Сыновья тьмы

Elza Mars
Сыновья тьмы

– Меня зовут Марианна, – ровно отозвалась та. И досказала тише: – Слыхала так, а? Плохо слыхала.

В минувшем году на курсе по английскому она прочла <<Укрощение строптивой>>.

– Неужто? И все знают её злобный язык? – Эшли продолжала пятиться, медленно повернувшись спиной к ней.

Марианна поразилась. Видимо, в её классе это тоже проходили. Но Эшли не выглядела такой начитанной для цитирования шекспировских пьес.

– Желаю вам отпадно провести время с братьями, – произнесла Марианна и захлопнула за ней дверь, прислонила к ней плечо и старалась перевести дыхание.

Конечности онемели.

<<Если бы братья прикончили её, я бы поняла их, – подумала Марианна. – Хотя все они странные, вся их семья какая-то загадочная>>.

Пугающая. Если бы Марианна верила в предчувствия, то испугалась бы сильнее.

Предчувствие было, что что-то произойдёт плохое, обязательно. Клод внимательно смотрел на неё из гостиной.

– Невероятно, – сказал он. – Только что ты ударила гостью. И что это означает?

– Она не хотела уходить.

– Ты знаешь, что я подразумеваю. Ты знакома с ней?

Марианна повела плечами в неопределённости.

Головокружение спадало, но мысли пока расплывались. Клод пристально посмотрел на неё и покачал головой.

– Смотря на тебя, я вспомнил мою маленькую сестру… Когда ей было пять лет, она всегда толкала одного мальчика в песочнице. Она делала так, показывая, что любит его.

Марианна пропустила мимо ушей его слова.

– Зачем сюда приходила Эшли? Что вы обсуждали?

– Ничто, – раздражённо ответил Клод. – Простая беседа. Если она тебе настолько несимпатична, то какая тебе разница?

Марианна внимательно смотрела на него и Клод вздохнул.

– Она интересовалась всеми странностями туточной жизни, всеми местными историями.

Марианна хмыкнула:

– И ты рассказал ей про сасквача?

– Я рассказал ей о Викторе и Тедде.

Марианна одеревенела.

– Ты гонишь! Зачем?

– Потому что она интересовалась такими вещами. Вот, допустим, если человек выпадет из времени…

– Тогда время теряется даром!

– Без разницы. Мы просто мило разговаривали. Она хорошая девочка. Только и всего.

Сердце Марианны ускорилось.

<<Я всё же права>>.

Сейчас сомнения развеялись. Случившееся с Тедди и Виктором и вправду как-то связано с братьями и мистером Бердоком. Но как именно?

<<Отправлюсь и узнаю>>, – решила Марианна.

Глава 7

Найти Тедди и Виктора оказалось трудновато.

Была уже вторая половина дня, когда Марианна зашла в один из магазинов Верескового Ручья.

Тут продавали много чего – и гвозди с коглотками, и всякие консервы.

– Здравствуй, Борис! Ты не видел Тедди и Виктора?

Борис Мартин поднял глаза от прилавка. Борис был хорошеньким: тёмные волосы, овальное лицо с едва видной щетиной и всегда серьёзное выражение. Марианна училась с ним в одном классе.

– Ты ходила в бар <<Золотой Ручей>>?

Марианна закивала:

– И к ним домой, и в другой магазин, и в контору шерифа.

В конторе шерифа располагалось и городское управление, и библиотека.

– Если парни не играют в дартс, то наверное стреляют.

<<Стреление>> подразумевало в себе стрельбу по консервным банкам.

– Ясно, но где? – спросила Марианна.

Борис покачал головой и сверкнул серьгой в ухе.

– Мне известно столько, сколько и тебе. – Он колебался с ответом, всматриваясь в экран сотового, по которому водил пальцем. – Но…я слышал, что изредка они ходят вниз, в сторону ручья Бешеного Пса. – Борис поднял свои продолговатые синие глаза и многозначительно посмотрел на Марианну.

<<Речей Бешеного Пса…>>. – Превосходно, – сморщилась Марианна.

– Это точно. – Борис передёрнул плечами. – Я бы туда не пошёл. Я бы всегда думал про тот труп.

– Да, и я. Благодарю, Борис. До свидания!

Скептически пролистав свой мобильник, Борис рассеянно произнёс:

– Удачной тебе охоты.

