Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

   В моей руке уверенно лежит стилет, он пробил грудь моего врага, кровь насытила клинок. Я улыбаюсь. Смотря в лицо своего врага, я вижу Лилиану. Она с ужасом смотрит на меня. Её сердце пробито стилетом и уже не колотится. Губы мертвеца раскрываются и произносят: Весь мир сгорит в объятьях тьмы.

   Проснувшись в холодном поту, я зажигаю маленький огонёк на своей руке, чтобы убедиться, что сейчас нахожусь в той самой келье, где уснул. Всё на своих местах. Дверь закрыта и я в комнате один. Но меня не покидает чувство, что здесь есть кто-то ещё.

Глава 41

Информация.

   Заснуть никак не получалось. Как только смыкались глаза, сразу появлялось ощущение, что кто-то стоит за спиной. Даже прислонившись к стене и чувствуя твёрдый и холодный камень, я всё равно чувствовал присутствие. Решив прогуляться, я вышел из храма и бродил по местному саду, сад был заполнен яблонями, вишней и грушей. Почки на деревьях набухали, чувствовался запах весны. Время от времени мне попадались служители храма, признав во мне гостя, они тут же теряли интерес. Обойдя храм по кругу, я наткнулся на пруд. У самого пруда, на камне, сидела чья-то фигура. Подойдя ближе, я разглядел Лилиану. Всё в той же походной одежде, но теперь с распущенными волосами. Она склонилась к пруду и водила по нему рукой. Мне было интересно, почему она не спит, но я не хотел тревожить девушку, поэтому обошёл пруд и сел бесшумно сел с другой стороны. Лилиана безмолвно водила рукой по водной глади, создавая одну волну за другой.

   Какое-то время я наблюдал за её движениями, но затем лёг на холодный камень и начал наблюдать за звёздами и Минервой. Весенняя ночь была на удивление тёплой, холодный камень помогал мне остудить разгорячённый разум, а статичное положение звёзд напоминало о доме. Я никогда не увлекался астрономией и не отличу одно созвездие от другого, поэтому не пытался понять, то же небо я вижу или нет. Минерва уж точно отличалась от луны.

– …лучик света. – Голос звучал со стороны Лилианы.

– Что? – Я переспросил машинально, не подумав.

– Ой! – Выкрикнула Лилиана. – Господин Граф, давно Вы здесь?

– Лилиана, давай уже на «ты». Всю дорогу нормально разговаривали. А тут мы только вдвоём.

– Да. – Улыбнулась девушка. – Так давно ты здесь, Рэй?

– Не знаю, я уже какое-то время лежу, наблюдая за звёздами, и потерял счёт времени. – Я честно признался. – Тебя что-то беспокоит? Не спится?

– Да. Странный сон. Лучик света и тьма. – Задумчиво произнесла Лилиана. – Они словно манили меня, звали, но были далеко, недосягаемые.

– Это всё Мирхи со своими предсказаниями. Именно это тебе предсказала она? Лучик света во тьме?

– Да. – Лилиана взяла себя за подбородок. – Возможно, это влияние храма, влияние его покровительницы, богини судьбы Синтрии.

– Скоро рассвет. – Я взглянул на восток. – Пора будить всех и выдвигаться.

– Рэй, – остановила меня Лилиана, – неужели я совсем не нравлюсь тебе?

– Я считаю, что человека нужно узнать, понять его, провести больше времени вместе, что бы понравится.

– То есть, нам просто надо чаще видеться? – Она неправильно меня поняла. – Тогда я буду наведываться к Вам в гости в Дрейзде, чтобы мы могли лучше узнать друг друга.

   Что с ней поделать? Девушка, увлечённая определённой целью не остановима. Мне приятно осознавать, что её цель – я. Но мне и Пешки хватает с её навязчивой идеей. Солнце ещё не поднималось, но я пошёл будить своих спутников. Мне хотелось поскорее покинуть это место. Судя по сонному виду ни Пешка, ни Габриель выспаться не смогли. Их тоже мучили странные сны. Они согласились, что нужно покинуть это место как можно скорее. Сборы не заняли много времени, выгрузив пустой сундук жрицы, мы погрузились на повозку и двинулись в путь. У ворот вышла заминка, но всё-таки сонные служители открыли дверь. Хотя внутри храма вооружённых людей, за исключением нас, не было, но снаружи дежурили охранники. Как пояснила Лилиана, это нанятые её семьёй охранники. Всё-таки Яр-Штерны покровительствуют храму судьбы.

