Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

   Когда Селена ушла, я, потерял и часть своей свободы. Ведомый волей бога, своего создателя, я защищал селение от опасностей. Но огонь – неукротимая стихия. С годами я всё больше чувствовал, что моя сущность подвержена влиянию пламени и, со временем, перестал себя контролировать вне Каменных врат. Но, так как защита Селения была изначально заложена в моё существование, я не мог самостоятельно покинуть его или не выходить за пределы, оставляя без защиты. А в последние несколько лет, я начал уничтожать всё, до чего могли дотянуться мои языки пламени. А дальше, вы и сами знаете.

– Интересная история. – Меня всё ещё интересовали несколько вопросов. – А что на счёт Леса Страха? Откуда он появился.

– Лес страха – создание Шульта. –Объяснил Габриель.– Изначально был создан, чтобы заманить в него Селену. Но, пока я находился рядом, влияние леса на эльфийку было минимально. Селена умерла, а Лес остался. Либо бог смерти забыл о нём, либо это его своеобразная шутка.

– Да уж. Злые шутки у богов. – Поёжилась Пешка. – Габриель, а что сейчас с твоими силами? Ты всё ещё можешь управлять огнём?

– Я не знаю, мой магический запас истощён, физические силы тоже, то, что я жив уже само по себе удивительно. Я ведь живым никогда и не был.

– Надеюсь, что твои знания жизни разумного не находятся в зачаточном состоянии? – Поинтересовался я. – Тебе теперь придётся жить в мире смертных, в этом есть свои удовольствия, но есть и свои недостатки. Как с голодом. Есть и множество других потребностей, которые разумным расам нужно удовлетворять. Ты же знаешь о них?

– Знаю, но я не привык к этому. – Габриель вздохнул полную грудь воздуха. – Даже ощущение запаха сейчас ощущается по-другому. Понадобится время, чтобы привыкнуть к телу смертного. Кстати, как я выгляжу? Какой я расы?

   Я внимательно посмотрел на лицо Габриеля.

– Твои черты лица похожи на эльфа, но уши значительно короче, словно ты полукровка-человек.

– Согласна. – Добавила Пешка. – Я слышала о полукровках, но они встречаются настолько редко, что я не видела ни одного, ни разу.

– Почему? Неужели у разных рас не рождаются дети? – Меня давно интересовал этот вопрос.

– Рождаются… – неуверенно начала Пешка. – Но в большинстве случаев дети рождаются какого-то одного вида. И если для людей и орков это не проблема, так как у них примерно одинаковый срок жизни, то для эльфов такое неприемлемо. Поэтому эльфы чрезвычайно редко вступают в брак с представителями других рас. Даже по политическим причинам.

– А ещё полукровок не любят. – Добавил Габриель, а я на него удивлённо взглянул. – Хоть я и не общался с другими разумными тысячу лет, но это не мешало мне подсматривать и подслушивать их. Особенно интересны рассказы приезжих торговцев, наёмников или просто путешественников.

– Хм? Интересно. Тогда ты можешь мне рассказать, какова нынешняя староста, Алендиэль? Его знания могли мне пригодиться.

– С виду она добропорядочная и честная. Готовая всегда помочь нуждающимся. Но она корыстная, жестокая и себялюбивая. Как и все эльфы. Кроме Селены. Та была действительно добросердечным созданием, иначе, её бы не полюбил бог.

– А можешь ли ты поведать о ней что-то, что может пригодиться в борьбе с ней? – Мне нужна была какая-то подстраховка. – При отъезде у меня с ней произошёл небольшой конфликт, и мне хотелось бы иметь туз в рукаве?

– Туз в рукаве? – Габриель удивительно посмотрел на меня, как и Пешка. Я выразился по-русски, так как из головы вылетели все местные аналоги.

– Какой-нибудь грешок с её стороны, который может помочь в переговорах. – Пришлось объясняться иначе.

– У неё в подвале находится пыточная камера. – Задумчиво произнёс Габриель. – Полностью изолированная от внешнего мира, поэтому никто и никогда не слышал, как кого-то пытают в её доме. А пытали там многих, но живым никто не выходил.

