Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

Владимир Поселягин
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)

Провел рукой по капоту «уазика» и немного удивился.

«Хм, пластик?»

Время тратить на ознакомление с машинами я не стал. Когда все будет готово, все сами объяснят, поэтому, развернувшись, я направился к источнику шума. Несколько секунд назад у створок уронили явно что-то тяжелое.

Долго в трюме я не задержался. Посмотрев, как уверенно работает экипаж и, дав несколько ценных советов, я направился в штаб, где засел за программу. Эта работа так увлекла меня, что я чуть не пропустил ужин с принцем.

Едва я успел приготовиться, как Добрыня сообщил о приходе принца.

– Добрый день, господин капитан.

Встретил я его у дверей в каюту, при этом с интересом изучая внешний вид. Добрыня, конечно, дал мне возможность изучить видеосъемку его беседы с принцем, но одно дело – видеть на экране, другое – лично.

– День добрый, – кивнул капитан.

– Разрешите представиться, флаг-капитан Антон Кремнев, проходите и присаживайтесь.

Передо мной стоял парень ненамного младше меня. Этакий крепыш с уверенным, немного конопатым лицом. Он всем видом давал понять, что передо мной опытный и боевой офицер. Я в этом нисколько не сомневался, успел изучить все данные о нем из официальных источников. Серо-голубые глаза с таким же интересом изучали меня. Кивнув после приглашения, он спокойно вошел в каюту и сел на предложенное место.

Глядя, как он устраивается в кресле, я взял протянутую дроидом-стюардом эксклюзивную бутылку редкого коньяка с планеты Фузия, известного тем, что этот элитный напиток больше не производят. Да и трудно его производить, после орбитальной бомбардировки и полного уничтожения планеты силами коалиции из шести государств, что произошло более шестидесяти лет назад. Не в империи Антран, а в республике, через два государства от нас.

– Неплохо. Обстановка для простого наемника впечатляет. Практически все антиквариат, – оглядевшись, произнес принц.

– Мебель попалась по случаю, вместе с крейсером обнаружил яхту одного миллиардера, вот и прихватил с нее обстановку. Пираты почему-то ее не разграбили.

– Идиоты, – заключил принц.

– Мертвые идиоты, – согласился я.

Чпокнув, пробка вылетела из горлышка, и по каюте разлился божественный запах. Коньяк действительно был хорош, не зря его прозвали «напитком императоров».

Глядя, как я наливаю, и с сомнением принюхавшись, принц в изумлении посмотрел на этикетку на бутылке. До этого он не обращал внимания, что я держу в руках. Судя по его виду, он успел испробовать этот нектар, и сейчас недоумевал, откуда бутылка этого элитного напитка, сравнимого по стоимости с крейсером пятого класса, оказалась у меня в руках.

– О боже, неужели это то, о чем я думаю? – воскликнул он, беря протянутый бокал.

– Не сомневайтесь, это настоящий «Фузиан». Причем импорт.

Прикрыв глаза, принц вдохнул аромат и, немного покачав бокал, чтобы видеть игру света, сделал легкий глоток.

– Божественно.

– Согласен, – улыбнулся я, тоже отпив маленький глоток и покатав напиток во рту, и проглотил, по пищеводу побежала мягкая волна: – Правда, что это за напиток, я узнал всего несколько дней назад. Стыдно признаться, я выдул одну бутылку на пару с одной девушкой и быстро окосел. Дальше помню урывками. Это меня заинтересовало и решил изучить, чем это меня так «контузило».

– Пить «Фузиан» как обычный спиртной напиток несколько расточительно, – укоризненно покачал головой принц. – Даже у императора в винном погребке хранится всего два десятка бутылок для знаменательных событий.

– Сколько?! – удивленно прохрипел я внезапно пересохшим горлом. Это получалось, что я был богаче императора.

– Два десятка, – повторил капитан «Отваги», продолжая вдыхать пары напитка. – Поверьте, это действительно много с учетом стоимости одной бутылки.

– Да я в курсе.

