Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

   Кажется, такого никто не ожидал. Пока всадники замешкались, я отдавал команды.

– Пешка, стреляй в лошадей! Знаю, что жалко, но, пока они верхом, у нас нет и шанса победить, стрелы не пробьют их доспехи!

   Было жалко животных, они ни в чём не виноваты, но мне моя жизнь дороже. Пешка, поняв, что я прав, тоже не стала жалеть лошадей. Пока всадники скакали в нашу сторону, лошадей лишились семь из девяти оставшихся противников. Двое приблизились на опасное расстояние, и мне пришлось применить алмазные иглы.

– Эта парочка неудачников теперь никогда не сможет обижать детей. – Моя фраза звучала двусмысленно, так как я сам, по сути, был ещё ребёнком. Судя по взгляду орчихи, она подумала о том же. – Пешка, наши луки слишком слабы и бесполезны против этих ходячих танков. Хватай щит и постарайся отвлечь на себя двоих. Удары не принимай, уклоняйся и отклоняй удары, целься в сочленения доспехов, но не рискуй. Всё как на тренировках.

   Пешка кивнула, положила лук и взяла щит и короткий меч из своей поклажи. По силе ей не сравниться с этими врагами, но вот ловкости Пешке должно хватить. К сожалению, я не смог прикончить их сразу после падения с лошади, пока те ещё не поднялись. Всё-таки полный латный доспех весит очень много, и нетренированному человеку будет тяжело даже стоять в нём. Ещё и двуручные мечи. Медленные, но смертоносные. Такой противник как я для них наиболее опасен. На моём лице появляется улыбка. Эта улыбка не радости, а скорее сумасшествия. После боя с кроликом мне не хватало адреналина, и сейчас я его получу. Отбросив лук в сторону, я достаю из специального чехла моей кожаной брони стилет. Время отведать крови.

   Мы с Пешкой двинулись в сторону противника, который уже успел реорганизоваться. Пешка с крепким щитом и коротким мечом, а с одним стилетом в руке. Мой баклер бесполезен против двуручных мечей врага. Я иду строго по центру к семи противникам, Пешка держится слева от меня. Сначала враги хотят напасть на неё, но мне нужно привлечь как можно больше противников на себя. Моего запаса хватит ещё на две алмазные стрелы, третья приведёт к истощению. Приближаясь к противнику, я делаю вид, что что-то бросаю свободной рукой. Третий и четвёртый противник слева падают замертво, я делаю резкий рывок вперёд и трое правых «танков» идут мне на встречу, а двое слева идут к Пешке. Она справится, надеюсь. Ей нужно лишь тянуть время. Бросившись на троих тяжеловооружённых противников, бросаюсь вниз, под их ударами и проскакиваю центральному противнику между ног. Благо, рост мне позволяет. Попутно оставляя того без возможности иметь детей. Минус один.


   Оставшиеся двое насторожено смотрят на меня. Стилет покрыт кровью. Я улыбаюсь. Бросок на противника справа, тот ударяет вертикальным ударом, я ухожу в сторону и всаживаю стилет ему в колено и резко выдёргиваю. Раздаётся крик, противник встаёт на повреждённое колено и теперь, его голова на уровне моей груди. Удар в щель для глаз. Минус второй.

   Остался всего один. Я уже вижу, как он дрожит. Бросок вперёд. Удар наотмашь. Шаг назад. Снова движение вперёд. Проскользнул под рукой и всадил стилет в подмышку. Крик, слышно, как падает меч.

   -Нет! Уйди, монстр!

   Он пытается развернуться, но тяжесть доспеха делает эту попытку слишком неуклюжей, бежать? С таким грузом? Смешно догнал, удар в подколенную яму. Противник падает лицом вниз. Я вижу щель между доспехом и шлемом. Она прикрыта кольчугой, но стилет спокойно входит между колец. Минус три.

   Я поворачиваюсь в другую сторону, где должна сражаться Пешка, вижу, что её теснят. Пока двигаюсь к ней, наблюдаю за боем, вот Пешка увернулась от одного меча, но приближается второй, в последний момент она выставляет щит, но удар такой сильный, что она отлетает на несколько метров, теряя при этом щит. Противник движется на неё, чтобы нанести добивающий удар…

– Неееееет! – Крик раздаётся из моего горла, я пускаюсь бегом вперёд запуская алмазную стрелу во врага занёсшего меч.

