Сыновья тьмы

Elza Mars
Сыновья тьмы

– В страшную глубину, – снова вмешался Джет. – Мы – Редферны. Мы появились ещё в доисторические времена.

Марианна заморгала.

Потом нервно спросила:

– Но вы трое не настолько старые?

Ровин подавил смех.

– Мне – двадцать, Кастру – восемнадцать, Джету – семнадцать. Мы пока не останавливали свой возраст.

Кастр посмотрел на Марианну.

– Как ты думаешь, сколько лет было нашему дядьке?

– Э…возможно, где-то семьдесят – семьдесят пять…

– Когда мы видели его в последний раз, он выглядел где-то на сорок, – сказал Кастр. – Это было десятилетие назад, когда он покидал наш остров.

– Но по-правде он прожил к тому моменту семьдесят три года, – сказал Ровин. – Вот что с нами бывает, если мы останавливаем старение, – старость мигом настигает нас.

– Это бывает забавно, если вы прожили пять либо шесть столетий, – сухо добавил Кастр.

– Выходит, этот остров, с которого вы приехали и есть Ночной Мир? – спросила Марианна.

Ровин удивился.

– Нет, это обычный тихий и безопасный город. Такое место, в котором не живут простые люди, а только мы. Ханна Редферн нашла его в XVI веке, потому нам есть, где мирно жить.

– Проблема только в том, – сверкнул светло-карими глазами Кастр, – что все там до сих пор живут по обычаям XVI века. И соблюдают закон, по которому никто оттуда не может отчалить, исключая женщин и юных людей, которым полностью деверяют.

<<Как Эшли, к примеру>>, – подумала Марианна.

Она едва не проговорила это вслух, но Ровин снова заговорил:

– Потому мы и удрали оттуда. Нам не хотелось подчиняться родителям. Мы захотели посмотреть огромный людской мир. Нам захотелось…

– Кушать любую еду, – восторженно защебетал Джет. – Читать книги, носить любые вещи и глядеть телевизор.

– Когда дядя Пол покидал остров, он никому не сказал, ислючая меня, куда поедет, – продолжал рассказывать Ровин. – Он сказал, что поедет в этот крохотный город под названием Вересковый Ручей, где семья его жены построила ферму около сто пятидесяти лет назад.

– Хорошо, но…тогда где расположен Ночной Мир? – спросила Марианна, теребя рукой край диванной подушки.

– Это совсем не какое-то там место… – не хотя, отозвался Ровин. – Это…не легко объяснить. Предполагается, что все смертные не должны подозревать о том, что оно есть. Два главных Закона Ночного Мира гласят, что люди не должны знать, что он есть и что его обитателям запрещено втюриваться в людей.

– А Джет только что нарушил оба правила, – проворчал Кастр.

Джет же вполне выглядел довольным.

– Тех, кто нарушит эти правила, ожидает смерть, – сказал Ровин. – Но…вы – наша семья. Вот и слушайте… – Он глубоко вздохнул. – Ночной Мир – это скрытое сообщество не только вампиров, но и колдунов с оборотнями. Это все его жители. Они везде, проживают среди смертных.

<<Всюду?>> – изумилась Марианна.

Эта мысль пугала…но была любопытна. Итак, всюду есть целый мир, о существовании которого она даже не подозревала. Мириам, похоже, не волновало, что вампиры живут с ней бок о бок. Она улыбнулась Джету, облокотившись на спинку дивана.

– Выходит, ты умеешь читать мысли? Сумеешь сказать, что я думаю сейчас?

– Духовные супруги могут читать мысли друг друга без проблем, – уверенно

сказал Джет Мириам.

Духовные супруги… Марианна захотела поменять тему беседы. Она ощутила себя неуютно, в ушах стало звенеть.

– Хочу, чтобы ты перестал болтать об этом. То, что ты обрёл, – намного лучше, нежели повстречать духовного супруга, – обратился Ровин к Джету. – Перед тем, как влюбиться в смертного, ты сначала узнаёшь его. Духовную супругу не выбирают – повстречав её ты не властен что-то поменять и твои ощущения к ней не имеют никакого значения. Она может вообще не подходить тебе – ни по своей внешности, ни по характеру, ни по годам. Но без неё ты никогда не обретёшь счастье по-настоящему.

Звон в ушах Марианны усиливался. Девушка больше не смогла молчать.