Одна бутылка «Фузиана» была продана год назад на аукционе за полтора миллиона кредитов. Их действительно почти не осталось.

– Судя по приглашению и по этому напитку, вы что-то от меня хотите, – начал говорить принц, пристально меня изучая. – Хочу сразу сказать, я не даю необдуманных обещаний, противоречащих моей чести.

– О, не волнуйтесь. У меня просьб не так много, больше вопросов… гораздо больше.

– Ну что ж, как моему спасителю – отвечу на те вопросы, на которые смогу.

– Хорошо. Думаю, разговор наш будет долгим, да и общение частым. Может, перейдем на «ты»?

– Я не против, можете обращаться ко мне просто по имени.

– Отлично, – воскликнул я.

Налив еще коньяка, я откинулся на спинку кресла и, прищурившись, посмотрел на принца, собираясь с мыслями. Видимо, поняв мое состояние, капитан обратил свое внимание на дроида, сервирующего стол в соседней комнате.

Мы с ним находились в кабинете, заняв кресла и пользуясь журнальным столиком. Дверь в гостиную была открыта, и принц видел, что там происходило.

– Первый вопрос личного характера.

– Так, – пробормотал принц, напрягаясь.

– Ты знаешь Жорин Краб?

– Ха, – воскликнул принц, откидываясь на спинку кресла, и, потерев шею, согласно кивнул. – Еще бы мне ее не знать. Мы фактически выросли вместе.

– Хорошо. Ты знаешь, кем она приходится твоему отцу? – осторожно задал я следующий вопрос, внимательно следя за реакцией собеседника.

– Конечно. Они просватаны. Кажется, через год должны пожениться. Будет четвертой женой.

Теперь уже принц пристально наблюдал за моей реакцией, его очень заинтересовали мои вопросы.

Набрав побольше воздуха перед следующим вопросом, как будто перед погружением в морскую пучину, я осторожно спросил:

– Тебе известно… – Я на секунду помедлил и все-таки продолжил: – Про болезнь нур Краб?

– Синдром Зингофа… Мне-то известно, но откуда ты о нем знаешь? – прищурившись, холодно поинтересовался принц, ставя недопитый бокал на столик.

– Да вот, узнал, – хмуро ответил я, у меня стремительно портилось настроение. Все оказалось еще хуже, чем я предполагал.

– Эта информация считается тайной семьи, – протянул принц, изучая меня.

– Похоже, я влез не туда? – спросил я.

Тут вдруг в его глазах промелькнуло понимание.

– Только не говори мне, что ты донор… – После моего кивка он только покачал головой. – Прими мои поздравления.

– В смысле? – Я почувствовал, как мое лицо вытягивается от удивления.

– Да не волнуйся, у Жорин с отцом устный договор, что если до дня свадьбы она найдет донора, то сватовство будет расторгнуто. Это был скорее брак по расчету, чем по любви. Там ее прадед суетился, что-то он хотел выбить из отца, используя правнучку. Так что репрессий со стороны отца не жди. Жорин для него скорее дочь, чем жена.

– Надо было раньше сказать, – хмыкнул я, чувствуя, как с плеч рухнула глыба.

– А я знал? – теперь уже ухмыльнулся Маллик и, подняв бокал, провозгласил тост: – За Жорин! Я рад за нее.

После того как мы выпили нектар, я долил на самое донышко бокалов, чтобы коньяк не мешал беседе, и, откинувшись на спинку кресла, произнес:

– Думаю, стоит поговорить, почему мы тут встретились.

– Насчет дворянства, я так понимаю? – деловито спросил принц, было видно, что отношение ко мне после нашего разговора заметно изменилось в лучшую сторону.

– А?

– За спасение родственников императора среди других наград пола… – Тут он замер, заметив, как я тупо смотрю на него. – Ты что, не знал?

– Нет, – покачал я головой, мысленно закрывая информационные файлы. Принц не лгал, и действительно, за спасение члена императорской семьи, а Маллик к ним относился без сомнений, я мог получить ненаследное дворянство.

– Хм, об этом же всем известно. Тем более офицерам флота, – удивился он.

