Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

– Задушишь ребёнка.

– Тоже мне, ребёнок. – Хоть она и сказала это, но всё же отпустила меня из своих объятий.

– Ещё разок. – Я хотел окончательно убедиться. – В этот раз используй всю магическую энергию, что у тебя есть, и сделай шар максимальным размером. После проверки ляжешь спать, а я посторожу.

   Пешка серьёзно кивнула, а я сконцентрировался на линзе, в этот раз не закрывая глаза. Бросок и магический огненный шар, при контакте с линзой, проходит сквозь неё, становясь сгустком магической энергии. Я смотрю на Пешку, та улыбается, но тут же её глаза закрываются и она засыпает. Похоже, она действительно использовала всё, что у неё есть. Накрывая её своим походным одеялам, целуя в щеку, я говорю:

– Спасибо.

   В ответ, уснувшая Пешка лишь улыбнулась. Конечно. Мне ещё нужно будет закрепить полученный успех. Но эксперимент можно признать удачным. Осталось проверить, возможно ли впитать рассеянную линзой энергию. А так же какой эффект будет у двояковыпуклой линзы. Но теперь я был уверен, что в моём арсенале сырой силы появилось новое заклинание – защитная линза.

Глава 17

Повышение.

   Несмотря на успех эксперимента, мы задержались в лесу ещё на два дня. Нужно было научиться создавать защитную линзу, не тратя много времени, а так же проверить эффект на других заклинаниях, а не только на огне. Вышло всё удачно, время создания линзы снизилось к минимуму, а эффект работал на всех видах заклинаний, даже на магии поддержки. Кроме того, хотел ещё проверить какой будет эффект от двояковыпуклой линзы. Эффект был, но только с преобразованием огненного шара, получался своеобразный лазерный луч, не слишком убойный, но бронебойный. С другими заклинаниями, такими как лезвие ветра или струя воды ничего не происходило. Линза просто лопалась. Скорее всего, проблема опять в моей фантазии, так как преобразование огненного шара в лазер я себе прекрасно представлял. А вот что могло произойти при высокой концентрации ветра или воды я себе представить не мог. То есть для атаки нужно слишком много условий. Если при защите любое заклинение распадается на энергию, то при атакующей линзе нужно иметь представление о конечном эффекте.

   В ходе экспериментов выяснилась ещё одна проблема. Пешка не способна создать защитную линзу. Много времени я потратил на объяснении теории и рассказал о преломлении солнечных лучей. Даже наглядно нарисовал ей в своей записной книжке. Но ничего не вышло. Либо она была не способна правильно представить себе эффект действия линзы. Либо, эта способность была присуща только мне, а другие не могут создать даже более простую алмазную иглу. Но проверять я не стал. Хотя Пешка знает, что у меня есть «секретное оружие», но не спрашивала ничего даже во время тренировок.

   Возвращался в город я в хорошем настроении. В первую очередь мы вернулись в гостиницу и проплатили ещё десять дней проживания. Не хотелось, чтобы наши вещи оказались на улице, после окончания срока оплаты. Хоть в озере было приятно купаться, но в горячей воде и с мылом намного приятнее очистить тело, чем в прохладной воде озера. Хотя осень ещё тёплая, но вода уже начала остывать. Похоже, что раньше я зря беспокоился о холодной зиме. В Фрингрии вообще тёплые зимы, даже лёд на реке не появляется. Кроме того, есть специальные зачарованные камни для поддержания тепла тела, довольно распространённая и недорогая вещь. После обеда было решено зайти в гильдию наемников, ознакомится с текущими заданиями и подобрать что-нибудь для себя. В гильдии было довольно оживлённо.

– Господин Рэй! – От регистрационной стойки раздались ворчливые нотки Лилии. – Мы ждали Вас ещё два дня назад. Кольцо готово, но осталось уладить некоторые формальности.

– Ой. Кажется, я совсем забыл. – Было стыдно. Я действительно забыл о повышении своего ранга.