– Уже что-то. Но, если ещё что-то вспомнишь, то расскажи. А теперь, я хотел бы обсудить с тобой довольно важный вопрос. – Я остановил телегу и полностью повернулся к Габриелю, Пешка держалась на своей лошадке рядом. – Что ты планируешь делать теперь, когда свободен от своей миссии вечного стража?

– Я… не знаю. – Габриель задумался. – Я даже не думал об этом. У меня нет цели в жизни. Да у меня ничего нет, денег, жилья, даже одежды, кроме этой робы, которая материализовалась вместе с моим физическим телом всё моё существование.

   Что ж. – У меня было предложение для Габриеля. – В таком случае, я предлагаю тебе присоединиться к нашему отряду. В нашем отряде одни ненормальные – Я улыбнулся.

– Кто ненормальный? – Пешка надулась. – Ненормальный в нашем отряде – только ты.

– Ладно. Присоединиться к ненормальному мне и моей личной орчихе. – От последующего за моими словами подзатыльника я не стал уворачиваться. – А если хочешь, то можешь принести мне клятву верности, как давшему тебе новую жизнь существу. – Последние слова были шуткой.

– Ты прав. – Но Габриель шутки не понял. – Я, Габриель, рождённый в пламени и в нём же переродившийся, клянусь следовать за Рэем, моим спасителем. Защищать его жизнь как свою. Слушать его указаний и наставлений. Прошу своего создателя, Гафруса, запечатать мою клятву. И пускай меня постигнут муки всех богов, если я предам его.

   Изначально ничего не происходило, но затем почувствовал жжение на запястье. Взглянув на него, я ничего не увидел, но ощутил, что клятва была принята.

– Теперь мне гораздо легче. – Габриель слегка приподнялся. – Конечно, это не значит, что я теперь безвольный раб, но моя жизнь теперь, тесно связана с твоей. И, пока ты не посчитаешь, что я исполнил свой долг и смогу дальше существовать, или пока ты не умрёшь от естественных причин, я буду следовать за тобой, Рэй. Уж извини, что не на Вы, но ты слишком молод.

– Понял. Я принимаю твою клятву. – Я улыбнулся и кивнул. – Дорога у нас длинная, нужно будет ввести тебя в курс дел и придумать историю, откуда ты такой появился.

– Да. Но сначала, мне нужна помощь. – Меня удивила фраза Габриеля. – Внизу живота я чувствую какую-то тяжесть. Я догадываюсь, что это одна из нужд организма, но я бы хотел узнать подробнее.

   Я горько засмеялся. Не на это я подписывался! Мы с Габриелем направились в ближайшие кусты. Но я был рад, что у нас теперь есть надёжный товарищ, с тысячелетними знаниями, но полным отсутствием реального опыта.

Глава 33

Возвращение в Дрейзд.

   Путь домой был интересным. Габриель рассказывал о своём существовании и различных фактах, мы же делились историями своих приключений и рассказывали о мире и о тех вещах, с которыми полукровке придётся столкнуться. И придумали ему историю, так сказать – легенду. Габриель был рождён от союза человека и эльфа, так как полукровок недолюбливают, то мать Габриеля, сбежала и жила с ним долгое время в лесу. Но она умерла во время охоты, убитая варгом. Габриель, так и прожил всю жизнь отшельником, и почти сто лет спустя выбрался в люди. Но на него напали разбойники, я с Пешкой спас полукровку и он теперь из благодарности следует за нами. Немного правды покрыто ложью. Но этого вполне хватит, а если кто-то попытается докопаться до истины, то упрётся в пустоту. Вряд ли его примут за духа-защитника. Даже портрет Габриеля в записях Селены выглядел иначе.

