Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

– Идиот! – С криком дверь захлопнулась.

   Я лежал с тупым выражением лица и пялился в потолок. У Пешки какая-то навязчивая идея? Или это я такой дурак? Может стоит пойти к ней и сказать, что я передумал? Как-то неловко. Нужно будет что-то придумать, чтобы исправить ситуацию. Но в любом случае, нужно извиниться. С этими мыслями я и лёг спать.

   Среди ночи я был разбужен каким-то тревожным чувством. Что-то было не так. Долго думать времени не было, поэтому я оделся в броню и схватил оружие, лежавшее рядом с кроватью. Подойдя к двери, я прислушался, было тихо, но странное чувство тревоги меня не отпускало. Не опасности, а именно тревоги. Я бесшумно открыл дверь и подошёл к лестнице, ведущей на первый этаж. Тут я и услышал слабые звуки трения металла об металл. Даже в темноте я рассмотрел фигуру, которая что-то пыталась сделать с нашим замком в запертую, но пустую кладовку. Я тихо спустился и сел за стол в гостиной.

– Эта дверь ведёт в пустую кладовку. – В ночной тиши мой голос звучал достаточно громко.

   Вор замер, он медленно обернулся и увидел меня, спокойно сидящего за столом. Мигом рванувшись к выходной двери, он с ударом открыл дверь и выскочил во двор. Жаль, у меня появилась интересная идея, но её можно будет реализовать позже, если повезёт.

– Что произошло? – Сверху раздался голос Пешки. Она тоже надела броню и держала оружие наготове.

– Вор. В первый же день нас пытались обворовать. – Я подошёл к входной двери и закрыл дверь, повернув запирающий механизм. Нужно будет поставить задвижку. Мне внезапно пришла мысль. – Ты права, спать в таком большом доме поодиночке опасно. – Улыбку Пешки я мог увидеть даже в темноте, по спине пробежали мурашки, и я сказал не то, что хотел: – поэтому теперь будем спать вместе в комнате с двумя кроватями.

   Пешка смерила меня снисходительным взглядом, фыркнула и ушла в общую комнату. Я постоял какое-то время, осмотрел замо́к в кладовку, следов почти не было, значит хороший взломщик. Затем отправился в нашу комнату. Пешка уже лежала на застеленной кровати, отвернувшись от меня. Застелив свою кровать, я лёг спать, надеясь, что ночью больше не произойдёт инцидентов.

Глава 26

Начало нового приключения.

   Так как колодец был до сих пор загрязнён, то утренние процедуры пришлось принимать в общественных помывочных. Эх, я уже соскучился по бане. Может стоить сделать перестройку в доме и сделать себе баньку вместо конюшни? Нет. Пока нет. Сначала нужно крепко подняться на ноги. Сегодня Пешка встала вместе со мной. Так как сегодня не было конкретных планов на день, то мы решили после разминки заглянуть в гильдию, там можно и позавтракать, и просмотреть задания. Проходя по внутреннему дворику, я спросил, собирается ли она сажать здесь цветы и обустраивать садик? Звонкий смех стал ответом, решено было превратить этот небольшой дворик в тренировочную площадку.

   В гильдию мы прибыли довольно рано, но наёмников было уже много. Обычное явление – взять утром задание, позавтракать и отправиться в путь. Вот именно за завтраком мы в первую очередь отправились, я заказал яичницу с мясом, печенье и молоко. Для меня уже появилась традиция заказывать в гильдии молоко и печенье. Пешка же выбрала, овощной салат, суп-пюре и свежевыжатый сок. Странный выбор. Раньше не наблюдал за ней любовь к овощам. Позавтракав, я направился к регистрационной стойке, за ней в одно время работали Роза и Лилия. Пешку я попросил подождать за столом. Было интересно, подойдёт ли к ней кто-то в этот раз? Регина рассказывала мне о заказах, а я краем глаза наблюдал, как группа новичков из трёх разумных подошла к Пешке и что-то начала ей рассказывать.