   Стрела пробивает его шлем, пробивает череп и выходит с другой стороны, вместе с ней вылетает содержимое черепной коробки на его союзника. Облитый кровью и серым веществом, последний враг теряется и поворачивается ко мне. Злость поглощает меня. Теперь всего несколько шагов меня отделяет от будущего трупа. Горизонтальный удар мечом, я наклоняюсь, пропуская удар над собой, и всаживаю стилет в локоть. Враг без оружия. Удар в колено. Противник падает на это колено, попытка ударить меня здоровой рукой не увенчалась успехом. Пинок в грудь. Теперь противник лежит на земле. Он понимает, какая участь его ждёт, умоляет о пощаде. Я сажусь на его грудь.

– Не смей! – Удар в щель для глаз. – Трогать! – Удар. – Мою. – Удар. – Пешку!. – Удар.

   Я наношу очередной удар.

– Рэй!

   Чей-то голос слышен на затворках сознания. Я продолжаю наносить удары.

– Рэй!

   Опять этот голос, но он не помешает мне утолить мою жажду.

– Андрей!

– Что? – Я оборачиваюсь. Пешка со слезами смотрит на меня.

– Всё закончилось, Рэй. – С этими словами Пешка нежно прижимает меня к своей груди. Я чувствую биение её сердца. Я чувствую нежность. Я чувствую тепло. Жажда крови и ярость отступают. Вместе с ними меня покидает сознание.


Глава 20

Возвращение.

   Кажется, он потерял сознание. Я уже думала, что тот рыцарь меня зарубит, но Рэй опять спас меня. Но что это было? Его ярость была настолько сильна, что её можно было буквально почувствовать. Я подняла дремлющее тело Рея и отнесла к повозке, положив рядом с девочкой. Он такой маленький и лёгкий. Прям как ребёнок. Вернувшись к трупу последнего врага, я поднимаю оружие Рэя. Он называет его «стилет», но я никогда такого не видела. Короткое оружие без заточенных граней, только остриё, острое, как у иголки. Честно говоря, несмотря на то, что я видела, как Рэй тренируется с ним, я никогда не считала его сильным оружием. Считала, что Рэй будет сражаться стилетом в случае, если потеряет меч. Но, судя по последнему бою, это его основной вид оружия. Закованные в латы рыцари – грозные противники. Я считала, что у нас не будет ни шанса. Оказалось, что наоборот, это у них ни шанса. Интересно, что за магию использовал Рэй, пробив шлем насквозь? Это та же магия, который он убил того писклявого бандита при нашей встрече. Рэй всегда скрывал от меня этот козырь, но, в этот раз, я точно узнаю у него, что это за заклинание.

   Рэй будет злиться, но я, пожалуй, не буду осматривать тела врагов. А вот двух, оставшихся в живых лошадей, лучше захватить с собой. Рэй ещё с первых дней говорил, что нужна лошадь. Привязав лошадей к повозке, я направилась в сторону города. Через некоторое время, мы встретили карету, лежащую в Кювете и несколько десятков трупов. Зрелище было страшное, похоже, что девочка важная персона, раз из-за неё погибло столько людей. 

   - Воды. – Голос, столько знакомый, прозвучал за моей спиной. Рэй очнулся.

   Обернувшись, я увидела, что Рэй лежит всё в той же позе, его глаза еле открыты.

   - С тобой всё в порядке?

   - Воды. – Снова повторил Рэй.

   Открыв дорожный бюрдюк, я передала его Рэю, но он не стал брать воду.

   - Помоги. – Слова звучали тихо, словно Рэй с трудом выдавливал их из себя.

   Остановив телегу, я поднесла к губам Рэя Бурдюк и потихоньку вливала в него воду. После нескольких больших глотков, Рэй закашлялся. 

   - Спасибо. Ты как?