   К концу второго дня Габриель набрался сил и восстановился почти полностью. Как выяснилось, Габриель обладал огромной физической силой. Просто невероятно огромной силой для его телосложения. Что касается магии, он по-прежнему мог виртуозно обращаться с огнём, но вот магический запас его был сильно ограничен. Воссоздать ту огромную огненную стену сейчас у него не выйдет. Но даже так, боевой потенциал полукровки был велик. Из-за огромной силы Габриеля и полного отсутствия умения сражаться в ближнем бою, я посчитал, что для него будет лучше всего взять полноростовый щит и длинное копьё. Во время поездки Габриель полностью привык к естественным позывам тела. Он всё никак не мог нарадоваться вкусу дорожной еды. Но когда мы подстрелили кроликов и приготовили их, счастью Габриеля не было предела.

   Габриелю придётся узнать ещё множество удовольствий смертного тела, а так же его недостатков. Радует, что он знает про взаимоотношения разумных рас, а так же про аристократов. Надеюсь, что не наделает глупостей, а если и наделает, то не слишком больших. Путь обратно занял три дня. Три дня туда, три дня там и четыре дня обратно. Итого десять дней. Если всё получится, то послезавтра ночью, меня навестит интересный гость. У меня была одна идея, как потратить эти пару дней, успею ли я реализовать её, покажет время. К городским воротам Дрейзда мы приехали к полудню. В этот раз пришлось заплатить пошлину за телегу и Габриеля, который, пока ещё, не был наёмником, но скоро станет.

   В первую очередь мы направились в гильдию наёмников, сдали своих скакунов. А вот телегу и третью лошадку было решено оставить, тем более, Габриель очень привязался к лошадке. Вечерами он её чистил и расчёсывал и ухаживал, как за близким другом. Тем более у нас был и дом и конюшня. В гильдии с делами разобрались мы быстро. За задание нам выплатили пятьдесят медных монет, как и было написано в письме. С регистрацией Габриеля тоже не было проблем. Мы сразу записали его в свою группу, он теперь будет третьим и прозвище «пепельный» ему подойдёт больше всего, так как именно такого цвета были его волосы, отращенные до плеч. Осталось дождаться завтрашнего дня, когда ему будет выдано кольцо. Но, я всё равно не планировал ближайшие три-четыре дня куда-то уходить. Дальше, наш путь шёл в магазин одежды, так как его роба выглядела странно и была не слишком удобна для путешествий. С повседневной одеждой разобрались быстро, Габриель не был придирчив к выбору. А вот кожаные доспехи ему не подходили, нужна была кольчуга, но сначала мы заскочили в мастерскую кожника и сняв мерка заказали подкольчужник. Габриель должен был стать нашим «танком», но я не планировал одевать его в тяжёлые латы. Лишь кольчуга, щит и копьё. При росте Габриеля, примерно в 180 сантиметров, смотреться он будет достаточно грозно.

 

   А вот в кузнеце мы встретились с проблемами, и если под телосложения Габриеля подобрать кольчугу не вызвало никаких проблем, то щита, который я хотел не оказалось. Да и вообще Полноростового щита не делали. Действительно, весить он будет килограмм под тридцать-сорок, кто его носить сможет. Именно это мне высказал кузнец, когда я хотел сделать такой щит под заказ. Он утверждал, что этот щит станет лишним грузом в бою, тем более для такого худощавого Габриеля. Чтобы доказать силу нашего напарника, я предложил полукровке поднять в левой руке мешок с углём, примерно такого же веса, как должен быть щит. Около десяти минут Габриель стоял с мешком угля на вытянутой левой руке, пока кузнец не сдался и не принял заказ. Да, силы у него было много. Возможно это побочный эффект его близости с огнём, а может той рогатой формы человекоподобного. Кстати, мы так и не смогли выяснить, сможет ли он принять её снова. Вместо копья было решено купить подобие алебарды, с древком в два с половиной метра и полуметровым наконечником. Вот так по прибытии в город, я и лишился почти золотого, а если быть точным, после похода в банк и оплаты всех заказов, мой счёт уменьшился на девяносто серебряных монет.