   Домой мы ехали не спеша. Сменяя друг друга, я, Габриель и Пешка отсыпались. Лилиана, не обременённая управлением тележки, спала половину дороги. После обеда, мы, наконец, почувствовали себя более бодрыми, и оставшаяся дорога до города уже не казалась такой тяжёлой. Пешка с Лилианой снова затеяли спор, но в этот раз он уже казался более безобидным. Иногда они разговаривали на какие-то свои темы, а когда я пытался влезть в их разговор, то получал жёсткий отпор. Кажется, теперь они подружки. Не знаю, хорошо это или плохо.

   По пути в город мы заглянули в имение Яр-Штернов и вернули Лилиану. Отец убедившись, что она жива и здорова, поблагодарил нас и сказал, что награду мы сможем получить в гильдии наёмников, как полагается по договору. Лилиана порывалась поехать с нами, но отец запретил ей.

– Леди нужно принять ванну и переодеться в более подходящее одеяние. – Пешка всё ещё ехидничает.

– Мне хотя бы есть во что переодеться. – Лилиана удалилась оставив за собой последнее слово.

   Когда мы отъехали от дома Людвига на приличное расстояние, Пешка крепко схватила меня за плечо и громко произнесла:

– С награды за это задание, ты купишь мне платья!

– Вы как хотите, – вмешался Габриель, – но я распоряжусь своей долей награды по своему усмотрению.

– Я свою долю положу в банк, – я решил придерживаться позиции Габриеля, – а ты можешь всё потратить на платья.

– Но ты должен купить мне платье, а лучше два. – Пешка была невероятно решительна.

– Я? Должен?

– Да. Ты сам его мне выберешь и купишь как подарок… – Пешка помолчала и добавила, – на свои деньги.

– Я даже догадываюсь, к какому портному мы пойдём. – Пробормотал я себе под нос.

   Пешка, убедившись, что я сдался, легла на солому с победной улыбкой. Город нас встретил привычной суетой. В первую очередь мы заглянули в гильдию, сдали задание и получили свои две золотые монеты. Пешка уже хотела рвануться к портному, но я предложил ей сначала вымыться. Габриель проблемами чистоты не страдал, поэтому направился домой, мы заглянули в дом, лишь чтобы взять чистые вещи. Посетив помывочные, мы направились к портному. А точнее, к его жене Лейле. Пешка и Лейла могли болтать часами, но в этот раз я напомнил, что мы собираемся прикупить платье орчихе, что возымело эффект. Конечно, наблюдать, как стройная фигурка Пешки меняет одно платье за другим, было приятно, но солнце уже клонилось к закату, поэтому я мог только поторопить её. Платье было выбрано и куплено, Пешка довольна, а я наконец смогу быть свободен.

   Проводив свою подругу до дома, я нашёл повод уйти и направился в банк. Для возникшей идеи мне нужны были деньги. Со счёта я снял одну золотую и двенадцать медных монет. Блуждая по закаулкам и переулкам города, я старался убедиться, что за мной нет хвоста. Временами раскидывал паучью сеть, место, куда я направляюсь, не для посторонних глаз. Накинув на голову капюшон, я направился к месту рандеву. Таверна «Одноглазый», я здесь бывал раньше, и место мне не нравилось, сразу было видно, что завсегдатаи таверны – бандиты и убийцы. Войдя в таверну, я сразу же направился к её хозяину. Когда тот обратил на меня внимание, положил двенадцать медных монет на стойку и сказал.

– Мне нужен Краймен. Срочно.

– Я передам, что его ищут. – Хозяин произнёс слова без энтузиазма.

