Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

   Путь до Дрейзда занял два с половиной дня. К сожалению, мы не успели до закрытия ворот, поэтому ночевать пришлось подальше от городской стены, где нашу группу, с наименьшей вероятностью встретит кто-то. Бандитов здесь встретить мы не опасались, а вот нарываться на других наёмников не сильно и хотелось. Я не боялся их, мои алмазные иглы смогут разобраться с не прошеными гостями. Но зачем лишний раз накликать неприятности и потом разбираться со стражей? А то, что девушка – орчиха и подросток станут целью для задирания, я не сомневался. Обошлось. Ночь прошла спокойно и без происшествий. Вскоре я стану наёмником. Надеюсь, это будет жизнь полная приключений и ве

Глава 9

Первое задание.

   Утром следующего дня мы направились в гильдию. От гостиницы, где мы остановились, до гильдии наёмников было пятнадцать минут хода пешком. Город просыпался, торговцы подготавливали свои лавки к открытию. Я предположил, что нам лучше взять задание и покинуть город до того, как начнётся ежедневная суета. Гильдия встретила нас лишь несколькими наёмниками, в зале отдыха, за кружкой то ли пива, то ли браги и регистраторши, но сегодня там стояла не Регина. Высокая эльфийка, с красивыми чертами лица, испорченными рубцом шрама пересекающими обе губы. Она представилась как Лилия. Странное, для эльфийки, имя. Хотя, не мне судить о именах. Познакомившись, мы принялись выбирать задания, для нашего ранга нашлось всего с десяток, от охоты на монстров, до охраны каравана. Но меня привлекло задание на помощь посёлку Розарий.

– В описании было сказано, что в посёлке по ночам пропадают животные. Овцы, коровы, иногда пастушьи собаки, что заботятся о стаде. Последней жертвой стал пастух, решивший самолично защитить стадо. По словам свидетелей, за похищениями стоит волк, но не обычный, но огромный. Судя по всему, это волколак. Внешним видом волколаки похожи на обычных волков, но отличаются повадками. Волколаки – одиночки. Животные не оседлые, постоянно перемещаются, изменяя свой ореол обитания. За исключением периода спаривания, они живут, путешествуют и охотятся в одиночку. В основном избегают людей, но попадаются и те, кто нападают на людские селения. Похоже, что нам попался как раз один из таких. Волколаки отличаются большой силой и выносливостью. Своими клыками могут спокойно перекусить человеческую кость и оторвать конечность. Полностью насытившись, могут ничего не есть до пяти дней.

   Это мне показалось странным, судя по описанию, волколак являлся три ночи подряд, потом четыре отсутствовал, затем снова появлялся. Пастух умер день назад. До Розария добираться придётся весь день. Поэтому выдвигаться нужно немедленно. Но предварительно, у местного аптекаря, я купил ступку, пестик и несколько колб да пробирок. Что обошлось всего-то в сорок медяков. На вопросительный взгляд Пешки, я ответил, что понадобятся. Орчиха, надула губки и опять со мной не разговаривала какое-то время.

   Выйдя за городские стены, я понял, что нам хорошо бы обзавестись лошадьми. Но хороший конь стоил дорого, от пятидесяти серебряных до одного золотого. А кроме ездовых, ещё нужна лошадка для поклажи, что обойдётся нам ещё в десять серебряных монет. Поэтому, пока что нам придётся перемещаться пешком.

– И всё-таки. – Начала разговор Пешка. Зачем тебе ступка, пестик и колбы с пробирками?

– В следующий раз не задавай вопросы на людях. – Поучительным тоном начал я, хоть и смотрелось это забавно из уст подростка. – Запомни, что информация сама по себе стоит денег и является оружием. Не стоит распространяться о чём-либо, если возможно этого избежать, даже о том, куда мы собираемся идти. Что касается алхимических приборов. То меня обучали многому, в том числе и основам смешения трав или, как это привычно называют, алхимии. Волколак является очень живучим животным с высокой регенерацией. Поэтому простая стрела его просто разозлит. А вот отравленная стрела может замедлить, ослабить, а возможно и убить нашу цель.