   Прибыв домой, я обнаружил новые царапины на замке, доказывающие следы взлома. Но так как красть дома было нечего, наша компания не расстроилась. Не обнаружив дома записки, я был рад, так как это означало, что моё предложение всё-таки рассмотрят. Разгрузив вещи и показав комнату Габриелю, я отправился на кухню готовить ужин. Габриель пошёл на конюшню, разбираться с лошадкой, на корм которой мне тоже пришлось потратиться. А вот Пешка куда-то ушла, не сказав куда. На ужин я приготовил жареную картошку с зелёным луком и гусиное мясо. Зайдя на конюшню, чтобы позвать Габриеля, я понял, что он тоже со всем закончил. Вскоре подошла и Пешка. Он принесла небольшой бочонок. Судя по весёлой улыбке, внутри было вовсе не молоко. На обеденном столе в центре стоял небольшой противень, с картошкой и мясом, каждый накладывал себе в тарелки столько, сколько хотел. Пешка открыла бочонок и разлила пиво по деревянным кружкам. В том числе и мне. Я смотрел на это пиво как на врага народа. Как бы мне не хотелось, но я сомневался, что этот молодой организм хоть немного устойчив к алкоголю, мне ещё нужна была ясная голова сегодня. А вот Пешка с Габриелем были иного мнения и быстро опустошили кружки за ужином. Габриель восхищался вкусом и просил ещё, но я предупредил, что с непривычки он может сильно захмелеть. Хотя, судя по нему, он уже захмелел, но всё-таки послушал моего совета. Пешка, решила, что лучше не будет пить в одиночку, и вторую кружку не стала наливать. Закупорив бочонок, отложила его в сторону.

   Дальше шла беседа о планах, я предложил дождаться, пока Габриелю не сделают броню и только потом браться за задания гильдии. Вскоре Габриель отозвал Пешку в другую комнату для какого-то разговора. Вскоре я услышал гневный крик Пешки «Что» и звон от, как мне кажется, пощёчины. Пешка вбежала в комнату с гневным лицом.

– Ты знаешь что он… Ты хоть… Да как он… – Пешка никак не могла высказать мысль.

   Я засмеялся. Нет, я ржал. Мне было так смешно, что я уже схватился за живот. Только-только я начал успокаиваться, когда из другой комнаты вышел Габриель, державшийся за щёку, и тогда я засмеялся ещё сильнее. Пешка гневно смотрела то на меня, то на Габриеля, а вот Габриель смотрел недоумевающее. Успокоившись, я достал из внутреннего кармана пять серебряных монет и положил на стол.

– Пешка, раз уж он хочет узнать и это, то своди его в бордель.

– Что? – Пешка ошалела. – Ты предлагаешь мне его сводить в бордель?

– Я же не предлагаю там остаться. За эти деньги его обслужат в лучшем виде. – Затем задумался. – Хотя, знаешь, Пешка, ты права. Пожалуй, я сам свожу его в бордель. – Я забрал деньги со стола. – Тогда ты остаёшься здесь за старшую, а мы вернёмся утром.

   Я уже направился к двери, когда услышал высокий крик со спины:

– Стой! – Пешка подошла ко мне и забрала деньги. – Я отведу его в бордель… Ты говорил, что чем-то планировал заняться, вот и занимайся этим.

   Когда дверь закрылась, я снова разразился смехом. Этот двухтысячелетний дух напомнил мне одного известного игрового персонажа, из не менее известной компьютерной игры. И его фразу: «Я не видел женщин уже десять тысяч лет!». Но Пешка права. У меня были планы. Я хотел провести эксперименты с сырой силой. Сев на простенький диван в гостиной, я закрыл глаза и сосредоточился. Выпустив из руки нить сырой силы, я направил её в сторону стены, не отрывая нить от руки. Через некоторое время, я почувствовал преграду, открыв глаза, я понял, что как раз упёрся в стену. Хорошо. Теперь вторая часть. Я выпустил несколько нитей в разные стороны и всё так же почувствовал столкновения с различными объектами. Значит, если не разрывать контакт с нитей с источником магической энергии, то можно почувствовать сопротивление. Так, теперь самое сложное. Я выпустил множество маленьких нитей, попытавшись пробиться в щели, в дверях, в стенах, в полу и везде, где только смогу найти. Вот тут я и встретился с проблемой. Провести нить в щель возможно, но дальше, она словно терялась в неизведанном пространстве, возможно, это было связано с прямым обзором. Хоть я и знал, как выглядит соседняя комната, но вот проложить там свои нити не мог. А значит, мне нужно будет провести полную проверку на открытом воздухе, но сначала, нужно уточнить главную функцию этих нитей. Как они будут реагировать на движение.