– Прошу поторопиться. – Я положил серебряную монету на стойку. – Дело важное, а времени мало. Я буду ждать вон за тем столиком. – Я указал на свободный столик в углу таверны, откуда хорошо был виден весь зал. Прошу принести мне кружку воды и, по возможности, огородить меня от местной публики. – На этих словах хозяин улыбнулся. – Иначе с их трупами будете разбираться сами. – Вот тут улыбка сползла с его губ.

– Понял.

   Столик оказался действительно удобным. С него можно было просматривать весь зал. Посетители приходили и уходили, некоторые косились на «ребёнка в одиночку занимающего стол», но меня не трогали… какое-то время. Всё-таки одни из изрядно выпивших посетителей решили докопаться до беззащитного дитя.

– Мальчик. – Запах перегара и гнилых зубов доносился до меня даже за несколько метров. – Ты потерялся что ли? Так пойдём с нами, мы покажем тебе, где дом. – Здоровяк упёрся руками о стол и внимательно смотрел на меня.

– Эй, хозяин! – Крикнул я в сторону стойки бара. – Что мне будет, если я сейчас убью эту свинью? – Держа наготове стилет и алмазные иглы, я был готов действовать.

– Рейнхард! – Донёсся голос хозяина. – По кой чёрт ты к нему пошёл? Проблем что ли захотел? Или в кургане решил поселиться?

– Да кто он…

– Я сказал, – ещё громче заорал хозяин, – отойди от него!

   Здоровяк с гнилыми зубами ушёл, что-то причитая, а к моему столику подошёл хозяин с ещё одной кружкой воды.

– Краймен скоро подойдёт. – Тихо сказал он мне. – Ты, правда, убил бы его?

– Сделай он ещё одно движение в мою сторону, и здесь лежал бы его труп. – Я смотрел на хозяина уверенным взглядом.

– Ты правильно поступил, что позвал меня. Спасибо. Он мой постоянный клиент.

   Я кивнул и продолжил ждать. Естественно, пить местную воду не дезинфицируя её, я не собирался. Заклинание очистило воду и показало, что там нет лишних примесей. Местная вода на вкус была довольно хорошая, наверное, у хозяина есть собственный колодец. Краймена пришлось ждать ещё минут пятнадцать. Он был закутан в плащ, а капюшон полностью скрывал его лицо, довольно тяжело разобрать под тканью хоть что-то.

– Что за срочность? – Краймен сразу перешёл к делу.

   Я протянул закрытую руку и передал монету своему знакомому так, чтобы никто не видел. Взглянув на содержимое ладони, Краймен присвистнул.

– Вижу, что дело действительно срочное. – Уже мягче сказал эльф.

– Да. – Я перешёл к сути. – Мне нужна информация о семье Яр-Штерн. А конкретно её связь с храмом богини судьбы, как текущая, так и прошлая. Как они связаны, какие дела проворачивают. О самом храме, случалось ли что-то странное с путниками, которые там ночевали. О жрице, её способностях, возможностях, слухах. О Людвиге Яр-Штерне, о его тёмных и светлых делишках.

 

– Будет. – Чётко ответил Краймен. – За такую сумму раскопаем всё, что есть, и чего нет. Что-то ещё?

– Пожалуй, да. – Я подумал. – Ещё раскопайте всю информацию на младшую дочь Людвига – Лилиану. Слухи, связи, повадки, пристрастия.

– Положили глаз на аристократку, граф? – Из-под капюшона виднелась улыбка вора.

– Скорее она на меня. – Я усмехнулся. – И мне нужно понять, это часть большого плана Людвига или это её собственная инициатива.

– А Вы уверены, что у барона Яр-Штерна большие планы на Вас?

– Уверен. – Я не стал уточнять подробности. – Чем раньше будет полная информация, тем лучше. Но не позднее, чем через семь дней дайте мне всё, что сможете узнать.

– По рукам. – Краймен протянул руку, которую я с удовольствием пожал.

   Надеюсь, что золотая монета потрачена не зря.

Глава последняя

Прошлое и будущее.

