжив работу.

– Отправляю координаты по прыжку.

– Принял, начинаю разгон.

Через восемь минут мы были в гипере.

«До пункта назначения остался еще один прыжок», – подумал я и заснул прямо в пилотском кресле. Мне снилось, как мама накрыла меня одеялом и, погладив по голове, поцеловала в лоб.

Когда я проснулся, по корабельным часам время приближалось к вечеру. С тем авралом, что был, на часы мы как-то не смотрели, сейчас же по привычке посмотрел – было девять. Потянувшись, удивленно обнаружил сползшее одеяло. Машинально потерев лоб, обернулся и через открытую дверь посмотрел назад. Было тихо. Пожав плечами, я занялся мелким ремонтом по кораблю, задав программу комбайну на легкий ужин.

Указав вошедшей Жорин на стул перед собой, я поинтересовался:

– Как спалось?

– Замечательно. Каша? – потыкав в белую массу в тарелке, уточнила Жорин.

– Да, она калорийная и расходует меньше продовольственных картриджей, так что до конца перелета будем питаться только ей. Продовольствия осталось всего на шесть дней, а лететь нам чуть больше восьми. Придется экономить. С кашей мы выиграем один день, – пояснил я, допивая тонизирующий напиток.

– Надо, значит, надо, – улыбнулась девушка. – Ты выяснил, что случилось с Искинами?

– С чего ты решила, что я ими занимался?

– В рубке у тебя кавардак, и планшет включенный на пилотской панели лежит.

– Заметила, значит. Ну да, поковырялся.

– Нашел что-то интересное?

– Есть такое дело, пришлось голову поломать, пока разобрался, сама понимаешь, у меня пока четвертый уровень, а тот, кто поработал, имел если не шестой, то пятый точно.

– И что там было?

– Хитрость в том, что закладка была не на сбой программы, а на отключение и перенастройку Искинов после шестого прыжка. Как только мы вышли из прыжка, Искин отключился и начал перенастраиваться согласно новому алгоритму, но… – Я поднял палец. – Тут сыграла моя паранойя. Когда я получал корабль, то стер все старые пароли и ввел новые, поставив себя старшим пользователем. Это нас и спасло: при перенастройке программа-убийца вошла в контакт с моим новым паролем, и произошел легкий конфликт. Сбой, можно сказать. Вирусная программа, конечно, его устранила, но это дало мне время выдернуть Искины из гнезд. В общем, со всех сторон повезло.

 

– А что должно было произойти, если бы ты не успел?

– Открытие шлюзовой и наше… хрп-пхр-р-р… – Я схватился за горло и изобразил конвульсии.

– Понятно. Значит, тот, кто перенастроил, знал, когда корабль выйдет из прыжка и отключится Искин. Его задача только подойти, вытряхнуть тела пилота и пассажира и забрать судно. Так? Но почему нас до сих пор не захватили?

– Так, но не совсем. Я забыл тебе сказать, что плюнул на тот навигационный курс, что мне выдала корпорация, и проложил свой. Я никому не доверяю.

– Ты действительно параноик. И в этот раз нам повезло.

– Это да. Но можно было обойтись без всего этого, если бы я еще при приеме крейсера знал базу «Программирование».

– Ты что-то вспомнил?

– Да. Видишь ли, апгрейд Искинов, если он не поднимается больше пяти процентов, бессмыслен, а управляющий Искин при тестировании сообщил, что ни один не дотягивал до пяти. Можно было тогда догадаться и проверить.

– Ясно. Ну хорошо, что все хорошо заканчивается.

– Ладно, у меня работы непочатый край. Я пока ею займусь, нужно еще медотсек в первоначальный вид привести, благо сейчас это не сложно: все технические дроиды в норме, можно дать задание Иуде, чтобы он начал работу.

– А потом?

– Раз есть разгон, так почему бы не воспользоваться? – с улыбкой спросил я у нее. И тут перед глазами мигнула эмблема «Нейросети» и появилось сообщение о том, что опция «мыслесвязь» подключилась к управляющему контуру и ей можно пользоваться.