   Формальностями являлось собеседование, оно обычно проводилось самими регистраторшами, в присутствии кого-то из наёмников более высокого ранга. Несколько вопросов о планах на будущее и целях. Так мне поведала Пешка. Лилия предложила подождать в общем зале, пока готовится комната для собеседования. Наёмников в гильдии сейчас оказалось не слишком много. Сев за столик я заказал молока с печеньем, а Пешка воды. Максимально изображая ребёнка, я макал печенье в молоко, облизывал его и мычал, восхищаясь вкусом. Окружающие смотрели на меня с тупыми лицами. Пешка закатила глаза и прикрыла рот рукой. То ли её распирало от смеха, то ли она хотела выругаться. Хоть я и заработал некоторую репутацию, но её всё-таки оказалось недостаточно. К нам подошли двое людей, судя по кольцам, наёмники девятого ранга.

– Почему бы тебе не присоединиться к нашей группе? – Смуглый и высокий тип обращался к Пешке. – Зачем ты возишься с этим ребёнком?

   Его слова застали в момент, когда я пил молоко, из-за внезапного смешка молоко потекло из носа. Чему я ни капельки не был раздосадован, так я ещё больше походил на ребёнка. Вытерев нос рукавом, я пристально посмотрел на Пешку, как бы говоря «И что ты ответишь?». Даже сквозь её зелёную кожу я видел, что она краснеет из-за моего поведения. Но взяв себя в руки, она посмотрела на смуглого и ответила:

– Вон в том углу. – Она указала на дальний столик, где сидели двое орков, с которыми я познакомился, когда произошла стычка со свиномордым. – Сидят двое орков, они тоже предлагали мне присоединиться к их группе. – Уголок рта у Пешки нервно дёрнулся. – Вам сначала лучше проконсультироваться с ними.

   Парни переглянулись, но что-то уточнять не стали, а направились к столику орков. Мои плечи тряслись от сдерживаемого смеха. Успокоившись, я продолжил пить молоко и кушать печенье, посматривая на разговор пары людей, с парой орков. Лицо смуглого сначала приняло насмешливое выражение, затем удивленно вытянулось. Кажется, он что-то уточнил у другого столика, получив ответ, посмотрел на меня. Я поднял почти пустой стакан молока в сторону смуглого и слегка кивнул с улыбкой. Больше к нашему столику никто не подходил. За следующие полчаса к нам больше никто не подходил. Вскоре подошла Лилия и пригласила в приватную комнату, оставив у регистрационной стойки Розу. Пешка осталась в общем зале.

   Вот в приватной комнате меня ждал сюрприз. Так как вместо приглашённого наёмника, присутствовал сам глава гильдии – Брейн. Комната была просторная, посередине стояло кресло, а напротив него большой рабочий стол, который спокойно разместил бы троих человек. Лилия усадила меня в кресло, а сама села по правую руку от главы гильдии.

– Хороший сегодня день, господин Рэй. – Неспешно начал Брейн. – Позвольте ещё раз представиться. Меня зовут Брейн Яр-Бранд. Я – Глава гильдии авантюристов Дрейзда.

– Приятно познакомится, Брейн Яр-Бранд. – Я приложил правую руку к груди и кивнул головой. – Меня зовут Анд Рэй. Можно просто Рэй.

– Хм… Вот значит как? А как же гордость аристократа? – С упрёком начал Брейн. – Как же родовое имя? Или боитесь навлечь на него позор?

– Мне не за что стыдиться. А что до родового имени… Когда в наследство из всех богатств семьи тебе достаётся лишь имя, то лучше его спрятать подальше от друзей и от врагов. Сейчас я лишь наёмник, желающий заработать.

   Брейн какое-то время смотрел на меня грозным взглядом, взглядом полным злости и угрозы, я же, в ответ, смотрел спокойно и непринуждённо. Просидев так с минуту, глава улыбнулся и сделал более простое выражение лица.

– Хорошо сказано. Ну что ж. Начнём собеседование.