   Монстры. Они никогда не переведутся. Самое распространённое задание в гильдии – убить монстра или монстров. Именно это задание наиболее предпочтительно для нашего отряда. Гоблины, варги, грулы, волколаки. Все они наиболее распространённая мелочь. На таких тварей как василиски, горгоны, а уж тем более драконы нам не позволял брать задания наш ранг наёмников. Когда я услышал о горгонах, то сначала представил себе змеевидных девушке со змеями в волосах и каменным взглядом, но сильно ошибся. Горгонами оказались похожие на быков, полностью чёрные твари, с неимоверной силой и магической атакой земляной стихии. Вообще в бестиарии гильдии много разной интересной информации. Что же до драконов, они редко попадались, да и считались разумными существами. Гильдия брала на них задания, только если они причиняли массовый ущерб мирным жителям: Разоряли деревни, уничтожали поля, похищали разумных. А вот если какой-то аристократ пожелает поживиться ценной частью дракона и даст задание на его убийство, то получит отказ от гильдии. Да и вообще, драконы встречались крайне редко, в основном проживая в местах, недоступных для человека.

   В этот раз мы набрали сразу несколько заданий в гильдии по охоте на разных тварей. Нам этих заданий хватит дней на пять. Удивительно, но, несмотря на распространенность такого вида заданий, наёмники не столь часто за них принимались. Высокоуровневые наёмники не брались из-за низкой оплаты, а низкоуровневые часто умирали на подобных заданиях. С тех пор, как у нас в команде появился Габриель со своим «башенным» щитом, нам стало значительно проще справляться со всеми тварями. Выстрелы из луков из-за спины нашего «танка», атаки алмазными иглами, удары мечами и стилетом, помогали избавиться от многих проблем. В конце концов, когда Габриелю надоедало играть роль стенки, он шёл вперёд, размахивая алебардой в одной руке и щитом в другой руке, круша противников направо и налево. Естественно, Габриель не выходил из подобных заварушек без ранений. Но его тело было довольно крепким, а раны быстро заживали. Так же, я с собой всегда носил несколько лекарств и антидотов от различных ядов. Особенно от ядов гоблинов, которые создавали его из корня чаще всего из корня лиара и своих собственных испражнений.

   Ещё одним видом заработка, лично моим, является сбор кожи погибших существ. Я уже хорошо наловчился быстро и качественно снимать шкуры с различных тварей, что позволяло в городе продать их за приличную цену. Чем реже было существо и чем крепче его кожа, тем дороже её можно продать. К сожалению, мясо монстров было не просто довести до города, прежде чем оно испортится, но питаться им вполне можно, хотя оно и является жилистым и жёстким, но некоторые твари невероятно вкусные. Габриель, беря с нас пример, пытался научиться стрелять из лука, он был упорен в этом деле, но у него ничего не выходило. Поэтому он сосредоточился на тренировках по обращению с алебардой, чтобы не просто размахивать ей в бою, а правильно наносить удары.

   Срок наших договорённостей с Крайменом как раз подойдёт к концу, когда мы вернёмся с заданий. Уничтожение лагеря гоблинов прошло вполне успешно. Конечно, такие методы можно считать жестокими, но я просто набрал ядовитой травы, положил её в ветошь, несколько своеобразных газовых гранат поджёг их и бросил в пещеру. И Пешка, и Габриель косо смотрели на меня из-за этого, но я предпочитал быстро и безопасно для нас разобраться с этими тварями, чем бродить по тёмной пещере. Дым от травы выходил наружу, а создаваемый газ стелился по земле и уходил вглубь пещеры. Те гоблины, что замечали что-то необычное, выбегали наружу, встречая смерть в виде нас, а те, что оставались внутри, умирали от отравления. За трофеями, в таких случаях, мы приходили через несколько дней, когда газ выветрется. Вот и в этот раз задание с гоблинами мы выполняли первым, а затем направились истреблять других монстров.