– Год назад я был диким, – ответил я, обдумывая новую информацию.

– Тогда понятно.

– Вопрос можно?

– Валяй.

– А нельзя от этого дворянства как-нибудь отказаться? – осторожно поинтересовался я. – Нет-нет, я уважаю решения императора, но понимаешь, у дворян больше обязанностей, чем благ. Простым гражданином как-то проще, да и планы у меня несовместимые с этим почетным званием.

– Хм, впервые вижу офицера, я даже могу сказать неординарного человека, который отказывается от подобной благодарности.

Я только развел руками, ответа у меня не было. Не нужно мне их дворянство. Ну его нафиг.

– Давай после ужина я тебе расскажу все, а дальше поговорим, когда получишь полную информацию. Хорошо? – предложил я.

– Я не против, ты меня заинтересовал.

Мы переместились в гостиную и сели за стол, где нас обслуживал стюард. После ужина мы вернулись в кабинет, где снова принялись за уничтожение «Фузиана».

– …Так она и оказалась на борту. Причем, судя по ее словам, дед был не в курсе, что она с нами. Потом уже, конечно, сообщила, когда пересекали границу…

– Подожди, – жестом остановил меня принц. – Ты хочешь сказать, что Жорин на борту?

– Ну да. Мало того, заскучав, попросила поручить ей какое-нибудь дело. Сейчас она сержант-техник на летной палубе.

– Что ж ты сразу-то не сказал?! – взвыл принц и, вскочив, рванул к двери.

Я последовал за ним, но заметив, что он свернул к столовой, подхватил его под локоть и потащил за собой, бормоча:

– Я с дежурным связался, она сейчас в трюме. Проводит ревизию и деактивацию вооружения, что мы собрали с пиратской базы. Пошли за мной.

Я помнил, что сотворил коньяк со мной в прошлый раз, результат – беременность Жорин, однако и теперь не уследил за выпитым. К концу нашего разговора у бутылки показалось дно. Так что наше шествие было медленным, с колебаниями в разные стороны. Когда мы дошли, нас уже развезло, так что в трюм мы ввалились, исполняя зажигательный хит космодесанта «Первая волна».

Пел в основном принц, я эту песню не знал, больше подпевал в куплетах, которые уже успел запомнить.

– Жорин! – закричал принц, заметив стоявшую к нам спиной Краб и снова уронив меня. Третий раз уже, и это только в трюме.

 

– Маллик?! – оторвавшись от изучения башни плазменной пушки, изумилась Жорин, попадая в крепкие объятия принца. – Отпусти, задушишь!

– Не отпускай, – проблеял я, пытаясь по контейнеру подняться с пола. – Мсти за меня.

– Да вы пьяны?! – только сейчас разобралась девушка.

– А то, в зюзю… Чертов коньяк, – пробормотал я, сползая обратно на пол. Активировав мыслесвязь, я связался с медотсеком и срочно вызвал медика в трюм. Нужно было вывести последствия распада алкоголя из организма.

– Сейчас буду, – мгновенно сориентировалась Ривз.

Почмокав губами, я провел языком по полости рта. М-да, как будто кошки нагадили. «Напиток императоров», а похмелье, как от обычной браги.

Попытавшись приподняться, я удивленно посмотрел на Жорин, полулежавшую на мне.

– Черт, опять, – тихо простонал я.

Стараясь не потревожить девушку, я осторожно выбрался из постели и стал рассматривать пустые бутылки. Живительная влага с игристым вином нашлась в четвертой. Полстакана вина немного вернули меня к жизни. Мысленно дав приказ на уборку помещений, я направился в ванную, где стал принимать контрастный душ. Через полчаса я вышел уже в более-менее нормальной форме.

В гостиной на разложенном диване обнаружились спавшие в обнимку принц и Ривз.

Стараясь не потревожить их, я быстро осмотрелся. Всюду уже стали суетиться дроиды-уборщики, не трогая одежду и убирая последствия вечеринки.

– Где ж я так согрешил-то? – пробормотал я.