   Дальнейшая беседа была чистой формальностью. Как и говорила Пешка, расспрашивали о планах на будущее, о целях. Я же честно отвечал, что хочу заработать денег, купить дом и поселиться в Дрейзде. Несколько раз Брейн пытался косвенными вопросами выяснить мой титул, родовое имя, но смог лишь выяснить страну, из которой я родом, которую я никогда не скрывал. Примерно через двадцать минут я вышел из комнаты вместе с Лилией. И только тогда смог вздохнуть с облегчением и слегка пошатнулся. Как бы спокойно я не держался, но давление от Брейна оказалось колоссальное. Лилия улыбнулась и предложила вернуться в общий зал гильдии к стойке регистрации.

   Здесь я сдал своё старое кольцо и получил новое, тоже железное, с выгравированной на нём цифрой «9». Пешка сидела всё на том же месте, но теперь уже не с водой, а с кружкой пива. Она смотрела в почти полную кружку и о чём-то думала. Похоже, окружение её не слишком волновало. Я подошёл к её столику, сел на своё место и лишь тогда она подняла глаза, и печально улыбнулась.

– Кажется, что пора устроить ещё одну дуэль? – С хищной улыбкой спросил я.

– Что? – Пешка испугано посмотрела на меня.

– Эти двое снова подходили, пока меня не было? Кажется, им жизнь надоела.

– Стой! Да они подходили, но я им ещё раз отказала, они извинились и ушли. – Кажется, Пешка реально была напугана.

– Ха-ха-ха. Ты посмотри на себя. – Я расслабился и звонко засмеялся. – Ты действительно считаешь, что я могу убить кого-то, лишь за то, что он заговорил с тобой или косо посмотрел на меня? Пешка, дорогая, ты меня за какого-то маньяка считаешь?

– А, что? Но… Ты опять издеваешься надо мной. – Орчиха надула губки, взяла пиво и демонстративно попивала его, отвернувшись от меня.

– Ладно. Я получил свой девятый ранг. Можно немного порадоваться. Официант! Молока! У меня есть повод напиться!

   Вырвавшийся смешок со стороны Пешки и расплескавшееся пиво вернули весёлое настроение.

– На собеседовании мне намекнули, что пора бы придумать название для нашей группы. Есть идеи?

– Даже не знаю… – Задумчиво произнесла Пешка. – Орк и карлик. Милашка и псих. Молот и наковальня. Возраст не помеха.

– Очень смешно. – Буркнул я, немного обидевшись.  – Ладно. Подумаем над этим на досуге.

Глава 18

Гоблины.

   Раз мы в гильдии наёмников, то почему бы не посмотреть текущие заказы? С этой мыслью мы направились к стойке регистрации, за которой находилась Лилия. Хотя можно было просто подойти к доске с заказами, но мне казалось, что расспросить у опытного работника гильдии о том, что нам подходит, выслушав её советы. Лилия была довольна таким подходом. А вот Пешке это было не так интересно, и она направилась к доске, чтобы самой выбрать заказ. Разговаривать у стойки регистрации мне было не очень удобно из-за низкого роста, моя голова лишь немного возвышалась над стойкой. Но я ничего не мог с этим поделать. Задания были разнообразными, от охоты на монстров до сопровождения караванов. Можно было брать любое, но мне хотелось чего-то интересного.

 

– Вот! – Ко мне подошла Пешка и положила листок на стол. – Нашла для нас задание. Всего лишь какие-то гоблины, а награда за них приличная.

   Я посмотрел на листок. Действительно, охота на гоблинов. И награда высокая. Двадцать серебряных монет за уничтожение логова и по десять медных за каждую пару ушей, как доказательство убийства гоблинов. Слишком высокая. Подозрительно высокая. За разъяснениями я обратился к Лилии. Действительно обычное задание по уничтожению гнезда гоблинов, таких в гильдии полно, даже среди перечисленных заданий, Лилия говорила об убийстве гоблинов, но награда там была всего три серебряные монеты. Регистраторша пояснила, что с этого задания не вернулось две группы девятого ранга, от одной группы девятого ранга остался только один человек. А ещё одна группа восьмого ранга ушла на это задание два дня назад, но так и не вернулась. Хотя до логова всего день пути пешком, а те были на лошадях. Я задумался и прежде чем браться за задание решил сначала узнать подробности. Единственным выжившим, оказался ни кто иной, как Свен. На удивление, он ещё не покинул город. Я решил узнать подробности у него. Пешка, решив, что не желает забивать голову всякой ерундой, отправилась в гостиницу.