   Из заказов гильдии, рассказанных Региной, меня ничего не заинтересовало, и я спросил о задании, которое я видел в день дуэли – расследование слухов. Оказалось, что задание всё-таки не взяли, просто она не стала рассказывать мне о нём. За всё время на него никто так и не вызвался. В первую очередь из-за цены. В описании сказано, «оплата по итогам выполнения, от пятидесяти медных монет, до десяти серебряных». То есть можно было полностью прогореть на задании. Вторая причина – удалённость задания. Два дня пути верхом в одну сторону, практически на границе Дрейдского района. И третья причина – само задание. Нужно расследовать слухи о демоне, живущем в поселенье под названием Каменные врата. Вот по итогам этого расследования гильдия и принимала решение, какую награду выдать.

   На первый взгляд, задание звучало не очень презентабельно. С другой стороны. Мне хотелось приключений. Хищная улыбка расползлась по моему лицу на мгновение, но, кажется Регина, отвлёкшаяся на что-то, не заметила её. Посмотрев на наш столик, я увидел, что Пешка сидит одна, никем не окружённая. Интересно, что она им сказала? Я направился к нашему столику, чтобы обсудить задание и услышал слова других наёмников.

– «Пепельная» опять кого-то отшила. – Пепельная? Это про Пешку?

– Этим новичкам ещё повезло, в прошлый раз без травм не обошлось. – От этих слов я усмехнулся.

   Сев напротив Пешки я спросил усмехнувшись:

– Так значит ты «Пепельная»?

– С твоей подачи. – Огрызнулась она. – Название «Пепел мёртвого ветра» слишком длинное и сложное. Поэтому нашу команду называют просто «Пепельные». Меня зовут просто «пепельная», а к тебя иногда «пепельный», иногда «пепельный ребёнок», а иногда «пепельный псих».

   Я поперхнулся молоком, которое оставалось в кружке.

– Ещё бы. – Взмахнула Пешка руками. – Что ты сделал с человеком, который пьяный приставал ко мне месяц назад?

– Сломал ногу.

– А с тем, что оскорбил тебя полтора месяца назад? – Закатив глаза, произнесла Пешка.

– Он тоже был наёмником, я вызвал его дуэль и пробил стилетом локоть. – Понимая, к чему клонит Пешка, опустил взгляд я. – Но он же остался жив.

– Убить за оскорбление. Если бы ты не был на хорошем счету у главы, то уже успел бы расстаться с кольцом авантюриста.

   Да уж. Перспектива была не радостная. Значит «Пепельные». Тоже не плохо. Что случилось, того не изменишь.

– Кстати, а как ты в этот раз избавилась от этой группы?

– Сначала я слушала их внушительные рассказы. А потом предложила сразиться в дуэли на смерть с моим напарником – коротышкой, который стоит у регистрационной стойки. – Пешка хихикнула. – Знаешь? Один даже порывался показать тебе, «кто тут настоящий мужчина». Вот только его остановил один из более опытных наёмников.

   Похоже, что общение Пешки со мной привело к тому, что она тоже научилась подкалывать людей. Я плохо на неё влияю.

– Ладно. Я хотел обсудить с тобой одно задание…

   Пешка внимательно выслушала и не поняла, что я такого нашёл в этом задании. Но сказала, что пойдёт со мной на любое задание, каким бы странным оно ни показалось. Пешка сказала, что хочет кое-что прикупить, а я направился к стойке регистрации. Задание было принято. Согласно старой договорённости, я оформил бумаги на взятие в аренду двух лошадей, за символическую стоимость в одну медную монету. Но на само задание мы отправимся только завтра, так как сегодня ещё есть незаконченные дела. Во-первых, дождаться специалиста по очистке колодца. Он как раз вскоре должен был подойти. По дороге я заскочил в магазин, напоминающий канцелярию, прикупить чернила и запас бумаги. Скорее всего, здесь закупаются бухгалтера и другие писчие профессии. К дому я вернулся как раз вовремя, застав подходящими к воротам пару специалистов по чистке колодцев. Открыв вход и указав фронт работы, я снова направился к кузнецу и столяру. Нужно поставить на входную дверь железную задвижку, чтобы никто не мог вскрыть замок, пока мы дома. Окна просто так не открыть, на всех окнах деревянные ставни, запирающиеся изнутри. А если их сломать, то от грохота проснётся весь дом. Стекол в окнах не было, стекло вообще встречалось редко в этом мире, но встречалось.

