Конструктор сырой магии

Павел Игоревич Хохлов
Конструктор сырой магии

   В этот раз было не исключение, но проблемы оказались сильнее, чем я ожидал. Какой-то толстозадый аристократ положил глаз на Пешку. Хоть он и был человеком, но, похоже, решил развлечься с орчихой. Судя по услышанным мною обвинениям, этот аристократ решил воспользоваться своим положением и привлечь охрану, чтобы обвинить бедную девушку в нападении на его высокопоставленную персону. Пешка, даже будучи наёмником девятого ранга, ничем бы не смогла противостоять ему. Я быстро достал цепочку с кольцом аристократа и пробравшись сквозь толпу вышел вперёд. Пешку уже держали двое городских стражей, они явно были не рады этому.

– Отпустите её. – Громка сказал я, выйдя вперёд.

– А ты кто такой. – Аристократ, пренебрежительно сверил меня взглядом.

– Тебя, толстожопый, это не косается. – Он реально был жирным, сомневаюсь, что лошадь вообще смогла бы выдержать его.

– Да как ты смеешь, смерд? Схватить его!

   Он приказал окружающим его стражам. Но показанное кольцо на моей руке остановило их желание попытаться что-то сделать со мной. Ещё бы, моё кольцо было повыше этого урода. Всё-таки, я был сыном графа и мою родословную никто не мог отменить, а вот судя по узору на кольце этого толстожопого, он был лишь бароном.

– Эй, толстожопый, у тебя какие-то проблемы с моей спутницей?

– Да как ты… – на половине слов, он всё-таки заметил узор на моём кольце, но, похоже, его мозги слишком маленькие, чтобы сообразить. – Да кто ты такой, чтобы указывать мне?

– О! Серьёзно, даже разглядев моё кольцо, ты всё ещё показываешь свою спесь? – Я был даже рад, что этот идиот, не воспринял меня всерьёз. – Тогда… Как насчёт дуэли до смерти? Посмеешь ли ты, свинья, принять мой вызов?

– Для дуэли до смерти, нужны веские основания. – Из толпы вышел какой-то чиновник, судя по одежде.

– Эта толстожопая тварь пыталась безосновательно арестовать моего партнёра, а затем пренебрежительно отнеслась к моей персоне графа. – Я знал свои возможности, в качестве аристократа, хотя и давно не пользовался ими. – Я мог бы приказать стражам прилюдно его высечь, но соизволил предложить ему почётную дуэль до смерти. – Хотя я и родился в другой стране, но кодекс аристократов был одинаков везде.

– Это… – Кажется, чиновник был здесь специально, чтобы поддержать этого зазнавшегося аристократа. Вот только о моём аристократическом происхождении знала только Регина, и, скорее всего Брейн.

– Ну, так что? Толстозадая тварь? Примешь ли ты мой вызов? – Я максимально провоцировал его. Да и выбора у него не было. Он должен либо принять дуэль, либо сбежать из города.

– Я… – видя, что он может лишиться своей репутации, этот толстозадый аристократ колебался. – Я принимаю твой вызов.

   А вот это было для меня неожиданно. Если бы я был нижестоящим по титулу, то он бы мог выставить на бой своего бойца, например, капитана стражи, но я был графом, а значит, этот зазнавшийся сынок барона мог лишь сам выйти на бой. Не похоже, что хотел бы рискнуть своей жизнью.

– Отлично! – Я хищно улыбнулся. – Тогда, согласно дуэльному кодексу, завтра в полдень состоится наша дуэль. Предлагаю в качестве места центральную площадь. Луки и магия запрещены, только оружие ближнего боя.

– Да. Завтра не опаздывай, я с тебя шкуру спущу. – Всё-таки, где-то он набрался смелости.

– Отпустите её! – Я приказал стражам, и Пешка оказалась на свободе. Убедившись, что Пешка идёт за мной, я двинулся в сторону гостиницы.

Глава 23

Сделка.