   Самым тяжёлым оказалось задание на убийство людоеда. Им оказался Огр. В одной из деревень стали пропадать люди в лесу, наша задача была найти тварь и убить. Огр оказался довольно умный и сильный, завидев нас, вместо обычных деревенских крестьян, он пустился наутёк и убежал в лесное болото, по большим следам этого монстра мы нашли пещеру, где прятался огр. Бой с ним стоил нам много сил и нервов. Впервые мои алмазные иглы меня подвели. Огр обладал невероятной, для своего вида, регенерацией. Даже пронзённый глаз и мозг не являлись для него проблемой, такие раны временно дезориентировали его, но не убивали, раны заживали. Высотой этот монстр был как три Габриеля и имел соответствующую комплекцию. Естественно, что в силе Габриель уступал ему, но всё равно сыграл важную роль в нашей битве. К тому времени, как мы разработали действенный план в борьбе с огром, мой запас энергии остался лишь на две алмазные стрелы. Я одновременно ударил в глаз и сердце и отключился от истощения. Когда очнулся, голова огра уже была снята с его плеч. Этот трофей мы везли в гильдию, вместе с остальными, на пятый день нашего путешествия.

– Помыться! – Пешка неприлично чесалась и обнюхивала себя. – Рэй, почему мы не могли хотя бы искупаться в озере?! Почему ты так спешил закончить со всеми заданиями и вернуться.

– Предчувствие. – Врать Пешке было тяжело, но я и не говорил неправду. – С тех пор как мы вернулись от Яр-Штернов, я чувствую, что что-то должно произойти.

– Опасность? – Встрепенулся Габриель, управляя телегой. – Нас ждёт засада или подстава?

– Нет. – Неопределённо сказал я. – Чувство, словно прошлое наступает мне на пятки. Не могу сказать точнее. Но я нутром ощущаю, что нужно торопиться.

   Опять эта интуиция. Порой она подкидывает что-то интересное. Порой остерегает от опасности, а иногда делает всё только хуже. Но за это время, я понял, что лучше следовать ей. Наша телега была забита трофеями. В пещере гоблинов обнаружились несколько комплектов доспехов и оружия, похоже, что мы не первые, кто пытался зачистить их гнездо, так же орудия труда, например топор, коса или мотыга, но весь этот металлолом проржавел и стоил бесценок. Так же мы получили двадцать две пары ушей этих маленьких тварей. Две шкуры Варгов, три шкуры грулов и их клыки, шкуры волков, голова огра. Ещё наткнулись на пару редких трав, но обработать их на месте было нечем, а до города они потеряют свои свойства, пришлось оставить их в дикой природе.

   Чтобы не портить отношение с местной стражей, мы исправно платили пошлину за телегу, вместо того, чтобы качать права, будучи наёмниками. Тем более, патрули стражи по-прежнему охраняли наше жилище, хотя сейчас это не требовалось вследствие договорённостей с Крайменом. Но, таким образом я поддерживал хорошие отношения с местной стражей, возможно пригодится. Как бы нам не хотелось помыться, в первую очередь мы направились в гильдию отчитаться и получить награду. За все задания нам вручили восемьдесят серебряных монет. Особенно оценили голову огра, за неё даже выплатили отдельную награду. Аристократы ценили такие трофеи, украшали им стены или пугали врагов, зависимо, что с ними сделает таксидермист.

   Дома нас встретила радостная Килия. Она всегда беспокоилась, когда мы уезжали на задания. В этот раз было не исключение.

– Рэй, – обратилась ко мне Пешка, как только мы пересекли порог дома, – погрей воду, я хочу искупаться.

   Одна из небольших комнат на втором этаже была оборудована под ванную комнату, к сожалению, реальную ванну сделать не вышло, поэтому там стояла бочка. Обычно, Габриель носил воду, а я, используя бытовую магию, нагревал её. Пешке это так понравилось, что в основном мылась там только она. Из комнаты шёл специальный сток, чтобы избавляться от воды. А вот способа быстро набрать туда воду я ещё не придумал. Приходилось таскать вёдра.

– Господин Рэй. – Неуверенно обратилась ко мне Килия. – Вчера приходил странный разумный, закутанный в плащ и капюшон, и просил передать Вам вот это. – Килия протянула мне двенадцать медных монет. – Он сказал, что Вы знаете, что это значит.

