Сыновья тьмы

Elza Mars
Сыновья тьмы

– Прошу, не надо меня искушать, – произнесла Эшли вслух хриплым тоном.

Марианна почувствовала на своей шее её горячее дыхание. – Больше не стоит, ты сильно ослабнешь. Я не вру, милая.

Марианна отпустила её. Эшли подняла ветку, сделала маленький разрез на своей шее и запрокинула голову. Марианна соображала, что теперь она должна сделать то, что ни разу до этого не делала. Трепеща, Марианна дотронулась ртом до её шеи.

<<Я пью вампирскую кровь. Я почти охотница…либо нечто такое в этом роде. Я пью вампирскую кровь и кайфую от этого… Возможно, потому, что у этой крови нет самого вкуса. Нет медного вкуса и страха. Эта кровь имеет магический и тайный вкус, древний, как небо>>.

Когда Эшли мягко отстранила Марианну, та чуть не упала.

– Будет лучше, если мы уже пойдём домой, – сказала Эшли.

– Зачем? Я в норме.

– Скоро у тебя закружится голова…появится слабость. Если мы намереваемся завершить твоё обращение…

– Если?

– Ладно-ладно. До того, как оно случится, нам необходимо кое-что переговорить. Я должна тебе всё объяснить, нам нужно разобраться в мелочах. И тебе нужно отдохнуть.

Марианна знала, что она права. Она хотела побыть тут, наедине с Эшли, во мраке леса, но действительно ощутила слабость и некую вялость. Трудно это – присоединиться к сыновьям тьмы. Девушки пошли назад той же дорогой. Марианна ощутила, что в ней что-то меняется, и это ощущение стало усиливаться, нежели тогда, когда она обменялась кровью с тремя братьями. Теперь Марианна чувствовала не только слабость с необычным обострением остальных ощущений, но и то, что вся она неожиданно открылась. Свет луны показался теперь чуть поярче. Марианна сумела чётко различить цвета – и цвет деревьев, и цвет травы. Лес перестал казаться тихим. Марианна услышала много разнообразных звуков, шелест ветра в листве и свои шаги по мокрой траве.

<<Я и ароматы различаю лучше, нежели раньше, – подумала девушка. – Тут аромат сгнивших растений и каких-то животных, пахнет деревьями и листвой. И чем-то палёным…горячим…>>.

Запах авто. Этот аромат обжигал ноздри Марианны. Она замедлила шаги и беспокойно посмотрела на Эшли.

– Чем это воняет?

Та остановилась за ней.

– Воняет маслом и резиной…

– Машина! – воскликнула Марианна.

Миг девушки пялились друг на друга, потом развернулись и помчались. Что-то произошло с автомобилем Марианны. Из-под капота валил дым. Марианна ринулась ближе, но Эшли оттащила девушку назад.

– Я лишь хотела открыть капот, Эшли.

– Нет. Глянь! Туда…

Марианна глянула, куда показывала Эшли, и дыхание её свело. В дыму, облизывая капот, металось маленькое пламя.

– Клод постоянно говорил, что рано либо поздно это произойдёт, – омрачённо заметила Марианна, пока Эшли оттаскивала девушку подальше. – Лишь ему казалось, что я при этом точно окажусь в авто.

– Теперь мы вынуждены дойти до дома пешкодрапом, – вздохнула Эшли. – Если только кто-то не заметит огонь…

– Шансов нет, – ответила Марианна. – <<Вот мне и сюрприз за то, что привезла девушку гулять в самую глушь Оригона>>, – злобно сказал ей голос внутри.

– Так ты обратись летучей мышью и лети себе домой, – съязвила Марианна.

– Прости, я такое делать не умею. Да и не брошу тебя одну тут.

Марианна пока что не осознавала опасность.

Она была раздражительна и потому вспылила:

– Я сама в состоянии о себе позаботиться…

Девушка не окончила фразу: в этот миг из тьмы на Эшли опустилась дубинка и она упала на землю.

Глава 16

Дальнейшие события развивались невероятно быстро и одновременно медленно, словно во сне. Марианна ощутила, как кто-то схватил её сзади. Кто-то заломил ей руки очень сильно.

Потом руки опалила верёвка и Марианна сообразила, что происходит.