   Дорога до гостиницы прошла молча. Я не оборачивался, но знал, что Пешка идёт за мной. Она научилась не задавать лишние вопросы, да и вообще не открывать лишний раз рот, когда мы не наедине. В нашем номере, за который мы уже заплатили до весны, Пешка всё-таки не выдержала:

– Так ты всё-таки аристократ?! И не просто какой-то незначительный дворянин, а целый граф?! – Голос Пешки становился всё выше. – Ты всё это время врал мне! Сколько раз я тебя спрашивала, аристократ ты или нет?! И ты всегда отвечал «нет»!

– Не кричи. – Попытался я успокоить Пешку, но начал не с тех слов.

– Ты только и делаешь, что скрываешь всё от меня! Не доверяешь мне! Постоянно обманываешь меня! Даже моя способность против тебя не работает или работает некорректно!

– Хватит! – Я был резок, но по-другому никак. – И что с того, что я аристократ? Теперь ты изменишь мнение обо мне?

– Нет! Я ещё больше убедилась, что ты скотина! – Снова эти мокрые глаза. Ненавижу, когда Пешка так делает.

– Присядь. – Я сел на свою кровать и указал своей спутнице на её. – Я тебе всё расскажу.

   Пешка села на свою кровать, но враждебности в её взгляде не уменьшилось.

– Моё настоящее имя Джерард Яр-Феррал. Я четвертый сын графа Ганса Яр-Ферала и пятый ребёнок в семье…

   Я решил рассказать ей всё. О том, как с самого детства познавал уроки выживания, бои с мечом и щитом, со стилетом, о том, как изучал различные науки и магию. И, конечно, о том ночи, когда наше имение подверглось нападению, и я сбежал, очутившись в лесах Фингриййского королевства. Конечно, я укрыл некоторые факты. Особенно, касаемо моей жизни в другом мире и перерождении.

– А как же твоя семья? Ты знаешь, что с ними случилось? – Пешка успокоилась, выслушав мой рассказ.

– Нет. – Я покачал головой. – Меня не особо интересует их судьба. Отец и мать никогда не уделяли мне достаточно времени, я их мог не видеть по несколько дней, а порой и месяцев. Всё моё детство прошло в окружении слуг, нянечек и моих учителей. Старшие братья меня даже за человека не считали, и, если бы я не вёл себя агрессивно и опасно с ранних лет жизни, то мог бы стать целью их издевательств. Конечно, везде есть исключения: мой третий брат не относился ко мне плохо. Точнее его просто не заботило моё существование. Он целиком был поглощён книгами. Лишь моя сестра, София, хорошо ко мне относилась, но и тут были свои сложности. Не исключено, что нападение смогли отбить, но, возможно, что всех кто был в поместье – были убиты. Но не вся семья была в поместье на момент нападения. Мои братья Вантер и Гердрадион к тому времени уже покинули родительское гнездо.

– И ты не хочешь их найти?

– Нет. У меня своя жизнь. К тому же, я всё равно хотел уйти из дома, когда мне исполнится шестнадцать лет. Так как максимум, что меня могло ожидать, что меня отдадут на государственную службу или в армию. А я, как ты заметила, люблю свободу.

– Променял жизнь аристократа на жизнь наёмника. Вместо тёплой постели и вкусной еды, ночуешь на холодной земле и питаешься вяленым мясом или чем-то ещё менее вкусным.

– Да. – Я улыбнулся. – Мне нравится такая жизнь. Особенно, когда моё путешествие скрашивает моя дорогая Пешка.

– Пф. – Пешка отвела взгляд. – Ребёнок. – Но снова повернулась ко мне. – Я за разговором совсем забыла. Как же дуэль? Ты не волнуешься?

– Из-за чего? Что этот толстый кусок сала завтра умрёт?

– Нет, вдруг он убьёт тебя. – После этих слов я посмотрел на Пешку как на умалишенную. – Ты слишком самоуверен. Тем более, ты граф, но без поддержки, а вот он, хоть и барон, но обладает определённой властью и поддержкой в этом городе. Может он использует своё влияние.

– Не беспокойся, наш покровитель не допустит этого.

– Какой покровитель? – Лицо Пешки выражало сильное удивление. – Я чего-то не знаю?

– Ты уже забыла про маленькую девочку, которую мы спасли осенью? – На мой вопрос Пешка отрицательно покачала головой. – И ты так и не поняла, кто же её отец?