   Спасибо. – Я действительно знал. Хотя в обратную сторону мы не использовали такой сигнал, но догадаться было не трудно. – Килия, подготовь всем чистую одежду, и тебе придётся отнести нашу походную одежду в стирку. После того как нагрею воду для Пешки, я отправлюсь по делам.

   Килия кивнула и удалилась, а я задумался. Краймен хочет со мной встретиться, значит, уже есть какая-то информация. Закончив с домашними делами, я и Габриель отправились в помывочные, хоть полукровка не очень следил за гигиеной, но он точно собирался к своим подружкам из борделя и предпочитал быть чистым. Приняв водные процедуры, я закинул грязную одежду домой и в запасном комплекте брони и плаще отправился в таверну «Одноглазый». Вновь блуждая по переулкам и закаулкам, я убедился, что нет хвоста. В таверне сегодня было тихо, хоть и гости присутствовали. Я подошёл к хозяину таверны, имя которого я так и не узнал и положил двенадцать медных монет на стойку. Тот кивнул и сразу куда-то ушёл, я же занял уже примеченное место в углу таверны. Посетителей было мало, никто не обращал на меня внимания. Краймен пришёл довольно быстро, увидев меня, он сначала подошёл к хозяину. Тот попросил всех присутствующих покинуть заведение. Посетители были удивлены, но спорить не стали. Вскоре в таверне остались только мы с Крайменом, даже хозяин удалился во внутренние помещения, заперев входную дверь.

– Я смотрю, – начал я разговор, – ты имеешь довольно большое влияние в теневом мире.

– Разговор достаточно серьёзный, чтобы не было чужих ушей. – Краймен снял капюшон и сел за стол напротив меня, протянув мне лист с бумагой. – Это что касается храма. Прочтите сразу и сожгите.

   Я внимательно посмотрел на Краймена, тот ждал, пока я прочту. Бумага была исписана ровным легко читаемым почерком: «Храм богини Синтрии существует более четырёхсот зим. Практически с основания храма попечение над ними взяло семейство Яр-Штернов, не богатое и неизвестное семейство. С тех пор семья Яр-Штерн начало стремительно подниматься в глазах знати. Из рядовой аристократической семьи, бароны Яр-Штерн стали достаточно влиятельными и богатыми, чтобы потягаться с графами или, даже герцогами. За четыре сотни лет семейство пережило множество нападений, покушений и различных интриг, но всегда выходило победителями из всех передряг. В то же время сам храм тщательно охраняется, как открытым способом, так и скрытыми восками семейства Яр-Штерн. Любые попытки обворовать храм, заканчиваются неудачей. Все покушения на членов семьи Яр-Штернов заканчиваются неудачей. Идти против храма или семьи Яр-Штернов не рекомендуется».

   Я дважды перечитал этот клочок, убедившись, что всё правильно понял, сжёг эту информацию магией.

– То есть, – решил уточнить я, – считается, что храм судьбы предсказывает будущее для семейства Яр-Штернов, а в ответ имеет полное их покровительство?

– Да. – Уверенно ответил Краймен. – Я расспросил своих знакомых и они поделились несколькими историями, когда прекрасно проработанные планы по нападению или ограблению семейства Яр-Штерн проваливались, словно они были осведомлены заранее. Некоторое время, в нашей среде, ходили слухи, что завелась крыса. Много голов полегло, но следов не было обнаружено. Лет пятьдесят назад, у нас появился учёный, которого жизнь забросила из верхов светил образования в низы грязи и смрада. Его умной голове нашлось применение… Без подробностей. Но именно он, когда-то, сделал этот отчёт.

– Ясно. – Я задумался. – И от этого мне ещё больше не нравится их заинтересованность во мне. Они знают то, чего я не знаю.

– А информация – это оружие. – Добавил Краймен.

– Я смотрю, что наши мнения в этом схоже. – Мне всё больше нравился этот «вор». – Хорошо, что по поводу странных происшествий в храме.

 

– Ходят разные слухи, кому-то снится будущее, кому-то снится их смерть, которая не настигает их. Кому-то снится прошлое. Кого-то просто мучают кошмары. Само место считается проклятым для гостей, поэтому редко кто там останавливается. Вам, граф, следовало это узнать прежде, чем ехать туда. Было пара случаев, когда разумные лишались рассудка.

