Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

   Мне не нравилось в этом всё, кроме цены. Не явиться на светский вечер без уважительной причины означало оскорбить хозяина, а прийти на него, мне откровенно говоря, было не в чем. Одеться по последнему слову моды мне встанет в двадцать серебряных монет в лучшем случае, а если взять с собой ещё и остальных, то можно будет смело тратить золотую монету. Прийти же на светский вечер в походном костюме, означало выставить себя на посмешище перед местными аристократами. Ещё и неизвестно, что за задание он мне даст и почему оно персональное. Но явиться я был обязан. Шёл я домой в скверном настроении. Но и дома меня поджидал сюрприз. В гостиной на столе было разложено красивое женское платье, в самый раз для похода на светский вечер и, судя по размеру, оно как раз подходило Пешке. Которая крутилась вокруг него и никак не могла решиться, примерить его или нет.

– Что случилось?

– А? Рэй! – Кажется, мой приход Пешка даже не заметила. – К нам приходил посыльный от Барона Яр-Штерна, сказал, что все эти вещи нужно передать тебе. Вот я смотрю на это платье и думаю, зачем тебе женское платье?

– Иди, примеряй уже, оно же явно для тебя. – Не успел я договорить фразу, как Пешка убежала на второй этаж с платьем, прихватив с собой Килию.

   Тут я заметил ещё два костюма на диванчике. Один костюм был размером для ребёнка. Плотная рубашка и подобие жилетки синего цвета, чёрные штаны из лёгкой ткани и сапоги, из кожи какого-то животного. Не знаю, какова здесь мода у аристократов, но костюм мне понравился. Жалко, что через год я уже вырасту из него. Второй костюм был явно для Габриеля, честно говоря, я бы лучше надел этот костюм, так как он больше напоминал парадный военный костюм, чем вечерний наряд. Позвав с конюшни Габриеля, я рассказал ему вкратце, что нам предстоит через два дня. Увидев свой мундир, полукровка уже хотел примерить его, но я отправил его сначала помыться, так как от него пахло конюшней. В отличие от нас с Пешкой, постоянно принимающей водные процедуры, Габриель не слишком следил за гигиеной. Я уже хотел и сам примерить свой костюм, но тут сверху спустилась Пешка, она был так красива, что я широко открыл рот и не мог вымолвить и слово, только смотрел на неё.

– Так плохо, что ты предпочёл промолчать? – Пешка специально подбивала меня на комплимент.

– Вы так прекрасны, что я не смог вымолвить и слово. Буду рад, что настолько красивая девушка будет сопровождать меня на светском мероприятии.

– Как заговорил! – Улыбнулась Пешка.

– Вот только над манерами придётся поработать. – Пешка недоумённо глянула на меня. – Светский вечер, на который нас пригласили, это сборище змей и волков. Пока я рядом, тебе и Габриелю не придётся отвечать на их выходки, даже если они будут напрямую обращаться к Вам. А вот если меня не будет, то лучше избежать конфликтных ситуаций. Конечно, если мы не хотим вызвать на дуэль пару зарвавшихся индюков.

   Я начал объяснять Пешке особенности таких мероприятий и манеру поведения, которую она должна там сохранять, и какую должна избегать. Вернувшийся Габриель выслушал меня и был полностью согласен. За свою жизнь духом, он видел подобные мероприятия и представлял, чем может обернуться неосторожное поведение Пешки. Поэтому было решено, что Габриель будет защитником Пешки, с полными правами высказывать всё, что он думает, от имени своего господина, то есть меня, на время моего отсутствия.

   Светский вечер тоже испытание и теперь, получив подарки от барона, я уже не мог найти предлог, чтобы на него не идти. Я примерял свой костюм в комнате и всё думал, куда же в нём можно спрятать стилет. Можно было обойтись и без оружия, но я бы предпочёл быть вооруженным. Решив, что прятать его не обязательно, а в руках ребёнка это оружие будет выглядеть игрушкой, стилет был повешен на пояс, в давно изготовленные ножны. Костюм сидел на мне как влитой, интересно, сколько такой стоит? Наверняка шился под заказ у самого дорогого портного в городе. Не важно, не мои деньги. Интересно, что за задание подготовил Людвиг?