– Нет, я особо и не выясняла. Нам тогда передали неплохое вознаграждение через главу гильдии, поэтому, я посчитала, что он хочет остаться неизвестным.

– Тут ты права, он действительно хочет остаться неизвестным. Но это не означает, что нельзя было вычислить, кто является отцом Астры. А её отец, местный губернатор – Виконт Вильям Яр-Солод.

   На некоторое время воцарилась тишина, которую нарушил стук в дверь.

– Господин Рэй. – Из-за двери раздался голос горничной. – Вас просят подойти в зал аудиенции, к нам прибыл барон Людвиг Яр-Штерн.

– Сообщите, что мы сейчас подойдём. – Убедившись, что горничная ушла, я повернулся к Пешка. – Он позже, чем я ожидал. Сейчас мы с тобой пойдём в зал аудиенции, ты ни в коем случае не должна что-либо говорить, просто наблюдай и слушай. Повторюсь. Чего бы он ни сказал, как бы ни обращался к тебе или ко мне, не говори ничего. Даже если он напрямую будет задавать тебе вопросы. Поняла?

– Да. Но зачем тогда я туда вообще иду?

– Есть две причины. Первая – Ты должна увидеть, как общаются дворяне и как они играют в интриги. Может пригодиться. А вторая причина – твоё присутствие само по себе спровоцирует барона. – Я улыбнулся, той хищной улыбкой, которая обычно приводила к смертям.

– Я… – Пешка замешкалась. – Хорошо.

   Мы вышли из комнаты и направились в зал аудиенций. Обычная переговорная комната. Два стоящих обширных дивана посередине комнаты, стол и несколько мягкий стульев в комнате. Окна закрыты занавеской. Сам барон выглядел внушительно. Стройный, подтянутый, возраст, примерно, чуть больше шестидесяти, волосы едва коснулась седина. Держится уверенно, судя по прямой спине и острому взгляду – военный.

– Что эта чернь делает здесь? – Не стесняясь в выражениях, барон указал на Пешку.

– Если Вам, уважаемый барон, не нравится компания моей спутницы, то нам не о чём разговаривать. – Я слегка сжал запястье Пешки, а затем проследовал к столу, сев на диван, а орчихе указал на место рядом с собой.

   Барон смотрел на меня пристально, пытаясь буквально задавить своей внушительной аурой. Пешка сжала кулачки, я понимал, что ей не по себе, но вот на меня этот взгляд не действует.

– Так что Вы хотели, барон Людвиг Яр-Штерн? – Я решил не затягивать этот разговор.

– Я требую, чтобы ты извинился перед моим сыном, и отменили эту смехотворную дуэль.

– О! Интересное начало разговора. Но мне это совершенно не интересно. – Я встал с дивана, отряхнул несуществующую пыль и сказал, направившись к выходу: – Готовьтесь к похоронам, завтра Ваш толстожопый сын распрощается с жизнью.

 

– Стой! – Барон крикнул мне в спину, и я повернулся. – Да ты хоть понимаешь, что я тебя сгонною, вместе с этим орочьим отродьем? Я использую всё доступное мне влияние!

– Ха-ха-ха. – Я засмеялся и снова направился к выходу, Пешка шла рядом. – Вашего влияние не хватит, даже, чтобы дотронутся до моих ботинок. Всего доброго.

– Пожалуйста, остановитесь, господин граф. – В этот раз голос был спокойным, я повернулся и увидел серьёзное, но спокойное выражение лица барона.

   Вот теперь можно поговорить, я указал Пешка снова на диванчик и сам сел.

– Начнём сначала. Так что Вы хотели барон Людвиг Яр-Штерн? – Похоже, что сам разговор только начался.

– Прошу прощения, Граф, но я не ожидал такой стойкости от столь молодого человека. Похоже, Вы знаете про своего покровителя, хотя по моим данным, Вы с ним не встречались. Можете сказать, как к Вам обращаться?

– По некоторым причинам я не могу назвать своего родового имени. Поэтому зовите меня просто Рэй.

– Господин Рэй. Я бы хотел заключить с Вами сделку. Ваша репутация мясника известна в определённых кругах, поэтому я не сомневаюсь, что у Винсента нет и шанса против Вас. Что вы хотите за жизнь моего сына?