– А если это уже произошло с тобой…если ты встретил кого-либо и вы оказались духовными супругами, только тебе не хочется этого? – задала она вопрос Ровину не своим и внезапно осипшим тоном. – Есть ли возможность избавиться от этого?

Настала тишина. Марианна увидела, что все смотрят на неё.

– Я ни разу о подобном не слышал, – неторопливо проговорил Ровин. Его красные глаза испытующе смотрели на Марианну. – Но думаю, ты можешь спросить у какого-либо колдуна…если имеешь проблемы.

Ощутив в горле ком, Марианна сглотнула. Ровин смотрел на неё ласковым и дружелюбным взглядом, отчего у Марианны появилось большое желание поболтать с кем-то…с кем-то, кто сумеет понять её.

– Ровин…

Больше она ничего не сказала. Ровин, Кастр и Джет вдруг обернулись и уставились на входную дверь, – словно коты, учуявшие что-то, что не могут услышать люди. Через миг Марианна так же услышала этот звук, звук шагов за входной дверью, частую поступь. А потом приглушённый и глухой стук.

– Там кто-то есть, – сказал Джет и перед тем, как Мириам успела остановить его, вскочил и направился к двери.

Глава 11

– Джет, подожди минуту! – воскликнула Мириам.

Джет, конечно же, не подождал и секунды. Но он замешкался с замками на входной двери и Марианна опять услышала быстрые шаги – кто-то удрапывал прочь. Джет открыл дверь нараспашку и выскочил быстро на крыльцо…и вскрикнул. Марианна протиснулась вперёд и увидела, что Джет провалился ногой в дыру на крыльце – там, где не было досок. Туда проваливались все, не знающие про эту дыру.

Но Джет вскрикнул не по этому. Причиной стал козёл.

– О, Господи, – сказала Мириам. – Кто это сделал?

Только посмотрев на животное, Марианна ощутила жар внутри. Болезненное и скверное чувство. Казалось, что внутренности сжались, а дыхание свело. Перед глазами её потемнело.

– Надо занести его в дом, – сказал Ровин. – Джет, ты в норме?

Джет дышал неровномерно, всхлипывая. Он чувствовал то же самое, что и Марианна.

Мириам наклонилась, намеревшись вынуть его из дыры. Ровин и Кастр взяли козла за ноги и подняли. Марианна возвратилась в дом, поджав губы. На её шее ранка пока не затянулась и там виднелась кровь, снова наполняя рот медным вкусом. Козла поклали при входе в гостиную, на старинный ковёр.

Всхлипы Джета стали судорожными рыданиями.

– Это Этл, – проговорила Марианна, еле удерживая слёзы.

Она присела на корточки около Этла. Козлик был белоснежным, с симпатичной мордочкой и широким лбом. Марианна вытянула руку и аккуратно дотронулась до копытца. Когда-то она помогала мистеру Бердоку чистить эти копытца.

– Он мёртв, – сказал Кастр. – Теперь ему фиолетово.

Марианна вскинула глаза и увидела лицо Кастра – ледяное и сдержанное. Кожа Марианны покрылась ознобом.

– Надо это вынуть, – сказал Ровин.

– Шкура и так испорчена, – заметил Кастр.

– Кастр, умоляю…

Марианна поднялась.

– Кастр, замолкни!

Настало молчание. Оно длилось долго, к удивлению Марианны: Кастр действительно заткнулся. Марианна и Ровин начали вынимать из тела козла маленькие колья из дерева.

Некоторые были размером с зубочистку.

Некоторые – длиннее пальца Марианны и толще шашлычного шампура с одним тупым концом.

<<Тот, кто это сделал, обладал огромной силой, – подумала Марианна. – Достаточной силой, чтобы проколоть шкуру козла деревянными кольями>>.

Снова и снова… Тело Этла полностью было утыкано ими. Он был похож на дикобраза.

– Кровь почти отсутствует, – тихо произнёс Ровин. – Выходит, он был мёртв, когда это сделали. Опаньки, посмотрите сюда. – Он легонько дотронулся до шеи Этла.

Белая шерсть там была бордовой.

<<Как у оленя>>, – вспомнила Марианна.

– Кто-то либо перерезал, либо перекусил ему горло, – сказал Ровин. – Наверное, всё случилось стремительно и он истёк кровью. Не так, как…

– Не так, как кто? – спросила Марианна.