   Пешка вернулась ещё до того как мастера закончили работу. Столяр ставил задвижку в дверь, специалисты чистили колодец. В руках у Пешки я увидел необычный инструмент, чем-то напоминающий косу. Я оказался прав, это и была коса, Пешка решила не терять времени и избавиться от разросшейся во дворике травы. Изначально она передала этот «прибор» мне. Но с моим ростом обращаться со своеобразной косой я не мог. Орчиха посмеялась и передала пару перчаток, заявив, что я буду убирать траву. Так и прошло время до обеда. Мастера закончили своё дело. И теперь у нас был колодец с чистой, питьевой водой, задвижка на двери и частично скошенный дворик. Вот тут я мог по полной использовать свою предрасположенность к бытовой магии. Я мог готовить в домашних условиях. Закупив продукты на рынке, на обед мы решили приготовить жареное мясо, с грибами луком и картошкой. Из-за своего гигантского запаса магической энергии, я спокойно мог кипятить воду, очищать овощи и жарить мясо одновременно. Главное было не перепутать начертательные руны. Ещё одна из наиболее полезных вещей в бытовой магии – обеззараживание воды. В наших походах довольно полезная вещь. Именно из-за этой магии я не боялся, что колодец отравят. В случае если заклинание не подействует, значит, в воде содержится что-то похуже обычных микробов. А пить воду не обеззаразив её предварительно, я не планировал.

   После обеда мы продолжили выкашивать траву. Дело непривычное, но с ним мы справились довольно быстро. Хотя работа ещё предстоит, так как нужно выкопать кустарники. Но Пешка посчитала, что сейчас есть более важное дело. Из тряпок, найденных дома, палок, верёвки и травы орчиха смастерила подобие тренировочного манекена и занесла его в дом. Сняв с шеи амулет, она повесила его на сконструированное чучело.

– Это – она указала на амулет на чучеле, – защитный магический амулет, я приобрела его за пятьдесят серебряных монет. – услышав сумму, я закашлялся, а Пешка бросила на меня недовольный взгляд. – Я втайне всё время пыталась натренировать твою защитную линзу, но столько времени спустя, у меня так ничего и не вышло. В отличие от тебя, я не имею такую хорошую защиту от магии, поэтому приобрела этот амулет. Он предназначен для полного уничтожения направленного на цель боевого заклинания или, как минимум, ослаблении заклинания. Так я смогу выдержать удары магов или магических созданий, в случае встречи с ними.

 

– Понятно, но для чего ты надела его на чучело? – Я пока не понимал ход её мыслей.

– Попробуй атаковать это, как ты сказал, чучело своими алмазными иглами.

   Пешка присела на край стола и стала наблюдать. Я создал алмазную иглу и несильно бросил её в чучело, не хватало ещё, что бы я продырявил стены дома, в случае если амулет не сработает.

– Как я и думала. – Пешка не была удивлена в отличие от меня. – Твои алмазные иглы полностью игнорируют магическую защиту.

   Действительно, неожиданно. – Я почесал затылок, старая привычка, которая ещё не проявлялась в этом мире. – Может амулет не работает?

   Вместо ответа Пешка сформировала маленький огненный шарик и бросила в манекен, огонь не долетел, примерно, полметра и потух.

– Попробуй ещё одну иглу.

   Я попробовал, но эффект оказался тот же. Игла прошла сквозь защиту, не встретив сопротивление. Лишь дверь от кладовой, находящаяся позади манекена получила вторую ямку.

– Но откуда ты узнала, что иглам эта защита нипочём? – Я был сильно удивлён познаниями, моей не слишком смышлёной подруги.

– Бой с рыцарями. Я узнавала у офицера стражи, на них были похожие защитные амулеты, но тебя это не остановило. – Пешка пристально смотрела на меня. – Ты понимаешь, что твоя разработка ломает фундаментальные познания о магии? И ладно иглы. Возможно, что во всём мире только ты можешь использовать их. После прошлой попытки создать такую иглу, я чуть сознание не потеряла от магического истощения. А при максимально плотном сжатии сырой силы у меня получается плотный кусок сырой силы, который на дереве оставит маленькую вмятину. Есть ещё твоя, так называемая, защитная линза, которая сводит на нет абсолютно любое направленное заклинание, положительное или отрицательное. Кто же ты такой? Мальчик почти тринадцати лет?

