Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

   - Убил «Свиномордого». 

   Некоторое время я молчала. Он слишком легко относится к жизни разумного. Набравшись решимости, я спросила про слухи, про большой куш, якобы, найденный нами. Рэй перестал писать и повернулся ко мне. Его лицо было очень серьёзным. Он сказал, что все эти слухи ложь и никакого большого куша там не было, но вот то, что он отправляется Вейрон, это правда и я, если всё ещё считаю нас общей группой, тоже едет с ним. Он взял в гильдии наёмников задание на сопровождение купца, везущего из Дрейзда в Вейрон свой товар. Моя способность, определяющая ложь, говорила, что Рэй говорит чистую правду. Но с ним уже были прецеденты, когда он говорил правду и лгал в одно время. Легла спать я с беспокойством, но тщательно всё обдумав, решила довериться Рею. Всё-таки, сама судьба мне указала на него. 

Глава 14

Сопровождение купца.

   Все необходимые приготовления вчера были завершены. Пешка ничего не подозревает, но это и к лучшему. Более того, её неведение – часть плана. Покончив с утренними процедурами, я отправился в гильдию наёмников. Не то, чтобы там мне что-то нужно было сделать, но после дуэли со «свиномордым» я приметил там хорошую спортивную площадку, где можно размяться и позаниматься. Пешка пошла со мной, кажется, сегодня её настроение лучше, чем вчера, странно. Разминочный комплекс, бой с тенью, отработка работы с мечом и щитом, растяжка. Бойцы этого мира, даже опытные сосредоточены на силе своего удара и крайне редко думают о ловкости и технике, именно это позволяет мне выигрывать в боях, именно поэтому, что бандиты, что «свиномордый», для меня были простыми противниками. А ведь все они считались хорошими бойцами.

   Пешку я уже ввёл в суть нашего задания. В полдень нам нужно прибыть на центральную площадь, оттуда местный купец, Верад, отправится Вейрон. Путешествие туда займёт полтора дня, поэтому по дороге придётся остановиться на ночлег. Вот на ночлеге и должно произойти всё самое интересное. Улыбаясь своим собственным мыслям, я привлёк внимание Пешки. Она спросила, что это у меня за злобный оскал, но я ответил лишь, что предвкушаю хорошую добычу. Добыча и правда будет хорошей, если я всё правильно рассчитал. Ополоснувшись, мы вернулись в гостиницу, где в очередной раз проверили все необходимые припасы. Я достал из походного мешка небольшую сумочку и повесил её на пояс, так, чтобы было видно окружающим.

– Что это? – Вполне естественно было услышать вопрос от Пешки.

– Бижутерия. Иначе говоря, тот самый «большой куш», который мы якобы нашли в пещере волколака.

– Так всё-таки ты что-то там нашёл?

– Нет – я покачал головой. – Лишь кости. А эта бижутерия мне нужна для задания.

   Пешка странно смотрела на меня. Тяжело разговаривать с тем, кто видит правду. Кажется, впервые способность Пешки, заставляет именно её чувствовать себя неловко, а не окружающих, так как мне её способность не доставляет хлопот. Ближе к полудню мы направились на центральную площадь. Верада узнать было не тяжело, хоть он и эльф, но отличался тучностью фигуры, что было крайне невероятно для эльфов, а также носил очки с толстым стеклом-линзой. Прибыв на место, мы обнаружили ещё двоих наёмников. Орка и Не́людя-кролика. Орк был таким же рангом как и Пеша – девятый. А вот кролик оказался восьмого ранга. Познакомившись, мы узнали, что они оба потеряли своих напарников и действовали сейчас в одиночку. Дождавшись полудня и убедившись, что больше никто не придёт, отправились в путь. Чтобы скоротать время решили поделиться своими историями. По рассказам Орка, Свена, он потерял свою группу, когда они взяли задание на уничтожения гнезда гоблинов. Хотя гоблины и не отличаются по физическим данным от ребёнка десяти-двенадцати лет, но они берут хитростью, количеством и тем, что хорошо видят в темноте. Орк единственный, кто смог сбежать из того логова живым. За такое можно обвинить в трусости. Именно поэтому он отправляется в Вейрон, в Дрейзде с ним никто не захотел объединяться в группы. История кролика, Генри, была похожа на историю Пешки. Вместе со своей группой он охотился на банду разбойников, при встрече, тех оказалось больше, чем они рассчитывали, в неравной схватке выжил только кролик. Но после этого задания он остался с хорошими деньгами, поэтому решил переехать в Вейрон и там осесть, заняться более безопасным делом и завести семью. Пешка поведала свою историю и как встретилась со мной. После её рассказа все посмотрели на меня.