<<Мои руки связали, теперь я беспомощна, надо что-то предпринять, скорее…>>.

Марианна начала отбиваться и вырываться. Но опоздала. Ей связали запястья и привязали к стволу дерева, боль отдавалась даже в плечах и девушка подумала, что в отделении полиции люди тоже вопят, когда им заламывают руки и надевают наручники.

– Довольно оказывать сопротивление, – зарычал странный голос. Марианна старалась рассмотреть, кто напал, только дерево мешало. – Прекратишь дёргаться – не будет больно.

Марианна не остановилась сопротивляться, только зря. Она почувствовала руками и спиной кору дерева, испещрённую глубокими трещинами, – и больше не могла шелохнуться.

<<Боже, ни черта не выйдет. Я не вырвусь из этих оков…я ослабела после того, что случилось у меня с Эшли и сейчас даже пальцем не в силах шевельнуть>>.

<<Перестань впадать в панику и подумай, – скомандовал Марианне голос внутри. – Не начинай истерить, а напряги мозг>>.

Марианна перестала бороться. Стоя, она тяжело дышала, стараясь взять себя в руки.

– Я ведь предупреждала. Бывает больно, лишь когда сопротивляешься.

Марианна повертела головой по сторонам и увидела, кто на неё напал. Её сердце сжалось в тоске. Марианна не шибко поразилась… только больше разочаровалась.

– Джеральдина… – прошептала Марианна.

Но это была совсем не та Джеральдина, которую Марианна знала. Лицо то же, волосы те же, одежда та же, но в то же время в её облике было нечто странное, нечто жутковатое и мощное. Её глаза были нечеловеческими и равнодушными, как у акулы.

– Я не наврежу тебе, – произнесла она искажённым и чужим голосом. – Я тебя связала, лишь бы ты не мешала мне.

В голове Марианны проскочило:

<<Господи, она старается быть дружелюбной… Чтобы я не мешала чему? Эшли!>>

Марианна посмотрела на Эшли. Та лежала без движения; своим новым поразительным зрением, которое могло различать оттенки при свете луны, Марианна увидела, что на её белоснежных волосах медленно проступает кровь. Около Эшли на земле валялась деревянная дубинка: неудивительно, что Эшли была в отключке.

<<Раз она истекает кровью, выходит, жива… Боже, она не может быть мертва. Ровин сказал, что вампира можно прикончить лишь колом из дерева да огнём>>.

– Я должна позаботиться о ней, – сказала Джеральдина. – А затем освобожу тебя, клянусь. Когда-нибудь я тебе всё объясню, и ты поймёшь меня.

Марианна перевела глаза с Эшли на незнакомку с лицом Джеральдины, и её окутал ледяной липкий страх: Марианна сообразила, что она подразумевает, произнеся <<я должна позаботиться о ней>>.

<<Теперь я всё знаю про оборотней. Они убийцы и я оказалась права. Я, но не Ровин>>.

– Это займёт одну минуту, – сказала Джеральдина, её рот немного приоткрылся, выглядя каким-то большим, чем обычно.

Марианна увидела её бледно-розовые дёсны…

Сейчас девушка поняла, почему её голос непохож на голос Джеральдины: из-за её зубов.

Белоснежные зубы при свете луны. Зубы, снившиеся ей… Даже вампирские клыки не могли сравниться с этими! Большие клыки, чтобы прикончить, сильные резцы, чтобы разрывать добычу, а те, которые глубже, – добычу переламывать. Марианна вдруг вспомнила, что папаша Виктора Кимбла говорил пару лет назад. Он рассказывал, что койот способен откусить хвост взрослой коровы настолько чисто, словно отхватить ножницами. И так же он жаловался, что кто-то выпустил на свободу койотодава и тот режет его домашний скот.

<<Это и не был койотодав, – подумала Марианна. – Это была Джеральдина. Я ежедневно пересекалась с ней, когда училась в школе…а затем ей надо было идти домой – превращаться в зверя, какая она теперь. Чтобы охотиться>>.

А теперь, когда она стояла над Эшли с обнажёнными клыками и тяжёлым дыханием, Джеральдина выглядела полностью безумной.

– За что ты это делаешь?! – взорвалась Марианна. – Что она сделала тебе?