Вчерашнее вспоминалось урывками. Главное, что хорошо помнил, как рассказывал принцу о своих приключениях, и на чем остановился, тоже помнил. Потом мы рванули искать Жорин, дальше провал.

«Добрыня, доложи, что там было после того, как мы с принцем выбрались из моей каюты», – велел я Искину крейсера по мыслесвязи, когда он доложил все по кораблю.

«Очнулся уже? Да-а, хорошо вы вчера погуляли. Молодцы».

«Экипаж видел?» – немного стыдясь, спросил я.

«Нет, я по твоей просьбе блокировал помещения, мимо которых вы проходили, так что успокойся, все в порядке. Твой имидж командира не пострадал».

«И на хрена я так вчера надрался? Ты почему меня, то есть нас, не остановил? У тебя же есть допуск на подобные темы», – приподняв голову, спросил я с подозрением.

«Ну, тут я решил своевольничать, разрядка была нужна не только тебе, но и остальным членам экипажа. Не волнуйся, в данный момент твое психическое состояние на сто процентов идеально. Присутствуют, конечно, злость и немного стыда, совсем чуточку».

«Молодец, психиатр, заботишься о моем здоровье, давай видеосъемку всего, что происходило с момента, как мы попали в трюм. Только не говори, что у тебя ее нет!»

«Есть. Почему нет? Куда вывести: на визор или транслировать тебе на нейросеть?»

«На нейросеть», – хмуро бросил я, устраиваясь в кресле в кабинете.

В это время мое внимание привлек шум из гостиной. Выглянув, я понял, что проснулся принц. Сползя с дивана, он со страдальческим видом принялся искать что-нибудь попить на журнальном столике, заставленном бутылками. Дроиды туда еще не добрались, так что было из чего выбрать.

– Держи, – протянул я ему непочатую бутылку пива.

– О, спаситель, – простонал он, после чего присосался к бутылке.

«Что ж, третий план выполнен. От принца теперь проблем ждать не стоит, скорешились. Хотя это было нетрудно, хороший парень», – подумал я, возвращаясь в кабинет. Маллик, посасывая на ходу пиво, последовал за мной. На то, что он в одном исподнем, принц не обращал внимания, видимо, не в первый раз.

– Что делаешь? – спросил он, прикладывая холодную запотевшую бутылку ко лбу.

– Смотрю видеозапись наших вчерашних приключений.

– И как?

– Только начал, еще не видел.

– Включай, я тоже посмотрю.

Я приказал Добрыне вывести файл на экран визора, удалив часть фрагментов, и мы стали просматривать видео. Естественно, я уже успел ее просмотреть, так что без особого интереса смотрел за нашим весельем. Как вчетвером направились ко мне, на гулянку посмотрел, как разошлись мы по комнатам. Только одно порадовало, что не опозорился с Жорин, а вполне квалифицированно проявил себя, с учетом нашего состояния.

– Ты это, удали запись со мной, – в два приема пробормотал принц.

– Уже, – хмуро бросил я. – Надо в медотсек идти, подлечиться.

– Согласен, погнали.

Пока мы были в кабинете, девушки уже проснулись и, приведя себя в порядок, успели приготовить завтрак, так что решение направиться в медотсек пришлось отложить.

К моему удивлению, Жорин села рядом и подкладывала мне самые вкусные кусочки, Ривз зеркально повторяла за ней все движения, только в отношении принца.

Пока длился завтрак, я еще раз проверил все данные по крейсеру. С момента нашего веселья «Вилдан» как шел в автономном режиме со всеми штатными единицами, так и шел. Кстати, нам через несколько дней выходить из гипера, нужно определиться с пассажирами. У меня некомплект некоторых флотский специальностей. Того же канонира вообще нет, а у Маллика как раз был артиллерийский крейсер, и одиннадцать человек экипажа были операторами артиллерийских установок. Пульт управления артсистемами у меня был один, но их можно совместить с другими пультами, которые пока отключены. Из этих трех пультов управления создать тандем из трех операторов, думаю, огневая мощь вырастет на порядок, у меня, конечно, не артиллерийский крейсер, но и «Вилдан» зубастый хищник и может хорошо постоять за себя.