Ровин нерешительно молчал. Он взглянул на Джета. Тот лишь сопел и хлюпал, вытирая слёзы рукой. Ровин снова перевёл взор на Марианну.

– Не так, как тётушка Ханна.

Ровин опустил глаза и вытащил очередной кол.

– Понимаешь, точно так же Главные убили тётю Ханну. Лишь когда они это делали, она была жива.

На миг Марианна одеревенела.

Затем спросила:

– За что?

Ровин вытащил очередные два кола. Его лицо было сконцентрировано и внимательно.

– За то, что она рассказала людям о Ночном Мире.

Марианна опустилась на колени и взглянула на Мириам. Мириам осела на пол и потянула Джета следом.

– Вот почему дядя Пол уехал с острова, – сказал Ровин.

– А теперь кто-то убил его колом, – добавил Кастр. – И кто-то убил козла точно так же, как была убита тётя Ханна.

– Кто? – воскликнула Марианна.

Ровин покачал головой.

– Кто-то, знающий о вампирах.

Голубые глаза Мириам потемнели и немного затуманились.

– Вы раньше говорили об охотниках на вампиров…

– Я не уверен в этом, – заявил Кастр.

– Хорошо, но кто тут может быть охотником на вампиров? И кто такие – охотники на вампиров?

– А это проблема, – ответил Ровин. – Не знаю, как объяснить, кто они. Я не шибко верю в их существование.

– Считается, что это люди, обнаруживающие Ночной Мир, – сказал Джет и вытер сопли под носом. – Но они не могут заставить других людей им поверить…возможно, не хотят, чтобы другие знали. Поэтому они просто нас убивают. Они стараются нас перебить по одному. Считается, что они знают о Ночном Мире столько же, сколько и его жители.

– Ты имеешь в виду, что они могли знать, как казнили вашу тётю? – спросила Марианна.

– Могли, но это не было огромной тайной, – ответил Ровин. – Думаю, для этого необязательно было знать именно о тёте Ханне. Это традиционная казнь среди ламий. Вампира можно убить лишь колом либо сжечь – иных способов нет.

 

Марианна задумалась. Это не приближало их к разгадке. Кому же понадобилось убивать старика и козла?

– Ровин! А почему ваш дядя держал козлов? Я думаю… Мне всегда казалось, из-за шерсти, но…

– Видимо, из-за крови, – спокойно сказал Ровин. – Раз он выглядел настолько старым, по твоим словам, то, возможно, он не мог ходить в лес охотиться.

Марианна опять взглянула на козла, стараясь, как хороший детектив – беспристрастный и методичный – отыскать иной путь к разгадке.

Её глаза упали на мордочку Этла. Марианна сощурила глаза и наклонилась над ним.

– Я…там есть что-то, у него во рту!

– Невозможно! Ты шутишь? – воскликнула Мириам.

Но та только отмахнулась от неё.

– Не могу… Мне надо что-то… Минуту.

Марианна ринулась на кухню и выдвинула ящик стола. Она схватила серебряный нож и помчалась обратно в гостиную.

– Сейчас-сейчас… – ворчала она самой себе, с трудом разжимая зубы Этла.

Там и вправду было что-то – напоминающее цветок, лишь тёмного оттенка. Марианна вынула его двумя пальцами.

– “Молчание козлов”, – пробормотала Мириам.

Марианна, не обращая внимания на неё, вертела в руках помятый цветок.

– Схож с ирисом, выкрашенным тёмной краской.

Джет и Ровин обменялись омрачёнными взглядами.

– Это наверняка как-то связано с Ночным Миром, – сказал Ровин. – Если мы раньше не были уверены в этом, то сейчас сомнений нет. Тёмный цветок – символ Ночного Мира.

Марианна поклала помятый цветок на пол.

– Символ?..

– Мы носим изображения тёмных цветов, чтобы узнавать друг друга. На одежде, брошах, кольцах. Каждый обитатель Ночного Мира имеет свой цветок. Имеются и другие цветы, означающие принадлежность к конкретному клубу либо семье. Колдуны носят тёмные георгины, оборотни – тёмные цветки наперстянки, вампиры, которые раньше были смертными, – тёмные розы…

– И есть сеть клубов, называемая <<Тёмный цветок>>, – присоединился к диалогу Кастр. – Я это знаю, потому что Эшли член одного такого.

– Эшли!.. – Джет расширил свои голубые глаза, уставившись на Кастра.