   - Ты меня спрашиваешь? – Мне хотелось закричать на него. – Я веду телегу и могу двигаться. А ты лежишь как мешок с картошкой и интересуешься моим состоянием? Что с тобой случилось? Ты убил того рыцаря, а после колотил своим стилетом до тех пор, пока я тебя не остановила. И Всё повторял: «Моя Пешка», «Пешка только моя». – Мне было горько от его слов и как-то тепло на сердце.

   - Потому, что Пешка только моя. – Этот поганец улыбнулся.

   Даже в такой ситуации он ведёт себя так нагло. Меня это злит. Мне даже сказать ему нечего. Есть только одно слово, которое я смогла произнести:

   - Спасибо.

   Да, если бы не он, где бы я сейчас была? Украшала бы погост очередным надгробием? А возможно меня бы сожрали дикие животные.

   - Обращайся. – В этом весь Рэй.

   Рэй начал шевелиться и попытался подняться, я подала ему руку и помогла передвинуться на козлы. Телега двинулась, и Рей упал назад, не усидев. Я хотела остановить повозку, но он дал знать, что нужно ехать дальше, а ему и так удобно. Но вскоре появилась другая проблема. Проснулась девочка. Не поняв, где она находится, она начала расспрашивать о том, куда мы её везём и где «дядя Лютел». Пришлось соврать, что её «дядя» попросил нас доставить её в город Дрейзд, а сам остался храбро защищать наш уезд от плохих парней. Имя нашей попутчицы оказалось довольно красивым – Астра. Вот только она не выговаривал «р», поэтому звучала в её исполнении довольно смешно. А вот с выяснением личности её грозного отца вышли проблемы.

   - Астра, так кто твой папа? – В очередной раз спросила я.

   - Как кто? Папа, это мой папа. Он такой высокий, сильный и класивый. – К сожалению, это были максимально-возможные объяснения

   - Астра, скажи, ты знаешь, кого-нибудь из знакомых папы? – Всё это время молчавший Рэй, задал хороший вопрос.

   - Кого-нибудь в Дрейзде? – Она задумалась. – К нам часто заходит дядя Блейн.

   - Брейн? – Единственный человек, известный мне с таким именем это глава гильдии. Брейн Яр-Бранд?

   - Да, да. Плейн Ял-Бланд.

   От лежащего Рэя послышался смешок. Хорошо, что Астра смогла нам дать зацепку, как отыскать её родителей. Теперь осталось добраться до города. Астра постоянно задавала нам вопросы и пыталась растормошить Рэя, но тот всё время просил оставить его в покое. Но она не отставала. Лишь когда я сказала, что Рэй болен, Астра успокоилась, а вскоре и вовсе уснула.

 

   - Как она достала. – Рэй с моей помощью поднялся и в этот раз более уверено сидел.

   - Хватит ворчать. Она же ребёнок. Ей лет пять не больше. Все в её возрасте активные и любознательные, я была такой же. А ты в пять лет не любил бегать, играть и задавать вопросы.

   - В пять лет я перерезал горло курице на глазах у родителей и начал тренировки по выживанию в лесу. – Я почувствовала, что по моей спине прогибают мурашки.

   - Ты же шутишь? 

   Рей пожал плечами и ответил:

   - Ты же чувствуешь, когда я говорю правду.

   Он не шутил. Он точно не шутил. Какое же тяжёлое детство у него было и почему? Нужно будет обо всём расспросить, но не сейчас, не когда он в таком состоянии. Он может ещё сильнее отдалиться от меня, а ведь он всё больше доверяет мне.

   К Дрейзду мы прибыли незадолго до закрытия ворот. Предъявив кольцо авантюриста, я попросила вызвать старшего офицера. Офицер оказался на вид матёрым мужиком, лет пятидесяти. Я подробно рассказала о случившемся, опустив момент, что Рэй в одиночку убил десяток рыцарей, сказав, что гнавшихся рыцарей мы убили. Офицер немедленно отправил гонца в казарму, чтобы оттуда привели снаряжённый отряд бойцов. К сожалению, девочку офицер не узнал. Сначала я направилась в гостиницу, там с помощью работников, хозяина гостиницы и нескольких медных монет Рэй и часть наших вещей были доставлены в комнату. Осталось разобраться с девочкой. По дороге к гильдии наёмников девочка проснулась. Мне же и лучше, не придётся заносить её внутрь. Гильдия была ещё открыта, но Регина уже убирала документы и различную утварь, готовясь к закрытию.