– Публичных извинений перед Пешкой на коленях. – Я хищно улыбнулся.

– Вы же понимаете, что это недопустимо. Это будет серьёзным ударом по репутации.

– Конечно, понимаю. Но и отказаться от дуэли я не могу, это будет удар по моей репутации. Да и, я уверен, Ваш сын будет утверждать, что я струсил, если дуэль не состоится.

– Что Вы хотите, за то, чтобы он остался жив?

– Хм… Знаете, я хочу окончательно осесть в этом городе со своей напарницей. Поэтому мне бы не помешал хороший дом, хотя бы в два этажа, с оградой и конюшней. – А ведь действительно, почему бы не воспользоваться богатством барона. – Думаю, что для Вас не составит труда купить такой дом, за два или три десятка золотых монет и передать его в мои пользование. Да, хотелось бы, чтобы домик был поближе к гильдии наёмников.

– И всё?

– Нет. – Барон после моего ответа напрягся, но услышав, что я дальше сказал, расслабился. – Ещё я бы хотел максимально отгородиться от компании Вашего сына и его влияния на мою спутницу. Думаю, Вы понимаете, что в случае, если до меня даже слух дойдёт, что он пытается что-то сделать мне или Пешке, то я найду повод вызвать на дуэль его, а возможно и всю мужскую линию Вашего рода.

– Вы считаете, что сможете победить меня в дуэли? – Барон усмехнулся.

– Я – мясник. – Я улыбнулся хищной улыбкой. – Поэтому не советую проверять.

– Я Вам верю. Я согласен на Ваши условия.

– Отлично. Завтра в полдень, состоится наша дуэль с Винсентом. Если хотите, помочь ему всем, чем хотите, доспехи, оружие, всё, что не перечит дуэльному кодексу аристократов. Но, сразу предупреждаю, целым он не выйдет. Бой будет настоящим, пускай, даже, попытается меня убить. Только предупредите его, чтобы, когда у его горла оказался мой клинок, он сдался, а не строил из себя героя. Иначе сделке конец и я его просто убью.

– Договорились. – Барон протянул свою руку, которую я пожал. – Дом и все бумаги будут подготовлены до завтрашней дуэли. Я их передам Вам завтра.

   Барон встал, кивнул головой мне и направился к двери. Но перед выходом остановился и обратился к Пешке:

– А Вам, юная леди, очень повезло с напарником.

   Барон ушёл, а я сел в более расслабленной позе. Пешка, за всё это время не проронившая не слова, выдохнула, словно с её плеч свалился тяжёлый груз. С её лба стекали мелкие капельки пота.

– Кажется, нам повезло. – С облегчением сказала Пешка.

– Конечно, повезло! – Засмеялся я. – Повезло, что этот толстозадый барон положил на тебя глаз, иначе не скоро бы нам удалось получить приличный дом в этом городе.

– Что? Ты – меркантильная тварь. – Не понятно, то ли Пешка реально злилась, то ли играла. – Ты знаешь, как я боялась, что с нами из-за этого барона что-то случится?! – Всё-таки злилась.

– Даже из наихудшей ситуации нужно извлекать прибыль. А главное, мне понравился Людвиг Яр-Штерн. Думаю, в дальнейшем, мы сможем с ним получить хорошие деловые отношения.

   Я слегка подшучивал над Пешкой, а она делала вид, что дулась. Так мы и вернулись в свой номер. Завтра предстоит интересный день.

Глава 24

Дуэль.

   Утром я проснулся в хорошем настроении. Сегодня настанет день, когда у нас наконец-то будет собственный дом, а не номер в гостинице. Привычка вставать с первыми лучами солнца уже стойко укоренилась в меня. Умывание, чистка зубов, разминка. Всё как обычно. Но сегодня всё это с улыбкой. Даже Пешка смотрела странно на меня, с учётом моего вечно мрачного взгляда, это было не удивительно.

   Воздух сегодня был более свежий, прохожие улыбались более искренне, завтрак был вкуснее. Пешка вела себя беспокойно. Хоть она и множество раз видела, как я сражаюсь, но всё равно беспокоилась. Интересно, если вдруг я умру. Нет. Конечно, я не собираюсь. Но если внезапно меня настигнет смерть, что станет с Пешкой? Ничего хорошего. Лучше не думать об этом в таком ключе.