– Меня зовут Рэй. Мне двенадцать лет, весной будет тринадцать. Я потерял свою семью. – На глаза начали накатываться слёзы. – Поэтому вынужден скрывать своё настоящее имя. Во время странствий натолкнулся на Пешку, хоть она и орчиха, но очень похожа на мою маму, поэтому путешествую с ней. – К концу рассказа предательские слёзы уже текли из глаз.

   Пешка подошла ко мне и обняла, прошептав:

– Почему ты мне раньше не рассказал?

   Спектакль удался, зрители поверили. Как я и думал, способность Пешки имеет свои огрехи, есть способы обмануть её. Но моя цель не в обмане Пешки. Нужно выполнить задание гильдии, так я смогу поднять свою репутацию и заработать.

   Дальнейшая наша поездка сопровождалась небольшим столкновением с разбойниками, которое даже не стоит упоминание. Похоже, что разорившиеся крестьяне взяли в руки мотыги, вилы и топоры, и решили заняться разбойничьим ремеслом. Против хорошо вооружённых и обученных наёмников такие разбойники всё равно, что дети с палками против рыцарей. Их даже убивать было жалко, поэтому я стрелял в конечности. А вот кролик с орком жалости не испытывали и зарубили несколько «разбойников», остальные сбежали. Брать с них было нечего, но я взял у одного из мёртвых небольшой топорик, всё-таки с ним удобней заготавливать хворост для костра, только нужно будет наточить его. Орк ехал с торговцем на ко́злах, так как обладал хорошими навыками наблюдательности, поэтому мог заметить врагов прежде чем будет слишком поздно. Я с Пешкой и Генри путешествовал внутри повозки, готовые в любой момент выскочить и вступить в бой.

– У тебя из сумочки ожерелье сейчас выпадет. – Кролик обратил моё внимание на сумку с «бижутерией», из которой частично высовывалось ожерелье из жемчуга.

– Ой, спасибо, я и не заметил. Так бы и потерять недолго. – ответил я засовывая ожерелье обратно в сумочку.

– Так это драгоценности, о которых ходят слухи? Те, что вы добыли в логове Волколака?

– Нет, это лишь ценности, захваченные мной из дома, когда я убегал. Хотел продать из ювелиру, так как с деньгами сейчас туго.

   От моих слов лицо Пешки перекосилось. Ещё бы! Я откровенно врал, настолько откровенно, что даже кролик Генри мне не поверил. До вечера больше никаких происшествий не произошло, и мы свернули на удобную, для привала, полянку. Я со Свеном отправился за хворостом, Генри вызвался пополнить запасы воды и набрать воды для супа. Пешка разделывала подстреленного мной, ещё в дороге, зверька, с виду похожего на хорька. Мяса не много, но в сочетании с овощами, которые были у торговца и специями, которые я всегда носил с собой, может выйти хорошая похлёбка. Торговец Верад в это время занимался своими лошадьми, он их расседлал, причесал и накормил. Сразу видно, что лошади для него не просто инструмент, но партнёры.

   Ужин вышел и правда вкусный, если бы не одно но. Через несколько минут после того, как все съели свои тарелки, я заметил, что мои попутчики начали падать один за другим. Первым упала Пешка, глаза были открыты, она пыталась что-то сказать, но выходили лишь невнятные звуки. После неё Верад. Буквально через минуту лежали все пятеро на земле. Но затем кролик Генри внезапно встал и рассмеялся.