Джеральдина взглянула на Марианну, и ту опять захватил страх. Её глаза были другими. Лишь сейчас их белки искрились во тьме. И за одну секунду белки куда-то исчезли. Глаза преобрели серый оттенок с большими водянистыми зрачками… Зверские глаза…

<<Выходит, ей совсем не нужно жать полнолуния, – подумала Марианна. – Она способна превращаться в волчицу, когда угодно>>.

– Ты не понимаешь, да? – ответила Джеральдина. – Неужели никто не понимает? Эта территория моя.

Выходит, всё настолько просто. А они сходили с ума, спорили, проводили детективное расследование! А вышло, что это всего лишь зверь, защищающий свою территорию.

<<Для охоты тут тесно>>, – вроде бы так сказал Ровин.

– Эти твари отняли мою дичь, – сказала Джеральдина. – Моего оленя и моих белок. У этих тварей нет на это никакого права. Я пыталась заставить их отчалить отсюда, но эти паразиты не захотели. Оставшись, они продолжали охотиться на моей территории.

Джеральдина умолкла, но неожиданно слух Марианна различил новый звук, еле различимый. Этот звук представлял собой глубокий, утробный рык, не прекращающийся, как угрожающее гудение атакующих пчёл. От этого звука кровь застывала в венах. Так рычит псина, которая предупреждает о нападении.

Стоит секунду помедлить, и она вцепится в глотку…

– Джеральдина! – заорала Марианна.

Рванувшись вперёд, она почувствовала обжигающую боль в плечах. Только верёвки держали крепче некуда, и Марианну резко отшвырнуло обратно. Джеральдина же накинулась на Эшли, как псина, как какое-то другое животное, которое родилось, чтобы убивать клыками добычу. Марианна услышала, как кто-то пронзительно заорал: <<Нет!>>, и только после сообразила, что это она сама кричала так. Она дёргала верёвку, чувствуя жжение на коже запястий от влажной крови. Но развязаться не выходило и она не могла не видеть то, что происходило перед её глазами. И на протяжении всего этого времени продолжалось это жутковатое и гневное рычание, которое отдавалось в её голове и груди. Но тут завладевший девушкой страх отошёл, та часть её существа, оказавшаяся сильнее паники, победила. Марианна внезапно посмотрела на всё происходящее ледяным и чётким взором, словно со стороны. Она видела пылающее авто в белых удушливых клубах дыма; видела безжизненное тело Эшли на земле; видела нечёткие очертания кого-то, кто рычал и метался – того существа, кем стала теперь Джеральдина.

 

– Джеральдина! – позвала её Марианна. Её дыхание свело, только голос остался ровным и…требовательным. – Джеральдина, до того, как ты это сделаешь…может, ты мне объяснишь, чтобы я поняла всё? Ты сказала, что хочешь этого. Джеральдина, помоги мне тебя понять!

Марианна с ужасом думала, что у неё ни хрена не выйдет, что Джеральдина и не услышит её.

Но она подняла голову, и Марианна увидела её лицо и кровь на её подбородке.

<<Не ори! Нет! – твердила себе Марианна. – Не демонстрировать свой страх. Я должна её отвлечь болтовнёй, не подпустить ближе к Эшли>>.

Марианна слегка пошевелила связанными руками за спиной, стараясь освободиться от верёвки. Её руки, казалось, сами знали, что нужно делать.

– Умоляю, помоги мне понять всё, – повторила она опять, задыхаясь и пытаясь на себе заострить взгляд Джеральдины. – Я же твоя подруга, ты ведь знаешь. Мы же давно дружим с тобой.

Бледно-розовые дёсны Джеральдины были вымазаны в крови. Черты её лица были человеческими, только в её выражении не было ни черта человеческого. Наконец, её рот закрылся, спрятав дёсны. Сейчас она стала намного похожа на человека. Когда она заговорила, по голосу можно было узнать Джеральдину.

– Ладно, начну сначала, – проговорила она. – Я присматривалась к тебе давно, с детства, и видела, что ты так же присматриваешься ко мне.

Марианна кивнула головой. Она больше ничего не говорила.

– Я питала надежду, что как только мы вырастем, то, возможно, будем вместе. Я думала, что сумею объяснить тебе и ты поймёшь меня. Поймёшь обо мне всё. Я была уверена, что – единственная, кто не будет бояться…

– И не боюсь, – произнесла Марианна чуть дрожащим голосом.