   Свена я нашёл в таверне, неподалёку от гильдии наёмников. Кажется, он пропивал последние деньги. Я угостил его ужином и выпивкой, за его рассказ о логове гоблинов. Сначала он пытался отговорить меня от этого задания, но я лишь сказал, что не взял ещё его, но собираю информацию. Свен поведал мне много интересной информации. Логово действительно находилось на расстоянии одного дня пешим ходом. К нему, даже, вела дорога. Гоблины расположились в старом эльфийском храме. Уж не знаю, что это за архитектура такая, интересная, но храм был построен из дерева и не возвышался над землёй, а уходил под землю. А гоблинов там была тьма. Свен не смог точно назвать количество, но, сказал, что больше полусотни. У меня начала складываться картина и план по уничтожению гнезда. Идти в гильдию за консультацией было уже поздно, поэтому я направился в гостиницу. Пешка уже приготовилась ко сну и, кажется, лишь ждала моего возвращения.

– Что решил с гоблинами? – Зевая, спросила моя спутница.

– Завтра мы отправимся на охоту. Выдвинемся после полудня, мне нужно будет сделать некоторые приготовления.

– Но это же гоблины? Просто перебить их, и всё!

– Так же как четыре предыдущие группы наёмников? Пешка, я думал, что ты уже научилась думать головой, а не… Каким ты там местом думаешь?

   Надулась. Кажется, мне тоже стоит иногда держать язык за зубами. Надеюсь, ночью она не устроит какую-нибудь шалость. Иногда мне кажется, что в нашей компании это она ребёнок, а не я. К счастью, ночь прошла без инцидентов. Встал я с первыми лучами солнца. Закончив с утренними процедурами и разминкой, я отправился в гильдию. Пешка не потрудилась даже встать, ох уж эта обиженная. В гильдии я должен был получить разрешение на полную свободу действий, так как мой план предусматривал возможные жертвы среди заложников, если таковые были у гоблинов. Некоторое время я спорил сначала с Региной, затем с Лилией, дошло до того, что Брейн Яр-Бранд вызвал меня для приватного разговора. Я отказывался рассказывать детали своего плана регистраторшам, но вот главе гильдии придётся раскрыть свои карты.

***

– А не слишком ли это? – Брейн даже потерял свой уверенный вид, услышав детали моего плана.

– Либо так, либо собираем человек тридцать и зачищаем логово, с возможными жертвами.

   Брейн в ответ кивнул:

– Я дам тебе телегу и лошадь от имени гильдии на время задания. Остальные расходы ложатся на твои плечи.

– Премного благодарен. – Я встал с кресла и направился к выходу.

   Пока в гильдии оформляют бумаги, для передачи мне во временное пользование лошади и повозки, я решил навестить Пешку и предупредить, что отправляемся через три часа. На ней пополнение запасов воды и еды, на мне всё остальное. Но, в первую очередь, я по привычке проверил походный рюкзак на наличие предметов первой необходимости. Когда я вернулся к гильдии, меня уже ждала запряжённая повозка. Не то, чтобы я был умелым возничим, но справиться со смирной лошадкой вполне мог. Мне нужно было горючее масло. Две бочки вполне хватит мне для задумки. Так я лишился четырёх серебряных монет. Дальше – Стрелы. По два, а лучше по три колчана на каждого, пока не понятно, сколько нам понадобится. Качественные стрелы стоят не так уж и мало, поэтому ещё серебряная монета исчезла в руках торговцев. Третий необходимы компонент – колья. Всего лишь заострённые палки, за серебряную монету плотник изготовил мне два десятка таких за час. Можно было купить их значительно дешевле или вообще самостоятельно сделать, но не хочется терять время. И чётвёртая вещь – величайшее изобретения человечества… точнее представителей разумных рас – лопата. Вот она почти ничего мне не стоила. По моим расчётам, наличных денег, после всех трат, останется две серебряные монеты с мелочью. Банковские запасы я пока предпочитаю не трогать. С другой стороны, после выполнения задания, мы окупим все расходы в разы.