   Пешка смотрела на меня с задумчивым видом. Наверное, девушка была наивной или очень открытой, а я раскрыл то, что в моём мире являлось нормой, а для этого мира, было в новинку. Пожалуй, следует задуматься, какие ещё знания из прошлого мира я смогу использовать в этом. Особенно мне нужно что-то придумать с магией. Да, мои алмазные иглы очень эффективны в плане атаки, но вот как мне защититься против другой магии. Конечно, я могу использовать начертательные руны разных аспектов. Но расход энергии просто гигантский и коэффициент полезного действия просто минимален. Нужно искать свой путь.

   В Розарий мы успели как раз, когда солнце уже клонилось к закату. И тут я понял, почему так называлось поселение. Вдоль дорог и на невспаханных полях росли дикие розы, словно они здесь были просто сорняком или обычной травой. Данное зрелище было прекрасно в свете уходящего солнца. Почему-то Пешка не проявила столько же интереса к полям из роз, сколько я. Спросив её об этом, выяснил, что бывала раньше в этом селении и роза действительно была чуть ли не сорняком, красивым цветком, но, тем не менее, сорняком.

   Добравшись до деревни, мы в первую очередь узнали, где находится дом местного старосты, который и подал задание в гильдию наёмников. Вполне естественно, что любой селянин будет знать, где живёт староста. Изначально я ожидал большой и богатый дом, но ошибся. Дом старосты не сильно отличался от домов остальных жителей. Разве что чуть-чуть больше и резьба на нём была яркая, среди которой я нашёл несколько защитных рун. Вообще вся деревня выглядела довольно крепкой, дома не покосившиеся, огороды пышные, люди не ходят в обносках, может и не богатая одежда, но крепкая и опрятная. Помню, что во владениях нашего семейства Яр-Феррал, проезжая через деревни и селения, наблюдал бедняков, просящих милостыню и селян, одетых в рваную или заплатанную одежду. Здесь же была совсем другая картина. Должно быть, опять же, всё благодаря деятельности местного губернатора.

   Староста встретил нас неприветливо. Ещё бы. Он ожидал бравых вояк, а к нему пришли женщина и подросток. Что мы можем сделать против грозного зверя? Который загрыз здоровяка – пастуха. Но всё-таки, мы наёмники и уже не новички. Точнее, Пешка не новичок, у неё кольцо с девятым рангом, а вот у меня пока ещё десятый. Но на меня староста даже не смотрел. В основном разговор вела Пешка, я лишь изредка задавал уточняющие вопросы. Из этого мы выяснили, что местные лесники днём зверя ни разу не встречали. Как и другие селяне, которые ходили в лес за травами, ягодами, хворостом или по другим делам. Нападения были исключительно ночью, а днём зверь где-то прятался, его не могли найти не охотники, не егеря. Засады ночью не дали результата, даже попавшие в животное стрелы не могли остановить его, раны быстро заживали, а зверь утаскивал очередную тушу животного в лес. В последний раз, пастух не послушал охотников и бросился на зверя с вилами, когда тот напал на овцу. В последний момент перед ударом зверь извернулся и вилы не попали в бок чудовища, а вот охотник оказался в пасти животного и тот направился в лес с «бедным Вердом», как назвал его староста.

   Судя по тенденции, волколак должен был явиться через одну ночь. Но моё предчувствие подсказывало, что лучше следующую ночь провести в засаде у стада. Но предварительно нужно было выспаться и разведать обстановку. А самое главное, заглянуть к местной знахарке и прикупить некоторые травы для стрел наших луков. Я планировал сделать два вида яда. Первый парализующий, чтобы замедлить движение волколака, а второй отравляющий, чтобы повредить внутренние органы и снизить регенерацию. Остаётся надеется, что моя напарница Пешка – хороший стрелок. С её слов, она способна поразить центр мишени с тридцати шагов, надеюсь, что это правда.

Глава 11

Волколак.