Марианна сидела, замерев, словно статуя. Она пыталась вспомнить, где могла уже видеть похожий тёмный цветок…

– Господи! – пробормотала она. – Знаю, кто носит перстень с тёмным цветком…

Все развернулись к ней.

– Кто? – одновременно вырвалось у Мириам и Ровина.

Невозможно было сказать, кого из них такая информация сразила сильнее.

Марианна помедлила миг, затем не шибко смело сказала:

– Это Джеральдина Лаветт.

Мириам скорчила лицо.

– Эта чудачка! Она живёт в трейлере среди леса и прошлогодним летом…

Неожиданно Мириам умолкла. Её рот раскрылся.

Она опять заговорила, только намного медленней:

– …и прошлогодним летом прямо около этого места обнаружили тело.

– Ты сможешь определить? – тихо спросила Марианна Ровина. – Сможешь сразу узнать жителя Ночного Мира?

– Э… – рассеянно протянул Ровин. – Э…не знаю. Если она умеет защищать свои мысли… Мы можем, в принципе, запугать её и вынудить скрыться. Иных способов, наверное, нет.

Мириам откинулась назад.

– Жуть! Конечно, из Джеральдины получилась бы ночная жительница ещё та! Не хлеще Виктора Кимбла да Тедди Эйкирса.

– Тедд, – сказал Джет. – Постойте… – Он вытащил из козла кол и уставился на него.

Ровин взглянул на Марианну.

– Как бы там ни было, мы должны нанести визит к твоей приятельнице Джеральдине. Может быть, она вообще невиновна: изредка к смертным случайно попадают наши перстни либо брошки и тогда возникает странная запутанность. Особенно, если этих смертных угораздит затем зайти в один из наших клубов…

Марианна не была в этом уверена. Она чувствовала страшную горечь. То, насколько обособленно Джеральдина держалась и в школе, её дикая красота и лёгкие движения…

Нет, всё, видать, сводится к одному. Марианна разгадала секрет Джеральдины Лаветт, но разгадка оказалась вообще нерадостной.

– Замечательно, – сказал Кастр. – Идём проверим, что за девушка эта Джеральдина. Но как быть с Эшли?

– Как быть с Эшли? – повторил Ровин и вынул последний кол. Он аккуратно накрыл тело козла краем ковра. – Ты что, ослеп? Этот цветок – символ её клуба. Наверное, кто-то из её клуба совершил это.

– Ммм…я начинаю сама себе напоминать заезденный диск, – проговорила Мириам, – только не понимаю, про что вы болтаете. Кто такая Эшли?

Три брата посмотрели на неё. Марианна отвернулась. Она уже имела много возможностей поведать Мириам об Эшли, что теперь было бы очень странно, если бы она неожиданно между делом упомянула:

<<Ой, я встретилась с Эшли. Два раза>>. Но сейчас выбора уже нет. Необходимо поведать.

– Она наша сестра, – сказал Кастр.

– Она психичка, – вставил свою реплику Джет. – Она единственная в нашей семье, кто может быть в курсе, где мы есть, – заключил Ровин. – Эшли заметила, как мы передавали письмо через Кристину Линден. Но я не думаю, что она заметила на конверте адрес дяди Пола. Её не шибко интересует то,что её не касается.

– Так и есть, – подхватил Джет. – Эшли думает лишь о себе. Она законченная эгоистка.

– Она только и знает, что бегать за девушками да шляться по гулянкам. И охотиться. – По ухмылке Кастра трудно было понять, действительно ли тот не одобряет поведение сестры.

– Она терпеть не может людей, – добавил Джет. – Если бы ей не нравилось преследовать смертных девок и забавляться с ними, она, наверное, постаралась бы уничтожить всех смертных, чтобы править миром.

– Славная малая, что и говорить! – иронично заметила Мириам.

– Вообще она довольно консервативна, – сказал Ровин. – В политическом смысле. В личном она…

– Свинтус, – вскинув брови, подсказал Кастр.

– Это слабо сказано, – согласился Джет. – От смертных девок, за которыми она гоняется, ей надо лишь одно…исключая их машины.

Сердце Марианны ускорилось. С каждой минутой ей труднее становилось поддерживать беседу. Лишь она вдыхала, кто-то тут же начинал болтать.

– Стойте…вы думаете, что это она?.. – спросила Мириам.