Марианна вышла из магазина, прищуриваясь от палящего августовского солнца, поддёрнутого дымкой. Улица, на которой она стояла, была неширокой. С обеих сторон стояла пара домов из кирпича и камня, которые сохранились с тех времён, когда в Вересковом Ручье была золотая лихорадка и пара современных строений с облупившейся краской. Тедди и Виктора видно не было.

<<И что теперь делать?>>

Марианна вздохнула. Дороги к ручью Бешеного Пса не было, к нему шла только тропа, поросшая травой, сорняками да заваленная валежником. И все знали, что в таких местах не только <<стреляют>>.

<<Если они не там, то, скорее всего, охотятся, – подумала Марианна. – А возможно, они там пьют… Стрелять да пить…про наркоту промолчу… Это дополнительный труп>>.

Труп обнаружили в прошлом году в августе.

Около тела нашли женскую потрёпанную сумку, это была бродяжка. Никто не знал, кто она и как она умерла: труп долгое время пролежал и был объеден животными. Но некоторые утверждали, что прошлой зимой около ручья видели призрака. Марианна опять вздохнула и залезла в свою машину. Машина была старой, ржавой и, когда разгонялась, издавала ужасные звуки. Но это был её автомобиль и Марианна делала всё, что могла, лишь бы поддерживать его на ходу. Марианна обожала свою машину потому, что назад могла свободно положить все свои атрибуты рисования. Около заправочной станции она вытащила нож для нарезки фруктов и начала открывать заржавевшую крышку бензобака. Ещё немного…чуть-чуть…повернуть… Крышка отскочила.

– Тебе не пора задуматься о карьере взломщицы? – произнёс сзади знакомый женский голос. – Успех гарантированно будет.

Марианна повернулась.

– Здравствуй, Джеральдина.

Та улыбалась глазами – яркими, серыми, обрамлёнными чёрными ресницами.

<<Если бы я решила втюриться – но совсем не намерена! – это была бы такая, похожая на неё. И совсем не огромная белая кошка, считающая, что имеет право сама выбирать друзей для своих братьев>>.

Но здесь не о чем было говорить: нелюдимка, Джеральдина избегала общества девушек и парней.

– Хочешь, помою твою машину? – Она вытерла мокрые руки о свои джинсы.

– Нет, благодарю. Я мыла её несколько дней назад. – Марианна начала заливать бензин в бак.

Джеральдина подняла скребок и бутыль со спреем и стала протирать лобовое стекло. Её движения были лёгкими и ловкими, а лицо серьёзным. Марианна сдержала смех. Ей самой было приятно, что она не хохочет над мелкими трещинами на стекле и ржавыми <<дворниками>>. Марианна постоянно чувствовала странное родство с Джеральдиной. Она была единственной в Веросковом Ручье, которая хоть чуток интересовалась рисованием: в восьмом классе она помогла ей нарисовать сложный портрет Моны Лизы, а в прошлом году коротала вечера на вершине холма, занимаясь рисованием вместе с ней. Родители Джеральдины скончались в Медфорде, когда она была маленькой и тётя привезла её в Вересковый Ручей в жилом трейлере. Тётя была странной: она всегда бродила в горах Кламата с лозой, стараясь отыскать золото. В один превосходный день она не вернулась домой.

Джеральдина осталась жить одна в лесу, в своём трейлере. Она перебивалась случайными заработками и подрабатывала на заправке. И пусть она была одета хуже других девушек, её это не волновало. А может, она не подавала виду. Ручка шланга щёлкнула в ладони Марианны. Девушка сообразила, что замечталась.

– Нужно что ещё? – спросила Джеральдина.

Лобовое стекло стало чистым вместе с <<дворниками>>.

– Нет…а, хотя, да. Ты не видела сегодня… Тедди Эйкирса или Виктора Кимбла?

Джеральдина протянула уже ладонь, чтобы взять у неё 20$, но рука её застыла в воздухе.

– Чего?

– Я хотела побеседовать с ними и всё. – Марианна ощутила, что становится красной. – <<Господи, она думает, что я намериваюсь общаться с этими…и что я вообще чокнулась, раз спрашиваю её о них>>. – Марианна поторопилась всё объяснить: – Просто Борис сказал, что они могли пойти вниз, в сторону ручья Бешеного Пса, тут я и подумала, что ты могла видеть их утром. Ты же живёшь внизу, около ручья…

Джеральдина покачала головой.