– Не лучшая перспектива. – У меня по спине пробежали мурашки. – Хорошо, что с нами ничего не произошло. Что ещё?

– Жрицы или жрецы храма считаются благословленными самой богиней. Они обладают способностями предсказывать судьбу разумного, видеть его будущее, хорошие и плохие свершения, подробности малоизвестны. Говорят, что девяносто девять предсказаний из ста у них сбывается. А ещё ходит слух, что жрица не может увидеть будущее разумного, если он находится под непосредственным покровительством другого бога.

   Последние слова заставили меня хорошенько задуматься. Мирхи смогла увидеть будущее Габриеля, хотя тот является созданием бога огня Гарфуса, но, возможно он сейчас не находится под защитой и покровительством бога. А что на счёт меня? Почему она не смогла увидеть моё будущее, почему я смог увидеть будущее всех своих спутников? У меня есть бог – покровитель? Лучше не стану рассказывать Краймену о том случае.

– Продолжай.

– Все служители храма сироты, даже у тех, кто был изгнан из храма за различные прегрешения, нельзя узнать какие либо подробности. Не то, чтобы они не хотели рассказать, они просто не могли, словно не помнили или им мешали.

– Значит, тайны храма охраняются очень хорошо. – Сделал я вывод.

– Верно. – Кивнул Краймен. – А ещё, ходит слух, что все жрицы храма обладают огромными магическими способностями, наравне с боевыми магами. Между храмом и домом Яр-Штернов регулярно ходят кареты, повозки, телеги. Поговаривают, что жрица время от времени бывает в поместье Яр-Штернов, но когда и как её перевозят – неизвестно.

– С храмом всё ясно, слишком много тайн. – Я взял себя за подбородок и уставился на потолок. – Что на счёт Людвига Яр-Штерна?

– Умный, смелый, рискованный. Часто участвует в различных авантюрах, из которых всегда выходит победителем. Если он что-то делает, то делает с определённой целью и всегда её достигает. Из местных аристократов не боится никого, даже губернатора виконта Вильяма Яр-Солода. – На этих словах я понял, что вся моя бравада при нашей сделке ничего не стоила, я просто играл под дудку Яр-Штерна. – Если бы он хотел, то сам бы мог стать губернатором, да и титул повыше барона семья Яр-Штерн может получить довольно легко, но, по каким-то неведомым причинам, не делает этого.

– Устраняют конкурентов. – Решил я. – Не собирая информацию о них, можно легко подумать, что они мелкая баронская семья, которая не станет перечить другому барону, а уж тем более виконту или графу. – От Краймена послышался смешок. – Таким образом, они могут с лёгкостью избавиться от препятствий на пути. А титул ничего не значит, когда есть сила… или когда её нет.

– Хорошо сказано. Ещё добавлю, что сам Людвиг хороший боец, очень расчётлив и имеет связи даже в столице, в королевской семье.

– И последний интересующий меня вопрос. – От ответа зависели дальнейшие события. – Что расскажешь о Лилиане?

– Она вся в отца. Хитрая, расчётливая, умная. Она не похожа на девочку, которая может просто так влюбиться, поговаривают, что отец хочет передать управление семьёй именно ей, а не кому-то из сыновей. Так бывает крайне редко, но законы Фингрии допускают такое. Ходят слухи, что все её поведение с ухажёрами было спланировано отцом. Такой вывод был сделан, так как семьи этих знатных ухажёров подвергались притеснениям со стороны Яр-Штернов и других аристократов, после стычки с дочерью Людвига. Некоторым пришлось покинуть Дрейзд.

– Всё ещё хуже, чем я думал. – Задумчиво произнёс я. – Что-то ещё?

– Нет, господин граф. – Краймен покачал головой. – Надеюсь мы достаточно удовлетворили Ваше любопытство и оно стоило таких денег.

– Да. Более чем. – Я кивнул. – Спасибо, Краймен. И, может, будешь называть меня на «ты»? Я на несколько сотен лет младше тебя.

– Договорились, Рэй.