– Думаю, без неё не обошлось, – ответил за всех Кастр.

Джет энергично закивал.

– Но это ведь её собственный дядя! – возмутилась Мириам.

– Это не могло её остановить, если она сочла, что задета честь нашей семьи, – пояснил Кастр.

– Ага, только вы не учитываете одного, – скупо бросил Ровин. – Эшли тут нет. Она в Калифорнии.

– Нет, она не в Калифорнии, – небрежно возразила Эшли из дальнего угла гостиной.

Глава 12

И тут началось нечто интересное. Как в фильмах. Марианна, наконец-то, увидела всё, что ожидала увидеть в лесу: братья-вампиры зашипели и выставили перед собой руки.

Шипели они, как настоящие коты, а не как люди, подражающие им. Три парня поднялись и приготовились к битве. Они не строили дикие лица. Но Джет и Кастр продемонстрировали клыки – длинные, изогнутые, заострённые, как у котов. Но это было не всё. Глаза их стали другими. Голубые глаза Джета преобрели серебряный оттенок, светло-карие глаза Кастра – жёлтый. Даже в глазах Ровина появилось чёрное пламя.

– Вот так дела… – прошептала Мириам.

Она стояла около Джета, переводя глаза с него на Эшли и обратно.

– Привет всем! – сказала Эшли.

<<Не гляди на неё! – приказала себе Марианна. Её сердце дико билось, колени дрожали. – Взаимное притяжение противоположных частиц>>, – вспомнила Марианна уроки физики.

Но имелось достаточно короткое определение того, как бы она ни старалась выкинуть её из головы. Духовные супруги.

<<Господи, я не хочу этого! Господи, избавь меня, молю, я не просила об этом! Я хочу открыть художественную галерею и дальше заниматься рисованием. Я хочу стать великой художницей. А этого я не хочу>>.

Подобное должно было произойти не с ней, а с кем-то другим, вроде Бориса Мартина, с кем-то, у кого одни романы в голове. Марианне же хотелось, чтобы её понимал хоть кто-то…

<<…понимал ночь вместе с тобой>>, – прошептала девушке её душа.

А заместо этого она находилась тут с девушкой, которую боялись даже собственные братья. Они действительно боялись её. Не спроста они приготовились сейчас к битве, шипя и став в грозные позы. Даже Кастр боялся её. Мигом Марианна почувствовала, как внутри, снося всякий страх, поднимается гневная волна. Эшли внушала ей любые ощущения, исключая страх.

– Ты никогда не стучишь в дверь перед тем, как войти? – спросила Марианна и пошла к ней спокойной и стильной походкой модели на подиуме.

Она должна была помочь своей новой семье.

Джет и Кастр постарались остановить её, не подпустить близко к своей сестре. Защитить. Но Марианна лишь отмахнулась от них. Эшли настороженно наблюдала за ней.

– А, это ты, – проронила она без всякого интузиазма.

– Что ты тут делаешь?

– Это дом моей тёти.

– Это дом твоего дяди и сюда тебя не приглашали.

Эшли посмотрела на братьев.

Марианне показалось, что она видит в её голове бешено вертящиеся мысли:

<<Поведали они ей о Ночном Мире или нет? Если даже пока не поведали, они могут выдать себя своим поведением. Люди так не шипят>>.

Эшли подняла руку вверх.

– Хорошо. А сейчас послушайте…

Марианна стукнула её по ноге своей. Девушка понимала, что это не очень уместно, что для этого не имелось причины, но она не могла сдержаться.

– Эй, какого хрена! – воскликнула Эшли и отскочила назад. – Ты сумасшедшая, что ли?

– Да, – сказала Мириам, оставив Джета, и бросилась к сестре. – Все знают, что она сумасшедшая. С этим ничего не поделаешь.

Мириам отступила назад и потянула Марианну следом. Она смотрела на неё так, словно она перед всеми отплясывала румбу нагишом. Так же на неё смотрели Кастр и Джет. Глаза их стали уже обычными, клыки ушли. Им не доводилось ещё видеть, как кто бы то ни было обращается с их сестрой таким образом. Тем более смертная! Братья обладали сверхчеловеческими силами, но Эшли, бесспорно, была намного сильнее. Она могла бы расплющить Марианну одним ударом. И всё-таки Марианна не боялась её, она боялась саму себя, с собою она ни черта не могла поделать.