– Ха-ха-ха. Вот уж не думал, что вследствие отъезда из города хорошо заработаю. – Кролик смеялся всё громче, его смех стал походить на сумасшедшего. – Извините, но всем Вам придётся сегодня умереть.

– Это интересное предложение, но я пожалуй откажусь. – Мои слова звучали с усмешкой, я медленно поднялся.

– Как? Ты же тоже ел суп, почему на тебя не действует паралич?

– Потому же, почему и на тебя. Я принял противоядие. – Взяв в руки меч и баклер, я начал двигаться по окружности, так, чтобы на моём пути не было парализованных союзников, а оставался только кролик. – Запах чистотела и дымянки хоть и был очень слабым, но для человека, хорошо знакомого с травами было легко распознать его. Было бы куда эффективнее использовать яд. Но я знал, что ты не станешь так делать.

– Откуда? Кто ты такой.

– Возмездие, кара, сама смерть. Выбирай сам. – С этим словами я сделал резкий выпад, чтобы кролик отошёл подальше от возможных заложников.

   Генри отскочил и достал из-за пояса два кинжала. Кажется, этот противник тоже сосредоточен на ловкости, а не на силе, будет тяжелый бой. Пляска смерти началась, я принимал удары его кинжалов на баклер, а он в свою очередь легко отклонял мои удары мечом. Оба прощупывали друг друга, не показывая своих истинных способностей. Похоже, он заслужил восьмой ранг наёмника не просто так, скорее всего. Он даже сильнее и равняется седьмому рангу по своим навыкам. Бой шёл медленно, кролик не стал меня недооценивать, а я надеялся, что смогу поймать его на ошибке.

– С тобой интересно, но пора бы заканчивать. – С этими словами кролик вытянул руку вперёд и сформировал огненный шар, запустив  его в меня.

   Такая атака стала для меня неожиданностью. Времени уворачиваться у меня не было, поэтому принял удар на баклер. Тот сильно раскалился и обжег мне руку, щит я выронил, но шар он остановил. Последовавшая за этим атака кролика чуть не стоила мне жизни, но изогнувшись, я увернулся от удара кинжалом, лишь слегка задевшим мне щёку. Из раны полилась кровь, сердце бешено заколотилось, в прошлых боях я не был так близок к смерти. Разорвав дистанцию и отойдя на несколько шагов, я вышел из боевой стойки и, хищно улыбнувшись, сказал:

– Ты прав, пора заканчивать.

 

   При создании заклинания, я не делал каких либо движений, как тот же кролик, что вытянул руку, этого не требовалось. Основа магии – фантазия мага. Да, проще вытянуть руку, представив, что ты швыряешь что-то, но это так же даст противнику возможность подготовиться или, наоборот, может служить обманку. Кролик принял мои слова за блеф и двинулся в мою сторону. Сформировав четыре алмазные иглы, я направил в их в суставы противник, по две в каждое колено. Сами по себе иглы, поражающие не жизненно важные органы не слишком опасное оружие, но вывести из строя суставы, кости и мышцы, вполне могли. Алмазные иглы прошили тело насквозь, пробив ткани и кости, кролик упал лицом в грязь, не дойдя до меня буквально два шага, кажется, он и сам не понял, что произошло. Воспользовавшись моментом, пока тот не очухался, я схватил топорик, так и висевший у меня на поясе и обухом ударил по голове кролика. Откинув кинжалы от рук обмякшего противника, я взял из походного рюкзака верёвку и крепко связал убийцу. И только после этого я сел на землю и вздохнул с облегчением. Пот стекал у меня со лба, левая рука отдавала болью. Ожог от огненного шара оказался сильнее, чем я думал, несколько дней я не смогу нормально работать левой рукой.

   Из задумчивости меня вывело мычание, раздавшееся от костра. Вернувшись к походному мешку, я достал несколько листочков водянки и положил спутникам в рот. Через пятнадцать минут паралич с них спал, и меня завалили вопросами. Но я жестом остановил их.