Она сказала это существу в футболке, измазанной в крови и припавшему к земле над лежащим телом. Марианна боялась посмотреть на Эшли и увидеть, насколько она сильно ранена. Марианна не сводила взгляда с Джеральдины.

– Я думаю, что могу понять тебя. Ты же убила мистера Бердока? Ведь он был на твоей территории.

– Нет. – Ответила Джеральдина с резким раздражением. – Он был просто старым мужчиной. Он не мог охотиться. И я не возражала против того, чтобы он находился на моей территории. Я даже делала для него всякие мелочи, к примеру, чинила бесплатно крыльцо и забор. Но затем он сказал мне, что приезжают его племянники.

<<Он и мне так же сказал об этом, – подумала Марианна и всё ей стало понятно. – Она и вправду была там и чинила ему забор. Простая и случайная работа, которую она выполняла для любого>>.

– Я говорила ему, но толку ноль.

Марианна опять услышала ворчащее рычание.

Джеральдина вся напряглась и задрожала, и Марианна ощутила, что сама покрывается дрожью.

– Свыше трёх охотников на маленьком участке леса… Я говорила ему, но он не слышал. И не хрена не видел под своим носом. Вот тогда я вышла из себя.

<<Не гляди на Эшли, не привлекай внимания к ней>>, – отчаянно думала Марианна.

Рот Джеральдины снова раскрылся, словно она приготовилась атаковать.

В это мгновение Марианна вспомнила фразу Эшли:

<<Это случилось под порывом влияния>>.

Конечно, Эшли оказалась права: штакетник – первое, что попалось под руку Джеральдины.

– Кто угодно способен выйти из себя. – И пусть голос Марианны дрожал, а глаза блестели от слёз, Джеральдина чуточку успокоилась.

– А затем я решила, что, возможно, всё и к лучшему. – Её тон прозвучал устало. – Я подумала, что если парни найдут его, то поймут, что лучше им уехать. Я ждала, что они уедут. Я умею ждать.

Она внимательно смотрела мимо Марианны, в глубину леса. Сердце Марианны ускорилось.

Девушка вцепилась в возможность посмотреть на Эшли.

<<Господи, она вообще не двигается! И столько крови. Я ни разу не видела столько крови>>.

Марианна крутила руки туда-сюда, стараясь ослабить верёвку.

– Я наблюдала за этими парнями, но они не спешили уезжать, – продолжала Джеральдина. Марианна торопливо переключила взор на неё. – Вместо этого к ним явилась ты. Я слышала, как Мириам и Джет болтали на заднем дворе. Джет сказал, что ему тут нравится. И тогда…я не выдержала и наделала шумихи, что они услышали меня.

Лицо Джеральдины стало другим. Оно изменилось на глазах Марианны. Щёки раздвинулись, нос и рот вытянулись вперёд.

Брови слились одной прямой полоской, а между ними образовалась шерсть. Марианна видела, как каждая шерстинка вырастает, чёрная на белой коже. Марианна ощутила, что вот сейчас лишится чувств.

– Что-то не так, Марианна?

Она встала, и Марианна увидела, что тело её так же стало другим. Оно было пока что человеческим, только чересчур тонким, каким-то вытянутым.

– Всё нормально, – шёпотом сказала Марианна.

Отчаянным рывком девушка рванула связывающий руки узел и ощутила, что скоро верёвка освободит одну руку. Получилось!

Сейчас надо её отвлечь, надо, чтобы она не бросилась на Эшли…

– А дальше что? – задала вопрос Марианна, еле дыша. – Что стало затем?

– Я решила отправить парням послание. Следующей ночью я вернулась за козлом, но там очутилась ты с Мириам. Вы удрали от меня в сарай.

Она придвинулась поближе, свет луны упал на её глаза, отразившись в них. Её зрачки блеснули… Марианна пялилась на неё во все глаза.

<<Та тень на лесной поляне… Я видела её глаза: не глаза волка, а её. Она преследовала нас везде>>.

От такой мысли Марианну кинуло в озноб. Но затем она вообразила себе намного жуткий кадр: как она убивает козла, спокойно и методично, как она готовит такое <<послание>>.