– Я ушла в 12 дня, но утром не слышала никакой стрельбы у ручья. Не думаю, что они посещали то место этим летом. Я постоянно говорила им держаться подальше от того места.

Она произнесла это спокойно и без всякого выражения, но Марианна неожиданно ощутила, что даже Тедди и Виктор могли не послушаться её. Марианна не помнила, чтоб Джеральдина когда-либо участвовала в драках. Но изредка её серые глаза становились ужасными и за спокойной внешностью этой девушки проглядывало нечто первобытно чистое и жестокое, и если оно пробудится, то может натворить много зла.

– Марианна, знаю: возможно, ты считаешь, что дело это не моё, но…но я думаю, ты должна держаться вдали от этих типов. Раз тебе необходимо отыскать их, то я могу отправиться с тобой.

Марианна ощутила благодарность. Она не могла принять её предложение…но с её стороны это было мило.

– Благодарю, – произнесла она. – Было бы прекрасно, но…благодарю.

Джеральдина пошла в строение станции за сдачей. Марианна глядела ей вслед. Что она чувствовала, оставшись одна в одиннадцать лет? Возможно, ей необходима была помощь.

Возможно, нужно было попросить мать, чтобы та предложила ей любую случайную работу по дому? Она же выполняла её для других. Но Марианна понимала, что надо быть настороже.

Джеральдина ненавидела всё, что воняло благотворительностью. Она протянула девушке сдачу.

– Держи. Послушай, Марианна…

Та посмотрела на неё.

– …если отыщешь Тедда и Виктора, будь осторожна.

– Знаю.

– Я серьёзно.

– Я знаю, – ответила Марианна.

Она протянула руку за сдачей, но она так и не отдавала её. Она сделала что-то странное: одной рукой раскрыла её ладонь, а другой положила на неё счёт и сдачу. Потом сжала ладонь и удержала её руку в своей. Этот миг физической близости поразил Марианну…и тронул. Она внезапно поняла, что глядит на длинные загорелые пальцы, сильно, но нежно удерживающих её руку, на её серебряное колечко с тёмным узором. Сильнее Марианна поразилась, опять посмотрев ей в лицо. В её глазах виднелась забота…и, кажется, уважение.

 

На некое мгновение Марианну охватил неожиданный и совсем непонятный порыв всё ей поведать. Но что она подумает!

Джеральдина трезво смотрела на вещи.

– Благодарю, Джеральдина, – произнесла Марианна и выдавила из себя слабую улыбку. – Береги себя.

– Это ты себя береги. Если с тобой что-либо произойдёт, кое-кому тут будет недоставать тебя.

Она улыбнулась, но Марианна, уже отъехав от заправочной станции, продолжала ощущать её тревожный взор. И что же дальше? Целый день она искала Виктора и Тедди. Теперь, вспоминая спокойные серые глаза Джеральдины, задавала себе вопрос: а что, если всё это изначально было дибильной затеей?.. Серые глаза… а какого цвета глаза у <<огромной блондинистой кошки>>? Странно, но Марианна не могла припомнить наверняка. Когда она говорила про свою старомодную семейку, её глаза были чёрными, а когда заявила, что обожает девушек с характером, Марианне показалось, что её глаза стали бледно-синими.

Затем её странные глаза, будто лезвия двух мечей, внезапно зажглись стальным сиянием и преобрели холодный и серый цвет.

<<Какого хрена я об этом вспоминаю? Зачем мне это надо? Пусть бы её глаза были хоть жёлтые. Поеду сейчас домой! Надо подготовиться к предстоящей ночи. Как же Розовая Пантера находила людей для допроса? Почему я?>>

***

Эшли уставилась на зелёные листья, плавающие на поверхности ручья. С дерева на Эшли пялилась белочка, которая, видно, не желала прятаться от жаркого солнца. За Эшли, на камне, сидел ящер, поднимая поочерёдно свои лапы…

<<Так нечестно! Так неправильно>>.

Ей вообще не верилось. Ей постоянно везло.

Либо всегда она могла в последний миг избежать неприятностей. Но теперь неприятности настигли её. Её сила с властью, всё то, во что она верила… Как она могла потерять это за пару минут? Из-за девушки, скорее всего, придурковатой и наверняка опасной, нежели все её братья, вместе взятые?