   Ночь, проведённая на сеновале, ничем не хуже ночи проведенной в мягкой постели. А местами даже лучше. Проснувшись с первыми лучами солнца, я решил освежиться. Взяв гигиенические принадлежности, я отправился на речку. В Розарии уже никто не спал. Дела в деревнях и посёлках всегда начинались с первыми лучами солнца и заканчивались с закатом. Кто-то шёл к колодцу за водой, кто-то идёт косить траву по росе, кто-то колет дрова, кто-то занимается домашними животными. Утренняя суета. Дойдя до речки, я достал из непромокаемого мешочка известняковый порошок и кисточку – аналог зубной щётки. В прошлой жизни к своим двадцати пяти годам я уже имел проблемы с зубами, поэтому в этой решил уделить внимание гигиене. Да и из службы в армии почерпнул для себя, что нужно следить за гигиеной, особенно за чистотой ног, а то ведь можно и сгнить заживо. Шутка про стоячие в углу носки приобретает совсем другой смысл, когда они реально могут стоять. Кстати о носках, их в этом мире ещё не изобрели. Поэтому приходится использовать кусок ткани по типу «портянка».

   Закончив с утренними процедурами, я вернулся к месту ночлега, Пешка уже проснулась и делала утреннюю разминку. Я присоединился к ней. Сначала разминочный комплекс, отработка ударов без оружия, работа со щитом и мечом. Стилет спрятан в специальный кожух, поверх кожаной брони, но под плащом его не видно. Пешке о нём известно, хоть она и не воспринимает это оружие всерьёз, но тренироваться с ним я предпочитаю, когда поблизости нет незнакомых людей.

   После разминки я ещё раз сходил на речку, в этот раз помыться, а то последние нормальные водные процедуры были на лесном озере, когда я впервые встретил Пешку. Моя спутница тоже было направилась со мной, но я указал ей в другую сторону речки, куда ходили купаться девушки. Хорошо бы было принять баньку, какая была в деревне моего родного мира, да и в имении графа была неплохая. Но, кажется, в этой стране не прижилась. Помывочные были, а вот настоящую баню ещё не встречал.

   Вернувшись, после утреннего купания, к дому старосты, мы заплатили ему пять медных монет за завтрак, состоящий из варёной картошки, молока и свежевыпеченного хлеба, и отправились на подготовку. В первую очередь, как и планировал вчера, мы заглянули в дом местной знахарки за травами. Выбор трав был не слишком большой, но для моих целей хватало, я купил немного бадьяна, календулы, корня лиара, чистотел и дымянку. Смешивать травы я решил прямо на улице, присев в поле роз, неподалёку от ручейка. Достав ступку и пестик, в первую очередь смешал чистотел, дымянку и бадьян. В правильных пропорциях эти ингредиенты давали сильный парализующий эффект. Процедуры заняли некоторое время. Но вскоре в ступке была густая паста, однородного жёлто-зелёного цвета. Достав из рюкзака перчатку из плотной ткани, сделанную мной ещё дома, я переложил содержимое ступки в кусок водонепроницаемой ткани и крепко завязал его, убедившись, что эта «мазь» не вылезет из щелей. Затем промыл ступку и пестик в ручейке, и приступил к смешению календулы и корня лиара. Корень лиара сам по себе ядовит, а в сочетании с календулой яд только усиливается. В этот раз моим результатам стал сок растений, который я разлил в две колбы.

 

– Откуда тебе всё это известно? – До сих пор молчавшая Пешка задала вопрос, как только я закончил со смешением трав.

– У меня были хорошие учителя. – Уклончиво ответил я.

– Опять ты играешься словами. Ты же аристократ, верно? Ты обладаешь многими навыками, грамотой, не удивлюсь, если владеешь магией. Почему ты такой скрытный?

– Я не аристократ. – С улыбкой ответил я.

– Вот опять! Ты говоришь правду, но при этом врёшь! Да как так? – Пешка снова надула губки.

– Придёт время, и ты всё узнаешь. – С этой фразой я направился в сторону посёлка, показывая, что разговор окончен.