<<Вот почему она не съела его печень и сердце. Она убила козла не потому, что была голодна, к тому же убила необычно для оборотня. Джеральдина не оборотень, она вообще не похожа на оборотня, как их описывал Ровин. Она не благодарный зверь, который охотится, чтобы жрать. Она – бешеная псина. Права оказалась лишь Эшли. Не просто так она рассказывала свой анекдот про бешеного оборотня…>>.

– Ты красивая, – неожиданно сказала Джеральдина. – Я всегда так думала. Мне нравятся твои локоны.

Она смотрела Марианне в лицо. Марианна различила поры на её коже, из которых появлялись жёсткие волоски. И она чувствовала её запах – дикий запах зверя.

Джеральдина протянула ладонь, чтобы дотронуться до волос Марианны, и на её пальцах Марианна увидела чёрные толстые когти. Марианне показалось, что её глаза вот-вот вылезут из орбит от ужаса.

<<Произнеси что-либо. Не демонстрируй ей страх>>.

– Ты знала, как грохнули жену мистера Бердока? – задала вопрос Марианна.

– Он сам рассказывал мне давно об этом, – рассеянно ответила Джеральдина, так и трогая рукой волосы девушки. Она уже стала другой настолько, что её слова нелегко было понять. – Я использовала зубочистки. Ты же в курсе, что я иногда ими пользуюсь. И тёмный ирис – для неё. Для Эшли. – Джеральдина произнесла её имя с неистовым презрением. – Я увидела её в тот день в этой дибильной кофте. Клуб <<Тёмный цветок>>… Моя тётя когда-то принадлежала к нему. Тётю там держали за существо второго сорта.

Её глаза располагались от дюйма глаз Марианны. Вдруг она провела когтём по её щеке. Ощутив неожиданный прилив сил, Марианна гневно рванулась и одна её рука высвободилась из узла. Марианна застыла в ужасе, что Джеральдина заметит это.

– Я бросила козла на крылечко и убежала. – Поглаживая Марианну, Джеральдина произносила фразы тихо. – Я знала, что вы там находились все. Я будто обезумела, я убила коня и всё продолжала бежать. Я вдребезги разбила окошко бензозаправки. Собиралась её спалить…но решила подождать.

<<Ага, ага, ага! – подумала Марианна, аккуратно высвобождая вторую руку, не сводя глаз с бешеных глаз Джеральдины и чувствуя её дыхание зверя. – Ага, это была ты, и мы слышали, как ты убегаешь. Ты не провалилась в дыру на крылечке, ведь знала о ней, потому что сама чинила это крылечко. И ты разбила окошко: кто ещё мог презирать бензозаправку, как не работающая там?>>

Марианна высвободила вторую руку от верёвочного узла. Она неистово заликовала, но внешне не подавала виду и продолжала стискивать руки, лихо думая, что делать дальше. Джеральдина была такой сильной и такой быстрой… Если Марианна просто накинется на неё, то шансов у неё не будет.

– А сегодня вы все вместе приехали в город, – продолжала Джеральдина, спокойно завершая свою историю. Смотря на это существо, уже мало похожее на человека, не верилось, что говорит именно оно. – Я подслушала вашу беседу, я знала, что она хочет тебя и попытается обратить в вампиршу. Я должна защитить тебя.

– Джеральдина, знаю, что ты хочешь меня защитить. Я тебе верю, – сказала Марианна едва спокойно.

Она прижималась спиной к дереву. Как ей справиться с ней, если под рукой нет и палки?

Даже если бы палка была, то дерево не годится.

Она же не вампирша. Джеральдина отступила назад. Марианна ощутила облегчение – но лишь на миг. Потом со страхом увидела, что она срывает с себя футболку, под которой…под которой вместо кожи была шкура волка, дрожащая от прохлады ночного воздуха.

– Я шла за вами вслед. Это я подожгла твоё авто, чтобы вы не сумели уехать, – сказала Джеральдина. – Я слышала, как ты говорила, что хочешь быть вампиршей.

– Джеральдина, это была просто беседа…

Она продолжала, будто не слышала Марианну:

– Но это ошибка. Оборотни намного лучше. Ты это поймёшь, когда я покажу тебе. Луна прекрасна, когда ты – волчица.