   До полудня ещё далеко, поэтому я решил прогуляться до гильдии наёмников. Пешку попросил остаться пока в гостинице. Хотя барон был вполне убедительным человеком, я решил, что лучше не рисковать и, в случае засады, справиться с ней в одиночку. Но, мои переживания оказались лишними. Никто на меня не нападал, стрелы не летели и магия меня не поразила. Да и интуиция молчала. В гильдии наёмников меня встретила четвёртая регистраторша – За́рия. С ней я ещё не был знаком. Молодая не́людь-кролик. Стройная фигура и красивое лицо. Настоящая звезда журнала из моего родного мира, символом которого её раса и является. А слегка выпирающие передние зубы даже придают ей пикантности. Так. Опять я не в ту сторону мыслю. Надо что-то с этим делать.

   Просмотрев доступные нам задание натолкнулся на одно очень интересное и необычное – расследование слухов. Я решил не вдаваться в подробности этого задания, пока не разберусь с дуэлью и новым домом.

   Обратный путь в гостиницу тоже прошёл без происшествий. А вот у самой гостиницы меня ожидал сюрприз. Около ворот стояла карета с задрапированными окнами, а около входа в гостиницу двое бойцов, явно подчинённые хозяину кареты. Я смелым шагом направился к входу, но был остановлен одним из солдат.

– Вход запрещён. – Хотя этот солдат был предельно вежлив и остановил меня рукой, а не мечом, я не собирался терять время и быть вежливым в ответ.

– Послушай служивый, – я сделал максимально наглый вид, – либо ты пропускаешь меня сейчас же, либо твой хозяин лишается сына на сегодняшней дуэли и двух солдат, мешающих мне пройти.

   Вот тут-то солдаты, наконец, рассмотрели меня и заранее одетое кольцо аристократа на моём пальце.

– Граф Рэй? – Дождавшись моего кивка, один солдат вбежал внутрь, а второй всё ещё стоял на месте. – Прошу подождать.

– Слушай внимательно. – Я начал закипать. – Либо ты отходишь, и я вхожу, либо я делаю в тебе несколько дырок и тогда уже вхожу.

   Всё бы было нормально, если бы внутри не была Пешка, одна. Я сделал Шаг вперёд, но стражник выставил руку. Я резким движением достал стилет и воткнул ему в руку, оставив круглую дыру в ладони солдата. Затем резко отскочил назад, готовясь к сражению. Солдат сначала хотел потянуться за мечом, но его остановил голос из гостиницы.

– Пропустите графа. – Голос принадлежал явно Людвигу Яр-Штерну.

   Солдат отошёл в сторону, держась за руку, а я прошёл внутрь. Меня встретил Людвиг и вновь указал на комнату для аудиенции. Второй солдат вышел наружу, а я, вместе последовал за Людвигом. В комнате оказался ещё один разумный. Сгорбленный орк в очках, на вид ему было под сто лет.

– Это мой бухгалтер, он поможет с оформлением бумаг.

   Оформление бумаг было простой формальностью, было ясно, что барон хочет поговорить со мной. Прочитав документы, внеся пару изменений, на который Людвиг только хмыкнул. Уж больно явные были ошибки в этих пунктах. Согласно одному дом переходит мне в безвозмездное пользование на неограниченный срок, а не полностью принадлежит мне. А по второму пункту, я обязывался покинуть дом по первому же требованию хозяина.

– Смешно. Людвиг Яр-Штерн, вы же не думали, что я подпишу документы, не прочитав.

– Конечно, нет, мой юный друг. – Людвиг улыбнулся и дал знак своему бухгалтеру, чтобы тот ушёл.

– Так о чём Вы хотели поговорить?

– Просто проводил небольшую проверку. – Людвиг почесал свою небольшую бородку. – Скажите, господин граф, Вы, действительно готовы были убить двоих моих воинов, чтобы войти внутрь гостиницы.

– Конечно. Можете спросить того солдата, что остался снаружи. Какое-то время он не сможет пользоваться правой рукой.

– Да? – Кажется, барон немного удивился. – И всё ради какой-то орчихи.