Лишь бы не подогнулись колени!

– Кто-то может хотя бы сказать ей перестать? – спросила Эшли.

Кастр и Джет косо поглядели на Марианну. Она повела плечами, учащённо дыша. Марианна видела, что Ровин тоже следит за ней, но без такого ошеломлённого вида. Он выглядел озабоченным, удивлённым и огорчённым.

– Вы встречались, – сказал он.

– Я собиралась сказать тебе, – призналась Марианна. – Она приходила к нам домой. Расспрашивала моего отчима о тебе, твоих братьях и о твоих друзьях… Сказала, что должна сама выбирать вам друзей, потому что она – главная в семье.

Братья поглядели на Эшли суженными глазами.

– Выходит, ты действительно тут ошиваешься, – сказал Кастр. – И давно ли?

А Ровин спокойно спросил:

– Что ты тут делаешь на самом деле?

Эшли перестала держаться руками за ногу.

– Давайте сядем и поболтаем про всё, как разумные люди?

Все поглядели на Марианну. Она глубоко и спокойно вздохнула. Она до сих пор ощущала, что её кожа, словно наэлектризована, но сердце уже стучало ровнее.

– Ага, конечно, – произнесла Марианна, стараясь держать себя в руках, чтобы всем стало понятно: она пришла в себя.

Мириам подвела её к дивану и прошептала:

– Должна сказать тебе: никогда раньше не видела тебя такой безрассудной. Горжусь тобой!

<<Даже старшие сёстры должны временами отдыхать>>, – подумала Марианна.

Она рассеянно хлопнула её по плечу и устало опустилась на диван. Эшли устроилась в кресле. Ровин и Кастр уселись около Марианны, а Джет и Мириам – на подлокотнике.

– Мириам, – произнесла Марианна. – Мириам, это Эшли.

Мириам кивнула. Джет обнял её сзади.

Марианна видела, как Эшли опустила глаза, смотря на них. Выражение её лица было непонятным.

– Хорошо, давайте к делу. – Эшли взглянула на Ровина, – я тут затем, чтобы забрать вас домой, там все по вам тоскуют.

– Прям истосковались, – выдохнул Джет.

– А если мы не хотим возвращаться? – Кастр коротко и грозно улыбнулся.

Марианну поразило, что Эшли не улыбнулась в ответ на его слова. Сейчас она совсем не выглядела ленивой, саркастичной или самодовольной. Скорее, она была похожа на человека, которому надо закончить работу.

– Мы не может уехать домой, Эшли, – сказал Ровин.

Он дышал прерывисто, держа спину прямо, а голову поднято.

– Вы должны возвратиться домой. Либо последствия будут очень серьёзными.

– Мы догадывались об этом, когда уезжали, – проговорил Джет тем же голосом, что и Ровин, и так же выпрямил спину и поднял голову.

– Сомневаюсь, что вы подумали об этом как следует. – Как-то раздражительно произнесла Эшли.

 

– Лучше мы умрём, чем возвратимся! – заявил Джет.

Кастр бросил на него быстрый взор и вскинул брови.

– Превосходно тогда, я предупредила вас, – натянуто произнесла Эшли и помрачнела.

Вид у неё был таким нерешительным, что Марианна никогда не подумала бы, что она может выглядеть так. Сейчас она, по крайней мере, ничуть не была похожа на огромную ленивую кошку. Скорее на изящную и подтянутую тигрицу.

– А сейчас слушайте меня внимательно, – сказала она. – Есть кое-что, что вы не понимаете. Я приехала сюда не в игры играть. У меня мало времени. Может, мне отослать ваших маленьких подруг домой? Мы должны обсудить всё в кругу семьи.

Марианна стиснула руки в кулаки.

Мириам вцепилась в Джета, тот немного оттолкнул её локтём и нахмурился:

– Может быть, так действительно будет лучше.

– И не подумаю покидать тебя.

Ровин поджал губы.

– Мириам…

– И не подумаю! И не нужно защищать меня. Она не дура. Поздно или рано она сама поймёт, что нам известно о Ночном Мире.

Ровин невольно затаил дыхание. Кастр сохранял самообладание, но все его мышцы напряглись, словно он опять приготовился к битве. Глаза Джета стали серебряными, Марианна сидела тише воды. Все глядели на Эшли. Но та только закатила глаза.