Глава 36

Светский вечер.

   Мы ехали в карете к имению Людвига. Моё мрачное настроение нельзя было скрыть от спутников.

– Почему такой мрачный, Рэй? – Пешка первая проявила любопытство. – Тебя что-то тревожит.

– Всё. – Начал объяснять я. – Сам этот вечер, задание, которое даст Людвиг и его последствия, а так же цена. Тот факт, что мне придётся оставить вас одних на растерзание местного бомонда. А ещё, – добавил я, – неприятное чувство, гложущее меня изнутри. Оно и раньше было, но как только мы выехали – обострилось.

– А какие последствия? Задание, как задание. – Пешка порой была такой наивной.

– Персональное задание для нашей группы, а скорее, даже для меня лично. Ты, правда, думаешь, что наши способности так уж нужны для человека с большими связями и возможностями? – Пешка в ответ пожала плечами. – Он что-то хочет получить от этой миссии. Я даже не уверен, что она будет трудной, скорее всего какая-то мелочь. Но я не понимаю, что он хочет от меня.

   Чем больше я думал, тем больше мрачнело моё лицо. На улице вечерело, карета мерно катилась в сторону имения Яр-Штернов.

– Пешка, я совсем забыл тебя предупредить. – Я вспомнил важную деталь. – Старайся держать себя в руках. – Пешка недоумённо взглянула на меня. – Твоя способность, распознавать ложь. Она тебе очень сильно помешает на этом вечере. Здесь каждый гость, а особенно женщины, будут говорить красивые вещи в глаза, но при этом думать совсем о другом. Например, сделают комплимент твоему платью, а сами будут думать о том, как ты ужасно выглядишь…

– А я плохо выгляжу? – Пешка перебила меня.

– Нет. Ты великолепна, но для этих змей, всё это не имеет значения. Как только ты их не услышишь, они начнут поливать тебя грязью и распространять различные слухи. Некоторые могут пойти на прямую конфронтацию. В таком случае полагайся на защиту Габриеля, ему, как моему доверенному лицу, можно действовать полностью от моего имени. – Габриель кивнул.

– А почему я не могу быть доверенным лицом? – Пешка надула губки.

– Во-первых, ты – девушка. Девушка – доверенное лицо, удар по репутации аристократа и удар по репутации девушки. Во-вторых, ты слишком мало знаешь об аристократическом обществе. На таком вечере тебя можно представить лишь в нескольких ипостасях. Как мою жену, как любовницу, как воспитанницу.

– И в качестве кого меня взяли на светский вечер, господин граф? – Взгляд Пешки стал суровым.

– В качестве партнёра. – Увидев недоумённый взгляд, я решил разъяснить. – А вот какого именно партнёра, пускай они сами думают… или додумывают. Это не имеет значения. Лучший вариант был вообще не брать тебя. Но так нельзя было поступать. – Я вздохнул. – Ненавижу аристократическое общество.

– А откуда ты всё это знаешь? – Спросила Пешка. – Ты часто бывал на таких вечерах?

   Да. Когда я был ребёнком. – На эту фразу я услышал фырканье Габриеля, но продолжил. – Я часто бывал на таких вечерах с родителями. А ребёнок, всегда остаётся ребёнком, поэтому я мог вести себя там более вольно. Под видом любознательности или игр, подслушивал разговоры, присматривался к поведению, изучал, учился. Противно, но полезно. Поэтому я точно знаю, что все эти дамы будут говорить о тебе за глаза, а некоторые и в глаза.

   Пешка задумалась, а я смотрел в окно на закатывающееся за горизонт солнце и виднеющийся особняк – цель нашей поездки. Высокий кованый забор с острыми шпилями, за ним виднелся украшенный сад с фигурами животных из кустарников. Красивый, богатый дом. Напоминает мне о детстве. Огромные коридоры, полные слуг и охраны, и ни одного человека с кем бы можно было поговорить по душам. Даже внутри семьи всегда плелись интриги и ходили слухи, распространяемые через слуг.