   - Дядя Блейн! – Девочка заметила этого не́людя-кота раньше меня.

   Брейн сначала удивился гостье, но не растерялся и поймал в объятье подбежавшую Астру. Они обменялись несколькими забавными фразами о кошачьих ушах главы гильдии, и Брейн попросил Регину присмотреть за девочкой, пока он получает от меня отчёт. Поведав о событиях, случившихся с нами за день, Брейн поблагодарил за спасение девочки и предложил оставить телегу и лошадей в конюшне гильдии наёмников, а за наградой прийти завтра. На этом и сошлись. К сожалению, Брейн решил не называть имя «высокого, сильного и класивого» папы девочки. 

   Вернувшись в гостиницу, я застала Рэя спящим. Или он претворяется спящим, от него не убудет. Но проверять я это не хотела, он пережил за сегодня много тягот. Да и я чувствовала себя крайне усталой. Этот долгий день наконец-то подошёл к концу.


Глава 21

Отдых.

   Боль. Боль от усталости, магического и психологического истощения мучает моё тело. Судя по высоко взошедшему солнцу в окошке, я проспал примерно до полудня.

– Как ты себя чувствуешь? – Повернувшись, я увидел Пешку, сидящую на стуле и пристально смотрящую на меня.

– Ощущение, словно по мне телегой проехались. – Вчера тело так не ломило.

   Даже после боя и возвращения в город, я не чувствовал себя так плохо. Всю дорогу я был на строже и собирал силы, хотя бы на одну алмазную стрелу, если случиться какая-то неприятность. Но, слава госпоже удаче, всё обошлось.

– Я схожу за доктором, он осмотрит тебя. – Пешка встала со своего места и направилась к выходу.

– Не сто́ит. – Сказал я в след закрывающейся двери.

   Не успел. Пешка ушла, а мне нужно было поразмыслить. Конечно, я не принимал решение спонтанно во время той битвы, но это может сказаться на наших делах, а возможно и на наших жизнях очень плохо. Или очень хорошо, как повезёт. Та девочка, явно дочь аристократа, Пешка в этом не разбирается, да и редко обращает внимание, на различные мелочи, но на руке девочки было кольцо, обозначающее принадлежность к аристократической семье. Вот только те закованные в латы «танки», тоже не простые разбойники. Они наверняка служат какому-то аристократу. Нужно будет расспросить Пешку, что Брейн поведал ей о отце этой девочки. Может быть, его аристократическое влияние будет выше, а значит, у нас появится хороший покровитель. Если же нет, возможно, придётся уезжать в другой город.

   Вскоре принесли завтрак, а скорее уже обед. Наверное, Пешка распорядилась перед уходом. Как бы стыдно не было, но пришлось принять помощь горничной, кормящей меня с ложки. Руки совершенно отказывались двигаться, голова гудела, а магическая энергия вышла из-под контроля и бессвязно бродила по моему телу. В случае опасности, единственным моим оружием оставался острый язычок. Но что-то сомневаюсь, что он чем-либо смог помочь мне в случае реальной опасности. Пришлось смириться. Да и какая опасность мне грозит в городе, в гостинице?

   Откровенно, было скучно. Я лежал на кровати и… и всё, эксперименты с сырой магией проводить не мог, так как она была мне сейчас не подконтрольна. Поспать не получалось и так спал много времени. А Пешка всё не возвращалась. Эти три часа были самыми долгими и скучными в моей жизни в этом мире. Пешка действительно вернулась не одна, а с орком, на вид, его возраст перевалил за восьмой десяток. Судя по различным приборам, он был доктор.

   Понимая, что сопротивляться и спорить бесполезно, проще просто пройти обследование. Я делал всё, что меня просил доктор, в меру своих возможностей. Больше всего меня заинтересовали не его методы обследования, а имя – Ферзь. Но я решил отложить расспросы до того, как доктор уйдёт. Осмотрев, ощупав, прослушав меня, а так же проведя какие-то непонятные магические воздействия, доктор пришёл к тому же выводу, что и я.