– Но так и есть. Ты же знаешь, о моём прошлом. И ты чувствуешь правду.

– Да, всё тобой сказанное – правда, но ты что-то недоговариваешь.

– А ты, правда, хочешь знать? – Я посмотрел на Пешку взглядом, полным усталости.

– Нет. Чем меньше я знаю, тем безопаснее. Мне до сих пор не по себе, что ты граф. Лучше не знать.

– Ты многому научилась. Наклонись, я кое-что тебе скажу на ушко. – Я дождался пока Пешка слегка наклонится, пододвинулся к её уху, а затем поцеловал в щёку.

   Увернувшись от её шутливого удара, я побежал наверх, громко смеясь. Да, по-ребячески, но я и есть ребёнок.

Глава 27

Рассуждения в пути.

   Несколько часов назад мы покинули город. Легкой рысью, преодолевая километр за километром, мы двигались к Каменным вратам. Когда-то я учился ездить верхом, но с тех пор прошло много времени, да и Пешка, хоть и умела управлять лошадью, была непривычна к этому делу, а за последнее время мы редко брали лошадей в гильдии. А если и брали, то ненадолго. Здесь же нам предстоит два дня верхом в пути. Но, судя по нашему темпу, добираться, скорее всего, будем три дня. Примерно раз в час мы делали небольшой перерыв, минут на пять, размять ноги. Но мне кажется, что от этого было только хуже. Уезжая из города, я оставил для недавнего вора записку, а в том, что тот придёт к нам в дом, я не сомневался. И, чтобы тот наверняка не пропустил, положил её на стул, который поставил сразу за входной дверью. Надеюсь, что его заинтересует моё предложение.

   Теперь, когда нам придётся провести много времени в седле, у меня оказалось невероятно большое количество времени, чтобы подумать. Моя способность контролировать и конструировать заклинания из сырой, силы немного странные. Алмазные иглы спокойно проходят против зачарования защиты. К сожалению, мой учитель Кинтор, не обучал меня дисциплине зачарования предметов. Мне известно, что для создания зачарованных вещей или артефактов, необходим начертательный круг, но что он собой представляет, и как его создать, я ни имел не малейшего понятия. Скорее всего, защитная структура зачарования рассчитана на ослабление или полное уничтожение именно заклинания созданного начертательными рунами, а так как мои иглы состоят из сырой силы, то и защита на них не действует. А значит, мои разработки могут быть отличным оружием или защитой. Вот только у меня не было новых идей, как можно использовать сырую силу. Точнее одна идея была, но тут нужны эксперименты, сходу такое не попробуешь.

   В этом мире на каждом шагу подстерегала опасность, на деревню могла напасть неведомая тварь. Наёмники группами гибли на разных заданиях, а на их место приходили новые. Неведомые болезни. Войны. Бандиты. Меня всегда интересовал вопрос, как при таком уровне смертности, разумные расы ещё не вымерли? Но ответ был довольно простой. При высоком уровне смертности, так же была и высокая рождаемость. В моей семье графа, было пять детей. На привале, спросив у Пешки, есть ли у неё братья и сёстры, я получил ответ, что у неё семь братьев и четыре сестры. Некоторые уже умерли. И так в каждой семье. Семь-десять детей в одной семье было вполне нормальным явлением.

– Ты решил узнать о моём родном селении? – Спросила Пешка. – Я же обещала тебе рассказать, когда ты поведаешь о своём прошлом.

– Нет. – Я отрицательно покачал головой. Я решил последовать своему собственному совету, чем меньше информации знаю, тем безопаснее.

– А что может быть опасного истории моей деревни?

– Поверь, Опасность может оказаться там, где её ожидаешь меньше всего. – Я решил, что сейчас это знание будет лишь тяготить меня.