<<Нет, – мрачно заключила она. – Нет и снова нет. Не за пару минут. Скорее, за полсекунды>>.

Она знала много девушек – замечательных девушек! Колдуний с загадочными улыбками, вампирш с прекрасной кожей, волосатых девушек-оборотней. Смертных девушек с модными спортивными машинами – милых девушек, никогда не возражавших против укуса в шею. Почему тогда эта особа не такая, как те?

Выходит, не судьба. Смысл сейчас рассуждать о какой-то там несправедливости. Сейчас главное решить, что делать со всем этим.

Опустить руки и отдаться в руки судьбы?

<<Соболезную твоей семейке>>, – сказала ей Кира.

Видно, дело в этом. Эшли стала жертвой редферновских генов. Редферны всегда попадали в беды: они на каждом шагу опутывались смертными. Итак, она может дождаться Киру и рассказать ей в качестве оправдания всё то, что произошло с ней: извините, мол, я сожалею, но события вышли из-под моего контроля и сейчас я не могу завершить расследование. Если она поступит так, Кира призовёт Главных и те сами разберутся во всём. Тут Эшли почувствовала, что вся напряглась. Прищуренными глазами она устремилась за белочкой…метнувшейся выше. Сзади, на камне, замер ящер. Нет, она не будет покорно ожидать неминуемую кару! Она сделает всё, что в её силах для спасения ситуации…и чести семьи. Она сделает это предстоящей ночью.

***

– Сделаем это сегодняшней ночью, – сказал Ровин. – Как только стемнеет, перед восходом луны. Перетащим его в лес.

Кастр великодушно улыбнулся. Он победил в споре.

– Надо быть осторожными, – предупредил Джет. – То, что я слышал минувшей ночью…не походило на животное. Думаю, это был кто-то из наших.

– Поблизости нет других ночных людей, – спокойно возразил Ровин. – Сюда не настолько легко добраться.

– Возможно, это был охотник на вампиров? – предположил Кастр. – Который и убил дядю Пола?

– Если одного дядю Пола прикончил именно охотник на вампиров, – возразил Ровин. – Нам неизвестно это на 100%. Завтра надо осмотреть городок. Возможно, мы тогда сможем понять, кто мог такое совершить.

– А когда мы обнаружим их, то позаботимся! – свирепо добавил Джет.

– А если тот, кого ты слышал на заднем дворе, опять объявится, то позаботимся и о нём, – плотоядно улыбнулся Кастр.

***

Настала ночь и Марианна начала смотреть на часы. Её семья уже комфортно устроилась для вечернего отдыха: мать что-то шила, Клод читал книгу про Вторую мировую войну, а Мириам пыталась наладить старое пианино, которое много лет стояло в подвале. Она искала рифму к имени <<Джет>>.

Мать Марианны оторвалась от шитья:

– Идёшь рисовать?

– Да. Ночь сегодня будет прекрасной: луна взойдёт после полуночи и я смогу создать реалистичный шедевр.

Марианна не солгала матери. Ночь и вправду будет замечательной.

– Хорошо, но будь осторожна, – сказала мать.

Марианна поразилась. Она много лет не говорила ей ничего такого. Марианна посмотрела на Клода, который, выпятив губы, читал книгу.

– Может, ты возьмёшь Мириам с собой? – спросил он, неотрываясь от книги.

<<Боже, он боится, что со мной что-то не то. Да, его можно понять…>>. – Нет, не переживай. Я буду осторожна, – заверила его Марианна…чересчур спешно.

Мириам прищурила глаза.

– Помощь с вещами нужна?

– Нет, я на машине. Всё нормально. Действительно.

Марианна поторопилась к гаражу до того, как кто-либо из её семьи опять не откроет рот. Она не взяла принадлежности для рисования.

Вместо них положила на заднее сиденье лопату, проверила наличие мобильного и затолкала ручной фонарь на батерейках в карман.

***

Марианна остановила автомобиль у подножия холма. Перед тем, как вынуть лопату, девушка окинула взглядом тёмное небо. Хорошо… Она взяла ключи и пошла уже к заднему бамперу машины, когда…

– Боже!

Она чуть было не столкнулась лицом к лицу с Эшли.

– Здравствуй!

Сердце Марианны застучало ритмичнее. Колени едва не подогнулись.