– Каких-либо внешних и внутренних повреждений нет. Болезней не обнаружено. Явное магическое, физическое и психологическое истощение. Одна проблема наложилась на другую, в итоге человек, фактически стал недееспособен. Пациенту требуется хорошее питание и отдых, через день-два он придёт в норму.

   Всё в точности, как я и сам предположил. Я рад был заботе Пешки, но видя, как она отдаёт одну серебряную монету доктору, мне стало не по себе. Сначала я хотел возмутиться, но подумал, что и так веду себя слишком меркантильно, поэтому промолчал. Дождавшись ухода доктора, мы, наконец-то, остались наедине.

– Он из твоего родного селения. – Не стал я ходить вокруг да около и спросил прямо.

– Да. Как ты узнал. – Лицо Пешки выражало удивление.

– Его имя. Оно звучит так же отчуждённо в местных языках, как и твоё. – Конечно, имя «Ферзь», звучало по-русски. Кто-то явно увлекался шахматами. Кстати, я не видел эту игру в мире Солтона. – Можешь рассказать о своей деревне и истории образовании этих имен. – Я поудобнее лёг на подушку и приготовился слушать.

– Конечно. Всё началось… – На этих словах Пешка остановилась. – Нет. Я не стану тебе рассказывать, пока ты не расскажешь о себе.

   Я внимательно посмотрел на свою подругу и увидел решимость и упорство в её глазах. Всё-таки, моя скрытность ударила по мне же, но пока я ещё не могу рассказать ей правду. Какое-то время мы буравили взглядом друг друга, но поняв, что она не сдастся, я вздохнул и решил сменить тему:

– Давай не сегодня. Давай поговорим о чём-нибудь другом.

– Хорошо. Тогда расскажи о том оружии, которое ты используешь. Стилет. А так же о магии, которой пробил насквозь шлем рыцаря.

   Я задумался, но решив, что она стала более осторожна в словах и я мог бы ей доверится решил рассказать и про стилет и про алмазные иглы.

– Ладно. Начнём со стилета. Это колющее оружие, предназначено специально для пробивания кольчуги, доспехов или нанесения ударов в слабозащищённые или открытые места. Стилеты существуют нескольких видов, с круглым, овальным, трёх- или чётырёхгранным сечением. Мой с круглым.

– Существуют? – Перебила меня Пешка. – Я впервые вижу такое оружие, более того, когда я спрашивала в гильдии или у других наёмников, даже у кузнецов. Никто ничего не мог сказать о таком оружии.

– То есть ты расспрашивала о моём, чуть ли не секретном оружии, у других разумных? – Я пристально посмотрел на свою, не слишком умную спутницу.

– Так ты же ничего не рассказываешь сам.

   В чём-то ты права. Но, если тебе правда, что-то интересно, спроси у меня, если я не могу ответить сейчас, это не значит, что я не отвечу потом. – Я был раздосадован действиями Пешки, но ничего не поделать. – Так вот. Те закованные в латы солдаты, идеальные цели для стилета. Ни мой, ни твой меч не способны пробить их доспехи. А вот стилет может пробить сочленения доспеха или войти в уязвимые точки, такие как разрез для глаз на шлеме. Если же сделать стилет из более прочного материала: Мифрила или Адаманта; То вполне можно и пробить сам доспех, не целясь в уязвимые места. Для удара нужна точность и скорость. Как ты можешь видеть, даже для своего возраста я обладаю маленьким телосложением. Поэтому сражаться с противниками за счёт силы для меня глупо, вот поэтому я и сосредоточен на быстрых и точных ударах.

– Понятно, а что на счёт того заклинания.