   Моя идея, заключалась в создании своеобразной «паучьей сети». При попадании жертвы в сеть, паук обнаруживал её, посредством колебаний. Я хотел проверить, возможно ли создать подобную сеть с помощью сырой силы. При неразрывном соединении с телом, я чувствовал, как сеть упирается в объекты. А какое чувство будет, если сквозь сеть пройдёт человек. Оставалось дождаться Пешку, она была единственной, кто знал про мои эксперименты. Хотя, если Алендиэль задавала правильные вопросы, то она тоже могла выяснить о моих возможностях у Пешки.

   Пешка не заставила себя долго ждать. Её лицо ещё выглядело недовольным.

– Ты знал? – Спросила она с порога.

– Знал, но не думал, что это произойдёт так быстро. – Мне снова было смешно. – Он тысячу лет существовал в форме духа в поселении, без надзора. Он мог проходить сквозь стены, подсматривать, подслушивать. Правда, я не ожидал, что он так быстро обратиться с подобной просьбой.

– Раз ты такой догадливый, то мог бы и предупредить. Теперь он пробудет там до утра. – Пешка с кокетливым лицом подходила ко мне. – А чем мы сейчас займёмся?

– Хорошо, что ты спросила. – Я не стал обращать внимание на её намёки. – Я провожу эксперименты с магией и мне нужна твоя помощь.

– Ладно. – Пешка явно была недовольна.

– У меня появилась новая идея использования сырой силы. Но мне нужна цель для эксперимента. Поможешь?

– Конечно. Что от меня требуется?

Глава 34

Ночной гость.

   Собственно, от Пешки ничего не требовалось. Просто ходить. Сначала я проверил как «паучья сеть» реагирует на живой объект. В точности так же, как на неживой, сырая сила упиралась и останавливалась. А вот при движении я чувствовал, как нить в одном месте разрушается, а в другом восстанавливается. Пешку я попросил медленно передвигаться, чтобы привыкнуть к этому чувству. Методика была незнакомой, нужно привыкнуть к ощущениям, запомнить их. Запустив тонкие нити более плотно по комнате, я смог различить силуэт более чётко, но тут столкнулся с двумя проблемами. Первая – покрыв нитями практически каждый сантиметр в комнате, я расходовал довольно много сырой силы и чувствовал, как запас расходуется, поэтому при использовании на открытом пространстве у меня может не хватить сил для создания сети. Вторая – Пешка начала видеть эту сеть, точнее заметила что-то неладное. Паутина у паука тонкая, но это не значит, что её нельзя увидеть. Пришлось сбавить концентрацию.

   При низкой концентрации нитей было тяжелее определить движущийся силуэт, но при высокой сеть была заметна и расходовала много энергии. Нужно привыкнуть к ощущениям при низкой концентрации. Пешке быстро надоело просто двигаться по комнате и выполнять различные действия, но она всё же выполняла мои поручения. Примерно за час я уже более-менее разобрался в работе «паучьей сети», поэтому мы отправились спать. На ночь я оставил сеть в комнате, чтобы посмотреть, как она сработает. Утром выяснилось, что заснув, сеть полностью разрушается, так как ты теряешь концентрацию. Как сигнальную тревогу во время сна её использовать не выйдет. А вот как дополнительная защитная мера и для обнаружения она подойдёт. Но нужна тренировка. Утром вернулся довольный Габриель. Его улыбка сияла так ярко, что освещала комнату. А вот Пешка, наоборот, глядя на Габриеля, была недовольна. Хорошо, что Габриель не стал раскрывать подробности проведенной ночи, иначе, мне кажется, Пешка убила бы его.