– Верад, или как тебя на самом деле зовут? – Я посмотрел на торговца, а тот даже удивился с моих слов. – Ещё раз свяжи кролика, заткни ему рот кляпом и надень на голову какой-нибудь мешок. От этого убийцы можно ожидать всё, что угодно, не хотелось бы сюрпризов. И не смотри на меня так, я знаю, что ты из гильдии. Завтра утром я отвечу на все интересующие вас вопросы, если смогу. А сейчас дайте мне поспать, я очень устал.

   Ход боя, ранение и резкий расход магической энергии сильно сказались на мне и я начал засыпать уже в конце фразы. Последнее, что промелькнуло в моём сознании, момент, как Пешка укутывает меня дорожной накидкой.

Глава 15

Правда.

   Проснулся от тряски повозки. Открыв глаза, первое, что увидел, Пешку, держащую мою голову на своих коленях. Похоже, что сон затянулся, и мы уже едем. Осмотрев раненую руку, я понял, что её обработали и перевязали. Пешка, увидев, что я проснулась, крикнула Верада и Свена. Повозка остановилась. Окончательно очнувшись, я увидел кролика, крепко связанного по рукам и ногам, в углу повозки, с мешком на голове. Мы с Пешкой вышли из повозки, постелив несколько шкур животных, наша группа расселась, и приступила к завтраку. Конечно, есть вяленое мясо не так вкусно, как только что сваренную похлёбку, но лучше чем голодать. Я молча ел, смотря куда-то в землю и чувствовал тяжёлые взгляды своих спутников.

– Рассказывай. – Не вытерпел Свен.

– Задание гильдии. – Начал я. – Ещё при первом посещении Дрейзда, регистраторша Регина предупредила меня, чтобы я был осторожен, в последнее время начали пропадать наёмники девятого и десятого ранга. Поэтому собирал слухи и информацию, много времени это не заняло, и я уже в первый день придумал, как выйти на предположительного убийцу. Из нескольких случаев я понял, что пропавшие наёмники натыкались на немалые богатства, кто-то находил драгоценности у пойманных бандитов. Кто-то убивал редкое животное и получал за его шкуру большую награду. А кто-то, просто накопив определённую сумму, отправлялся в другой город. Но эти олухи оказались слишком тупыми, разболтав обо всём. В итоге, их либо находили мёртвыми, либо вообще никогда не слышали о них. Началось это где-то месяца два назад. У меня родился план, как поймать убийцу и неплохо на этом заработать. Возвратившись из логова Волколака, в приватной беседе с Региной я изложил свой план. Пустить слух о том, что наша группа в логове Волколака сорвали большой куш и стать наживкой для убийцы. На следующий день был пущен ещё один слух, что для оценки драгоценностей я взял задание на сопровождение каравана в Вейрон, так как местный ювелир не слишком хорош.

– Так это не правда? – Спросила Пешка.

– Я тебе ещё вчера сказал, что это лишь бижутерия. – Я снял мешок с пояса и вывалил содержимое на постеленную шкуру. Там были кольца, заколки, ожерелья, броши и другие красивые, но дешёвые украшения. – Это всё обошлось мне в шестьдесят медных монет, красивая дешёвка.

– А почему ты решил, что он нас не прирежет по-тихому или не отравит? Слишком уж велик риск. – Этот вопрос был задан Свеном.

– На обнаруженных трупах наёмников были найдены следы пыток и истязаний. Так я понял, что перед смертью он любит пытать и издеваться над своими жертвами. Поэтому решил, что он не станет нас убивать сразу. Проблема была лишь в том, что я не знал, кто из попутчиков убийца. Верад отпал сразу, я ни на секунду не сомневался, что он будет не настоящим торговцем, а кем-то из гильдии. – Я повернулся к Вераду и тот кивнул.

– Я действительно член гильдии, но я и торговец. Бывший наёмник. – Добавил Верад. – Сейчас занимаюсь снабжением ресторана для наёмников, что находится при гильдии.

– А вот Свен или Генри является убийцей, я не знал. Поэтому пришлось держаться до последнего. В моём походном рюкзаке можно найти противоядия от трёх видов параличей и трёх видов яда. Если бы я не распознал вид отравления по запаху, то действовал бы уже по-другому.