– Мне известно это, – сказала она с невероятным терпением. – Я хочу выкинуть тебя отсюда, дура ты несчастная, перед тем, как обнаружу, сколько ты знаешь.

Братья возрились на Эшли. Марианна раскрыла уже рот, но не нашлась, что сказать.

– Я думала, ты терпеть не можешь людей, – сказала Мириам.

– Терпеть не могу. Я их презираю, – бодро заявила Эшли.

– Тогда почему ты хочешь меня отпустить?

– Потому что, если я прикончу тебя, мне придётся прикончить и твою сестру, – сообщила она ей с любезной плотоядной улыбкой.

– И что с того? Почему ты жалеешь её? Она ведь стукнула тебя.

Эшли сконфузилась и не сразу ответила:

– Это так, но я могу поменять свои намерения в любую секунду.

– Нет, стой, – сказал Джет. Он сидел, вытянув ноги и свирепо смотрел на сестру. – Всё это подозрительно. Почему это ты вдруг стала беспокоиться о смертных?

Эшли ничего не ответила. Она ожесточённо глядела на огонь в камине.

И один Ровин тихо произнёс:

– Потому что они духовные супруги.

Настало молчание.

Потом – куча восклицаний:

– Они – кто?! Ты подразумеваешь, как я с Джетом?

– Да, Эшли, вот это да! Видела бы всё это наша мать!

– Моей вины нет, – сказала Марианна.

Все повернулись к ней и её глаза заблестели от слёз. Ровин протянул руку мимо Кастра и положил на плечо Марианны.

– Ты думаешь, что это действительно правда? – спросила Мириам, переводя глаза с Марианны на Эшли.

– Ага. Думаю, так и есть. И я не знаю, что со всем этим делать, – ответила Марианна, еле удерживая слёзы.

– Это правда, – угрюмо сказала Эшли. – Но это не означает, что мы должны что-то с этим делать.

– Конечно, в этом ты права! – воскликнула Марианна, порадовавшись, что снова сердиться.

– Итак, пакуйте свои чемоданы и живо домой, – скомандовала Эшли братьям. – Забудем про всё. Будем считать, что ничего не было.

Следя за ней, Ровин слегка покачал головой.

Его глаза искрились от слёз, но он улыбался.

– Никогда не думал, что услышу от тебя такое. Ты так изменилась…даже не верится.

– Мне самой не верится, – мрачно пробормотала Эшли. – Возможно, это сон.

– Но теперь ты обязана признать, что простые люди – не отродья. Разве ты можешь стать духовной супругой какого бы то ни было отродья?

– Ладно. Всё прекрасно. Люди – замечательные. В этом мы единодушны, а сейчас – домой.

– Когда мы были детьми, ты была такой, какой я вижу тебя теперь, – сказал Ровин, – а затем неожиданно стала вести себя так, словно ты лучше других. Я всегда знал, что много что в тебе – поза, за которой ты утаиваешь страх. И всегда был уверен, что действительно ты и сама не веришь в ту гадкую ерунду, которую болтаешь. Где-то глубоко внутри ты всё та же славная малышка, Эшли.

В первый раз за целый вечер лицо Эшли озарилось улыбкой.

– Не будь так уверен.

Марианне делалось не по себе, пока она слушала их диалог и, чтобы не выдать своего волнения, девушка обратилась к Ровину:

– Я не думаю, что дядюшка Пол был того же мнения.

Эшли приподнялась.

– Кстати, где этот старый хрыч? Мне надо побеседовать с ним перед нашим отъездом.

Показалось, что натупившее молчание вообще не кончится.

– Эшли…ты разве не в курсе? – спросил Ровин.

– Да в курсе она. На 100%, что она сама это сделала, – сказал Кастр.

– О чём я должна знать? – спросила Эшли, понемногу теряя терпение.

– Твой дядя умер, – объяснила ей Мириам.

– Кто-то грохнул его колом, – добавил Джет.

Эшли обвела глазами гостиную. Было похоже, что она считает всё это глупым розыгрышем.

<<О, Боже, – смотря на неё, подумала Марианна, – когда она напугана и смущена, как сейчас, то выглядит такой юной и беспомощной, такой ранимой. Почти человечной>>.

– Кто-то…грохнул…дядю Пола? Я правильно расслышала?

– Ты хочешь сообщить, что не знала этого? – спросил Кастр. – Чем ты занималась всю ночь, Эшли?