После завтрака я планировал провести серьезный разговор с Жорин, мне эта непонятная ситуация с постелью начинала не нравиться, однако, как только завтрак закончился, обе девушки упорхнули по своим делам.

– Давай, рассказывай дальше, – попросил принц и тут же напомнил: – Ты закончил на учебном бою, когда вы границу пересекали, где у тебя произошло слияние.

– Помню, – кивнул я и, отпив тонизирующий напиток, продолжил рассказ…

– Ну, в общем, я все понял, и твои планы вполне логичны и, если бы не война, выполнимы. Значит, спасаешь шахтеров, потом прыгаешь в ближайшую систему и начинаешь широкомасштабный поиск своей планеты. Нормально разработанная операция. Даже наземные, что ты распланировал на своей планете, вполне укладываются в схему и твой психопрофиль. Правда, на мой взгляд, на своей планете ты собираешься действовать несколько… хм, жестко, но судя по рассказам, я бы на твоем месте поступил точно так же.

– Приятно осознавать, что офицер космофлота с немалым боевым опытом одобрил мой план.

– Не льсти себе, есть огрехи в твоем плане, есть. Но на общем фоне они не заметны, так что заострять внимание на них не будем. Сам знаешь, все идет по плану до первого выстрела.

– Да, знаю. Так как насчет канониров?

– Будут тебе канониры, пошли, знакомить буду. Только временный контракт до выхода к нашему флоту.

– Угу.

Так, негромко беседуя, мы направились к секции, где отдыхал экипаж Маллика.

– Две минуты до выхода из гипера, – прозвучал из динамиков голос Добрыни.

– Привести все вооружение крейсера в боевую готовность, – приказал я, работая со своим пультом. Нет, конечно, можно все делать через мыслесвязь с помощью слияния, но работа руками мне приносила эстетическое наслаждение.

Почти мгновенно четыре оператора артсистем заработали на своих виртуальных пультах. Кроме стационарного артиллерийского пульта, мы установили и переделали еще три. Как показали учебные виртуальные стрельбы, скорострельность и точность выросли в три раза. Все четыре канонира, что находились в рубке, были профи высочайшего класса. Командовал им майор Верза, с несколькими базами, поднятыми до седьмого уровня. Профессионал.

– Авиакрыло готово, – послышалось в динамике с летной палубы.

– Спасательные шлюпки готовы… – посыпались доклады.

– До входа осталось пятнадцать секунд, – продолжал монотонно отсчитывать время Добрыня.

Мигнув, на экране визора появились звезды.

– Сканирование пассивным сканером законченно. Мы одни в системе, – тут же доложил лейтенант Хорк.

– Отлично. Авиакрыло на выход, курс два-три-шесть. Выпустить разведывательные зонды, – командовал я.

Принца в рубке не было, на боевых постах находились только те, кому это положено, остальные отдыхали в каютах или гуляли по парку, как это делал принц.

«Вилдан» вышел из гипера в соседней системе. До астероида, где находились шахтеры, оставалось шесть часов пути на разгонных двигателях. Пропустив вперед истребители, я начал разгоняться, направив крейсер в сторону красного карлика, именно за ним и находился тот астероид.

– Товарищ капитан, поступила телеметрия с разведывательного зонда номер шесть. У нас на пути несколько искусственных объектов. Что это, пока не известно, слишком большое расстояние, я расшифровываю принимаемые данные.

– Принято. Внимание по кораблю, впереди наблюдается противник, приготовиться к бою.

– Товарищ капитан, я расшифровал данные по самому крупному объекту, это линкор класса «Разрушитель». Остальные, видимо, корабли сопровождения в количестве четырех единиц.

– «Разрушитель»? Это же шестой ранг… Пираты, – предвкушающе хмыкнул майор Верза.

– Внимание по кораблю, хранить радиомолчание. Истребителям прикрытия укрыться за планетой справа по борту. Десантную секцию мне на экран, – сразу скомандовал я.