   У Барона Людвига Яр-Штерна три сына и две дочери. Тот толстозадый приходится младшим сыном и наименее ценным, но за него Людвиг дал хороший откуп, что меня ещё больше подталкивает к варианту, что даже то столкновение Пешки с толстожопым было не случайным. Вся семья была крепко сплетена узами брака с другими дворянскими семьями. Старшие сыновья были женаты на дочерях мелких баронов. Толстожопый был холост, как и младшая дочь, Лилиана. А вот старшая дочь Генриетта, была замужем за виконтом Вильямом Яр-Тиртом . Нужно быть осторожным, Вильям – опасный противник. Насколько мне известно, едва он достиг двадцати лет, как стал главой семьи из-за весьма странных обстоятельств смерти его отца, скорее всего он и приложил к смерти отца руку. Всю эту информацию я получил благодаря Краймену, всё-таки теневой мир имеет своих осведомителей, их глаза и уши повсюду.

   Показав своё приглашение у ворот, мы проехали к парадному входу, здесь нас встречали услужливые слуги в ливреях. Выйдя из кареты, я предложил руку Пешке, чтобы помочь спуститься. Из-за разницы в росте и возрасте этот жест выглядел довольно смешно. Но мне сейчас было всё равно, я осматривался по сторонам, выискивая всё, что может быть подозрительным. Пока всё было как на обычном приёме. Пройдя к входу в банкетный зал, я передал приглашение церемониймейстеру и дождался, пока он объявит наш приход:

– Граф Рэй, его партнёр Пешка и доверенное лицо Габриель. – Голос звучал громко и внушительно, чтобы все в зале могли услышать.

   Среди всех этих титулованных особ, моё имя, без приставки «Яр» казалось странным и смешным. Я видел эти презрительные взгляды, эти кривые улыбки. Перед залом Пешка замешкалась, поэтому я уверенно взял её за руку и высоко поднятой головой вошёл в зал. Габриель не испытывал стеснения перед столькими людьми и уверенным шагом шёл за нами.

– Спокойно. – Я тихо говорил Пешке. – Не подавай вида, что тебе неуютно или страшно. Представь себе, что перед тобой не высший свет, а тупые, безмолвные рыбы, улыбайся.

   Мои слова взбодрили Пешку. Но все испытания будут только впереди. И первое же не заставило себя ждать. К нам подошла пухлая женщина средних лет в пышном платье с лысеющим мужчиной её возраста.

 

– Уважаемый граф. – Обращение было уважительным, но с нотками пренебрежения. – Невежливо представать перед знатными людьми, не представив своего родового имени.

– Что же Вы тогда не представитесь сначала, мне Ваше имя тоже неизвестно. – Лучший вариант будет вести себя агрессивно, в крайнем случае, вызову здесь всех и каждого на дуэль.

– Ваше появления было таким неожиданным, что я растерялась. – Судя по лицу женщины, она совершенно не растерялась, Пешка хотела что-то сказать, но я сильнее сжал ей руку, чтобы она молчала. – Я – виконтесса Элизабет Яр-Блаккар, а это мой муж, виконт Ринс Яр-Блаккар.

– Приятно познакомится, госпожа Элизабет. Я граф Рэй, мой партнёр – Пешка и Габриель – доверенное лицо. – Прежде чем виконтесса что-то сказала, я добавил. – Что же до моего родового имени, то мне слишком дорога жизнь, чтобы открывать своё имя столь болтливому обществу, как местный бомонд.

– О чём Вы, Юный граф. – Элизабет сделала удивлённый взгляд. – Все аристократы стоят друг за друга и помогут в сложной ситуации, здесь никто не расскажет Вашу тайну.

– В очереди друг за другом они стоят только на открывшееся место, в связи со смертью представителя той или иной семьи. А тайну никто не расскажет, так как её никто и не узнает. Простите нас, нужно ещё поприветствовать хозяина этого вечера.

   Пока виконтесса ничего не сказал, я быстро обошёл её и направился в сторону барона Яр-Штерна.

– Её слова полны лжи. – Лицо Пешки сморщилось. – И это высший свет?

– Тише. Делай вид, что всё нормально. Улыбайся, в моём присутствии лучше молчи, затем положись на Габриеля. Это сборище змей и волков, будь осторожна.