– Билась головой о землю. Потом искала вас. Когда я вошла, вы обсуждали меня.

– И ты не натолкнулась сегодня ни на какой домашний скот? На козлов?

Эшли смерила его долгим скептическим взором.

– Я сыта, если ты это подразумеваешь. И без помощи козлов. Какое это имеет отношение к дяде Полу?

– Думаю, ей необходимо показать, – сказал Ровин.

Он поднялся и отвернул ковёр, под которым было накрыто тело козла. Эшли направилась следом за ним. Марианна повернулась, чтобы лучше видеть её лицо. Эшли вздрогнула, но мигом взяла себя в руки.

– Глянь, что было в его рту, – спокойно сказал Ровин.

Эшли аккуратно подняла цветок.

– Это ирис. И что с того?

– Как давно ты была в своём клубе? – спросил Кастр.

– Если бы это сделала я, то зачем мне было оставлять улику в виде чёрного ириса? – уставшим взглядом смотря на него, спросила Эшли.

– Затем, допустим, чтобы сказать нам, кто это сотворил.

– Мне нет резона убивать козлов, чтобы что-либо сообщить. Я умею разговаривать.

Но на Кастра её слова не впечатлили.

– Подобные сообщения воздействуют намного сильнее.

– Я похожа разве на идиотку, которая тратит время на то, чтобы сделать из козла подушку для иголок?

– Не похожа. Не думаю, что ты сделала это, – спокойно сказал Ровин. – Но кто-то ведь сделал. Наверное, тот, кто грохнул дядю Пола. Мы стараемся выяснить кто.

– И кого подозреваете?

Все повернулись к Марианне. Она отвела взгляд.

– Ну, имеется здесь одна… – сказала Мириам. – Зовут её Джеральдина Лаветт. Она – настоящая…

– Очень скромная девушка, – оборвала её Марианна. Она посчитала, что сама обязана поведать о Джеральдине, ведь знает её лучше других. – Мы с ней знакомы со школы и я бы никогда в жизни не поверила, что она может кому-то навредить, тем более пожилому мужчине либо животному.

– Но её тётя была чокнутой, – сказала Мириам. – И я слышала кое-что про её семью…

– Про её семью никто ничего не знает, – возразила Марианна.

Она ощущала себя так, словно старалась держать голову над водой, но к конечностям привязаны гири. И ко дну её тянуло не подозрение Мириам…

Некий тихий голос внутри нашёптывал ей:

<<Она казалась такой славной… Лишь казалась, но не была>>.

Эшли задумчиво наблюдала за ней.

– Как выглядит эта Джеральдина?

Что-то в тембре её голоса вызвало ужасное раздражение у Марианны.

– Тебе то что?

Эшли моргнула и перевела глаза, поведя плечами.

– Просто интересуюсь, – ответила она с натянутой вежливостью.

– Она чересчур красивая.

<<Неплохо… Это отличный способ выпустить пар>>.

– Но её красота не пустая. Главное, она слишком умная и восприимчивая. Её волосы светлые, как солнце, но удивительным являются её серые глаза… Она тонкая и высокая, чуть повыше меня: когда мы стоим рядом, моя голова находится на уровне её плеча…

Эшли это не обрадовало.

– Я видела похожую девушку в городе, на заправке. – Она повернулась к Ровину: – Как ты думаешь, это кто-то из вампиров или вампир Внешнего Мира?

– Это вряд ли искусственный вампир: ведь Марианна наблюдала, как она росла. Видимо, это ламия-перебезчица. Но теперь нет смысла выяснять, откуда она. Завтра мы сумеем её увидеть и узнаем больше. Так?

Мириам кивнула. Марианна издала глубокий вздох и тоже кивнула.

Эшли также кивнула и сказала:

– Ладно, я понимаю ваше не желание уезжать домой до того момента, пока всё не разрешится. Так что мы вычислим убийцу дяди Пола и примем соответствующие меры, а потом поедем домой. Ясно?

Братья посмотрели друг на друга и промолчали.

***

Идя с Мириам домой, Марианна поглядывала на ночное небо. Луна висела в небе так ярко, словно бриллиант…такая яркая! Она была похожа на солнце. Марианна ни разу до этого не видела такую луну. Сначала девушка подумала, что это эффект психики, но затем неожиданно вспомнила, что обменялась кровью с тремя вампирами.

Глава 13

Рейтинг@Mail.ru