<<Не дрейфь! – приказала девушка себе. – Ничего ужасного!>>

– У меня едва сердце не остановилось! – налетела она на Эшли. – Ты всегда так тихо подкрадываешься к людям?

Марианна ожидала услышать её дибильно-остроумный ответ. Либо шуточную угрозу. Либо что-то, похожее на удивление. Однако Эшли лишь угрюмо нахмурилась.

– Нет. Что ты тут делаешь?

Сердце Марианны пару раз ёкнуло, но она смогла ответить на удивление спокойно:

– Любуюсь ночью. Я каждую ночь так делаю.

Эшли посмотрела на неё, потом на машину.

– Любуешься ночью?

– Да. С этого холма.

Она поглядела на сотовый, который Марианна вынула из кармана и скептически заметила:

– Без бинокля… Или он в машине?

Марианна поняла, что так и держит в руке ключи от машины.

– Сегодня я без него.

Обойдя авто, Марианна открыла переднюю дверь и вынула свою подзорную трубу.

– Чтобы любоваться ночью, бинокль не нужен. Хватит и этого.

– Да?

– Да.

<<Чёрт, похоже, я совершила ошибку, – подумала Марианна. – Нечего стоять и притворяться, что веришь мне… Сейчас я тебе покажу>>.

– Хочешь посмотреть свет, родившийся много миллионов лет назад? – Не дождавшись ответа, Марианна скомандовала: – Развернись на восток. – Девушка вытянула руку, указывая. – Теперь бери подзорную трубу и глянь на ту линию на ночном горизонте. Повыше… – Марианна отдавала указы, словно сержант на учении. – Увидела яркую полосу, словно окружённую туманом?

– Э-э… Да.

– Скажи, что красиво. Но если ты попытаешься посмотреть на неё в бинокль, то не увидишь сразу. Когда смотришь на небо в бинокль, то видишь его, словно через отверстие дверного глазка. Не хватает обзора.

– Ясно. Поняла. – Эшли опустила подзорную трубу. – А можно ли отложить твоё любование на минуту? Я хотела побеседовать с тобой…

– А хочешь посмотреть звёзды? – перебила её Марианна. – Развернись на юг.

Она чуть было не взяла её за плечи, чтобы повернуть, но вспомнила, что не стоит до неё дотрагиваться. Если бы между ними снова возник тот непонятный контакт, Марианна бы не поручилась за себя.

– Развернись.

Она на миг закрыла глаза, потом развернулась и опять подняла подзорную трубу.

– Глянь на звёзды вблизи, – не давая ей ничего сказать, диктовала Марианна. – Увидела? По отдельности они кажутся большими.

– Точно!

– Это да. А сейчас глянь повыше, на восток. Ты должна обнаружить такую светящуюся туманность…

– Розовую?

Марианна мигом посмотрела на неё.

– Ага, розовую. Многие люди цвета не различают. Она прекрасна.

– А что там за чёрные полосы на ней?

Марианна застыла. Забыв свой приказной тембр, она отступила назад, широко раскрыв глаза на Эшли. Она ощущала своё учащающееся дыхание. Эшли опустила подзорную трубу и глядела на неё.

– Что такое?

– Это чёрная туманность. Полосы пыли на фоне раскалённого газа. Но…ты не могла увидеть их.

– Но я увидела.

– Нет! Ты не могла увидеть их! Это нереально сделать с подзорной трубой. Если даже твой зрачок 9 миллиметров…

Марианна вынула из кармана фонарик и наставила в её лицо.

– Блин! – Она резко дёрнулась, зажмурив глаза и закрыв рукой. – Убери!

Но Марианна успела увидеть. Она не могла сообщить, какого оттенка глаза были у неё сейчас, потому что превратились в одни сплошные ободки без радужной оболочки.

Целый глаз полностью состоял из одного зрачка. Как глаза кошки, когда максимально расширяются.

<<Господи… Она способна видеть это… Невероятно… Она видит всё до мелочей…>> – Ответь мне! – потребовала Марианна. – Сколько ты увидела сейчас звёзд на небе?

– Не вижу я ни черта, – глухо произнесла она, прикрывая глаза руками. – Я ослепла.

– Я серьёзно, – Марианна взяла её за руку.

Глупый поступок с её стороны. Она забыла про всё, но когда дотронулась до её руки, словно пронзило током. Эшли опустила руки и взглянула на Марианну. Девушки стояли друг перед другом и пристально смотрели друг на друга. Между ними словно сверкали молнии.