   Поприветствовав хозяина вечера, я вручил ему в качестве подарка пару больших клыков волколака, один из наших трофеев. Большой ценности они не представляли и как подарок считались мусором для представителей аристократов, но мне было всё равно. Людвиг Яр-Штерн не изменился в лице, когда получил подарок, он вежливо улыбался и отшучивался, он ожидал чего-то подобного от нас.

   Гости всё прибывали, к нам подходили те или иные аристократы и пытались познакомиться или делали вид, что знакомились. Некоторые действительно искренне улыбались, а кто-то лишь наклеивал на лицо маску. Каждый третий пытался зацепить Пешку различными фразами, касающимися её происхождения, одежды, внешности или профессии. Как я и просил, Пешка лишь молчала и улыбалась, а я отвечал за неё, кто-то даже на этом решил отыграться.

– У Вашей спутницы языка нет, что она не может самостоятельно ответить? – Зарвавшийся барон был уже слегка навеселе, у меня не было желания с ним церемониться.

– У моей спутницы с языком всё в порядке, а вот у кого-то он слишком длинный и его вполне можно укоротить на дуэли за честь дамы. Я здесь присмотрел хорошее место в саду. – Я злобно посмотрел на этого барончика, а затем добавил. – Конечно, не хотелось бы пачкать кровью такой прекрасный сад, поэтому я могу сделать вид, что ничего не слышал, если Вы соизволите не показываться мне больше на глаза.

– Да ты хоть… – Он что-то хотел сказать, но его за руку оттащил Рикард Яр-Штерн – средний сын Людвига. Жаль, я уже хотел пустить кровь.

   Тут я заметил, что снова улыбаюсь. Плохо. Надо убрать эту хищную улыбку с лица. Что-то мой контроль всё сильнее слабеет, когда речь заходит об убийстве людей. Да и само желание убивать не вызывает отторжения, словно я собираюсь прихлопнуть муху или таракана.

   Когда все гости прибыли хозяин вечера, Людвиг Яр-Штерн, поприветствовал аристократов торжественной и довольно длинной речью. Дальше всё шло как на любом другом сборище аристократов. Заиграла музыка, слуги выносили яства и напитки, заменяли те, что заканчивались на столах. К нам подходили те или иные личности, кто-то приглашал на танец то меня, то Пешку, но мы вежливо отказывались, а вот Габриелю я дал разрешение и даже настоял, чтобы он принимал приглашения на танец от здешних дам. Так он узнавал, что же хотят они выяснить о нас, сам при этом лишь туманно рассказывал обо мне или Пешке. Габриелю строго настрого было запрещено пить что-либо крепче воды. Он был слаб к алкоголю и полностью со мной согласился. Иногда мы с Пешкой танцевали, чтобы совсем не выбиваться из этой массы. Было забавно, когда ко мне подходили знакомиться дети местных аристократов, я вежливо общался с ними, но быстро отсылал их в другое место, под различными предлогами. Во время очередного перерыва между танцами мы с Пешкой и Габриелем стояли у стола с едой и напитками. Габриель ничего нового не поведал, все хотели знать о нас различные подробности. Пешка пила мелкими глотками вино, а я решил не выбиваться из привычного образа и нашёл молоко и печенье.

– Я в Вашем возрасте, господин граф, уже перепробовал все виды вина, а Вы до сих пор пьёте молоко. – Насмешка прозвучала от молодого, лет двадцати, барона.

– Это заметно, господин барон, судя по Вашим умственным способностям. Раннее употребление алкоголя сделало Вас довольно тупым. – Я уже устал от их попыток высмеять меня и уже в открытую нарывался на дуэль.

– Вы зарываетесь, господин граф. – Лицо барона покраснело. – Несмотря на Ваш нежный возраст, я могу и на дуэль Вас вызвать.

– Нежный возраст? – Я хищно улыбнулся. – Я в своём нежном возрасте убил больше людей, чем Вы имеете слуг. И если Вы хотите дуэль, то я предпочту дуэль до смерти, чтобы избавить высшее общество от столь тупого и неосведомлённого барона.

   Барон тяжело задышал, но увидев что-то за моей спиной, развернулся и ушёл.

– Ваш характер очень вспыльчивый, господин граф. – Наконец-то я услышал голос этого человека.