– Но ведь он говорил, что борется за справедливость! – Кринула Пешка. – Я же чувствовала, что в тот момент…

– Пешка! – Я остановил её. – Что я тебе говорил про информацию? Несмотря на то, что про твою способность знает, чуть ли не каждый второй наёмник в городе, вследствие болтливости вашей группы, это не значит, что ты и сама должна говорить это всем.

– Ты нам не доверяешь. – Взгляд Верада был скорее заинтересованным, чем обиженным.

– Конечно, не доверяю. – Ответил я. – Не более чем необходимо. Общей информацией готов поделиться, а вот свои секреты раскрывать не стану.

   В ответ Верад уважительно кивнул, а Свен лишь почесал голову. Как я и предполагал, ехала наша повозка обратно в Дрейзд, а не в Вейрон. Обратный путь проходил в оживлённой беседе, Пешка, Свен и Верад обменивались историями о своих бывших приключениях. Я же не мог поделиться подобным или рассказать о своём прошлом, поэтому иногда рассказывал анекдоты из моего мира, переделанные на этот мир. Так же время от времени кролик мычал и что-то пытался сделать, но дважды связанный, не мог даже свободно шевелиться. Добрались до Дрейзда мы часа через два после полудня. Кролика общими силами мы сдали в гильдии авантюристов, поблагодарить нас вышел сам глава гильдии. Им оказался не́людь-кот по имени Брейн, на вид которому было за семьдесят, крепкого телосложения и военной выправки. Сегодня у регистрационной стойки оказалось новое лицо. Молодая девушка-человек. Робкая и боязливая, сразу видно, что недавно начала работать. Звали её Роза. Вскоре появилась и Регина. Это было персональное задание от гильдии, за которое мне был обещан один золотой. Высокая цена, но на кону стояла репутация гильдии. По моей просьбе не было ни торжественной церемонии, ни предания огласке моего подвига. А так же я попросил своих спутников не распространяться об этом. И, естественно, свой золотой, я получил так, чтобы никто его не видел.

   Распрощавшись с Верадом, оставшимся в гильдии и Свеном, который начал искать другое задание, чтобы направиться в Вейрон, мы с Пешкой направились в таверну. Ей заказали кружку пива и куриные ножки, а мне молока и печенье.

– Почему ты сделал заказ для себя, словно ты ребёнок. – Пешка, кажется, прислушалась к моим словам и говорила шёпотом.

– Репутация. – Так же тихо ответил я. – По делу поговорим в комнате, а сейчас, давай просто отметим удачное задание. И то, что мне присвоят завтра девятый ранг.

– Так быстро?

– Это была часть награды за успешное устранение убийцы.

   Дальше мы просто развлекались. Пешка не стала ограничиваться одной кружкой пива, выпив вслед за первой и вторую. Хотя она и неплохо переносила алкоголь, я всё-таки предостерёг эту орчиху от третьей. Закончив с празднованием, мы заскочили в банк, там я и поделил нашу награду, счета пополнились на сорок пять серебряных монет, а десяток я оставил для различных расходов. После чего мы направились в гостиницу. Зайдя в номер гостиной, Пешка внезапно обняла меня и шмыгая, сказала:

– Я и не знала, что похожа на твою мать.

– Не похожа. – Пока Пешка осмысливала мои слова, я выбрался из объятий и сел на свою кровать. – Об этом я и хотел с тобой поговорить. Садись. – Я указал ей на её кровать.

   Пешка некоторое время задумчиво смотрела на меня, затем присела.

– Твоя способность… отличать ложь от правды. Она до встречи со мной и с этим кроликом не давала сбоев?

– Нет. Я всегда могла отличить, правду мне говорят или нет. Я думала, что ты какой-то уникальный, но это не так?

– Не в этом деле. Дело в восприятии самого человека, который тебе говорит правду или ложь. – Я посмотрел на Пешку и понял, что она ничего не понимает. – Ладно, объясню на примере. Вот смотри сейчас на меня и скажи, правду я говорю, или нет. – Я дождался кивка Пешки, а сказал, – Я – человек.

– Конечно, ты человек.