   Опять не будет со мной разговаривать, подумал я и оказался прав. Пешка дулась в этот раз больше обычного, примерно два часа. За это время я успел сделать несколько дел: опросить местных жителей, но каких либо полезных фактов не было выяснено, не более того, что рассказал староста. Сходил к загону, где на ночь оставляли стадо, кровавые пятна на земле ещё не смыл дождь, но, дойдя до леса, след обрывался. Изучил и сам лес, но что-то интересного не нашёл, только подстрелил кролика на обед. Хоть староста берёт и немного за еду, внутренний скряга отказывается ему платить. Обед готовили на костре в походном котелке, всё-таки за медную монету пришлось купить картошки и морковки, чтобы сварить суп из кролика. Пока я разделывал кролика, Пешка занималась нарезкой овощей. Добавив соль и специи, получился приличный суп. Но мы здесь не на пикнике.

   Так как нам нужно было готовиться к ночному дежурству, было решено поспать до вечера. После захода солнца, смазав несколько стрел параличом и ядом, мы с Пешкой ждали волколака. Но, то ли он что-то почувствовал, то ли меня подвела моя интуиция, волколак ночью не явился. Второй день в деревне я не знал чем заняться, поэтому весь день провёл в раздумьях над вопросом, как мне использовать сырую силу, чтобы защитить себя от магии. Да, в этом мире магия не являлась абсолютным оружием. Но прямая атака огненным шаром вполне может испепелить человека, хоть и потребует от мага большого расхода энергии. Но в голову не могли прийти никакие мысли. Отвергая одну идею за другой, я так и не придумал ничего, Пешка опять на меня надулась, так как, погрузившись в свои мысли, я совсем не обращал внимания на неё.

   Во вторую ночь наша охота дала результаты. Я первым заметил волколака, крадущегося из леса, и указал на него Пешке. У нас было по три отравленных стрелы. У меня яд, у пешки паралич. Наложив стрелу на тетиву, мы начали ждать, пока волколак не подобрался ближе к своей жертве. В этот раз он выбрал в качестве цели овечку. С разрешения старосты мы могли дождаться, пока он не нападёт на животину, чтобы настороженность зверя спала и стрелы попали в цель. Всё-таки Пешка оказалась хорошим стрелком, в одно время выпущенные стрелы угодили точно в бок волколака. Да и промазать по такой мишени тяжело. В холке он достигал почти двух метров. Волколак жалобно завыл и двинулся в сторону леса, а я в след выпустил ещё две стрелы, одна попала в цель, а вторая промазала. Пешка замешкалась и ни разу не выстрелила. Может и хорошо. Остались ещё парализующие стрелы. Мы пустились в погоню за волколаком. След от крупных лап и капли крови служили хорошими проводниками. Хоть в темноте видеть тяжело, но масляный фонарь, захваченный для ночной вылазки, очень нам помогал. Следы петляли, возможно, что волколак хотел сбить нас со следа. Но из-за отравленных стрел раны не затягивались и, вскоре, капли крови вывели нас к небольшой земляной пещере.

   Чадящий фонарь в моей руке освещал небольшую земляную пещеру, здесь нас и встретил волколак, похоже, что яд оказал более сильное воздействие, чем я думал. Волколак скалился и рычал, но было видно, что он еле держится на ногах, оставалось только добить. Внезапно из-за спины волколака послышался скулёж. Приглядевшись, я разглядел несколько щенков. Хотя размер их был чуть меньше обычного волка, тем не менее, это были ещё малыши. Теперь стало ясно, почему волколак выходил на охоту так часто. Здесь было, по моим подсчётам пятеро щенков. Натянув тетиву, я выстрелил в волколака, попав точно в глаз. Тот упал и больше не шевелился и не издавал звуков. Щенки окружили свою мать и начали скулить, я достал охотничий нож и двинулся в их сторону, но почувствовал, как меня схватили за руку.

– Что ты делаешь? Мы выполнели задачу, зачем убивать щенков? – Пешка смотрела на меня со странным выражением лица, кажется, она была в ужасе.