Боже! Вот что она подразумевала, говоря, что её защитит, и всё объяснит! Она намеревается обратить Марианну в оборотня.

<<Я смогу защититься. Ровин сказал, что оборотня одолевает лишь серебро, видимо, легенда о серебряных пулях верна. Но пуль этих у мен нет. Либо серебряного ножа… Серебряный нож…серебряный нож…>>.

Её машина за спиной Джеральдины была почти вся скрыта в дыму. Дым уже преобрёл красный цвет от разгорающегося огня.

<<Это чересчур опасно, – подумала Марианна. – Машина в огне, я не смогу забраться в салон и выбраться>>.

Джеральдина так же продолжала болтать, и её голос всё свирипел.

– Ты не пожалеешь, что очутилась в Ночном Мире. Все их дибильные ограничения – не убивать смертных, не охотиться чересчур часто… Мне никто не указывает, как надо охотиться. Моя тётя пыталась, но я о ней позаботилась…

Неожиданно это существо – а Джеральдина теперь не была больше человеком – замолчало и резко развернулось. Марианна со страхом глядела, как её рот снова раскрылся, показывая клыки, и Марианна сообразила, что такое, – Эшли очнулась. Она сидела и изумлённо осматривалась по сторонам. Увидев Марианну, она сосредоточила свои глаза на ней, потом перевела их на существо, которым стала Джеральдина.

– Эй, чудовище! Не смей дотрагиваться до неё! – закричала она таким тоном, которого Марианна ни разу не слышала.

Тоном, полным смертельного гнева. Марианна увидела, как Эшли мигом встала и приготовилась прыгнуть… Но женщина-оборотень её опередила. Она бросилась на неё, как зверь, но помнящий, что у неё всё-таки имеются руки: одной она ухватила деревянную дубину. Оружие обрушилось Эшли на голову и сшибло с ног, потом упало и покатилось по земле. Женщине-оборотню дубина стала больше не нужна, она оскалила клыки, намеревшись вцепиться в горло Эшли…

Марианна помчалась. Но не к Эшли – Марианна ничем не могла помочь ей, оружия у девушки не имелось. Марианна побежала к авто, в облако удышающего дыма.

<<О, Боже, горячо! Хоть бы я добралась в салон…>>.

Лицо и руки обдало жаром. Марианна вспомнила, чему её обучали на курсах выживания и, опустившись на колени, поползла: внизу воздух был прохладнее. И вдруг за своей спиной она услышала жутковатый звук. Это был вой волчицы, от которого кровь застывала в венах.

<<Она поняла, что я задумала. Она видела этот кинжал, когда я открывала им крышку бензобака. Она постарается помешать мне…>>.

Марианна без раздумий ринулась в дым и жар, добралась до машины. Из-под капота поднимались языки огня, а ручка двери опалила ей ладонь.

<<Отпирайся, отпирайся давай!>>

Дверца раскрылась. Марианну опять обдало жаром. Она бы не выдержала это, если бы осталась человеком. Но Марианна обменялась кровью с тремя вампирами и одной вампиршей за два дня и теперь была не той Марианной, какой раньше… Но может ли она убить? Огонь лизал снизу приборную панель. Марианна прощупала дымящуюся виниловую обивку и пошарила руками под сиденьем водителя.

 

<<Да! Нашла!>>

Пальцами она прикоснулась к кинжалу.

Серебряный кинжал для фруктов, с узорчатым орнаментом, который ей одолжил мистер Бердок. Кинжал оказался слишком горячим.

Марианна взяла нож, вынула из-под сиденья и повернулась – именно в тот миг, когда со спины на неё кто-то накинулся. Марианна развернулась по инстинкту, чтобы лицом к лицу пересечься с нападавшим. Но позже, вспоминая об этом, Марианна постоянно отдавала себе отчёт в том, что могла бы просто развернуться, не направив кинжал против напавшего. Марианна могла бы кинуть его на землю либо прижать к себе. Если бы она была той Марианной, какой была, то так бы и поступила. Но сейчас она стала другой, встретив нападение женщины-оборотня, с кинжалом наготове. И стоило этому ужасному существу обрушиться на Марианну, та ощутила толчок в руку и она не дрогнула.

Мысленно Марианна отметила:

<<Кинжал проник между её рёбрами…>>.