– Господин Людвиг Яр-Штерн, как я понимаю, всё идёт в пределах продуманного Вами плана. Я же ещё никого не убил. – Людвиг улыбнулся. – Как я понимаю, раз Вы лично подошли ко мне, то пришло время обговорить то, зачем я сюда прибыл.

– Верно, господин граф. Прошу, проследуйте за мной, в мой рабочий кабинет.

– Хорошо. – Прежде чем уйти я повернулся, подошёл к Габриелю и тихо прошептал. – Действуй в рамках нашего плана. Уверен, что кроме самостоятельных действий аристократов, будут ещё и те, кого подговорил Яр-Штерн.

   Дождавшись кивка от Габриеля, я двинулся за Людвигом. Обернувшись на последок, я лишь увидел, как Габриель ведёт Пешку в зал на танец.

Глава 37

Разговор

   Коридоры имения Яр-Штернов были не слишком запутанными, поэтому я с лёгкостью запомнил дорогу. Перед кабинетом Людвига стояло двое охранников, судя по внешнему виду и поведению не рядовые бойцы. Внутри кабинета было просторно и светло, горели свечи и масляные лампы. Хозяин кабинета прошёл за стол и сел в своё кресло, предложив мне сесть в кресло напротив. Прежде чем пройти в кресло я осмотрел внимательно кабинет. На стенах висело оружие и головы различных животных – трофеи. Оружие, судя по виду, было не просто коллекционной игрушкой, а вполне боевое, а судя по потёртости рукояток на некоторых из них, часто используемое.

– Заинтересованы в оружие? – Спросил Людвиг со своего места.

– Нет, скорее в том, кому оно принадлежало. Как я понимаю, большая часть оружия здесь боевые трофеи?

– Вы совершенно правы, граф. – Людвиг улыбнулся. – Некоторые с поля боя, с прошлой войны с Сильфийским королевством. Я его лично добыл у поверженных врагов. Некоторые экземпляры добыты из охоты на различных опасных личностей.

– А некоторые, Ваших личных врагов? – Я указал на украшенный драгоценными камнями короткий меч.

– Да. – Кивнул головой Людвиг. – Этот клинок принадлежал Барону Яр-Виру. Двадцать лет прошло с его смерти, клинок был оговорённым трофеем. Семейный клинок Яр-Виров теперь покоится у меня на стене. Его потомки предлагали хорошие деньги за это оружие, но мне он дорог именно как трофей.

– Понятно. – Я подошёл к столу и сел в предложенное мне кресло. – Прежде чем мы начнём разговор о деле, я хотел бы задать вопрос. Зачем весь этот фарс?

– О чём Вы, граф? – Недоумевающе спросил Людвиг.

– Барон Людвиг Яр-Штерн, вы прекрасно знаете, о чём я. Зачем Вы позвали меня на этот светский вечер, зная, что я предпочитаю не отсвечивать на публике? Зачем Вы подговорили некоторых дворян, чтобы они попытались спровоцировать меня? Вы же не хотели их смерти, а этим вполне могло всё закончиться.

– Вы же понимаете, что как хозяин вечера, я бы мог загладить разногласия и отговорить от дуэли.

– Только если бы я согласился, а не настоял на том, чтобы вырезать зарвавшихся баронов и виконтов. – Хищная улыбка бессознательно появилась на моём лице, но я быстро убрал её.

– Что Вы, граф? – Яр-Штерн махнул рукой. – Вы же благоразумный человек, зачем Вам при первом выходе в свет портить отношение с местными аристократами.

– В отличие от Вас, барон, я не держусь за этот город, так как не из местных, и вырезов двух-трёх аристократов на дуэли вполне мог бы покинуть город или даже страну. А если бы ко мне подослали убийц, то уже без дуэли вырезать весь аристократический род. – Я, конечно, лукавил, но всё-таки угроза вполне могла быть реальной.

– Надеюсь, что ничего серьёзного за этот вечер не произошло, что могло бы вызвать Ваш гнев.

– Надеяться стоит на то, что во время моего отсутствия гости не совершат глупости, которые повлекут за этим дуэли, несчастные случае и странные смерти.