   Больше этот вопрос мы не затрагивали. Задавала мне вопросы о моём детстве, но, честно говоря, мне и вспоминать было нечего. Моё детство – тренировочный полигон. Наука, магия, искусство выживания, боевые искусства. Рассказывать о тренировках подробно я не видел смысла, лишь поведал ей в общих чертах. Куда интересней был рассказ Пешки о своём детстве. Игры, развлечения, работа в поле, знакомство с лошадьми, собирательство. Посиделки с братьями и сёстрами у костра, случайно подожженный стог сена. Ага, случайно. Так же Пешка поведала, что читать и писа́ть она научилась у себя дома, от родителей. Оказывается, в мире Солтона, издревле читать учили всех, причём бесплатно, постепенно это обязанность перешла к родителям. Кроме того, если по каким-либо причинам человек не был обучен чтению и письму, то во всех городах и сёлах, а иногда и в деревнях, раз в месяц проводились бесплатные занятия городскими учителями. Это входило в обязанность всех учителей и профессоров. Чем-то весь мир напоминал средневековье моего родного мира, но он был и сильно непохожим.

– Пешка, меня давно волнует вопрос. – Первый день в пути подходил к концу, и я первый остался дежурить ночью, а орчиха ложилась спать. – Я читал много книг о магии, обучался магии, заходил в библиотеку Дрейзда, но, даже там ничего не смог выяснить о телепортации.

– Хм? То есть ты воспользовался амулетом случайной телепортации, при этом даже ничего не зная о нём? – Пешка настолько удивилась, что мне даже неуютно стало.

– Ну, да… А что такого?

– А ты в курсе, что выживает лишь один из четырёх во время телепортации?

– Первый раз слышу. – От её слов мне стало не по себе.

   Пешка села на свою импровизированную лежанку и задумчиво смотря на костёр, начала рассказывать:

– Говорят, что аспекты, связанные с телепортацией, доступны только Древним.– Увидев мой вопросительный взгляд, Пешка пояснила: – Древние – существа, чей возраст неизмерим, говорят, что они существуют с основания мира и являются бессмертными. Не знаю, по поводу первого, но во втором уверен почти каждый. Про Древние – охранники этого мира, стражи магии, стражи жизни. Говорят, что в Фингрии Древний живёт в королевском замке, находясь в вечной медитации. Амулет, который ты использован был создан Древним. Насколько мне известно, такие амулеты не очень большая редкость, но и не является распространённой вещью. Сломанный амулет случайно телепортирует цели в любую точку мира. Вообще в любую. Ты мог оказаться посередине реки или моря. Ты мог появиться в воздухе на высоте полёта птицы. Конечно, приоритетно телепортация работает на не слишком большой высоте, но смертность высокая. Хотя, это тоже лишь в теории, так как не всегда удаётся найти телепортировавшегося. Может он просто не захотел, чтобы его нашли и прячется, сменив имя, а его посчитали мёртвым. – Намёк понят, но я промолчал. – Поэтому редко кто пользуется этим амулетом. А стоит он порядка ста золотых монет.

   Сто золотых монет. Это большая, нет, огромная сумма, такую сумму мой учитель, Кинтор, не получил в оплату за всё время моего обучения, зачем же ему давать этот амулет в качестве подарка? Вот ещё один вопрос, ответ на который я могу и не узнать.

   Ночь прошла без происшествий и на следующий день мы двинулись дальше. Хоть ноги болели, но немного. Амулет Пешки требовал зарядки раз в десять дней. Но было решено заряжать его каждый день, во избежание худших ситуаций. Судя по инструкции, которую дали Пешке в магазине, лучше всего для зарядки использовать мага с предрасположением к магии усиления, магии света и боевой магии. В результате экспериментов выяснилось, что зарядка амулета для меня является пустой тратой энергии – смесь трёх аспектов выкачивала из меня энергию словно насос. Поэтому была придумана схема, что амулет заряжает Пешка, а потом преобразует мою энергию в свою.  Так потери были минимальны.