Потом всё перемешалось. Большие клыки щёлкали у шеи Марианны, хватая девушку за пряди, когти царапали ей руки, оставляя на коже длинные кровавые полосы. Кинувшийся на Марианну монстр был тяжёлым и весь в шерсти, он не являлся человеком либо получеловеком. Он являлся большой рычащей волчицей. Марианна так и стискивала кинжал в ладони, еле удерживая оружие. Кинжал резко дёргался, выворачивая ей руку. Наконец, оружие до рукояти вошло в грудь волчицы.

Лишь на миг, отпихнув зверя, Марианна принудила себя посмотреть на это существо.

Красивое животное, сильное и прекрасное, только с сумасшедшими глазами. До последнего вздоха это чудовище старалось грохнуть Марианну.

<<Ты презираешь меня, знаю. Я предала тебя, предпочтив тебе Эшли; я ранила тебя серебряным кинжалом. И сейчас ты умираешь>>.

Марианну затрясло, силы кончились выносить всё это. Она выпустила кинжал из руки и стала отпихивать и пинать волчицу. Очистив путь, Марианна помчалась от неё прочь, спотыкаясь и падая, опять вставая. На фоне огня ясно выделилась фигура стоящей на задних лапах волчицы. Она готовилась к окончательному прыжку… Но вдруг машина издала негромкий хлопок и вздыбилась, словно в агонии, превратившись в шар огня. Марианну ослепило пламя и она прижалась от страха к земле, продолжая глядеть. Марианна хотела это видеть. Выходит, вот как выглядит взорвавшася в пламени машина. Это не схоже с тем большим взрывом, которые показывают в фильмах. Это обычный хлопок, а потом – пламя, поднимающееся всё выше да выше… От жара Марианна отползла подальше, но всё смотрела на огонь горящего авто. Это всё, что осталось от её машины. Из-под колёс продолжало выходить пламя. Волчица не вышла из пламени. Марианна приподнялась. В глотке чувствовался дым и, когда девушка постаралась заорать: <<Джеральдина!>>, из горла вырвался только хрип. Джеральдина так и не появилась. А чему удивляться: в её груди находился серебряный кинжал, а вокруг бушевал огонь. Марианна села и обхватила руками себя, смотря на свою горящую машину.

<<Она бы убила меня. Как любая хорошая охотница. Я обязана была себя защитить и обязана была спасти Эшли. И мальчишек… Она бы их всех убила. А затем она снова убивала бы людей, как убила ту бродяжку… Она была безумной, она была самим злом, ведь ни перед чем не останавливалась, добиваясь, чего хотела>>.

Марианна по-новому посмотрела на то, что случилось. Образ <<славной девушки>>, который носила Джеральдина, постоянно скрывал её нечеловеческую личину. Марианна замечала это, но всегда убеждала саму себя, что ничего такого нет, что ей померещилось.

Надо было довериться своим ощущениям ещё вначале, когда она сообразила, что раскрыла секрет Джеральдины Лаветт. Марианна дрожала, только не плакала. Пламя бушевало.

От машины в небо поднимались искры.

<<Какая теперь разница, можно ли всё случившееся оправдать. Это вообще не убийство из моего сна. Это не было легко и естественно, и я не забуду, как она смотрела на меня…>>.

Потом Марианна вспомнила об Эшли. Всё произошедшее слишком потрясло Марианну, что она позабыла о ней. И сейчас, повернувшись, боялась посмотреть на неё.

Марианна доползла до того места, где она лежала.

<<Так много крови… Она потеряля чересчур много крови, чтобы можно было надеяться на лучшее. Если она умерла…если всё, что случилось, напрасно…>>.

Только Эшли дышала. И стоило Марианне дотронуться до её лица, ища место, не покрытое кровью, она пошевелилась. Потом приподнялась и попыталась сесть.

– Лежи.

Футболка и шорты Джеральдины валялись на земле. Марианна подняла футболку и приклала её к шее Эшли.

– Не двигайся, Эшли.

Она опять постаралась сесть.

– Не переживай. Я тебя защищу.

– Эшли, Господи, лежи мирно, – просила Марианна. Только Эшли сопротивлялась и девушке пришлось силой уложить её. – Больше ни черта не надо делать. Она мертва.

Эшли опустилась на спину и закрыла глаза.