– То есть я сказал правду? – Дождавшись кивка, я закрыл глаза, какое-то время молчал, а потом сказал, – Я – орк.

   Ты не орк, ты же… – Глаза Пешки расширились. – Ты сказал правду. Как это возможно?

– Хорошо, давай продолжим. – Я проигнорировал вопрос Пешки, снова закрыл глаза, в этот раз молчал дольше, затем, не открывая глаз, произнёс, – Я – таракан.

   Широко открытый рот Пешки был лучше любого красноречивого ответа. Я мог только громко и звонко засмеяться.

– Ты… – неуверенно начала Пешка. – Сказал. Правду.

   Я похож на таракана?

– Нет. Теперь объясни, как это возможно?

– Твоя способность действует не так, как ты думаешь, она не распознаёт правду, если разумный говорит что-то, считая, что это правда, то ты почувствуешь, что он сказал правду. Я вот представил себе, что я таракан, хорошо представил. И сказал, что я таракан, веря в это. Вот ты и почувствовала, что я говорю правду. Так же было и с кроликом. Он говорил тебе правду, веря, что это правда. Возможно, он специально так делал, чтобы обмануть твою способность. А возможно, что он просто псих.

– Так то, что я похожа на твою маму…

– Абсолютная ложь. У тебя с ней нет абсолютно никакого сходства. – Пешка как-то погрустнела, но и обрадовалась. – Прости.

– Не за что. А что ты сказал в таверне, на счёт репутации. Можешь пояснить?

– Ах, да, репутация. Репутация – это такая же важная вещь, как и информация. В основном у наёмников, репутация измеряется рангом, но можно создать и другую репутацию. Вот например я, ребёнок, который в таверне пьёт молоко и есть печенье, с орчихой, которая пьёт пиво с куриными ножками, кто из этих двоих наёмников будет лидером?

– С виду – я.

– Верно. Но при этом недавний случай в гильдии со свиномордым, а затем его убийство, ставит меня совершенно в другом свете. Ребёнок, способный хладнокровно убить опытного воина.

– То есть… – неуверенно начала Пешка. – Тот случай в гильдии с орком, было тоже частью твоего плана?

– Да. – Я опустил голову, почувствовать, что стало стыдно. – То, что на тебя положил глаз тот орк, я заметил, когда мы вошли в гильдию. У меня была высокая степень уверенности, что когда я выйду из приватной комнаты, то обнаружу его компанию рядом с тобой. Твои чувства ко мне, уж не знаю, что ты испытываешь к двенадцатилетнему ребёнку, видны невооружённым глазом.

– Но тогда, почему ты ничего не ответишь на мои чувства. – Глаза Пешки снова наполнились влагой. Ну и плакса же она.

– А что я должен ответить. Ещё раз скажу, как бы ни вёл я себя по-взрослому, каким бы умным и хитрым не был, физиологически я всё ещё двенадцатилетний ребёнок.

– Но… Да. Ты прав. Расскажешь, почему так?

– Не сегодня. – Пешка уже что-то хотела сказать, но я опередил. – Не то, чтобы я тебе не доверял, но ты, Пешка, даже свои секреты не можешь удержать за зубами. А узнав мои секреты, слишком многие смогут воспользоваться ими. Поэтому, привыкни к тому, что лишний раз лучше не раскрывать рта.

   На этом важный разговор был закончен. Перед сном мы ещё болтали какое-то время. Пешка внезапно попросила мне рассказать какую-то интересную историю. О своей прошлой жизни и своих детских годах я рассказать не мог. Поэтому решил, что будет довольно интересным одна из вымышленных историй моего мира. Иначе говоря – сказки. Почему-то, первая сказка, пришедшая мне на ум была сказка про Золушку.

Глава 16

Эксперименты.

   На следующий день я предложил Пешке сходить в лес неподалёку от города. Зачем? Ей развеяться, подумать над нашим вчерашним разговором, а мне поэкспериментировать. Бой с кроликом доказал мне ещё раз, что следует найти способ защититься от вражеской магии. Захватив с собой походные принадлежности: своеобразные спальные мешки, котелок, ложки, кружки, специи, а так же оружие, мы вышли из города и направились в лес. Здесь я и поведал суть дальнейших действий Пешке. Я буду размышлять над средствами защиты от магии, а она пускай занимается, чем хочет.