– А что ты предлагаешь? Оставить этих щенков здесь? – Я отдёрнул руку. – В одиночку они, скорее всего, не выживут, а если выживут, то будут мстить людям. Я читал, что волколаки довольно умные создания и легко обучаются. Ты хочешь, чтобы посёлок, которому мы помогли сегодня, через год или два начал вымирать, от того, что подросшие волколаки начали нападать на людей?

– Но… – Голос Пешки дрогнул, а на глаза начали наворачиваться слёзы. – Хоть ты и выглядишь как ребёнок, ты бессердечный и жестокий. Ты хитрее и хладнокровнее взрослого, это не ты должен защищать людей, людей должны защищать от тебя. Не удивлюсь, если и я для тебя лишь инструмент для достижения целей!

   Пешка развернулась и вышла из пещеры. Я вздохнул и осуществил то, что задумывал. В отличии от взрослой особи, я не стал снимать шкуру с щенят, сделал небольшое углубление в земле и похоронил там щенят. Чтобы закончить все дела, ушло пара часов. Выйдя из пещеры, я увидел Пешку, сидящую ко мне спиной. Она смотрела в небо на Луну или, как её здесь называли, Минерву.

– Рэй. – Тихим голосом позвала меня Пешка. – Я знаю, мы недолго знакомы, и ты не хотел бы рассказывать свои тайны. Но мне хотелось бы, чтобы ты больше доверял мне.

– Всему своё время, Пешка. Некоторые тайны не могут быть рассказаны, а некоторые, в чужих руках могут стать оружием. Помнишь, что я говорил про информацию? Чем меньше обо мне знают окружающие, тем лучше.

   Пешка склонила голову к коленям и задрожала плечами. Женские слёзы – одна из самых больших бед любого мира. Но я ничего не мог с этим поделать.

Глава 12

Разногласия.

   Шкура волколака оказалась довольно тяжёлой, а Пешка так сильно обиделась на меня, что я не смел просить помочь с трофеями и поклажей. Наверное, в её глазах я являюсь меркантильной сволочью, готовой получить прибыль на всём, на чём можно. Если она так думает, то не так уж и ошибается. В посёлке Розарий нас встречали ночные сторожи, они были рады, услышав, что мы убили волколака. Мы направились на сеновал у дома старосты, но я просил до утра его не будить, смысла не было, мы же не отправимся ночью в город. Утром староста навестил нас сам. Увидев расстеленную шкуру убитого волколака, он не стал спрашивать об успешности нашего задания. Лишь сказал, чтобы через полтора часа заходили к нему в дом, он обещал вкуснейший завтрак, причём бесплатно. Я согласился, а Пешка лишь фыркнула на мой ответ. Не знаю, что её больше расстроило вчера, то, что я убил щенков или то, что я не рассказываю о себе, или то, что я не утешил её, пока она плакала, а может и всё сразу?

   После утренних процедур мы пришли на завтрак к старосте. Еда оказалась действительно вкусная, судя по мясу в рагу, нам приготовили ту самую овцу, которую вчера загрыз волколак. Награда за задание нас ожидала в гильдии наёмников, в Дрейзде, поэтому после завтрака мы решили отправиться в город. Староста предложил поехать в город на повозке, что сегодня отправляется в Дрейзд. Был взаимовыгодный обмен. Нам не приходится стирать подошвы своей обуви, а мы, в случае опасности, защитим повозку. На что я согласился. В повозку, судя по запаху, грузили бочки с мясом и рыбой. Я бы и рад был помочь им побыстрее загрузиться, но физической силой я проигрывал обычному фермеру.

   Повозка не спеша катилась в сторону Дрейзда. Возничий оказался, хоть не очень разговорчивым мужиком, но на вопросы отвечал развёрнуто и доходчиво. Пешка соизволила заговорить со мной только после обеда. Кажется, она смирилась с тем, какой я есть. Дальше движение было веселей. До города мы добрались раньше, чем солнце начало клониться к закату, не встретив никаких происшествий в пути. В этот раз пошлину за вход мне платить не пришлось, хоть я был всего лишь десятого ранга, но наёмник. В городе, сначала мы отправились в лавку скорняка, в этот раз её хозяин был более радушен. Шкура волколака хоть и не слишком дорогая, но пару серебряных монет нам принесла.