Марианна, наконец-то, отступила назад.

<<Не могу больше так! Боже, почему я нахожусь тут и болтаю с ней? Достаточно на сегодня. Надо подумать, как найти тело>>. – На сегодня хватит, – заявила Марианна и протянула руку за подзорной трубой. Голос немного подрагивал. – Я должна подняться на холм.

Марианна не спросила, куда идёт она. Её это не волновало. Только бы она ушла. Перед тем, как вернуть подзорную трубу Марианне, Эшли помедлила. Потом протянула её так, чтобы не дотронуться до неё.

<<Замечательно, – подумала Марианна. – Мы обе ощущаем одно и то же>>. – Прощай.

– Прощай, – бросила рассеянно Эшли.

Она сделала пару шагов, но тут остановилась и опустила голову.

– Я хотела сказать вот что…

– Да?

Эшли не обернулась, говоря ровно и сдержанно:

– Держись вдали от моих братьев, хорошо?

Марианна поразилась. Фраза взбесила её так, что она не сумела отыскать нужные слова.

Потом Марианна подумала:

<<А вдруг она знает, что её братья – убийцы и старается меня защитить? Как Джеральдина…>>. – Дыхание Марианны свело, она смогла только вымолвить: – Почему?

Она покачала опущенной головой:

– Я думаю, ты можешь оказать на них дурное влияние. Они такие восприимчивые и мне не хотелось бы, чтобы в их голове бродили разные идеи.

Марианна поникла.

<<Ну, можно и догадаться>>. – Она произнесла спокойно и ласково: – Эшли, проваливай отсюда, уйди.

Глава 8

Марианна выждала приблизительно час после того, как Эшли спустилась вниз и направилась по дороге на восток – совсем непонятно, зачем.

В той стороне не было ничего, кроме двух ручьёв и множества деревьев. И ещё её дом.

Наверное, она решила пойти в город, но не имела понятия, насколько он далеко.

<<Слава Богу. Она ушла, забудь о ней. Мне и так есть, чем заняться, разве нет? Конечно, занятие это чуток опасное. Но Эшли здесь ни при чём. Не верю, что она знает о том, что произошло с мистером Бердоком>>.

Марианна вынула лопату и пошла по дороге в сторону запада. В скором времени Марианна забыла об Эшли. Теперь она думала лишь о том, что ожидает её дальше.

<<Я не трусиха, я сделаю это… Не трусиха, не трусиха… Нет, конечно, я трусиха!>>

 

Но ощущение страха – полезное ощущение. Тем осторожней она станет действовать. Марианна сделает всё быстро и без излишнего шума. Она проберётся сквозь дыру в изгороди, немного поработает лопатой и исчезнет до того, как её кто-либо заметит. Марианна пыталась не думать о том, что откопает на заднем дворе, если её догадка верна… Подходя к ферме Бердока, Марианна приняла все меры предосторожности: для начала пошла на север, потом отступила на юго-восток, чтобы попасть на задний двор незамеченной. Тут всё было одичалым: между привычными кустами малины разрослась крапива и лебеда. Ещё чуть-чуть и все эти кусты превратятся в настоящий лес.

<<Не верю, что способна на это>>, – подумала Марианна, добравшись до изгороди, которая окружала задний двор.

Но не поверить было невозможно. Марианна намеревалась проникнуть на чужую территорию и, наверное, откопать там труп…но при этом сохраняла поразительное хладнокровие. Марианна, конечно, испытывала страх, но только без паники. Наверное, внутри неё таится много такого, о чём она даже представления не имела.

<<Возможно, я совсем не та, за кого себя принимала?>>

Тёмный двор был пропитан каким-то запахом.

Не всякими там цветами. Тут воняло козлами.

Прокрадываясь вдоль изгороди, Марианна не сводила взора с высокого дома. Свет горел лишь в паре окон.

<<Лишь бы они не увидели меня…лишь бы не наделать шумихи…>>.

Марианна ступала осторожно и медленно, застывая на каждом шаге и не сводя взгляда от дома шла к тому месту, где была видна свежескопанная земля. Она взмахнула лопатой несколько раз. Это ничего не дало.

<<Ладно. Надо действовать уверенней. И не нужно наблюдать за домом: в этом нет никакого смысла. Если они выглянут, то по-любому заметят меня и в любом случае я ничего не сумею поделать>>.