 

– Так всё-таки ты владеешь магией? И какой? Какая у тебя предрасположенность.

– Будем считать это новой ступенькой в нашем уровне доверия. Ты никому не должна об этом рассказывать. – Дождавшись кивка от Пешки, я продолжил. – У меня нет предрасположенности к какому-либо виду магии, поэтому мне нужно придумать способ, чтобы защититься от неё владея только сырой силой.

– Но это невозможно. – Пешка положила указательный палец правой руки на губу, подняла глаза к небу и задумалась. – Я изучала магию, и мой учитель говорил, что сырая магия слишком хрупкая субстанция, чтобы использовать её не преобразовав в тот или иной вид магии. Лишь используя огромные запасы магической энергии можно сформировать боевое заклинание из сырой магии, например, магический кулак. Но и тот будет способен лишь оттолкнуть цель, не причинив ей особого вреда. Вот у тебя какой запас сырой силы по шкале Брангеля?

– Шкала Брангеля? Да, припоминаю. Но прежде чем ответить, можешь сказать, какой средней коэффициент у представителя разумной расы, и какой у тебя?

   Что за вопрос? Твой учитель проверял твой коэффициент, но не рассказал, что он означает? – В голосе Пешки я почувствовал гордость и нотки превосходства. – Средний коэффициент у людей составляет единицу, у орков – 1,3, а у эльфов 1,6. Среди представителей своего народа я выделяюсь большим запасом магической энергии. Мой коэффициент равен 1,7.

   Моё лицо застыло и слегка подёргивалось. Пешка раздулась от гордой улыбки, подумав, что хоть в этом она меня превосходит. А я вспоминал своего учителя – Кинтора, не очень лестными… Да что говорить, откровенно оскорбительными словами. Даже скрывая истинные силы, когда Кинтор измерял мой коэффициент, он составлял 3,7. И на это, от учителя, я услышал лишь. «Неплохой результат, я бы даже сказал хороший». Хороший? Какого чёрта? Я посмотрел на Пешку и думал как же ей ответить, чтобы не ущемить её самолюбие, а ведь она смотрела и ждала моего ответа.

– Моя дорогая Пешка, я не хочу тебя принизить, но мой коэффициент Брангеля равен 4,3. – На самом деле, незадолго до побега из дома я измерял свой коэффициент и тот составлял 11,6. Но сказав так, я окончательно расстрою свою спутницу.

– Невозможно. Я же вижу, что ты врёшь. – Она улыбалась, думая, что я бахвалюсь.

– Проклятье. – Выругался я. – Я на мгновение забыл о твоей способности. Ты только не пугайся, но коэффициент Брангеля у меня равен 11,6.

– Что? – Улыбка медленно сползла с её губ. – Ты же врешь? – Я покачал головой. – Но это ещё больше невозможно.

   Может быть, – начал я свои мысли, – это побочный эффект отсутствия предрасположенности к какой-либо магии. Но именно поэтому мне нужно научиться противостоять ей. Хоть я обладаю и огромным запасом магической энергии, но использования её, в каком либо виде, кроме сырой силы, имеет критический перерасход энергии, больше чем у других разумных рас в несколько раз. Вот ты предрасположена к магии поддержки, но всё равно сможешь сформировать хотя бы один огненный шар, истощив большое количество энергии. Верно?

– Да, больше половины энергии уйдёт на формирование огненного шара размером с голову. – Подтвердила мою мысль Пешка.

– А я израсходую практически всю энергию на такой шар.