– Копейка рубль бережёт. – Сказал я по-русски, выходя из лавки.

– Что? Я не поняла, что ты сказал.

– А, просто поговорка, означающая, что богатства копятся постепенно. – ответил я, и затем сменил тему. – Сейчас в гильдию наёмников, получим награду за задание, сразу возьмём следующее или денёк отдохнём?

– Давай возьмём перерыв на день-два, хочу развеяться в городе.

   Вид у Пешки был действительно усталый и небрежный. Я решил, что за это время осуществлю одну идею. В гильдии наёмников в качестве регистраторши нас встретила Регина. Отчёт не занял много времени, так как у нас было письменное подтверждение от старосты о выполнении задания, после чего, нам были вручены пятнадцать серебряных монет. Поделив полученную награду, я попросил приватный разговор с Региной, а Пешку попросил остаться в зале ожидания и подождать меня. Хоть это и было грубо, но так нужно было.

***

   Вернувшись из приватной комнаты, я обнаружил Пешку, окружённую компанией из трёх наёмников, они что-то ей говорили, но судя по её лицу, она не слишком-то их слушала. Но, заметив меня, она заулыбалась, и даже начала отвечать наёмникам. Подойдя к столу я бросил лишь одну фразу.

– Я закончил. Мы идём?

   Девушка хотела что-то сказать, но её опередил один из наёмников, орк, судя по обмундированию – воин.

– Шкет, а ты что здесь забыл? Мамочку потерял?

– Я не с тобой разговариваю, свиномордый! – Резко бросил я.

   Кажется, что оскорбление для орка было чуть ли не смертельным, так как его лицо из светло-коричневого стало почти фиолетовым.

   -Да я за такие слова тебя на кусочки порву. – Орк демонстративно медленно потянулся к мечу на поясе.

– Слушай сюда, тупая свинья, если ты хочешь разборок, то я с радостью проведу с тобой дуэль до смерти, тем более, что она не запрещена кодексом наёмников.

– Ха, а ты смельчак, шкет, видно, ты решил изящным способом покончить со свое жизнью…-тут к нему наклонился его напарник и что-то прошептал, орк слегка изменился в лице, затем снисходительно улыбнулся и сказал. – Не стану я убивать ребёнка. Гуляй по своим делам, мы тут заняты.

– Куда мне идти, я решу сам, а если ты ещё раз вякнешь, свиномордый, то уже я тебя вызову на дуэль официально через запрос гильдии, попробуй тогда отказаться. – Не обращая больше внимания на этого наёмника, я повернулся к Пешке и сказал. – Решай сама, остаёшься здесь или идёшь со мной, я ухожу.

   После этих слов, не дождавшись ответа, я направился в сторону выхода. Выйдя на улицу, я неспешно двинулся в сторону нашей гостиницы. Через пару минут я услышал, как сзади ко мне быстро приближаются, но оборачиваться не стал. Пешка догнала меня и какое-то время, молча, шла сзади. Я тоже не спешил начинать разговор, да и разговаривать было не о чём.

– Прости. –Раздался голос сзади.

– За что?

– Я… За то, что случилось в гильдии, ты ведь реально мог нарваться на дуэль и погиб…

– И убить его, как свинью. – Перебил я Пешку. – У него кольцо такого же, девятого ранга, как у тебя. Он не достаточно опытный воин, чтобы выиграть даже бой на мечах, не говоря уже о других способах.

– Каких способах? – Пешка сменила тему, но поняв, что я не собираюсь отвечать, снова прошептала. – Извини.

– Не за что извиняться. Я же тебя не держу рядом с собой. Ты можешь присоединиться к их группе или к любой другой группе.

– А как же ты? Один?

 

– Придумаю что-нибудь.