   После утренних процедур и завтрака, по моей просьбе, мы направились в лес. В этот раз я не планировал проводить там много времени, мне нужно было определить эффективную дальность действия сети и оптимальное её использование. В ходе проб и ошибок, выяснилось, что эффективная дальность примерно в со́рок-пятьдесят метров, дальше ощущения слабые, а сеть быстро саморазрушается. Даже при соединении с источником, нити просто растворялись в пространстве. Хоть радиус и не слишком больших, но в тёмное время суток и в туман заклинание станет довольно полезным. До обеда я упражнялся в паучьей сети: Пешка с Габриелем отходили на расстояния около ста метров и оттуда пытались незаметно подкрасться ко мне, сидящему на поляне с закрытыми глазами. Каждый раз, когда они входили в зону действия сети, я указывал на них, даже не открывая глаза. Я не мог определить, кто из них идёт, но вот то, что они пытаются подкрасться, я чувствовал чётко. Чем больше мы упражнялись, тем лучше я мог ощущать движения. В лесу были свои нюансы: Движение деревьев, животные, трава и многие другие факторы, но это даже лучше помогло разобраться в возможностях сети.

  Я остался доволен. Расход энергии – минимален, эффективность обнаружения – максимальная. На обратном пути я создал сеть вокруг себя и пытался держать её в движении, это было тяжело, но полезно, для лучшего контроля заклинания. Так же я в подробностях рассказал Пешке и Габриелю, как устроена сеть. Вот только получил лишь недоумевающий взгляд из серии «Как у тебя это получается?». Пешка не могла понять, как я вообще создал и контролировал такие тонкие нити сырой силы, так как её нити разрушались, едва отдалившись от неё на пару метров. А Габриель, не понимал, как я что-то чувствую с помощью этих нитей. Честно говоря, я и сам не понимал, но знал, что это работает.

   День пролетел быстро. Мы забрали кольцо Габриеля из гильдии. Но вот обмундирование будет готово только через два дня. Габриель весь остаток дня провёл в конюшне, рядом с лошадью, которую он назвал «Искра». Пешка ушла за покупками: За свежей едой и заготовками для похода, так как мы всё равно не будет долго задерживаться в городе. Я же просто бродил по городу. Ужин сегодня приготовила Пешка. Готовить она умела, но именно так, чтобы не умереть от голода. Вообще в этом мире готовка не являлась искусством. Даже аристократы ели вкусную пищу только на праздниках или торжественных мероприятиях, что меня удивляло. Ужин прошёл в спокойной обстановке. Сказав, что мне ещё нужно провести некоторые эксперименты, я остался в гостиной, а мои напарники ушли спать. Сегодня, к нам в гости должна зайти одна тёмная личность.

   Ждать пришлось долго, честно говоря, я почти заснул. Чтобы в комнате было светло, я зажёг несколько фитилей. В ночной тиши, даже тихое ковыряние в замке́ было прекрасно слышно.

– Не заперто! – Я сказал достаточно громко, чтобы услышали снаружи, но не разбудить моих напарников.

   Дверь открылась, и за ней показался силуэт, он оглядывался по сторонам, что-то высматривая, но никого не обнаружив, вошёл внутрь. Я сидел за столом и жестом предложил ночному гостю тоже присесть. Тот внимательно осмотрев дом внутри, заглянув в соседние помещения, подошёл к столу, но остался стоять. Его можно понять, всё-таки, эта авантюра больше похожа на ловушку.

– Мои напарники спят. – Начал я тихим голосом, поэтому прошу разговаривать достаточно тихо, чтобы не разбудить их.

– Они не знают о назначенной встрече? – Лица под капюшоном я так и не смог разглядеть в темноте.

– Нет. Им незачем знать. Неизвестно, как они отреагируют, на заключение сделки с теневым миром.

– «Теневой мир». – Силуэт произнёс слова, словно пробуя их на вкус. – Хорошая фраза. Так что ты хотел? И твоя выходка была довольно забавной. – он начал цитировать письмо. – «Дорогие воры, в этом доме нет ценностей, просьба не ломать мебель. Через двенадцать дней, когда солнце полностью сядет, предлагаю встретиться и обсудить взаимовыгодное предложение. В качестве моей доброй воли, оставляю пять серебряных монет в тумбочке у входной двери». Это письмо больше похоже на ловушку.