   Осталось забрать последнюю часть моего грандиозного плана – Пешку. Видеть её лицо, глядящее на повозку набитой всяким ненужным, по её мнению, хламом, доставило мне большое удовольствие. Но я уже давно понял, что Пешка просто любит поругать меня, показывая, что она старше. Повозка медленно катилась в сторону нашей цели, я наслаждался неспешной поездкой. Похоже, что Пешка была обижена на меня, раз не стал спрашивать, почему я столько всего везу на повозке. А может она делает вид, что поняла, для чего мне это всё. А может и правда поняла. Сомнения закрались в мою голову, но несколько брошенных недоумённых взглядов Пешки, сначала на бо́чки, затем на колья, разбили все сомнения вдребезги.

   До логова гоблинов оставался примерно час езды, когда я остановил телегу и скомандовал привал.

– Зачем? Разве не проще напасть ночью и перебить их? – Пешка снова проявила свою любознательность.

– Не проще. В гильдии наёмников есть бестиарий, ты читала в нём, что написано о гоблинах. – Судя по удивлённому взгляду Пешки, она не только не читала о гоблинах, но и не знала, что в гильдии есть бестиарий. – Как ваша группа вообще полгода занималась наёмничеством? Хотя, не важно. Гоблины – ночные твари, они прекрасно видят в темноте, охотятся в темноте. Зачем давать врагу преимущество? День для гоблинов, то же самое, что для нас ночь. Вполне возможно, что будут какие-то дозорные, но это не проблема. Пара стрел решит проблему с ними. Сам храм уходит под землю под небольшим углом и состоит из дерева, поэтому справиться с гнездом будет просто.

– Почему? Ты хочешь перебить их всех, пока они спят? Это ж гоблины, они не сильнее ребёнка.

   Ага, ребёнка двенадцати лет. – С хитрой улыбкой сказал я. – Вот представь себе, ребёнок держит в руках заточенную палку. Ты боишься его? – Пешка отрицательно покачала головой. – А если для этого ребёнка нет морали и ценности жизни, и он этой палкой ткнёт в тебя так же легко, как в землю. Боишься? – Пешка задумалась некоторое время, но всё равно покачала головой. – Правильно, всё-таки ты подготовленный боец. А теперь представь себе, что тебя окружает сотня детей, с заточенными палками, которые твою жизнь не то, что не ценят, но воспринимают тебя как свою еду.

– Зелёное лицо Пешки приобрело бледноватый оттенок. Кажется до неё, наконец-то, начало доходить, что гоблины не так просты, как она думала.

– Твоя изначальная оценка гоблинов поменялась?

– Да. Но… это же просто гоблины.

– Тьфу ты! – Я плюнул на землю. – До нас здесь побывала три группы девятого ранга и группа восьмого ранга. Обычно группа состоит из трех-пяти человек, наша исключение. Из двенадцати, а возможно и больше, разумных, вернулся живым только один Свен. Ты, правда, считаешь себя непревзойдённым воином, который сильнее группы наёмников восьмого ранга? Иди попробуй перебить их ночью в их собственном логове! Тебя сначала искалечат, затем изнасилуют и потом уже съедят!

   Кажется, я был слишком груб с орчихой, но мне нужно вбить в неё главные истины этого мира, если не убьёшь ты, убьют тебя, прежде чем что-то делать, нужно думать головой. Я извинился перед Пешкой, но она была в такой сильной задумчивости, что не обратила на мои слова внимания. Кажется, у неё настал момент просветления. Первым на дежурстве остался я, а Пешку отправил спать. Ко времени своего дежурства она уже не была такой задумчивой, и, судя по виду, нисколько не была обижена на меня. С рассветом мы направились к логову гоблинов. Когда статуя, водружённая над храмом, не показалась в поле зрения, мы остановились и провели разведку. Как я и думал, всё-таки, даже у гоблинов были дозорные. Пара сонных, похожих на детей, силуэтов стояли у входа в храм. Двумя стрелами мы избавились от этой маленькой проблемы. Теперь нужно было реализовать мой план.