   Да, задачка не из простых. К сожалению, даже поделившись своей задумкой с Пешкой, та ничего не могла мне подсказать. Местом отдыха мы выбрали лесное озера, что напомнило нам о первой встрече. И, как я и говорил ранее, занималась тем, чем хотела. Собирала цветы, рыбачила, охотилась, готовила, даже искупаться успела. А я всё это время провёл за своей записной книжкой. Ближе к ужину, я решил опробовать одну из своих задумок. Идею мне подал Верад, точнее не сам он. А очки, которые он носил. Линзы преломляют свет и искажают обзор. Но они созданы не только для этого, но и для рассеивания или концентрации лучей, направленных в них. Создав, из сырой силы силуэт двояковогнутой линзы, высотой примерно в метр, я попросил Пешку ударить по ней небольшим огненным шаром. Та создала шарик размером с куриное яйцо и кинула в мою конструкцию. Результат был полным разочарования, даже такой шарик разбил мою конструкцию вдребезги и шарик полетел дальше. Пришлось тушить дерево. Я разочаровался, а Пешка подбадривала меня. Ещё несколько таких попыток с разными построениями провалились. На ужин была уха́, хотя не знаю, так ли она называется в этом мире. Ел я не чувствуя вкуса, всё думая, где же я ошибся? И лёг спать в таком же настроении, даже не позаботившись о дежурствах.

   Мне снился сон. Я в своём прошлом теле, в халате учёного, за научным столом, заполненным различными приборами, название которых я даже не знал, вглядываюсь в микроскоп. Глазами вижу, что через микроскоп я пытаюсь изучить, созданную из магии, алмазную иглу. Но вглядываясь через окуляр микроскопа, не вижу ничего. Ещё раз смотрю глазами, вижу алмазную иглу, но вглядываясь через микроскоп, снова не вижу ничего. Ответ лежит прямо перед глазами, но я никак не могу его понять. Может, хватит тратить свою энергию? Точно, энергия.

   Я просыпаюсь резко поднимаясь. Пешка, находящаяся в дозоре у костра, удивленно смотрит на меня. Я поднимаю руку, показывая, что всё в порядке. Последняя моя мысль была – Энергия. Всё верно. По сути, алмазная игла это не физический объект, а сформированная моим разумом энергия. Но я сомневаюсь, что если я скажу Пешке, как сформировать алмазную иглу, у неё что-то получится, потому, что знать – это одно, а представить себе – другое. Главное для мага это концентрация при создании заклинания и его фантазия. Лишь благодаря своей фантазии, я смог настолько уплотнить энергию, что создал структуру алмаза на уровне атома. С линзой тоже надо думать именно в этом направлении. Лучи. Преломление. Рассеивание. Концентрация. Изменение угла. Увеличение. Уменьшение. Сколько различных свойств есть у линзы? Но мне нужно представить, как эта линза будет работать. Я закрыл глаза. Сначала в голове я представил себе двояковогнутую линзу, как она пропускает лучи света, рассеивая их. Затем представил себе огненный шар проходит сквозь линзу. Что собой представляет огненный шар? Магическую энергию, преобразованную через руническое начертание в магический объект. Но, тем не менее, он всё ещё остаётся энергией. Поэтому при столкновении шара с двояковогнутой  магической линзой шар рассеивается на то, что собой представляет в изначальном варианте – сырую силу. Но это только в теории. Осталось проверить это всё на практике.

– Есть! – Мои глаза горят, а лицо снова озаряет улыбка.– Пешка, мне снова нужна твоя помощь. Когда я дам команду, кинь небольшой огненный шар в магическую конструкцию.

   Пешка вздохнула, но ничего не сказала. Я создал магическую конструкцию из сырой силы двояковогнутой линзы. Закрыл глаза. Представил себе её именно как линзу, рассеивающую магические объекты и сконцентрировался на этом.

– Давай.

   Я лишь услышал, что Пешка сделал какое-то движение, возможно бросок. Подождал несколько секунд, но, не услышав каких либо слов, открыл глаза. Моя магическая конструкция была цела, а вот от огненного шара ничего не осталось.

– У тебя получилось. – Кажется, Пешка пришла в себя. – У тебя получилось.

Повторяя «у тебя получилось», орчиха подбежала ко мне обняла и поцеловала в щёку. Меня это даже в краску вогнало, заметив румянец на моём лице, Пешка только сильнее прижала меня к себе.

Рейтинг@Mail.ru