Но лишь Марианна снова вонзила лопату в землю, за ней раздался звук:

<<У-у-у-ш-ш-ш!>>

Марианна замерла и вцепилась в лопату.

<<Я спокойна, – скомандовала Марианна себе. – Это не братья. И не Эшли. Это некое животное>>.

Марианна прислушалась. Из козлиного сарая слышалось унылое <<мэ-э-э>>.

<<Брехня. Скорее всего, кролик. Копай!>>

Марианна вскинула целую лопату земли…

И тут опять послышалось:

<<У-у-у-ш-ш-ш!>>

Марианна услышала сопение. Потом шелестение. Да, это животное. Но не кролик, а кто-то крупнее.

<<Какая разница? – угомонила себя Марианна. – Тут нет опасных животных. И я не боюсь темноты. Я в ней обитаю. Я обожаю ночь>>.

Но отчего-то сегодняшняя ночь была иной.

Возможно, виновата нежданная встреча с Эшли. Это выбило Марианну из привычного русла, вызвало досаду и замешательство. И теперь Марианне казалось, словно кто-то старается внушить ей: темнота – это не естественная среда для человека и Марианна, со своим слабым зрением, недостаточно тонким обонянием и слухом, для неё не создана.

<<У-у-у-ш-ш-ш!>>

<<Наверное, у меня омерзительный слух, но это я превосходно слышу. И мне это не нравится. Какое-то огромное животное сопит в кустах… Какое же большое животное могло тут очутиться? Явно не олень, они, вроде, не фыркают. Это некто покрупнее и повыше волка. Возможно, медведь?>>

Но тут Марианна услышала иной звук: кто-то энергично пробирался через кусты малины. В тусклом свете, который падал из освещённых окон дома, Марианна увидела, как всколыхнулись ветки… Оно выходило…

Марианна взяла лопату и ринулась прочь. Но не к дыре в изгороди и не в сторону дома – там было опасно. Марианна помчалась к сараю с козлами.

<<Здесь я сумею защититься…не впущу его…стукну лопатой…>>.

Но из сарая ничего Марианне видно не было.

Через пыльные стёкла пары окон Марианна всё равно не могла разобрать, что там во тьме, снаружи. Марианна не видела даже козлов, находившихся около неё, хотя и слышала их.

<<Не включу фонарь! Лишь себя выдам>>.

Марианна напряглась и замерла, прислушиваясь к тому, что там, снаружи.

Тишина. Марианна почувствовала лишь запах козлов. Запах дубовых стружек, которыми был устлан пол вперемешку с разлагающимся козлиным помётом. Все эти ароматы издавали ужасное зловоние, но отлично сохраняло тепло в сарае. У Марианны от напряжения вспотели руки; она судорожно сжимала в них лопату.

<<Я никогда никого не трогала…с той поры, как мы с Мириам дрались в детстве…но, блин, сегодня утром я врезала незнакомому человеку…>>.

Марианна надеялась, что сумеет сделать это и теперь – если понадобится. Козёл слегка боднул её по плечу. Марианна его отпихнула.

Другой козёл вдруг заблеял. Марианна закусила нижнюю губу.

<<Снаружи кто-то есть… Козлы тоже услышали…>>.

Марианна ощутила на губе кровь и начала её слизывать, чувствуя медный привкус, словно во рту держала медную монету. Кровь имела медный вкус. Неожиданно Марианна подумала: это вкус ужаса. …Дверь сарая начала открываться. И вдруг вошёл некто ужасный.

Этот некто сопел, как животное, но мог открыть дверь, как человек. Марианна не видела его: и в сарае и снаружи царила одинаковая тьма.

Марианне не пришло на ум включить фонарь, у неё было только одно побуждение – немедленно ударить его лопатой перед тем, как он доберётся до неё. Марианной завладел чистый и первобытный инстинкт самозащиты.

Но вместо этого девушка только выдавила из себя шёпотом:

– Кто там?.. Кто это?

И услышала знакомый женский голос:

– Я так и знала, что ты нарываешься это сделать. Я обыскалась тебя.

– Вот, блять… Мириам! – Марианна без сил опёрлась о стену сарая и выронила лопату из рук.

Козлы продолжали блеять. У Марианны зазвенело в ушах. Мириам зашла в сарай, стуча каблуками.