 

– Но Вы же пришли, значит заинтересованы. – Я ещё раз указал на стул. – Может, присядете, и мы обсудим моё предложение?

– Спасибо, граф, я постою.

– Как Вам будет угодно. Начнём со знакомства. Меня зовут Рэй, я наёмник и немного граф, как я могу обращаться к гостю? – По затянувшемуся молчанию, я понял, что ответа не будет. – Хорошо. Давайте перейдем к делу. Собственно, я хотел заключить сделку, чтобы мой дом не обносили каждый раз, когда я его покидаю. Я сильно сомневаюсь, что каждый вор здесь является одиночкой, и у вас нет собственной базы или может, гильдии. Я не хотел бы, уйдя на очередное задание, вернуться и обнаружить разрушенную мебель и выбитые окна. Кроме этого, мне могут пригодиться какие-либо услуги от теневого мира. Скажем, получить информацию, проследить за кем-нибудь, да мало ли что может пригодиться, может и украсть что-то.

– Ваше предложение необычно и интересно. – «Вор» стал говорить более уважительно. – Какая моя выгода?

– Пять серебряных монет в месяц, за безопасность моего дома и договорная цена за информацию или какие-либо услуги оказанные Вами или Вашими товарищами.

– Пятнадцать серебряных монет. – Да. Начался торг, это хороший признак.

– Семь монет. Вы же уже осмотрели дом с пола до крыши, сами знаете, что здесь нет ничего ценного. – Конечно я прибеднялся, но не суть.

– Четырнадцать монет. Пока нет, но Вы же граф и неплохо зарабатываете наёмничеством. Со временем дом будет купаться в роскоши.

– Девять монет…

   Торг продолжался некоторое время, кажется, он доставлял удовольствие обеим сторонам. В итоге, мы сошлись на двенадцати серебряных монетах. На самом деле, я думал, что дешевле двадцати мне это не станет, но всё оказалось проще. Я встал из-за стола и протянул руку для рукопожатия. Вот тут, впервые за время разговора гость снял капюшон. Под ним оказалось лицо эльфа. Неожиданно. Эльф протянул мне руку и крепко пожал мою.

– Краймен. Меня зовут Краймен, господин граф.

– Приятно познакомится. – Я достал из внутреннего кармана двенадцать серебряных монет и положил стопку на стол. – Естественно я плачу сразу. – Монеты тут же исчезли со стола. – Что на счёт дальнейших оплат и способов связи. Не будете же Вы каждый раз приходить ко мне домой?

– В этом нет нужды. – Краймен покачал головой. – Когда придёт время оплачивать покой Вашего дома, придите в трактир под названием «одноглазый». Передайте деньги хозяину, он всегда стоит там за стойкой, и скажите, что они «для Края». А если понадобятся какие-то услуги или захотите переговорить, передайте двенадцать медных монет. Потом я найду Вас сам.

– Отлично, мне подходит такая схема. Надеюсь, что Вашего влияния хватит, чтобы какой-то шальной вор не залез в мой дом?

– Поверьте, теперь Ваш дом в полной безопасности, в отличие от стражей, что лишь делают вид, что смотрят за Вашим домом, мы проследим за своими товарищами. – Кажется, моё удивление были слишком явным. – Да, мы знаем о вашей сделке со стражей. Поэтому я в первый день и пытался узнать, что же ценного есть внутри дома графа.

– И это очередной раз доказывает, что я не зря решил заключить с Вами сделку.

   Краймен развернулся и направился в сторону выхода, накинув капюшон.

– До встречи, Рэй.

– Удачной ночи, Краймен.

   Заперев за гостем дверь, я отправился спать, абсолютно довольный заключённой сделкой.

Глава 35

Приглашение.