– Внутри, – начал я объяснять Пешке, вернувшись за телегой и направив её к храму, – находится сеть коридоров и комнат, пройдя через которые попадёшь в центральный зал. Везде темно, хоть глаз выколи. Кроме того, от Свена, я узнал, что гоблины сделали не хитрые, но опасные ловушки. Поэтому соваться туда у меня нет ни малейшего желания.

Я достал лопату и начал делать углубления рядом с входом в храм. Сам вход был в два метра высотой и три шириной.

– Поэтому, самый лучший способ уничтожить гоблинов – сжечь их вместе с храмом. Всё строение сделано из не гниющего дуба, проведя даже сотню лет в земле, балки останутся такими же крепкими, как и при постройке. Но огонь – Я повернулся к Пешке, внимательно меня слушающей и поднял указательный палец вверх. – Уничтожит любое дерево.

   Сначала мы переместили две бочки с маслом к входу в логово. Тяжело, всё-таки девушка, хоть и сильная, и подросток, с трудом смогли стащить их с повозки и докатить до входа. А затем, в вырытые углубления, вставили колья остриём в сторону входа в храм, получился не слишком крепкий, но плотный слой кольев. Затем, своим трофейным, но уже острым топориком, в одной из бочек я сделал дыру. Масло вытекало из своей тары и по деревянному, наклонённому полу, затекало в гнездо гоблинов. Вторую бочку я просто толкнул внутрь храма, куда она с лёгким шумом покатилась. Легкий удар обозначил, что она врезалась в стену.

– Оставляю эту честь для дамы. – Я сделал шутливый поклон и указал на масло, выливающееся из бочки.

   Пешка поняла мою мысль и пустила небольшое огненное заклинание в масло. Огненная линия начала уходить вниз, а я пнул, почти пустую бочку из-под масла вслед за первой.

– А сейчас мы устроим тир. – Хищная улыбка расползлась по моему лицу, Пешка тоже улыбнулась, предвкушая охоту.

   Стоя на расстоянии тридцати шагов мы держали луки наготове, стрела на тетиве, по три колчана качественных стрел стояло у наших ног. Огненная стихия разжигалась всё сильнее, из храма доносились крики гоблинов. Первый гоблин получил стрелу от воодушевлённой Пешки. А дальше начался тир. Гоблины, чьи глаза были полны слёз от дыма, не видя ничего на своём пути, натыкались на поставленные колья, или получали стрелы, не дойдя до них, часть из них, словно живые факелы, пытались выбежать наружу, поджигая других гоблинов. Всё-таки со стрелами я перестарался, мы едва ли израсходовали два десятка каждый. Большая часть всё-таки была уничтожена огнём.

   Пожар полыхал весь день, примерно уже через час после начала операции по устранению гоблинов, крики перестали доноситься, а изнутри уже никто не пытался вырваться. Человек может вечно смотреть на три вещи: Как течёт вода, как горит огонь и как работает другой человек. Я смотрел на горящий храм, и чувствовал внутри… спокойствие, удовлетворение. Пепел дерева и сгоревших дотла тел разносился ветром.

– Пешка, я придумал, как назвать нашу группу. – Орчиха вопросительно посмотрела на меня. – Пепел мёртвого ветра. Поэтично звучит, тебе не кажется?

– По моему, жутко звучит. – Пешка обхватила себя руками и сделала вид, что дрожит от холода, услышав моё название. И лишь по улыбке на её лице, я понял, что название ей тоже нравится.

Глава 19

Ярость.

– Пожар потух ближе к ночи. Так как храм был скрыт под землёй, огонь выходил только из входа, словно пламя изо рта дракона. Хорошо, что поблизости храма не было деревьев, а локализовать огонь, перекинувшийся на траву, я смог с помощью лопаты. Ночью мы решили не собирать трофеи, дождавшись утра. Только вот трофеев особо и не было, большая часть гоблинов сгорела вместе со столь ценными ушами. Лишь те, кто застрял на кольях и парочки пробежавших по своим собратьям через колья и встретившихся с нашими стрелами, были пригодны для сбора ушей. Итого девать пар. Негусто. То есть девяносто медяков. На предложение Пешки зайти внутрь храма и поискать трофеи там, я лишь покачал головой. Во-первых, внутри ещё могли остаться тлеющие балки. Во-вторых, существовала вероятность обвала. А в-третьих, внутри состояние тел и трофеев должно быть ещё хуже, чем снаружи. Время отправляться обратно в Дрейзд.