   Людвиг задумался, а затем достал листок из стола и что-то написал.

– Виктор! – Из-за двери вошёл охранник. – Передай этот листок Рикарду. – Охранник, названный Виктором, взял листок и скрылся за дверью.

– Как я понимаю, вы отменили главную провокацию, которая могла всё-таки привести к чьей-то смерти?

– С Вами сложно иметь дело, господин граф, ещё раз надеюсь, что Вы станете моим другом, а не врагом. – Теперь, когда все сложности улажены, приступим к обсуждению задания?

– Я внимательно слушаю Вас.

– Если вы посмотрите налево, господин Рэй, то увидите сундук. – Я повернул голову и действительно увидел крупный сундук, примерно метр длиной и полметра шириной. – В нём находится мой подарок храму богини судьбы – Синтрии. Меня связывают давние и тесные отношения с этим храмом, и я время от времени отправляю в храм подарки. Это очень ответственное и деликатное дело, поэтому я не могу доверить его кому попало. К тому же, подарок привезённый аристократом будет цениться значительно выше, чем просто рядовым наёмником.

   Я долгое время смотрел в лицо Людвига, пытаясь увидеть какой-то намёк на правду. Даже без Пешки я мог определить, что Людвиг мне врёт. Не все слова ложь, но многие. Какой был его интерес? Возможно, что в дороге меня встретят подосланные убийцы. Или ещё какая-то неприятность. Но я не видел причины отказываться от такого задания. Храм Синтрии находился в половине дня пути на повозке от имения Людвига. Значит, нужно будет вернуться в город, забрать свою лошадь с повозкой, купить небольшой стог сена и приехать сюда за сундуком.

– Вам не нравится моё предложение, господин граф? – Людвиг прервал мои размышления.

– Да, оно мне не нравится. – Опередив слова Барона, я добавил. – Но я не собираюсь от него отказываться. Раз мы обсудили задание, то я пожалуй направлюсь к себе домой и подготовлюсь к путешествию.

– Что же Вы, Граф Рэй, собираетесь покинуть мероприятие до его окончания? Это будет невежливо с Вашей стороны.

– Уважаемый Людвиг Яр-Штерн, мы уже успели выяснить, что данное мероприятие не вызывает у меня удовольствие. Кроме того, я могу не сдержаться, и вызвать на дуэль какую-нибудь знатную особу. А как вы знаете, я предпочитаю дуэли до смерти, и не все смогут так же ловко договориться со мной как Вы.

– Пожалуй, Вы правы, но всё-таки прошу Вас ненадолго задержаться. Сами должны понимать.

– Да, понимаю, я уйду не сразу, но сделаю так, что мой уход будет незаметен для всех, надеюсь, Вы мне поможете, устроив какое-нибудь представление?

– Да. Я это устрою.

   Мы встали из-за стола и пожали друг другу руки. Направившись к выходу, я решил задать ещё один вопрос Людвигу.

– Людвиг Яр-Штерн, хотя я и сам знаю ответ, но всё-таки хотел бы услышать его от Вас. – Дождавшись, пока барон внимательно на меня посмотрит, я продолжил. – Та стычка Пешки и Винсента, да и дальнейшие события, всё это вы подстроили специально?

– Хм… – Барон хмыкнул и улыбнулся. – Я рад, что Вы умный человек, от этого мне ещё больше хочется иметь с Вами дела.

   Мне это не нравится. Очень не нравится. Теперь у меня ещё больше подозрений к Людвигу. И главное подозрение – он знает кто я. Барону незачем заводить хорошие отношения с графом без графства, без поддержки, без имени. Я знал, что моё прошлое всплывёт рано или поздно, но лучше бы это произошло как можно позже.

   Войдя в зал, и я, и Людвиг наблюдали картину, от которой у нас широко открылись рты. Посередине зала стоял стол, с двумя стульями, за одним стулом сидел Габриель, за спиной которого стояла Пешка, за другим стулом сидел какой-то аристократ, за спиной которого собрались ещё мужчины-аристократы. Они боролись на руках. Армрестлинг, хм… кажется, я догадываюсь, что происходит. Подойдя тихонько к Пешке, я спросил, что происходит.