   Дальше наш путь шёл молча. Заглянули в банк, пополнив свои счета, на пять серебряных монет каждый, и оставив остальное на разные расходы, мы направились в гостиницу. Комнату я заказал ту же комнату с двумя кроватями. Спать было ещё рано, поэтому я проверил своё снаряжение, подправил заточку меча, поразмышлял над возможностями магии, но снова ни к чему не пришёл. Свои записи я делал в приобретённой в банке записной книжке и писал строго на русском языке. Пару часов спустя я взглянул на постель, где лежала Пешка. Всё это время она молчала и смотрела в потолок. Я не знал чего ей сказать, поэтому лёг спать, потушив масляной светильник.

– Рэй. – Голос раздался, как только я закрыл глаза.

– Что?

   Какое-то время ответом мне была лишь звонкая тишина. Но затем снова раздался голос Пешки:

– Нет, ничего. Приятных снов.

– И тебе, приятных.

Глава 13

Слухи.

   Сегодня я встала раньше Рэя. Кажется, для него вчера выдался тяжёлый день. А мне нужно развеяться. Я родом из поселения на севере Фингрии, под названием Шиха. Наше поселение само по себе не обычно. Во-первых, в нашей деревне рождаются гораздо чаще орки с врождёнными способностями. Если во всём остальном мире разумный с врождённой способностью рождался один из ста тысяч, то у моих односельчан способности проявлялись у каждого тысячного. Как и говорил Рэй, моя врождённая способность – это и дар, и проклятье. Разумные не любят, когда им указывают, что они врут. Во-вторых, необычность нашего поселения заключалась в предопределении судьбы. Эта способность существует абсолютно у каждого рождённого в Шихе орка. У каждого она работала по своему, но все без исключения говорили, что когда они встречались со своей судьбой, то они чувствовали это, не могли описать, как, просто чувствовали.

   У каждого своя судьба. Кто-то, взяв в руки меч, понимал, что он станет воином. Кто-то, увидев девушку или парня, понимал, что это любовь, причём чаще всего взаимная. Кто-то мог привязаться судьбой какому-то другому поселению. Кто-то судьбой был направлен на веру в какого-либо бога. Идти против судьбы можно, но те, кто так поступил, всегда сожалели об этом. Вот и мой черёд настал. Встретив впервые Рэя, я поняла, что судьба привязала меня к нему. Только я не понимаю в качестве кого? Напарника? Партнёра? Спутника жизни? А может просто игрушки в его руках? При первой встрече, я уже поняла, что он намного сильнее меня. Его манера боя странная, необычная, но, тем не менее, эффективная. Его знания превосходят мои. Хоть на возраст и внешний вид он ребёнок, но рассуждает как взрослый, а хитрости, хладнокровия и практичности хватит на троих.

   Охваченная такими мыслями я дошла до местных помывочных. Рэй жаловался, что здесь нет бани, и рассказывал, что это такое, но я не понимаю его притязаний. Освежившись и постирав одежду, я направилась в магазин портного. 

   -Доброе утро, Лейла. – Я поздоровалась с моей односельчанкой, Лейлой, которую судьба свела с местным портным.

   -Добро пожаловать, Пешка. – Лейла радостно в ответ улыбнулась и со смехом добавила. – Опять пришла посмотреть, как платья сидят на твоей фигуре? Или всё-таки что-то купишь?

   - Куплю. – Краткий ответ удивил Лейлу, а затем Лейла улыбнулась ещё более искренне.

   - А точно, говорят, что ты, с тем смазливым пацаном, сорвала большой куш?

   - Какой куш?