– Это моя собственная разработка. Надеюсь, о ней ты никому не рассказывала и не расспрашивала. – Пешка отчаянно закачала головой. – Хорошо. Надеюсь, что никому, никогда и не расскажешь. Как я тебе и говорил раньше, я не могу использовать какие-либо аспекты магии. Конечно, есть небольшая предрасположенность к бытовой магии, но чем в бою мне поможет кипячение воды? Как и в случае с защитной линзой, оперировать мне приходится лишь сырой силой. То заклинание, представляет с собой высокую концентрацию сырой силы в виде швейной иглы. Конечно, сама игла чуть больше чем швейная, но, несмотря на маленький размер, она расходует огромнейшее количество магической энергии. При правильном использовании игла способна убить человека одним ударом. К тому же из-за невероятной крепости и остроты, даже стальные доспехи не способны остановить удар. Не было возможности проверить на более крепких доспехах, но, подозреваю, что игла способна пробить не слишком толстый лист адаманта.

– Это очень страшное оружие. Ты его использовал при первом моём спасении, тогда в лесу. На рыцарях?

   Ещё на кролике-убийце. – Добавил я. – Но так как его нужно было захватить живым, я использовал четыре иглы, чтобы пробить ему коленные чашечки. Именно поэтому после боя я почти сразу уснул. Мой предел – семь алмазных игл за короткий промежуток времени. Использование восьмой иглы может привести к магическому истощению, а игла может даже не сработать. Во время боя с теми закованными в латы солдатами, мой запас был израсходован после нашей тренировки, и первого выстрела из лука. Хорошо ещё, что я успел пополнить его, как только мы заметили всадника с девочкой, но этого оказалось мало. Поэтому после выстрела последней алмазной иглой, я мог потерять сознание. Лишь Непреодолимое чувство ярости заставило меня удержаться в сознании.

– Спасибо. – На глазах Пешки снова начали появляться слёзы. – Если бы не ты… я… Спасибо.

   Я какое-то время смотрел на радостное, но плачущее лицо Пешки, не зная, что сказать. Не умею я успокаивать женские слёзы.

– Спасибо в постель не положишь. – Кажется, я сморозил глупость.

   Пешка уставилась на меня и какое-то время серьёзно смотрела, так серьёзно, что даже всхлипы прекратились. Я почувствовал, как краснею. Пешка встала и медленно приблизилась ко мне, её лицо всё ближе и ближе приближалось к моему и… Она засмеялась, так звонко и так естественно, что мне стало немножко обидно. Но я тоже улыбнулся и негромко засмеялся.

– Рэй. – обратилась ко мне Пешка. – Знаешь ли ты, что ты бестактная и хитрая сволочь?

– Знаю. – Вполне серьёзно ответил я. – Возможно именно поэтому ты до сих пор остаёшься со мной. – На эти слова Пешка как-то странно посмотрела на меня, но спросил я не об этом. – Расскажи, как закончилась ситуация с той девочкой, что на счёт задания и убитых нами солдат?

– Девочка действительно оказалась знакома с Брейном Яр-Брандом. Тот взял её под свою опеку, но не рассказал, кто является её папой. Наверное, какая-то знатная особа. – Я лишь кивнул на эти слова. – Задание я сдала, как и рассчитывали, за него нам выдали двадцать серебряных монет и девяносто медных за уши гоблинов. Но, они решили ещё дать задание от гильдии на обследование того храма. Награда всего одна серебряная монета, но так же наёмники получают все трофеи, будь то деньги, доспехи, оружие или что-то другое, гильдия не станет настаивать на возвращении ценностей других наёмников. Что думаешь? – Я лишь отрицательно покачал головой. – Хорошо. С солдатами сложилась всё довольно туманно, каких-либо опознавательных знаков, указывающих на принадлежность к какому-либо дому аристократов, гильдиям или вообще хоть чему-то не нашли. А вот сопровождающие были из городской стражи. Офицер выразил нашей группе благодарность за спасение девочки, но тоже не сказал, кто у неё отец.

 

– У меня есть некоторые догадки, но это лишь догадки. Что-то ещё?

– Да, в том бою выжили три лошади, две от сбитых твоими иглами рыцарей и лошадь «дяди Лютела». Я решила, что лошади рыцарей можно считать боевым трофеем, поэтому захватила их с собой. Они сейчас в конюшне гильдии. Повозку я сдала.