   Время летело незаметно. Вот только была зима, а оглядываешься вокруг, уже середина весны. Мне исполнилось тринадцать лет, а Габриель получил девятый ранг в гильдии наёмников. С Габриелем дела пошли на лад, его ростовой щит и алебарда служили нам отличным прикрытием, мы с Пешкой больше перешли на луки и сражались на дальней дистанции. Иногда доходило до абсурда, Габриелю так понравился его «лёгкий» щит, что противников он порой просто забивал этим щитом. Наблюдая за этим, у нас с Пешкой широко открывались рты. С такой боевой силой, мы стали брать больше заданий на розыск и уничтожение бандитских шаек и взбесившихся животных. Самая большая проблема после завершения задания была очистка одежды от крови, внутренностей, соков или других жидкостей. Временами, во время убийства бандитов, проявлялась моя жестокая натура, и Пешка мне всё чаще начала делать замечание по поводу моего безумного взгляда и улыбки. Почему она проявляется, я сам не знал. Так же на заданиях мы выяснили, что раны Габриеля затягиваются довольно быстро. Значительно быстрее, чем у обычных разумных, даже без использования магии.

   В городе наши обстоятельства тоже слегка поменялись. После истечения сроков договорённости с гостиницей, было решено нанять домой прислугу, которая будет следить за чистотой в доме, а так же готовить. В этом нам помог хозяин гостиницы. Недавно, на одну из деревень напала шайка бандитов, которые, не найдя чем поживиться, вырезали почти всё население. Там проживала семья сестры работницы гостиницы, в живых осталась только дочь её сестры, девочка пятнадцати лет. Штат сотрудников был полный, поэтому хозяин не мог взять её себе и не знал, куда её пристроить, а работница не могла содержать девочку, у неё и самой семья большая. Вот он предложил взять её к себе, девочка деревенская, работящая, молодая. Девушка оказалось довольно миловидной, поэтому я предупредил Габриеля, который был завсегдатаем борделей, чтобы он не тянул свои руки к ней. В ответ получил предупреждение от Пешки, чтобы к девочке и я не тянул свои ручонки.

   У Габриеля теперь был свой собственный счёт в банке, но из нас троих он был наиболее расточительный, поэтому счёт был не особо большой. И хотя я тратил из своих денег на оплату прислуги и охраны дома, мой счёт был самый большой. Пешка объясняла это довольно просто, она называла меня меркантильной тварью. Возвращаясь к нашей новой прислуге, скажу, что её основная задача состояла именно в уборке дома и выполнении различных поручений. Например, раз в неделю она меняла постельное бельё, а грязное относила в местный аналог прачечной. Готовить её не просили, но иногда она сама вызывалась что-то приготовить. В отличие от меня, она не могла пользоваться бытовой или какой-то другой магией, поэтому приходилось разжигать кухонные печи дровами. Иногда мы готовили вместе. В такие моменты, к нам присоединялась Пешка. Килия, так звали девочку, слегка побаивалась Пешку и вела себя рядом с ней очень осторожно. Габриель, когда не проводил время в борделе, пропадал на конюшне с Искрой. Он очень привязался к лошади. Кормил её, чистил, расчёсывал, разговаривал с ней.

   По традиции, после возвращения с задания мы берём хотя бы один день перерыва. Но я всегда заглядывал в гильдию, просмотреть задания. С тех пор, как Габриель появился в нашей группе, к Пешке перестали подходить различные типы с предложением присоединиться к ним. Особенно, после того, как состоялся спор, кто сильнее. Я предложил провести импровизированный чемпионат по армрестлингу, который без особо труда выиграл Габриель. Сегодня в гильдии меня ожидал сюрприз. Когда я вошёл в гильдию, меня тут же позвала Лилия, стоявшая у регистрационной стойки вместе с Зарией. Эльфийка сказала мне, что поступил персональный заказ для моей группы, который просили передать лично мне в руки. В первую очередь меня удивила оплата за заказ – одна золотая монета. Огромная сумма. Когда я узнал кто заказчик, всё встало на свои места: Барон Людвиг Яр-Штерн. Подробности задания были неизвестны, так как оно было персональным, то обсудить его нужно было напрямую с заказчиком. Лилия передала мне приглашение на светский вечер, который должен состояться через два дня, в личном имении барона за городом.

Рейтинг@Mail.ru