 

   Обратный путь проходил в приподнятом настроении. Лошадка неспешно везла телегу по прямой дороге. Так как заняться было нечем, я предложил Пешке поупражняться. Мы сели с противоположных сторон телеги, лицом друг другу. Пешка формировала крошечные заклинания стихийной магии, создавая небольшие огненные шары, ветряные лезвия и ледяные иглы и кидала ими в меня, целясь в руку, ногу, голову или тело. А я должен был создать маленькую, защитную лизну не больше пятнадцати сантиметров в высоту, и нивелировать её атаку. По началу, Пешка безнадёжно проигрывала, так как я создавал линзы точно там, куда она направляла атаку. Я объяснил её, что причина заключается в том, что она, формируя начертательную руну, пытается бросить её рукой, и я вижу направление движения. Я объяснил ей, что главное в броске не движение рукой, а руководство мыслей. По началу, заклинания летели куда угодно, только не в меня, но потренировавшись, у пешки удалось мыслей направить на меня несколько огненных шаров и ледяных игл. Одну иглу я пропустил и получил по руке, но такого уровня заклинание не способно причинить время человеку. Но Пешка улыбалась и злорадствовала.

   Но тут Пешка, пожаловавшись на то, что её запас энергии находится на грани истощения, отказалась дальше упражняться. Я решил провести ещё один эксперимент. Попросил Пешку вытянуть руку вперёд и закрыть глаза. Я сформировал над её рукой сгусток сырой силы, и попросил представить, что у неё над рукой находится чистая магическая энергия. Представить, что её рука втягивает эту энергию. Саму энергию я оставил в свободной форме, лишь сдерживая её от рассредоточения в окружающее пространство. Через несколько секунд тонкая струйка энергии из моего сгустка дотронулась до руки Пешки и вошла внутрь. Пешка распахнула глаза и с удивлением посмотрела на меня.

– Я почувствовала, как небольшая толика магической энергии вошла в моё тело.

– Всё верно. Продолжай. Закрой глаза и начни затягивать эту энергию.

   Она послушно закрыла глаза и продолжила процесс. Снова сформировалась тонкая струйка, соединившаяся с её рукой, энергия медленно входила в руку Пешки, постепенно поток расширялся, пока тонкая струйка не превратилась в поток, толщиной с палец. Так она всосала всю энергию из сгустка.

– Что ты чувствуешь? – Поинтересовался я.

– Моя магическая энергия пополнилась. Ещё шесть-семь таких порций и мой запас будет полон.

   Как я и предполагал. Объём высвобожденной энергии соответствовал, примерно, 0,2 по коэффициенту Брангеля.

– Продолжим.

   В этот раз я создал примерно необходимое количество сырой силы, чтобы пополнить запас своей спутницы полностью. Пешка закрыла глаза и сконцентрировалась на впитывании энергии. Полное восполнение заняло где-то пятнадцать минут.

– Что ж, раз твои силы восполнены, можем продолжить тренировку.

– Подожди. – Остановила меня Пешка. – Где ты научился этому методу?

– Эм… Я сам догадался, как им пользоваться.

– Догадался или изобрёл? Ты понимаешь, что это, возможно, совершенно новый метод в теории магии? – Голос Пешки звучал очень возбуждённо.

– Да брось ты. Может он и редок, но я уверен, что я не уникальный. Учителя академий и университетов точно знают о нём. – Пешка с недоверием посмотрела на меня. – Но лучше, если ты не будешь никому говорить об этом.

   Пешка улыбнулась и кивнула. Мы продолжили наши магические упражнения. Пешка формировала стихийную атаку, а я защищался от неё линзой. Образованную после атаки энергию я впитывал в себя. А создание самой линзы практически не расходовало энергию, а после её использования, остатки я впитывал в себя. Вроде вся энергия используется по кругу, но всё равно есть потери. Пешка кидалась в меня заклинаниями, а я их отражал, мы смеялись. Тренировка больше напоминала какую-то детскую игру, чем сложное магическое упражнение. Ко времени четвёртого пополнения запаса магических сил Пешки, я понял, что мой запас опустел наполовину. Поэтому было решено сделать перерыв. Телега всё так же мерно плелась в сторону Дрейзда, а мы решили пообедать валяным мясом и сухофруктами.