– На связи, товарищ капитан, – на экране визора появилось изображение лейтенанта Данти, облаченного в штурмовую броню. Позади него виднелась часть переборки штурмбота.

– Ловите файл со схемой тяжелого линкора класса «Разрушитель». Через полчаса план захвата линкора без повреждений должен быть у меня.

– Есть, нур, – козырнул лейтенант и отключился. Файл с информацией уже ушел, о чем сообщало уведомление.

– Товарищ капитан, вы хотите захватить его? – удивленным тоном спросил майор Верза. Он, как и остальные люди принца, успел выучить русский, так что общался уже свободно.

– У меня есть планы, и мне нужен этот линкор… Хорк, какие шансы у пиратов засечь нас?

– Нулевые, товарищ капитан. Они используют устаревшие средства обнаружения. Мы прошли мимо двух спутников слежения, тоже устаревшей модификации, их было нетрудно обмануть. Теперь они сообщают пиратам то, что нам нужно.

– Хорошо. Расшифровка модификаций остальных кораблей закончена?

– Так точно.

– Выводи на экран. Посмотрим, с чем мы столкнемся.

– Есть.

Разведывательные зонды смогли приблизиться настолько, что мы уже визуально наблюдали за противником. Сейчас, используя пассивные сканеры и точно направленный луч связи на наши антенны, чтобы не быть обнаруженными, они висели в космической пустоте и чутко отслеживали все перемещения кораблей противника. Пираты шли стандартным патрульным ордером. Впереди малый фрегат класса «Омера», выполнявший функцию дальнего разведчика обнаружения. Он был в шестом ранге, устаревшее суденышко. В принципе этот вид фрегатов использовался на военных флотах работорговцев как курьер из-за своих неплохих скоростных качеств, но после того как устарел, ушел на продажу. Пираты их брали охотно.

На расстоянии двухсот тысяч километров следом за фрегатом шел линкор в окружении остальных кораблей.

– Хорк, увеличьте изображение линкора в кормовой его части и стабилизируйте.

Как только лейтенант это сделал, Верза тут же прокомментировал:

– Это не «Разрушитель». Это следующее поколение этого типа линкоров.

– Согласен. Башни туннельных орудий на корме присутствуют, как и дополнительные шлюзы. Это линкор класса «Возмездие», следующая ветвь «Разрушителя», то есть уже седьмой ранг, – ответил я, отправляя обновленный файл десантникам. В принципе внутри линкоров все было однотипно, но лучше перестраховаться. Все-таки у «Возмездия» корпус был больше, как и секций. – Добрыня, дай информацию по всем кораблям противника, начиная с линкора.

– Линкор типа «Возмездие». Относится к линейке тяжелых линкоров, созданных для прорыва обороны противника. Имеет тяжелую броню в носовой части и мощное вооружение. По сравнению с линкором класса «Разрушитель», с удачного образца которого и был создан более современный и усовершенствованный тип «Возмездие», у него устранили детские болезни более старой версии. То есть нарастили броню на корме, удлинили корпус и установили туннельные пушки на кормовой части. «Разрушители» зачастую несли большие потери при отступлении из-за слабого вооружения и брони в кормовой части. С «Возмездием» такого уже не было. Линкоры «Возмездие» подразделяются на два типа, без десанта и с ним. Тип А и тип Б. Данный линкор имеет экипаж из тридцати шести человек, плюс десантная партия из двухсот бойцов, и летную обслугу, то есть он имеет летную палубу, по размерам сопоставимую с летной палубой нашего крейсера…