– Да. – Я не стал давать ему объяснения. – У меня к Вам тоже вопрос, господин барон. Вы получили то, за чем приходили? Моя спутница рассказала о моём прошлом? – Хотя я знал ответ, всё-таки спросил.

– Нет. – Барон печально покачал голов. – Ни уговоры, ни угрозы, ни деньги не помогли мне добиться её расположения. Я видел, что она боится меня и давил только сильнее, но ничего не вышло. Вы именно поэтому взяли её на прошлую нашу встречу.

– В том числе. Не скажу, что я не волновался за неё, но я был в ней уверен. А теперь, господин барон, позвольте откланяться, мне ещё готовиться к дуэли. А Вам советую взять на дуэль хорошего мага, способного к лечащим заклинаниям. Так как нанесённые мной травмы Вашему сыну, будут неопасны для жизни, но очень серьёзными. Это же не нарушает условия нашего договора?

– Конечно, нет, если Вы не собираетесь, например, отрезать ему руку. – Граф вопросительно поднял бровь.

– Нет. Как и калечить место, которое стало причиной этой стычки.

   Мы оба остались довольны этой встречей. Барон уходил в хорошем настроении, а я направился в свой номер. Там меня встретила заплаканная Пешка. Она рассказала, что в комнату ворвался барон Людмиг Яр-Штерн и чуть ли не силой пытался выбить из неё информацию о её спутнике Рэе. Мне пришлось извиниться перед своей подругой, так как это было в пределах моих ожиданий и действия барона были больше направлены на проверку. Проверку моей спутницы. Если бы она выдала ему информацию, он бы остался доволен, но и если бы не рассказала, он бы ничего не терял. А так же на проверку меня. Создал стрессовую ситуацию, при которой я мог не заметить ошибки в договоре на дом. Теперь я был убеждён, что у барона есть планы на меня и Пешку, но пока не знал какие. Возможно, и та стычка с его сыном была вовсе не случайной.

   К назначенному времени я стоял на центральной площади, солнце ярко светило, легкий ветерок освежал. Тёплая, бесснежная зима. Не знаю. В империи Силот снег зимой шёл, хоть и не слишком часто, но всё-таки температура опускалась ниже нуля градусов. А здесь, всё-таки погода была теплее. На площади собралось много народа, кажется, из нашего боя решили устроить настоящее представление. Со стороны городской ратуши разместили несколько скамеек для представителей аристократии, в центре, сидел тот самый человек, который был моим покровителем, губернатор Дрейздского района – виконт Вильям Яр-Солод. Людвига Яр-Штерна я тоже нашёл, он сидел на самом краю с левой стороны. Скорее всего, он всё-таки не в очень хороших отношениях с губернатором. Я посмотрел на Вильяма, убедился, что наши взгляды встретятся и улыбнулся. В ответ виконт тоже улыбнулся и слегка кивнул.

   Вся площадь была окружена городскими стражами, они создали довольно обширный круг и не позволяли посторонним пройти в него. С одной стороны круга встал я с баклером и одноручным мечом в руке, одетый в лёгкий кожаный доспех, а с другой стороны я увидел его. Огромная туша, закованная в латы. Хотя, я и уверен, что латы были облегчёнными, так как не смог бы он выдержать их полноценный вес, но всё-таки выглядело это внушительно. В правой руке он держал короткий меч, а в левой треуголный щит с эмблемой единорога. Увидев, как он держит оружие и как он вообще держится на ногах, я окончательно убедился, что это будет лёгкий бой.

   Согласно традиции, бой и причину дуэли объявляет независимый аристократ. Меня удивило, что в этой роли выступил сам губернатор. Причиной была названа – личностное оскорбление. А условиями победы – смерть противника или сдача одной из сторон, с принятием этой сдачи другой стороной. Всё верно, именно это мне и надо.