 

– После твоего ухода, многие аристократы и их сопровождающие порывались ко мне, чтобы пригласить на танец, я отказывала, как могла, но они настаивали и давили своими титулами. Габриель виртуозно заговаривал им зубы и легко отклонял их агрессию. В конце концов, кто-то усомнился в силе моего защитника, и он решил устроить состязание. Тот, кто сможет победить его в состязании силы рук, сможет потанцевать со мной. – Пешка хихикнула. – Зная способности Габриеля, я уверена, что здесь нет того, кто бы победил его. А он ещё тот актёр. Смотри как он пыжится, – Пешка указала на Габриеля, – он делает вид, что ему трудно, а ведь для него все эти аристократы, словно котята.

– Да. – Я тоже хихикнул. – Он своим щитом орудует, словно палочкой машет, для него всё это детские забавы. Надо будет наградить его за хорошую задумку.

   Я наблюдал за Габриелем, он действительно изображал напряжение и «с трудом» побеждал одного противника за другим.

– Господин Граф, разрешите пригласить Вас на танец.

   Повернувшись на голос, я увидел молодую девушку лет семнадцати. В ней я узнал младшую дочь Людвига – Лилиану Яр-Штерн. Если приглашения остальных дам я мог отклонить, то приглашение дочери хозяина вечера отклонить нельзя. Я взял руку Лилианы и направился в другую часть зала, где танцевали пары. Танцам я обучался ещё в имении Яр-Ферралов, прекрасно понимая, что мне придётся сталкиваться с высшим обществом, я не пренебрегал этими уроками. Играла музыка похожая на Вальс, мы двигались в такт с мелодией, а я чувствовал холодный взгляд Пешки, от которого у меня бежали мурашки.

– Скажите Граф, зачем Вы выбрали жизнь наёмника? – Голос Лилианы был приятен. Не знаю, её отец подослал или это её собственная инициатива.

– Жизнь заставила. – Односложные ответы сейчас лучший вариант.

– Как может заставить жизнь. Если Вы попали в сложную ситуацию, то можно обратиться к другим дворянам, которые помогут в беде. Укроют от врагов, вернут доброе имя или помогут отбить захваченное имение. Вы же прекрасно знаете это и без меня.

– Знаю. – Действительно знаю, но я не хотел отвечать.

– Тогда почему? – Настаивала Лилиана.

– Мне нравится свободная жизнь. – Я лукавил, но не рассказывать же ей всю правду.

– Мой отец хорошо о Вас отзывается. Даже предлагал сосватать меня. Но я не хочу выходить замуж за того, кого не знаю.

– Так Вы хотите поближе узнать меня, госпожа Лилиана? – Любопытство взяло верх. Не стоило задавать этого вопроса.

– Да. Расскажите о себе.

– За этим Вам лучше обратиться к отцу. – Мелодия закончилась, и я отошёл на почтительное расстояние. – Уверен, он знает обо мне даже больше чем я сам. Простите, но невежливо танцевать более одного танца с незнакомой и незамужней девушкой.

– Вы правы граф, но я надеюсь, что Вы ещё подарите мне танец сегодня.

   Это вряд ли. Но сказать я этого не мог. Лишь поклонился и направился к Пешке с Габриелем. Тут я заметил, что никто особо уже и не хотел танцевать с Пешкой, а вот победить полукровку желающих было большое количество. Пешка дулась, даже не знаю на что больше, что она потеряло мужское внимание или, что я танцевал с другой.

– Ну как она? – Бросила недовольно Пешка.

– Неплоха. Предлагала жениться. – Я сказал почти правду.

– А ты что? – В этот раз Пешка внимательно посмотрела.

– Сказал, что подумаю. – Увидев расширившиеся глаза Пешки, я засмеялся. – Что за реакция?

– Но ты сказал правду.

– Я сказал полуправду. – Временами я забываю про способность Пешки. – Вот и ещё один минус твоей способности. Она не может отличить ложь от полуправды.

– Полуправда? – Удивлённо спросила Пешка. – И что из сказанного тобой было правдой, а что нет?

– А вот не скажу. Меньше будешь не доверять мне.