   С того самого момента, как я увидел наше текущее задание в гильдии наёмников, моя интуиция подсказывала, что оно принесёт нам невероятную пользу. Вообще, странная штука, эта интуиция. В прошлой жизни её не было. Как она работает, мне не понятно. Раньше я думал, что она предостерегает меня от опасности, но потом понял, что она может просто вести по интересному пути, а иногда подавать ложные знаки. Но опасность ощущалась чётко и ясно, что это именно опасность, а вот остальные намёки интуиции я не могу точно распознать.

   Вторая половина дня выдалась неудачно, поднялся ветер и начался дождь. Закутанные в плащи мы продолжали некоторое время движение, но дождь перерос в ливень, и дорогу стало не разобрать. Было принято решение переждать непогоду. Укрылись мы в ближайшем подлеске, под специально взятым для этого брезентом. Выдалась хорошая возможность, узнать у Пешки ответы на вновь появившиеся у меня вопросы. Один из интересующих меня вопросов был о магах, а точнее о столь малом их количестве. В родной деревне Пешки живёт поколение шаманов, которое проверяет односельчан на наличие магических способностей и, в случае хорошего сочетания предрасположений к магии, обучает их. У Пешки полное сочетание по аспектам магии поддержки: Исцеление, усиление и связь с природой. Поэтому её обучали основам, но, даже мои знания начертательных рун поддержки превышают таковые у Пешки. Маги не особо распространённая профессия, чаще всего магию познают: наёмники, так как в их деле может пригодиться всё, что угодно; государственные чиновники, просто положено по статусу иметь хоть небольшой опыт в магии; Ученые и профессора учебных заведений, но им сам бог велел… или боги, до сих пор не вникал подробно в местный пантеон; Некоторые воины, которые хотят в бою использовать магию для получения преимущества или отвлечения противника. Но такие встречаются не часто, если вспомнить моё обучение, то Кинтор обучал меня, в первую очередь медитации и концентрации. Во время боя тяжело сконцентрироваться и создать отвлекающее заклинание или наложить усиление на себя, или покрыть, например, огнём меч. И хотя такие воины встречаются, но их не слишком много.

   Оказывается, в мире магии магия не так уж и распространена. Но, встречаются уникальные люди, с врождёнными способностями, которые постигают одну лишь магию. И обращаются с ней виртуозно. Таких называют боевыми магами, и они способны в одиночку убить двадцать опытных воинов своими заклинаниями, даже если на тех воинах есть защитные амулеты. В отличие от меня, такие маги не имеют гигантских запасов магической энергии. Их врождённые способности это крайне сильная предрасположенность к различным аспектам магии, что значительно уменьшает расход магической энергии. То есть полная противоположность мне. Как мы выяснили в ходе эксперимента, Пешка не может расширить так же сильно запас магической энергии, как я это сделал. Мой способ на ней не работает. Возможно, что это моя врождённая способность – огромный запас магической энергии.

   На третий день пути вдали показалась какая-то гора. Пешка назвала её «огненной горой», как я понял, это вулкан. Наш пункт назначения находится у подножия этой огненной горы. Что ж, мы и так сильно выбились из графика, сегодня придётся лошадкам перейти на галоп.

 

Глава 28

Лес Страха.

   Солнце стремительно клонилось к закату, а мы всё никак не успевали доехать до Каменных врат. Рэй выглядел раздражённым и всё меньше говорил. Если мы поспешим, то успеем, но перед нами возникла другая проблема. Лес Страха. Рэй говорил, что в гильдии предостерегали, чтобы не проезжать сквозь этот лес, а обогнуть его. Но у нас не было времени, нужно было либо остановиться и заночевать где-то, либо ехать сквозь лес. Было принято решение ехать напрямик.

   Лес, как лес. Сквозь него даже дорога проложена, а значит, что разумные расы проезжают через лес. И чего здесь опасаться? Клёны, дубы, одинокая ель. Ничего необычного. Но у меня странное, но непонятное чувство от этого леса. 

   - Рэй, ты что-нибудь заметил, необычное? Или может, что-то чувствуешь? – Мой голос дрожит, но я не понимаю, почему.

   Птицы. – Голос Рэя спокоен. Даже безэмоционален. Но сказав только одно слово, он замолкает. 