   Бой начался очень забавно. Толстый боров решил просто задавить меня массой и побежал вперёд, выставив перед собой щит. Я лишь слегка отошёл в сторону и шлёпнул Винсента мечом по заднице, чем вызвал лёгкие смешки в толпе. Затем немного протестировал его навыки владения оружием, отклоняя удары его меча своим баклером или клинком. Всё-таки нужно было показать, что это бой, а не издевательство над почтенной личностью барона. Буквально после пяти минут боя, я уже слышал, как этот барончик пыхтит от усталости, понял, что нужно заканчивать, пока не случился сердечный приступ у толстяка. Уже за время боя, я понял, что доспехи были сделаны не из стали, а из мифрила, возможно шёл расчёт, что я не смогу пробить доспех и бой будет признан считаться ничьёй, а то и вовсе признают моё поражение. Я откинул в сторону баклер и меч и достал из специального кожуха свой стилет. Выйдя из боевой стойки, я прямым шагом направился к Винсенту. Тот, как я и рассчитывал, сделал выпад мечом, а я двинулся навстречу и поднырнул под удар, втыкая стилет точно в сочленения доспеха, раздался крик, а я не останавливаясь продвинулся дальше и ударил подколенную ямку, вытащив стилет подпрыгнул и ногой нанёс удар по спине. Как подкошенный, Винсент упал лицом вниз. Я не стал терять время и вставил стилет между доспехом и шлемом сзади.

 

– У тебя есть время в три вздоха, чтобы признать поражение. Иначе заколю как свинью. – Надеюсь, что отец проинструктировал его, что тот должен сдаться в случае поражения.

– Я… – Задыхаясь, но достаточно громко начал произносить толстозадый. – Признаю поражение!

– Я принимаю твоё поражение. – Я закончил бой стандартной фразой.

   Вот и всё. Теперь можно идти домой. Я направился в сторону Пешки, доставая из внутреннего кармана платок. Вытерев стилет от крови, вложил его в кожух на кожаном доспехе. Выйдя за пределы арены, я тут же очутился в объятьях Пешки.

– Ты молодец, ты победил!

– А ты сомневалась? – С усмешкой спросил я.

– Нет, но я волновалась.

– Разрешите прервать Вас. – Сзади раздался голос барона Людвига.

– Конечно, господин Людвин Яр-Штерн. У вас какое дело ко мне? – Хотя я знал, для чего он подошёл.

– Надеюсь, что после окончания дуэли, – громко начал Людвиг, – все взаимные претензии были аннулированы, господин граф?

– Да господин барон. – Я протянул правую руку, и Людвиг её пожал. – Надеюсь, что в дальнейшем мы сможем сотрудничать.

   Людвиг улыбнулся. Да. Исходом этого боя остались довольны всё. За исключением раненного Винсента, над которым сейчас работали маги и лекари.

Глава 25

В новом доме.

   Сразу после дуэли мы с Пешкой направились в наш новый дом. В сопровождении Людвиг нам мальчишку, лет десяти, который всю дорогу что-то щебетал. Дойдя до дома мальчишка передал нам две одинаковых связки ключей. Указав, какой ключ от входных ворот, и какой от дома. С остальными ключами в связке нам придётся разбираться самостоятельно, так как они были от внутренних помещений. Первая же мысль, возникшая у меня – нужно сменить замки́. Не хватало ещё, чтобы семейство Яр-Штерн входило ко мне в дом без приглашения.

   Внутреннее убранство дома меня не разочаровало. Это тоже была часть моей проверки, если бы Людвиг оставил дом пустым, значит, что его не интересуют какие-либо дальнейшие отношения с нашей командой. А если дом обустроен, значит, он хочет наладить отношения. Дом окружала двухметровая ограда и ворота, достаточно большие, чтобы проехала повозка или карета. Внутренний дворик был небольшим, пригодный, разве что, для небольшого сада с цветами. Сразу за воротами был въезд в небольшую конюшню. Места там хватит на одну карету и четыре лошади. И, что важно, колодец, дом, кажется, был заброшенный, поэтому нужно будет почистить. Но всё это меня устраивало. Дальше, что мы увидели внутри. Зал для гостей, просторная кухня, четыре спальные комнаты для хозяев и три для слуг. Пара туалетов, две помывочные комнаты. Похоже, дом приготовили к нашему прибытию, так как везде было чисто. В доме стояла не роскошная, но довольно крепкая мебель. Осмотрев дом, я остался доволен. Да и судя по радостным возгласам Пешки, она тоже была довольна. Оставалась одна маленькая проблемы. На втором этаже было четыре спальные комнаты, три с большими двуспальными кроватями и одна с двумя односпальными кроватями. Последние несколько месяцев мы с Пешкой спали в одной комнате и уже привыкли друг к другу, но так было дешевле и удобнее. А теперь, когда у нас собственный дом и у каждого есть комната больше чем комната в гостинице, мы можем спать отдельно. Но у меня было какое-то чувство потери.