   Я задумался, лошади – это хорошо. Но возникала другая проблема. У нас не было места, чтобы кормить, ухаживать за ними, даже оставить было негде. Поэтому я пришёл к выводу, что лошадей лучше будет сдать в гильдию наёмников. Но не продавать, а именно сдать. Если, конечно, глава пойдёт на эти условия. Мы отдаём в гильдию лошадей, и не просто лошадей, а боевых коней, способных нести закованных в латные доспехи рыцарей, а взамен гильдия будет нам предоставлять лошадок, повозки и другие, выдаваемые в аренду вещи бесплатно. Или за символическую стоимость. Выслушав мою идею, Пешка согласилась и решила уже идти в гильдию, но я остановил её, всё-таки переговоры, не её конёк.

   Этот бой показал один очень большой минус в нашей группе. Нам катастрофически не хватает людей. Нужен третий. Пешка была согласна со мной. Поэтому, нам предстояло хорошенько подумать над тем, чтобы взять в команду ещё хотя бы одного бойца, специализирующегося на ближнем бою. Вот только, чувствовало моё сердце, что это будет очень не просто.

– Рэй, я зарегистрировало название нашей группы. – Я посмотрел на пешку недоумевающим взглядом. – Пепел мёртвого ветра. Ты же сам предложил. Помнишь?

Я кивнул. Немного помолчав, у меня возникла мысль:

– Пламя медленно землю сжигает,


Не оставив в живых даже метра.


И по воздуху тихо летает,


Только пепел от мертвого ветра.


– Правда ведь звучит поэтично? – Я снова задал этот вопрос.

– Да, звучит поэтично, но от этого не становится менее жутко.


Глава 22

Противостояние.

– Да сколько можно? – Вопрос Пешки был вполне обоснован.

   Наступило начало зимы, мы уже почти три месяца занимаемся с Пешкой наёмничеством и сильно привыкли друг к другу, поэтому принимать водные процедуры в прохладном ручье вместе, вполне привычное дело.

– Да кто же знал, что эта тварь извергнет содержимое своего желудка на нас? – Я был так же возмущён, как и Пешка, снова приходилось стирать наше обмундирование.

   Наступила зима, по привычному календарю, но на улице температура не опускалась ниже нуля градусов Цельсия. Хотя, я сомневаюсь, что шкала Цельсия для этого мира привычна. Несмотря на относительно тёплую зиму, всё равно было холодно принимать ванну в проточном ручейке. Спасали только зачарованные камни, которые мы приобрели, когда на улице похолодало.

– Да я не об этом. – Продолжала возмущаться Пешка. – Каждое наше задание связано с какой-то тварью, которая либо извергнет на нас содержимое желудка, либо обольёт кровью. А если мы сражаемся против какой-то твари растительного происхождения, будь то цветок-людоед или Гвоздика-убийца, так обязательно окажемся в растительных соках или ещё какой-то гадости.

   Я мог понять её возмущение. Но брать задания, с которыми мы не могли справиться вдвоём я не мог. Поэтому приходилось охотиться на одиночных существ, а не банды головорезов или логова чудовищ. А ещё возникла другая проблема. Видя Пешку голой, я всё сильнее ощущаю влияние пуберата, иначе говоря, полового созревания . С одной стороны, это вполне естественные позывы в моем возрасте. С другой стороны, мне весной будет всего лишь тринадцать лет. А Пешка, словно специально, замечая моё состояние, дразнит меня, то ляжет спать, прогулявшись по нашему гостиничному номеру абсолютно голой, то заставляет меня мыться вместе с ней в ручье или озере, как сейчас. С одной стороны мне это приятно и естественные позывы хотят наброситься на Пешку, с другой стороны, я задаюсь вопрос, а не рано ли мне?

– И долго ты будешь пялиться на меня? – из размышлений меня вывел игривый голос Пешки. – Холодно уже, давай погреемся у костра. – Вот ведь зараза, видит моё состояние и специально выходит из этого грёбанного ручья и виляет бёдрами. Да, Фигура у неё хорошая, да и грудь упругая, так и хочется… чёрт… опять мои мысли ушли не туда.

   Мы грелись у костра, высушивая свою основную одежду и броню, переодевшись в запасную.

– Долго мы ещё будем бродить вдвоём? пора бы найти ещё одного члена группы! – Этот вопрос Пешка поднимала уже не раз с того самого разговора, после битвы с теми «танками».