   Еда и отдых хорошо восстанавливали запас магической энергии. При желании, я бы мог ещё и начать впитывать энергию из окружающей среды, но посчитал, что сейчас это было лишним. Доесть мы не успели, из-за горизонта показался всадник, скачущий так, словно за ним гнались черти. Сначала я подумал, что это курьер или вестовой. Но по мере приближения, я заметил, что всадник скачет в неестественной позе, да к тому же на лошади он был не один, перед ним сидел маленький ребёнок. По мере приближения я заметил, что всадник наклонился вперёд и придерживал живот, оттуда сочилась кровь. Ребёнка я тоже разглядел, это была девочка, лет пяти. Всадник приближался к нам и что-то говорил, но слов не было слышно. Лишь когда он остановился перед нашёй повозкой, я услышал слова:

– Пожалуйста, спасите её.

   С этими словами всадник упал с лошади, в нём больше не было жизни.

– Дядя Лютел, Дядя Лютел. Что с тобой? Мы дальше не поскачем? – Девочка смотрела на тело всадника и не понимала, что тот уже мёртв.

– Пешка, хватай девочку и перенеси её на телегу.

   Пешка подошла к девочке взяла её на руки, но та начала кричать:

– Что вам надо? Что с дядей Лютелом? Отпустите меня, иначе отец вас накажет.

   Пешка усадила её на нашу телегу и пыталась успокоить, но всё было тщетно. А в это время на горизонте появились ещё всадники, и, чует моё сердце, они скакали к нам не с добрыми намерениями. Времени успокаивать девочку у нас не было, мне нужны были боевые способности Пешки. Поэтому я подошёл к плачущему и кричащему ребёнку и положил руку на шею, надавив на сонную артерию, и подержав какое-то время, убедился, что девочка обмякла, и тогда убрал руку.

– Что ты сделал? – Вопрос пешки был вполне ожидаемым.

– Усыпил её.

– Но как?

– У нас нет времени на объяснения. – Я указал в сторону, откуда прискакал всадник с девочкой, к нам направлялся десяток всадников. – Вряд ли они с добрыми намерениями. Наложи на себя и меня магию Аспекта усиления, Сила на скорость, ловкость и реакцию.   – Я помог Пешке с начертательными рунами, сырой силой изобразив, как они выглядят. Хоть я сам и не мог нормально пользоваться разными видами магии, но вот начертательные руны знал хорошо. – А теперь бери лук и вставай на повозку, сделай выстрел на пределе своих возможностей, чтобы предупредить приближающихся всадников от резких действий.

   Пешка сделала так, как я сказал, и всадники, увидев стрелу, замедлили движения, остановившись, примерно на расстоянии ста метров.

– Отдайте нам девчонку и езжайте своей дорогой. – Крикнул кто-то из всадников.

   Пешка смотрела на них, я понимал, что она ждёт моего ответа, но сам колебался. Попытаться спасти девочку означало ввязаться в опасную авантюру, а отдать её, всё равно, что оставить ребёнка волкам. К тому же, это не гарантировало, что они оставят нас в живых. Решив больше не колебаться, я взял лук, наложил стрелу и натянул тетиву. Ещё в детстве я научился одному сильному приёму, но, к сожалению, он требует много времени на концентрацию и расходовал восьмую часть магической энергии. Я сконцентрировал энергию в своих мышцах, глазах и ушах. Время словно замерло, теперь я чётко мог увидеть противников. На них были одеты латные доспехи и шлема, эту сталь не пробьёт стрела с такого расстояния. Но мне не нужно пробивать их доспех. С выдохом я отпускаю стрелу и слежу, как она попадает точно в щель для глаз в шлеме у правого всадника. Минус один. Осталось девять.

Рейтинг@Mail.ru