   Пешка открыла рот, а затем, поняв смысл моих слов, закрыла. Её можно было понять, до этого я не крутился в высшем обществе, а девушки в нашем деле редко попадались. Если уж даже Килия вызвала небольшую ревность у моей спутницы, то, что говорить о красивой аристократке? Пора было останавливать весь этот фарс с Габриелем, поэтому я подошёл к нему и положив руку на плечо громко сказал.

– Думаю, что моё доверенное лицо, Габриель, уже доказал свою силу, но он тоже устал, поэтому позвольте ему немного отдохнуть.

   Зазвучали недовольные голоса, но меня поддержал Людвиг Яр-Штерн и уже успевшие испытать силу Габриеля аристократы. Отойдя к столу с Яствами, так, чтобы никто не услышал, я произнёс хвалебную речь Габриелю, подшучивая над аристократами-слабаками, что не могут победить щуплого полукровку. Габриель, Пешка и я хихикали, и разговаривали на отвлечённые темы. Вскоре Людвиг Яр-Штерн объявил, что на его светский вечер для развлечения гостей была приглашена специальная группа заезжих акробатов, и они продемонстрируют свои виртуозные способности в этом зале. Музыканты на сцене зашевелились и спустились в зал, с инструментами освобождая сцену, куда выходили ловкие и быстрые акробаты. Взглянув на Людвига, я встретился с ним взглядом и дождался кивка. Как я и думал, это и был тот отвлекающий манёвр. Шепнув Пешке и Габриелю, что пора уходить, мы медленными движениями двинулись к выходу. Если для кого-то и остался наш уход замеченным, то это не имело значения. Поздно нас перехватывать.

   У парадного входа нас ждала карета с кучером, Пешка и Габриель быстро забрались в карету, а задержался у входной двери, увидев, что в нашу сторону движется девушка.

– Господин граф, невежливо покидать светский вечер раньше времени. – Она была высокой и красивой, на вид ей было около тридцати лет. Я знал, кем она была.

– Некоторые обстоятельства, госпожа Генриетта Яр-Тирт, вынуждают меня покинуть столь прекрасный вечер. – Я не хотел затягивать этот разговор.

– Но Вы обещали танец моей младшей сестре. – Возмущенно произнесла Генриетта.

– Нет. Не обещал. – Твёрдо ответил я. – Кроме того, мне нужно подготовиться к выполнению поручения Вашего отца.

– Так Вы боитесь гнева моего отца? – Генриетта засмеялась. – Вы лишь жалкий трус.

– Ахаха… – Я засмеялся так громко и так звонко, что точнее будет сказать, что я ржал. Затем открыл дверь кареты и залез в неё. Выглянув в окно, улыбнулся Генриетте и сказал. – Ваше желание помочь сестре очень восхищает меня, но вот Ваши методы слишком радикальны и неверны по отношению ко мне. Вам нужно поучиться у отца разбираться в людях. – Затем повернулся к кучеру и крикнул. – Поехали!

   Нельзя было оставлять время на раздумья этой барышне. Ведь она может действительно придумать хороший аргумент, чтобы остановить меня. Карета двинулась, и мы направились домой. Нужно рассказать моим спутникам, что за задание нас ждёт и как к нему лучше подготовиться.

Глава 38

Инцидент.

   Возвращение и подготовка не заняла много времени. От имения до дома час дороги, и, примерно, столько же обратно. Полчаса на подготовку… С учётом платья Пешки возьмём лучше час. Итого три часа. Выехать нужно до рассвета. Эти и другие вопросы я обсуждал со своими спутниками. Добравшись до дома, мы переоделись и начали готовить снаряжение. Габриель, направился на конюшню, готовить повозку и Искру. Я сходил на кухню и в кладовку, собирая необходимые для путешествия запасы еды и воды. Разбуженная среди ночи от шума Килиявызвалась мне помочь, но я отослал её к Пешке, помочь переодеться. Как изначально и планировалось, сборы заняли чуть более получаса. До рассвета оставалось ещё часов пять, значит можно некоторое время поспать. Жизнь в этом мире научила просыпаться тогда, когда ты запланировал, поэтому я не волновался, что просплю. Заперев входную дверь на задвижку, мы направились в свои комнаты.

Рейтинг@Mail.ru