– Ну и вонь! Что ты тут делаешь?

– Дура, – вместо ответа сказала Марианна. – Я едва не вышибла тебе мозги.

– Ты сказала, что забудешь про все эти бредни. Ты наврала мне.

– Мириам, ты не… Побеседуем позже… Ты ничего тут не слышала? – Марианна старалась собрать мысли.

– Что, к примеру? – Спокойствие Мириам заставило Марианну ощутить себя глупо. Потом голос сестры стал более резким: – Что-то, похожее на вой?

– Нет. Что-то, похожее на сопение. – Марианна понемногу утихомиривалась.

– Я ничего не слышала. Давай лучше отчалим отсюда по-хорошему. Что мы скажем, если вдруг выйдет Джет?

Марианна не нашлась с ответом на это. Мириам обитала в совершенно ином мире – счастливом и сияющем мире, где самое худшее, что могло произойти в эту ночь, была подобная ситуация.

Наконец-то, Марианна сказала:

– Мириам, я твоя сестра. У меня нет никаких причин врать тебе либо подшучивать над тобой, либо унижать кого-либо, кто нравится тебе. Не хочу делать спешных выводов…и не выдумывая ничего. Но скажу тебе серьёзно: с этими парнями что-то нечисто.

Мириам открыла уже рот, но Марианна неумолимо продолжала:

– Поэтому теперь ты вольна выбрать любой из двух вариантов: или у меня голова поехала, или я сказала правду. Ты взаправду думаешь, что я чокнутая?

В это мгновение Марианна вспомнила прошлое: как они поддерживали друг друга в те ночи, когда болел папа; как Марианна читала ей книги; как замазывала йодом её раны и оставляла ей побольше печенья на завтрак. И хотя Марианна не могла видеть Мириам во тьме, она ощущала, что она тоже вспомнила об этом. Они многое испытали вместе. И они всегда будут вместе.

Мириам, наконец-то, произнесла:

– Ты не чокнутая.

– Благодарю.

– Но… Джет не может никому причинить зла. Я уверена в этом. С того мгновения, как я его встретила… – Она на миг умолкла. – Марианна, мне кажется, я теперь знаю, для чего живу. Он не похож ни на одного из тех парней, которых я когда-нибудь встречала. Он…он такой смелый, такой забавный, тихий…он один такой.

<<А я думала, что всё дело в светлых волосах, – подумала Марианна. – Видно, дело обстоит серьёзнее>>.

Марианна была тронута и удивлена переменой, происшедшей в Мириам. Но ещё больше она была напугана. Напугана до полусмерти. Её капризная, циничная сестрица нашла, наконец-то, в кого втюриться…и, наверное, её избранник – достойный наследник Лукреции Борджиа.

– Марианна, может, мы всё же отправимся домой?

Мириам скрывала тьма, но по её тону Марианна поняла, что дело и впрямь серьёзней некуда.

Марианне стало совершенно не по себе.

– Мириам…

Неожиданно Марианна замолкла: снаружи зажёгся свет. Они с Мириам машинально столкнулись лбами и выглянули в окно сарая.

– Закрой дверь, – прошептала Марианна таким голосом, что Мириам тут же закрыла дверь сарая.

– Сиди тихо, – добавила Марианна и схватила её руку, оттолкнув к противоположной стене.

Марианна осторожно смотрела в окно. Первым через заднюю дверь вышел Ровин, потом Джет, затем Кастр. Кастр нёс лопату.

– Господи…

– Что такое? – Мириам попыталась посмотреть в окно.

Марианна накрыла ей рот ладонью. А произошло то, что парни опять намерились копать во дворе. Сейчас они шли с голыми руками. Но что же они собираются делать?

Уничтожить улику? Утащить в дом и сжечь либо расчленить? Сердце Марианны бешено стучало.

Мириам бросилась к окну и выглянула наружу.

Марианна услышала, как она попыталась вздохнуть, но у неё перехватило дыхание.

Возможно, она хотела отыскать всему этому какое-то объяснение? Марианна стиснула её плечо. Две сестры следили, как парни копают землю, сменяя друг друга. И опять Марианна удивилась тому, насколько они сильные. Ведь Джет выглядел таким хрупким. Каждый раз, когда кто-либо из братьев окидывал двор глазами, сердце Марианны подскакивало в груди.

Рейтинг@Mail.ru