То, что у линкора была своя авиация, мы видели без комментариев Добрыни. Закрытые створки были отчетливо видны, а это означало, что перед нами был редкий тип Б. Их выпустили в количестве всего трехсот штук. У «Разрушителей» десанта не было, поэтому обновленный файл пришелся как нельзя кстати, офицеры и сержанты десанта снова сели за разработку операции. Это их работа, вот пусть и составляют план захвата, они к этому готовились, а я уже одобрю или нет. Принца привлекать к этой работе я не собирался, уже знал его возможности. Если его поставить командовать захваченным линкором, то он справится на сто процентов, но десантом он не командовал, и знал только основы, что получил в высшем военном учебном заведении. В общем, боевого опыта у него не было в этом деле совершенно, впрочем, как и у моих бойцов. То, что именно его я поставлю командовать линкором в случае успеха, не вызывало сомнения, другой кандидатуры у нас не было. Стыдно признаться, но он и пилот его погибшего крейсера имели выученные пилотские базы для управления тяжелыми кораблями. У меня они тоже были, но висели мертвым грузом, так как я учил другие, более нужные в тот момент. Ну а то, что мы его захватим, я почему-то не сомневался. Сейчас принц находился в штабе, вернувшись с прогулки, и отслеживал все наши маневры.

 

Пираты находились явно не в поиске и никуда не спешили, нет, это была именно группа, патрулировавшая границы своих владений. На это указывали следящие спутники, показывающие границу, мы прошли мимо трех штук. Сейчас они показывали пустое пространство, не видя нас. Хорк со своими обязанностями вполне справился. В общем, у нас было более современное оборудование, чем у противника, этим мы и пользовались.

В это время Добрыня как раз закончил перечислять вооружение линкора и перешел к остальным трем оставшимся кораблям. Судя по обводам, пираты активно сотрудничали именно с работорговцами, все корабли были их постройки.

– …Второй по мощности корабль, малый торпедоносец, тип «Ориза», ранг седьмой. Экипаж семь-девять человек. Вооружен противокорабельными торпедами повышенной мощности. Наш щит выдержит только одно попадание, второй нас добьет. Количество торпедных аппаратов – два, выходные отверстия шахт можно видеть на носу. Перезарядка занимает четыре минуты. Запас торпед на данном типе – до семидесяти единиц. Опасный соперник, нам хватит одного залпа. Странно, что серолицые продали подобный экземпляр, по нашей информации, все эти торпедоносцы были отправлены на консервацию. В количестве семи тысяч единиц, если данные правдивы…

Пока Добрыня описывал торпедоносец, я увел «Илью» за большой планетоид, спрятав крейсер, оба штурмбота с десантом и с истребителями прикрытия укрылись за голубым гигантом. Излучение, идущее от него, забьет сканеры противника, и они не смогут увидеть штурмовую группу. Десант же переключился на наблюдение с помощью одного из зондов. Как только они увидят, что я отвлек на себя часть сил противника, то пойдут на абордаж. Судя по предполагаемой траектории следования, противник пройдет как раз между нами, так что атаковать нужно будет с небольшой заминкой, сперва мой крейсер, потом уже и десант. Именно таков был мой план.

Нет, конечно, можно было пройти мимо и эвакуировать шахтеров с астероида. Мы, кстати, на пределе дальности видели его. Точнее, мы туда направили один из зондов: вроде астероид цел, не расстрелян. Однако мне были нужны корабли, покупать их денег нет, да и зачем, если можно получить их бесплатно? Нужно пользоваться разницей в мощи и современной оснастке кораблей, да и внезапность тут играла свою роль. Я был более чем уверен, что в патруле опытные пираты, бывавшие не в одной схватке, так что нужно было постараться, чтобы наш план сработал. Однако когда я его озвучил, майор Верза спокойно пояснил, что так бывает не всегда, обычно в патруль отправляют новичков, чтобы они набирались опыта, так что тут как повезет.

– Продолжай, Добрыня, – велел я, когда мы закончили обсуждать план операции. – Какой там четвертый корабль?

– Два следующих однотипные. Это крейсера в шестом классе, тип «Гончий». Ранг тоже седьмой. Экипаж пять-шесть человек. Используются как гончие, из-за чего и получили свое название. Имеют хорошее вооружение, броню и скорость. Их главная задача – догнать и задержать противника до прихода основных сил, с чем они вполне справляются. Вооружение – двенадцать башен крупного калибра…

Посмотрев, как шли эти крейсера, я мог поклясться на что угодно, что это была сработанная пара. Черные, матовые, двухсотметровые тела крейсеров, похожие на веретена с нашлепками башен крупных орудий, системы активной и противозенитной защиты шли по левому борту линкора. Если бы мы встретились с этими крейсерами по отдельности, то, без сомнения, бой был бы в нашу пользу, соотношение сил слишком разное, но все вместе они нас порвут.