   С этим вопросом разберёмся позже, сначала нам нужно решить другие вопросы. И как я сказал, первое – замки́. Сначала мы отправились к кузнецу и столяру. У кузнеца нашлись несколько готовых замков, которые меня устроили. А столяр обещал подойти к ужину, чтобы установить их. Так же я узнал, где можно найти мастера по очистке колодца. Его услуги я тоже заказал, очисткой он займётся завтра. Осталось уладить дела в гостинице. Всё-таки была внесена оплата до весны. Да ещё и вещи надо было перевезти. На это мы заказали возницу, заплатив ему пять медных монет. Добравшись до гостиницы, пока персонал грузил наши вещи, я решил договориться с владельцем гостиницы. По его лицу было видно, что он не хотел бы возвращать заказ, поэтому я предложил ему другой вариант. Он оставляет всю оплату себе, а за это два раза в месяц, в выбранные нами дни, к нам будут приходить его горничные и проводить генеральную уборку. А в дальнейшем, когда наступит весна, если всех всё устроит, можно будет продлить нашу договорённость за определённую цену. Так же я сходил, к уже знакомому нам офицеру стражи. Договорился, за пять серебряных монет в месяц, чтобы у нашего нового дома стражи патрулировали чаще и более пристально. Всё-таки мы наёмники и будем часто отсутствовать в городе.

   Похоже, что я возвращаюсь к тому, с чего начинал, становлюсь аристократом. Заработаю много денег, открою своё дело, найму горничных, дворецкого, охрану. Заведу себе любовницу, а может двух… Снова не туда мысли свернули. Кстати о финансах. Все расходы мне обошлись в двадцать пять серебряных монет. Из-за этого пришлось заглядывать в банк. Но за последние месяцы мы неплохо заработали, и такие расходы были вполне приемлемы.

   Столяр подошёл к назначенному часу. Менять замо́к на воротах я не стал, а вот на входной двери и нескольких внутренних помещениях замки столяр мне поменял. Теперь я мог быть немного спокойней за наши жизни и вещи. Хотя из вещей, у нас в основном дорожное снаряжение и небольшой груз. А наши жизни я не доверил бы никаким замка́м. И всё вроде сделал, везде успел, но вот про ужин забыл. Мы так привыкли питаться в гостинице, что переехав в новое место, совсем позабыли о столь необходимой вещи, как еда. Идти куда-то не хотелось, солнце село и скоро подходило время сна. Поэтому пришлось есть солонину, заготовленную для походов, запивая водой из фляжек. Питательно, но не вкусно. По идее, надо было закупить разных вкусностей и алкоголя и отметить, как следует. Но у меня на завтра были планы.

   Плохо, что колодец почистят только завтра, мне бы хотелось смыть усталость сегодняшнего дня, да и не люблю я ложиться спать грязным. Поднимаясь наверх, я указал Пешке на комнату справа, сказав, что это её спальня. Орчиха замерла и некоторое время удивлённо смотрела на меня, кажется, она только сейчас поняла, что у нас здесь несколько раздельных спален, кивнув, она молча зашла к себе. Моя комната была напротив. В спальне нашлись и простыни, и одеяла с подушками. Моё мнение о Людвиге поднялось ещё больше. Застелив кровать, я снял с себя броню и оружие, по привычке оставив их в комнате. Кровать была большая и мягкая, на столь приятной постели я не лежал с тех пор как телепортировался из поместья Яр-Ферралов. Какое-то время я наслаждался мягкостью кровати, пока не раздался робкий стук в дверь.

– Рэй, ты ещё не спишь? – Голос принадлежал Пешке.

– Нет ещё, заходи.

   И она зашла. В ночной рубашке и с подушкой в руках.

– Рэй, мне страшно спать в этом доме одной, может… я лягу с тобой?

– Пешка, ты маленькая что ли? – Мои слова снова опередили мысли.

Рейтинг@Mail.ru