   Птицы? А что с ними? Я прислушиваюсь, осматриваюсь. И тут замечаю, что в лесу слишком тихо. Точнее, здесь абсолютная тишина, не птиц, не животных здесь нет. Лишь слегка качающиеся ветки деревьев, что скрипят и нагоняют жуть. Вон то дерево, похоже на волколака, а вон то, напоминает грула. Мне становится страшно. Первобытный страх, откуда-то из задворок сознания потихоньку подкрадывается ко мне.

   – Рэй, может, остановимся? – Мой голос дрожит всё сильнее.

   Рэй ничего не говорит. Он просто слазает с лошади и начинает собирать хворост, чтобы разжечь огонь. Он странно себя ведёт. А мне становится всё хуже. Я присаживаюсь к дереву, прислонившись к нему спиной. Рэй собирает хворост и молчит. Я дрожу, но не от холода. На меня накатывают воспоминания:

   Мне семь лет, мы с братьями в лесу играем в прятки. Я люблю прятаться, люблю, когда меня ищут. Лес большой. Тут каждый кустик, каждое деревце, каждая ямка может стать местом, где можно спрятаться. Но у нас уговор с братьями, чтобы не убегали дальше ста шагов от места ищущего. Я убегаю шагов на восемьдесят и прячусь в плотной листве куста. Здесь меня долго будут искать. Поиски начинаются, я слышу, как кого-то из братьев находят. Теперь они оба будут ищущими. Всё больше братьев находят. Мимо меня уже несколько раз проходили братья, но не смогли заметить. Зелёный цвет кожи, хорошо сочетается с зелёной листвой. Проходит много времени. Братья уже не ищут, а кричат меня. Я посмеиваюсь и продолжаю ждать, пока меня найдут. Сзади меня раздаётся рычание, я медленно поворачиваюсь и вижу большого, худощавого волка. С его оскаленных зубов капает слюна. Он видит меня. Он чувствует меня. Я не спрятана, я на виду. Нас разделяет около двадцати шагов. Я бросаюсь в сторону выхода из леса и зову на помощь, слышу, как волк соскакивает с места. Не пробежав и пяти шагов, спотыкаюсь о какую-то палку или корень и падаю. Оборачиваясь в сторону волка, вижу огромную пасть, приближающуюся ко мне, но в последней момент челюсти сжимаются не на моей шее, а на руке старшего брата, что вовремя подбежал.

    -А-а-а. – Я кричу, вновь оказавшись в Лесу Страха. Я уснула?

Костёр уже ярко горит, озаряя тьму. Солнце уже успело сесть. Теперь я понимаю, почему лес называется Лесом страха. Я дрожу и мне страшно. Рей сидит неподалёку, спиной ко мне и крутит в руках стилет. Оружие в руках ребёнка выглядит словно игрушка. Он не обернулся на мой крик. 

   - Рэй. – Я тихо зову его, но тот даже не реагирует.

   Я подхожу к Рэю и сажусь и обнимаю его. Страх потихоньку отступает. Рэй такой тёплый. Он маленький, но надёжный. На него можно положиться в трудную минуту. Но с ним что-то не так. Заглянув в лицо моего спутника, мне становится не по себе. Его глаза смотрят куда-то, словно не видят ничего, а лицо время от времени сводит судорога и появляется злобная улыбка. Лишь на мгновение, а затем снова исчезает. Рэй играет с стилетом. Подбрасывает его, крутит в руке, втыкает в землю. Внимательно понаблюдав за ним, я вижу, что магическая энергия буквально просачивается из него, а затем засасывается обратно. Мне снова страшно. Но теперь страшно за Рэя.

   - Вот он, Лес Страха. – Голос раздаётся от костра. 

   Я поднимаю глаза и вижу, как с противоположной стороны костра кто-то сидит. Эльф. Он наткнул на кинжал в руке кусок мяса и держит его над костром.

   - Лес Страха – одно из самых загадочных в Солтоне. – Эльф рассказывает нам в спокойной манере. – Птицы и звери здесь не живут. А каждый путник, а на разумных существ он действует по-разному. Лично на меня лес никак не влияет. А вот на других… Кто-то из путешественников сходит с ума. Кто-то просто проходит Лес, ничего не почувствовав. Кто-то обуреваемый своими страхами забивается в какой-нибудь куст или канаву и дрожит там от страха, пока не умрёт. Иногда спутники убивают друг друга. Очень интересное место.