«Вовремя. Иуда?»

«Капитан?»

«Проверка мыслесвязи, теперь можешь обращаться ко мне через вновь установленную опцию».

«Принято, капитан».

– …Антон? Да что с тобой? – послышался беспокойный голос Жорин, ранее ее вопросы воспринимались как фон.

– Да нормально все, новая опция подключилась. Мыслесвязь, – пояснил я, вставая из-за стола.

– Хорошая опция, особенно для пилота. Ладно, я у себя.

Приведя крейсер в относительный порядок, я забрался в капсулу и занялся учебой. К концу первого прыжка пятый уровень был полностью выучен. Совершив второй и последний прыжок, я занялся подъемом других баз. Четыре оставшихся дня как раз хватило мне для того, чтобы дотянуть базу «Техник» до четвертого уровня.

– Жорин, внимание, через восемнадцать минут мы выходим из гипера у вашей станции, – произнес я в микрофон.

– У нашей, Антон, у нашей. Привыкай, все-таки ты тоже работаешь на корпорацию, – произнесла входящая в рубку девушка, застегивая комбинезон на груди. Судя по влажным волосам, я ее выдернул из душа.

– Угу. Нужно мне такое счастье, – тихо сказал я, склоняясь над пультом.

Сразу после выхода из гипера автоматически включился опознавательный маяк крейсера, так что через минуту нас оглушил шквал вопросов от двух диспетчеров, с… хм, нашей станции и военной базы, станция которой, издалека похожая на тележное колесо, висела ниже и левее относительно станции корпорации.

Не обращая внимания на их запросы, я попросил диспетчера корпорации дать вектор и номер шлюза для стыковки.

– Передайте управление кораблем Искину станции, – велел он.

– Передал.

– Крейсер «Скат», доложите причину задержки, и… пассажир не пострадал?

– Причина задержки – диверсия на борту. Кто-то уничтожил все программы для Искинов. Пассажир в порядке. Просьба для персонала станции – остро нуждаемся в продовольствии, так как последнее закончилось еще вчера.

– Принято, у шлюза вас ждут.

Обернувшись к девушке, я произнес:

– Через десять минут состыкуемся, так что, думаю, можно готовиться к встрече.

– Хорошо, я у себя.

Проследив, как она скрылась в своей каюте, я направился вниз. Нужно привести отделение дроидов в боевое состояние. Чую, меня ждет теплый прием.

«Охранный комплекс к бою готов», – прозвучал по мыслесвязи голос охранного Искина.

«Перейти на травматическое оружие».

«Блоки с таким оружием отсутствуют».

– Черт, они же в арсенале.

Сбегать туда-обратно и привести два дроида к бою я успел, отключив пока остальных. Поставив обоих по бокам шлюза, слева и справа, дождался толчка стыковки и мысленно приказал Иуде разблокировать шлюзовую и впустить гостей. Это заняло минут десять, затем двери распахнулись.

Первым шел сурового вида мужчина с как будто высеченным из скалы лицом. Он был в комбезе охранника с нашивками майора. Позади него – десяток солдат в полной броне и с оружием, за ними еще кто-то стоял, но из-за широких спин солдат их не было видно.

– Майор Витт? – поинтересовался я у входящего.

Неожиданно для меня он оказался рядом, и я понял, что лечу, и у меня почему-то очень заболело лицо.

Ударившись спиной о палубу, я пребывал в некотором ошеломлении, которое быстро переходило в ярость. Заметив, что я что-то шепчу разбитыми губами, напавший склонился надо мной и переспросил:

– Что?

– …нафадение на кафитана! Огонь!!! – И тут же продублировал команду по мыслесети.

Майор сразу все понял. Судя по движениям, у него база «Специализированный бой», а может, что еще из армейских, прокачана не меньше чем до пятого ранга.