– Согласен, нам нужен ещё один или два участника, но я не выбрал подходящего кандидата на эту роль.

– В прошлом месяце, – начала Пешка, – к нам в группу просился очень впечатляющий человек, он был мастером ближнего боя и обладал неплохими навыками наблюдательности.

– Ага. А ещё, он весь разговор наблюдал за твоей грудью. – Со смешком сказал я.

– Ну и что? Нам же важны навыки разумного, а не его предпочтения.

– Да? – Не выдержал я. – А что же ты тогда наотрез отказалась взять к нам в группу эльфийку, которая весь разговор смотрела на меня, как на жертву своих сексуальных желаний. – Уж не знаю, это я так понравился той эльфийке или у неё фетиш на детей.

– Ну, она… – Пешка запнулась в своих мыслях. – Она обладала недостаточными навыками, чтобы вступить в нашу группу.

– Будто у тебя хорошие навыки. – Буркнул я.

– Что ты сказал? – Кажется. Пешка услышала.

– Говорю, что ты не лучше меня в своих мотивах.

– Ну ладно. – Смерилась Пешка грея руки у заранее разведённого костра. – А как же последний орк? Хороший боец, с приличной рекомендацией. Ушёл из прошлой группы, так как не сошёлся характером.

– Проблема не в характере. – Меня аж передёрнуло от тех воспоминаний. – Он смотрел на меня так же, как тот человек, что утонул взглядом в твоей груди.  – От тех воспоминаний у меня всё сжалось.

– Что ты имеешь в виду? – Пешка, кажется, издевалась надо мной. Сомневаюсь, что она не понимала.

   Но проблема действительно оставалась. Нас по-прежнему было двое. И на серьёзное задание, где требовалась опытная группа, мы не могли отправиться. Нет. Взять задание мы могли. Но я не хотел рисковать своей головой, или головой Пешки ради сомнительной награды. Поэтому наши основные цели в последние время были одиночные враги или небольшие стаи животных: Волколаки, Диониды, группы волков или варгов, а то и вовсе Древни. Не слишком большой, но стабильный заработок. Я мог похвастаться банковским счётом в 3 золотых, 23 серебренных и 15 медных монет, а у Пешки находилось 2з, 86 серебренных и 13 медных монет. Да и наличных монет у нас было 15 серебренных и 15 медных. Моё преимущество в почти сорок серебряных монет состояло в том, что я не пил пиво, к которому Пешка очень сильно подсела. По-прежнему употребляя лишь молоко, я всё ещё надеялся вырасти повыше, но, кажется, мой рост не достигнет тех же высот, что и в прошлой жизни.

   Вскоре нам бы хватило на собственный дом. Простой домик можно было бы купить и за три золотых монеты, но я хотел просторное здание с конюшней, чтобы нам с Пешкой жилось в нём свободно. Хм. С Пешкой? Я уже воспринимаю его как… как кого? Товарища? Спутницу? Подругу? Девушку, к которой испытываю чувства? Если она узнает про последнее, то меня ждёт бурная ночь. Хе-хе. Лучше об этом не думать.

– Главную проблему это не решает. Нам не стать полными наёмниками и никогда не достичь восьмого ранга, если мы не найдём себе третьего участника. – Я решил сменить тему.

   Проблема оставалась проблемой, нас было всего лишь двое. Да, я мог убить своими иглами даже наёмников пятого ранга, а то и выше, но нам от этого не становилось легче. На серьёзные задания, которые поднимут нашу репутацию, мы не могли рассчитывать.

   В город мы вернулись уже далеко за полдень. Сдав задание и получив положенную нам награду, я направился в гостиницу, на вечер больше не было планов, а вот Пешка, сказала, что хочет прогуляться. Возможно, она снова решила заглянуть в лавку портного к своей старой знакомой. Первое время я просто лежал на кровати и пялился в потолок, но у меня противно засосало под ложечкой. Было чувство, что, если я тут останусь лежать, то случиться что-то плохое. Это не первый раз, когда моя интуиция давала о себе знать. И в большинстве случаев, проблемы были с Пешкой.

Рейтинг@Mail.ru