– Её убила я?

Марианна вздрогнула, издав сдавленный стон, похожий на хохот: Эшли могла дышать и разговаривать, и её слова звучали с обычной идиотской самонадеянностью. Марианна не могла вообразить себе, что когда-нибудь ей будет приятно слышать её такой голос. Она прижимала футболку к её шее и видела, что рана затягивается сама собой. Глубокая рана на её глазах становилась ровным розовым шрамом. Тело вампирши – нечто невероятное!

Эшли сглотнула.

– Ты мне не ответила.

– Нет. Не ты убила её. Её убила я.

Она открыла глаза. Девушки молча пялились друг на друга. И в этот миг Марианна осознала, что обе они много что поняли.

Эшли сказала с несвойственной ей серьёзностью:

– Прости меня. – Она отшвырнула футболку и села. – Прости.

Марианна не помнила, кто первой вытянул руку… Девушки кинулись друг другу в объятия.

Марианна обнимала Эшли и думала об охотников и опасности, смеясь над смертью. И она думала про всё то, что действительно принадлежит ночи и про то, что никогда теперь не увидит в зеркале себя такой, какой привыкла видеть. Эшли обнимала её и Марианна чувствовала её силу, тепло и надёжность.

– Наконец-то, всё закончилось, – сказала Эшли. – Теперь убийств не будет. Всё прошло.

Так и есть… Но сколько ещё испытаний ожидает девушек дальше!.. Марианна расплакалась…

Она рыдала и рыдала безостановочно. Машина выгорела дотла, только искры поднимались в небо, а Эшли продолжала держать Марианну в объятиях, сильно прижимая к себе.

Глава 17

– Людям он ничего не говорил…но оказал неповиновение властям Ночного Мира, – лениво произнесла Эшли своим самым небрежным голосом.

– Как? – кратко спросила Кира.

Было новое начало недели, ранний вечер понедельника, через восточные окна фермовской усадьбы Бердока лился свет солнца. Эшли была одета в новую футболку, которую купила в магазинчике Верескового Ручья, кофту с длинными рукавами, которая закрывала её царапины на руках и шее, и расклешённые джинсы. Её волосы, закрывавшие шрамы на голове, были зачёсаны назад и скручены в узел, заколотый чёрной заколкой. Эшли разыгрывала лучшую роль в своей жизни.

– Он знал о бродяжке-оборотне, только никому о ней не сказал.

– Выходит, он оказался предателем. И что сделала ты?

Эшли пожала плечами.

– Убила его колом.

Кира громко захохотала.

– Чего ты ржёшь? Я сказала правду, – серьёзно произнесла Эшли, смотря в лицо Кире своими, как она сейчас была уверена, бесхитростными продолговатыми глазами – может, синими. – Погляди.

Не отводя глаз с Киры, Эшли сдёрнула коричневый плед со свёртка, лежавшего на диване. Брови Киры поднялись вверх. Мгновение она разглядывала дядю Пола, которого привели в порядок настолько, что никто и не догадается, что он уже побывал в могиле. Деревянный штакетный кол был осторожно возвращён в его грудину. Кира нервно сглотнула. Эшли в первый раз увидела её растерянной.

– Ты действительно сделала это, – проговорила она.

В её тоне слышалось потрясение и невольное уважение.

<<Видимо, Кира, ты не такая крутая, какой хечешь казаться, – подумала Эшли. – Помимо того, сколько бы ты ни пыталась вести себя как Главная, тебе всего лишь девятнадцать. И всегда будет девятнадцать, а я, может быть, на следующий год стану старше>>.

– Хорошо, – сказала Кира с прищуренными глазами. – Хорошо. Э…должна признать твоё превосходство, Эшли.

– Ага, я просто решила, что лучше всего будет ситуацию разрешить сразу. Видишь, Кира, он чересчур далеко зашёл.

Светлые глаза Киры немного расширились.

– Должна признать…не думала, что ты такая уж жестокая.

– Я была обязана исполнить свой долг ради семьи, конечно.

Кира кашлянула.

– Э…а как насчёт бродяжки-оборотня?

– Я позаботилась и о ней.

Эшли наклонилась и сдёрнула полосатый тигровый плед со <<второго экспоната>>.

Рейтинг@Mail.ru