   Я смотрю на этого эльфа, и моё тело дрожит. Я не могу пошевелиться, если бы не Рэй, всё ещё находящийся в моих слабых объятьях, я бы кричала от страха переполняемого мной.

    - О! Ты, наверное, хочешь спросить, что я сделаю с вами двумя? Да ничего. Я сам миролюбивый и даже мухи не обижу. – Гнусная улыбка эльфа говорит об обратном. – Но вот ваши вещи и лошадей, я заберу себе, только, сначала посмотрю, что случиться с вами. Люблю наблюдать, как разумные теряют себя в Лесу страха.

   Что же делать? Я не могу пошевелиться. А Рэй словно сам не свой. Он всё ещё играет со стилетом. Я смотрю внимательно на Рэя, у него всё ещё подёргиваются губы, образуя ту, страшную улыбку. Внезапно он перестаёт играть со стилетом и крепко берёт в правую руку, глаза застывают в безумстве и поднимаются на эльфа, безумная улыбка заполняет лицо Рэя. Эльф откусывает кусок мяса с ножа. Это становится словно сигналом и Рэй, с лёгкостью освободившись от моих объятий, бросается через костёр прямо на эльфа. Скорость и сила, которую он демонстрирует, выходят далеко за грани двенадцати – тринадцатилетнего ребёнка. Перепрыгнув костёр Рей буквально вырывает клинок у эльфа и отбрасывает его в сторону, я лишь мельком успеваю заметить удивление на лице долгожителя, прежде чем стилет пробивает его кожаную накидку и входит в сердце. Но Рэй на этом не останавливается, он медленно вытаскивает стилет и снова наносит удар в грудь. Затем ещё. Мне снова страшно, но сейчас страшно за Рэя. Нужно убираться из этого леса. Я встаю и медленно движусь к своему спутнику. 

   - Рэй.

   Клинок напивается кровью. Я улыбаюсь. Снова это чувство. Чувство свободы, чувство силы, чувство, которое позволяет управлять жизнью другого. Удар. Тело этого существа легко было повержено, но мне мало его мгновенной смерти. Мне нравится пробивать эту плоть.

– …эй.

   Чей-то голос доносится сзади, но мне не интересно. Передо мной тело, состоящее из мяса и костей. Мне нравится вонзать свой стилет в него.

– Рэй.

   Этот надоедливый голос всё ближе. Нет. Нужно насытиться кровью. Удар. Ещё. Ещё.

– Андрей!

   Я чувствую, что на моё плечо положили руку. Раздражает. Я резко оборачиваюсь и наношу удар.

Глава 29

Каменные врата.

   Очнувшись, я увидел перед собой Пешку. Мой стилет пронзил её плечо. Лишь в последний момент, я увидел знакомое лицо и ударил выше, чем планировал изначально.

– Пешка. Я не хотел. Прости! – Я не знал, что мне делать, достав клинок, я зажал её рану рукой и начал накладывать начертательную руну исцеления, рискуя остаться без запаса магической энергии.

– Всё в порядке. – Её лицо было перекошено от боли. – Главное, что ты очнулся. Нам нужно выбираться из этого проклятого леса.

– Да.

   Костёр я тушить не стал. Дорога была каждая секунда. Покидав наши вещи на лошадей, которых мы так и не распрягли, мы двинулись в путь. Пешка накладывала на себя исцеляющие заклинания, чтобы остановить кровь. Хоть они и помогли, но заживить рану с помощью них невозможно. Мы двигались вперёд, так как были где-то посередине леса, то и разницы не было выбираться вперёд или двигаться назад. Пешка держалась рядом со мной, и я наблюдал за её состоянием. Изначально она держалась уверенно, но затем начала осматриваться по сторонам, словно чего-то опасаясь. Я мог её понять. Лес Страха влиял на меня иначе. На меня накатывала необъятное желание убивать, колоть, резать, кромсать. Но глядя на Пешку и её рану, желание отступало.

Рейтинг@Mail.ru