– Крейсера и торпедоносец придется гасить, у нас нет возможностей для захвата… – озвучил я свои мысли. – Если только отстрелить маневровые, мы можем их потом восстановить. В общем, приказ такой: отстреливаем маневровые у сопровождения и разведчика и уходим в глухую защиту. Дальше работает десант. Майор Верза, ваше мнение?

– Они идут с активными щитами на неполную мощность. Стандартный ордер со стандартными мерами защиты. В принципе, план неплох, но очень авантюрен.

– Почему?

– Скажу честно, никому из наших не придет в голову атаковать противника с таким соотношением сил. Да и нападение нужно проработать так, чтобы десант прошел щиты в момент их отключения, а это очень трудно, поверьте мне, – произнес Верза.

– Согласен, этот момент есть в нашем плане. Давайте я еще раз озвучу его. Значит, так, рывком выходим и всей мощью стреляем по щитам линкора, у него идет перегрузка и временный выход щитов из строя. Времени, чтобы привести их в порядок и вернуть в строй, им потребуется около двадцати секунд, именно за это время штурмботы должны перейти границу отключенных щитов и пристыковаться к линкору. Дальше уже их работа. Сопровождающие штурмботы истребители расстреливают зенитки, чтобы они не помешали захвату, на чем их работа заканчивается. Перехватчики работают по торпедоносцу, он самый опасный для нас, первая пара перехватчиков работает по разведчику, отстрелив ему движки, потом идут к нам на помощь, вторая пара работает по торпедоносцу. Мы же, после залпа, работаем сразу по трем целям, не трогая линкор, и пятимся за планетоид под защитой щитов. После того как десант выведет линкор из строя, атакуем. План довольно прост, главное – скоординироваться в первые мгновения. Ваше высочество, а вы что скажете? – обратился я к принцу.

Его небольшое изображение было в углу визора.

– По лбу дам, договорились же общаться по имени! Согласен с Верзом – авантюрный план, хотя может сработать. Ты уже проработал возможность неудачи и план отхода?

– Подумал. Они не дадут нам уйти, если план провалится, так что…

– Согласен. И я того же мнения, идем до конца. Во славу империи!

– Во славу, во славу, – задумчиво протянул я.

Остальные были патриотами и поддержали клич принца, я же еще не свыкся с тем, что гражданин империи.

– До подхода противника осталось семь минут, они уже прошли наши зонды и скоро появятся визуально, – сообщил Добрыня.

– Всем приготовиться. Добрыня, как только линкор пересечет отметку «А», начинай пятнадцатисекундный отсчет.

– Принято.

Мы приготовились, напряженно ожидая начала операции. Одна пара «Ласк» ушла дальше, чтобы одновременно с ударом «Вилдана» атаковать фрегат-разведчик, вторая зависла с противоположного края планетоида в нескольких тысячах километров от нас, чтобы атаковать одновременно со мной. Четыре истребителя и два штурмбота находились с противоположной стороны «тропы», по которой предположительно должны были пройти пираты. Связь мы держали через спутники связи, что сбросил Хорк в момент подготовки засады.

Вот фрегат миновал медленно дрейфующий корпус старого рудовоза. Истребители его облетели, осмотрели, совершенно пустое и выпотрошенное судно. Причем, как отметили летчики, весь корпус был в дырках от средней артиллерии (крупная разнесла бы его одним залпом). Скорее всего корпус использовали как мишень.

– …Восемь! Семь!.. – отсчитывал Добрыня.

Дав передним маневровым полную мощь, отчего крейсер стал пятиться, набирая скорость, я до накаливания дюз врубил маршевые, потом отпустил маневровые. После этой операции мы вылетели из-за планетоида, как пробка из бутылки с шампанским.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63 
Рейтинг@Mail.ru