   Пока я выбирала платье, которое хотела приобрести, Лейла рассказала мне интересную историю. Вчера вечером, её муж услышал в трактире слух, что я и Рэй в убив волколака в его логове обнаружили немалый запас разных ценностей: колец, цепочек, ожерелий, браслетов. Всё это, якобы, осталось от растерзанных жертв волколака, путников, заблудившихся в лесу и наткнувшихся на зверя. Для меня эта новость была удивительна. Если вспоминать вчерашнюю охоту, то я ушла из земляной пещеры, когда Рэй сказал, что убьёт щенков. А затем около двух часов, просидела у входа. Рэй ничего не говорил о сокровищах. Да, я знаю, что он трепетно относится к деньгам… более того, он меркантильный ублюдок. Но я не поверю, что он не рассказал мне о ценностях… он не мог. Так же Лейла поведала, что в гильдии ему посоветовали отправиться в город Вейрон, так как в Дрейзде нет толкового ювелира, который предложил бы хорошую цену. Настроение было испорчено этой новостью, после примерки разных платьев, я взяла себе светло-жёлтое, вечернее платье, зелёную шляпку и белые туфли. Весь заказ обошёлся в четыре серебряные и пятнадцать медных монет. Утром, я взяла из наших запасов пять серебряных и, кажется, в бюджет уложилась. Надеюсь, Рэй не посчитает это ненужными растратами. Так как, не считая банковских счетов, у нас осталось ещё восемь серебряных монет. 

   С покупками, сложенными с небольшой мешок, я отправилась гулять по городу. Ноги повели меня в сторону гильдии наёмников, но свернули в таверну недалеко от неё. Запивая плохое настроение пивом, я раздумывала, над правдивостью слухов. Местные посетители сначала пытались познакомиться, но, нарвавшись на мой суровый взгляд, и кольцо наёмника девятого ранга на пальце оставляли эту затею. В этой таверне я услышала ещё один слух. Буквально час назад, Рэя видели заходящим в гильдию наёмников, сказали, что там он нарвался на «Свиномордого», похоже, что кличка прицепилась к бедному воину с подачи Рэя. Орк, в изрядно выпившем состоянии и подначиваем друзьями и другими наёмниками, вызвал Рэя на дуэль. От дуэли наёмников можно отказаться, особенно если ты ниже рангом, чем тот, кто тебя вызывает. Но Рэй потребовал официального закрепления статуса дуэли до смерти. Бой состоялся на заднем дворе гильдии, закрытом, от посторонних глаз, месте. Подробности боя не известны, но доподлинно известно, что Рэя видели выходящим из гильдии без единой царапины, а вот судьба орка, судя по всему, сложилась печально. В этой же таверне, я ещё раз услышала слух, что Рэй и я в пещере волколака нашли несметные богатства. Обида снова подступила к горлу, но я взяла себя в руки, нужно поговорить с Рэем. 

   Пообедав в той же таверне и оставив ещё десять медяков, я отправилась в гостиницу, но Рея там не обнаружила. Ну, он же не маленький, не потеряется… Хотя, это с какой стороны посмотреть. Я улыбнулась и решила сделать то, что мне постоянно повторял Рэй, проверить своё снаряжение, почистить, наточить, проверить запасы, пополнить то, что отсутствует. Рэй, Рэй,Рэй, весь день только делаю, что думаю, об этом несносном мальчишке. 

   Мой напарник вернулся незадолго до ужина. Рэй заплатил в гостинице за неделю вперёд, чтобы в комнате можно было оставить некоторые вещи. Поели мы вместе в общем зале, разговаривая на отвлечённые темы, не хотелось переходить к важному разговору, когда рядом столько людей. Информация – тоже оружие. Тьфу, опять его учения. Вернувшись в номер гостиницы, Рэй узнал, как я провела день, рассказав ему, что потратила больше четырёх серебряных монет на одежду, я ожидала, что он будет ругаться или нахмурится, а тот даже глазом не повёл. Лишь предложил показать себя в этом платье, я уже начала переодеваться при нём, но он отругал меня, сказав, что так будет неинтересно и вышел из комнаты. Я подумала, что он всё-таки засмущался, но все мои мысли о его смущении вылетели, когда я пригласила оценить мой новый наряд.

   - Ты очень красива в этом платье, невероятно красива. – Начал Рэй, а я прямо засияла от городости, но затем добавил: – даже красивее, чем когда ты голая. 

   Я снова засияла, но в этот раз уже красным, от смущения. Он снова меня подколол. Обратно я переодевалась уже при нём, но тот уткнулся в свою книжку на столе и что-то усердно писа́л. Я спросила как он провёл день, но Рэй лишь коротко бросил:

Рейтинг@Mail.ru