Прыжок его был великолепен. Двумя скачками он оказался на лестничном пролете и устремился вверх, прыгая зигзагами, но это его не спасло, очередь из терамических шариков настигла его на последней ступеньке. Получивший дополнительное ускорение пониже спины, майор исчез с глаз. Я же, шустро перебирая локтями и коленями, попытался скрыться в техническом складе, пока второй дроид вел бой с солдатами. Мысленно активировав боевых, я послал их в помощь, отметив солдат как врагов. Имел на это полное право.

Пошли они на хрен, первыми начали, вот пусть и получат. Правда, приказал стрелять боевыми только по тем, кто попытается пересечь шлюзовую, которую приказал Искину закрыть.

– Ну все, хватит! Прекратить безобразие! – раздалось из динамиков корабля. Вряд ли майор воспользовался рубкой. Вход туда закрыт, а у него не было кода доступа, скорее всего, попросил Жорин, у которой был ограниченный доступ, и говорил из ее каюты.

– Вы первые начали, – буркнул я, проверяя лицо на предмет гематом. Губы были разбиты, два передних зуба шатались.

Управлять «Скатом» по мыслесвязи невообразимо удобнее, чем обычным способом.

– Мы же и закончим. Открывай шлюзовую и деактивируй дроидов.

– Под протокол подтвердите, что нападения на меня больше не будет.

– Подтверждаю.

– Ну хорошо… Все, готово.

Спустившийся вниз майор встал рядом и, покачиваясь с носка на пятку, тяжело осмотрел меня с ног до головы, потом поковылял, держась за спину, с корабля на станцию. Жорин остановилась рядом и, сострадательно проведя ладонью по моей щеке, попрощалась.

Следствие, что вела Служба собственной безопасности, которой, кстати, командовал тот же майор Витт, шло неспешно. За четыре часа они осмотрели все закоулки, забрали все материалы, благо чуть ли не все время полета у меня запротоколировано, как и ремонт. После их ухода я попал в руки старшего техника станции Майя Йона.

– Пошли, посмотрим, как будем исправлять, что ты тут наворотил.

Что я «наворотил», он знал и так, так как входил в комиссию экспертов, проводящих следствие.

– Ты мне объясни, КАК ты смог заставить Искин медкапсулы работать еще и с системой жизнеобеспечения?!

– Как-как! Программу написал, – буркнул я.

– С первым уровнем «Программирования»?! Не смеши меня.

– Да я сам, когда выучил третий уровень, изумился, что все работает, там уже заново подкорректировал. Сейчас отправлю письмо, у меня все под протоколом шло, так что сами убедитесь.

– Ага, получил.

– Вы пока изучайте, а я еще раз поем, тем более ужин… почти.

С продовольствием проблем уже не было, кухонный комбайн был заправлен, но я никак не мог наесться.

Техник пришел не один, а с ремонтным комплексом «Муравей-2». Немного устаревший, но еще работоспособный комплекс. С помощью него за один день он полностью привел «Скат» в надлежащий вид. Протестировав все системы и закрыв корабль, я, довольный, направился в жилую секцию станции. У меня была пара идей, пока не найдут другого пассажира или груз. Вызвав диспетчера, предупредил, где я буду.

– Хорошо, ты пока не нужен. Если что, я сообщу, – ответил он.

– Ок.

Еще на крейсере, выйдя через станционный узел связи в сеть, я проверил свой счет. Первая зарплата была на месте, значит, ее можно немного потратить, поэтому и направлялся в медсекцию, чтобы поучиться с разгоном. К сожалению, разгон тут был платный. Сто кредитов в сутки, по местным ценам довольно дорого. За три дня, что меня не беспокоили, я успел поднять такие базы, как: «Ракеты среднего класса», «Орудия среднего и главного калибра», «Специализированный бой», «Расчет упреждения орудий» и «Стрелок» – до третьего ранга. «Юрист» – до второго. Больше просто не успел, меня вызвали к начальству.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63 
Рейтинг@Mail.ru