   Таверну я покидал в плохом настроении. Предоставленная мне информация оказалась очень полезна, но груз этой информации был слишком тяжёлым. В первую очередь, нужно продумать линию поведения с Лилианой. Возможно, стоит вообще покинуть город или страну. Возможно, пора узнать, что произошло с моей семьёй. Так за раздумьями я пришёл домой. Экипаж возле ворот сразу вызвал подозрения в моём сознании.

– Господин Рэй – из открывающейся двери экипажа донёсся голос Лилианы. – Ваши спутники совершенно не проявляют уважения к аристократам. Они отказываются впустить меня в дом.

– А почему они должны пускать чужого человека в дом? – Я был удивлён и ошарашен приездом баронессы. – Тем более аристократа, когда дома отсутствует равный.

– Но сейчас же Вы пригласите меня в гости? – Улыбка Лилианы была слишком искренней.

– Почему бы и нет? – Я подошёл к входным воротам и постучал в них. – Габриель, открывай!

   Очень не вовремя прибыла Лилиана, но прогонять её будет очень странным поступком, поэтому нужно узнать, что она хочет и поскорее выпроводить. Охрану Лилианы я в дом отказался пускать. Пройдя в гостиную, мы сели за стол, к нам присоединилась Пешка, а вот Габриель ушёл на конюшню, он не хотел оставлять охрану без присмотра.

– Эй ты! – Лилиана обратилась к Килии, спускающейся со второго этажа. – Принеси нам чай.

– Килия. – Спокойно позвал я служанку, прежде чем она пошла на кухню. – Запомни. В этом доме отдавать распоряжения могут тебе только Габриель, Пешка и я. Кем бы не был наш гость, он не имеет право приказывать тебе.

– Да, господин Рэй. – Килия остановилась и слегка поклонилась.

– Но наша гостья права. Принеси нам чай.

   Килия пошла на кухню, чтобы подготовить напитки. Чай у нас был на случай прихода гостей, сами мы предпочитали другие напитки. Я пил воду или молоко. Пешка пила пиво или отвар из трав. Габриель, в основном, пил воду. На него плохо влиял алкоголь.

– Так зачем Вы к нам пожаловали, госпожа Лилиана. – Вопрос задала Пешка.

– О! По несколько тривиальному вопросу. – Лилиана улыбнулась и продолжила. – Я рассказала о нашем путешествии отцу. Так же о той ночной встрече у пруда. – Пешка при этих словах сузила глаза. – И мы решили прийти к Вам, дорогой граф, с предложением, от которого Вы не сможете отказаться?

– И что же это за предложение? – У меня были смутные подозрения. Но наш разговор прервала Килия с подносом и тремя чашками.

   Килия разложила чашки и по моей просьбе удалилась к себе в комнату. Лилиана взяла чашку и сделала из неё глоток, мы с Пешкой последовали её примеру.

– Довольно хороший чай. – Сказала Лилиана. – Жаль, что неумело заварен, Вам бы подыскать прислугу получше, граф.

– Для меня любой чай на вкус как трава. – Я сморщился, показывая своим видом, что так и есть. – Но мы отклонились от темы. Что за предложение?

– Наша семья, хотела бы договориться с Вами, граф Рэй, о помолвке.

– Что? – Пешка чуть не выплюнула чай.

– Нет. – Спокойно ответил я, делая ещё один глоток из чашки.

– Эм? – Кажется, мой ответ удивил Лилиану. – Могу я узнать причину столь категоричного ответа, граф?

– У меня есть разные причины. – Уклончиво начал я. – Но самый главный аргумент, что я уже помолвлен.

– Что?! – В этот раз выкрикнули обе мои собеседницы.

– А чему Вы удивляетесь? – Я лишь спросил насмешливо. – Напомню, что родом я из империи Силот. Хоть я и не могу раскрыть детали своего прошлого, но в моей родной стране ранняя помолвка вполне обычное дело, мне было пять лет, когда официально объявили о моей помолвке с… будущей женой.

– Ты не говорил. – Пешка выглядела очень грустно.

– Я многое не рассказывал о своём прошлом.

Рейтинг@Mail.ru