Сыновья тьмы

Elza Mars
Сыновья тьмы

– Имеется ещё одна возможность, – сказала Эшли.

Она произнесла это еле заметным шёпотом, будто ей стало всё равно, захочет ли Марианна её услышать. Марианна немного расслабилась, следя, как сквозь её сомкнутые веки просвечивает солнце.

– Какая же?

– Я в курсе, что вы с мальчиками совершили обряд кровного родства. Правило такого не допускает, но теперь речь не про это. Отчасти именно из-за вас с Мириам мои братья не желают отчаливать из этого края.

Марианна раскрыла уже рот, намеревшись возразить: братья не желают отчаливать из этого края, потому что жизнь в Ночном Мире для них невыносима, но Эшли поспешила продолжить:

– Но, возможно, если бы вы были такими же, как и мы, тогда мы сумели бы что-либо придумать. Я могла бы забрать мальчиков назад на остров, а спустя пару месяцев опять вытащить их с острова. Мы отчалим в такое место, в котором нас никто не знает. Никто ни черта о тебе не заподозрит. Мальчики станут свободны, и ты останешься с ними… Они тогда станут счастливыми. И твоя сестра тоже сможет приехать.

Марианна неторопливо повернулась. Она рассмотрела Эшли. Солнце осветило в её прядях незаметные оттенки белезны, что сейчас они сияли теплом, как у Джета либо у Кастра. Её глаза омрачились, стали почти чёрными. Стройная и элегантная, как всегда.

Лишь вид её выглядел огорчённым.

– Не насупливайся, тебе это не к лицу, – сказала Марианна.

– Какого хрена! Мне не нужна твоя опека! – заорала Эшли.

Марианна вздрогнула.

Ладно, пускай так….

– Я считаю, – начала Марианна аккуратно, но давая ей понять, что право на досаду с огорчением теперь имеет лишь она, – что ты предлагаешь мне стать вампиршей.

Уголок губ Эшли дрогнул, она скрестила руки на груди и отвернулась.

– Ну, да.

– Чтобы твои братья могли стать счастливыми.

– Чтобы тебя не прикончил кто-то, типа бдительной Киры.

– Но если ты обратишь меня, разве люди ночи не изъявят желания прикончить меня точно так же?

– Это если им удастся тебя отыскать, – жёстко сказала Эшли. – По-любому, если ты будешь вампиршей, твои шансы остаться в живых возростут.

– Итак, если я буду вампиршей и отрекусь от всего, что тут мне нравится, твои братья смогут стать счастливыми.

Эшли бешено уставилась на крышу здания на другой стороне дороги.

– Позабудь про это.

– Ты поверь, в мою голову это и не приходило…

– Замечательно. – Эшли продолжала глядеть на крышу.

Вдруг у Марианны возникло страшное подозрение, что у неё глаза блестят от слёз.

Я сама рыдала, не знаю, правда, сколько раз за прошедшие дни… А раньше могла заплакать, лишь увидев ночное небо. Что-то со мной неправильное творится. Я уже не понимаю, кто я сейчас.

Видимо, Эшли ощущает то же, что и она.

– Эшли…

Она не взглянула на Марианну. Её губы были плотно сжаты.

Проблема в том, что нормального для всех решения нет, – подумала Марианна.

– Прости, – сухо произнесла Марианна, стараясь избавиться от захвативших её непривичных чувств. – Это потому, что всё неожиданно в жизни стало другим, каким-то… странным. Никогда я не думала, что такое может произойти со мной. – Марианна судорожно сглотнула. – Я думаю, ты тоже… Вначале удрали твои братья, затем я рухнула тебе на голову… Потешно, так ведь?

– Чересчур. – Она больше не смотрела вдаль. – Послушай меня… Я должна тоже тебе сказать. Я сама точно не думала, не гадала об этом, и если бы кто-то ещё семь дней назад сообщил мне, что я стану…что у меня появятся некие делишки со смертным, я бы снесла ему башку. Но перед этим посмеялась бы от всей души. Но… – Эшли умолкла.

Похоже, исповедь её закончилась, только… Ей, в принципе, не надо было больше ничего произносить. Марианна сложила руки перед собой и глядела на косой осколок стекла, который валялся на земле, пытаясь мысленно досказать то предложение, которое не досказала Эшли. Но всё ясно. Она просто не могла её договорить. Марианна приглушила в себе желание отбросить стекло ногой.

– Я негативно влияю на твоих братьев.

– Я это сказала, чтобы тебя защитить. Постараться защитить…

– Я сама способна защитить себя.

– Уже заметила, – сухо парировала Эшли. – Это очень помогает в жизни, да?

– Что ты заметила? Ни черта ты не заметила. Ты просто уверена, что я слабее тебя… Пусть ты этого не произносишь, я в курсе, что ты думаешь так.

Вдруг в глазах Эшли возникла хитрость. Её глаза преобрели голубой цвет, как небо.

– Если бы ты стала вампиршей, то не стала бы слабой и была бы в курсе моих мыслей действительно.

Она протянула Марианне руку.

– Хочешь попробовать, а?

– Лучше возвратимся обратно, – резким тоном проговорила Марианна. – А то твои братья и моя сестра решат, что мы здесь грохнули друг друга.

– Да и пускай… – Эшли так и держала её руку, но Марианна лишь помотала головой и ушла.

Марианна испугалась. Всякий раз с Эшли она заходила чересчур далеко.

Любопытно, что из нашей беседы они могли услышать?

Она завернула за угол и сразу же глянула на Джеральдину. Та стояла около Кастра у бензоколонки, совсем близко от него. На миг Марианну охватило беспокойство.

Ты в здравом уме? – произнёс в ней голос. – Как ты можешь её ревновать, раз сама даёшь повод ревновать, причём не зная, как самой быть с собственной духовной супругой… Ладно бы они с Кастром понравились друг дружке.

– Мне по фигу, не могу уже ждать, – заявил Джет Ровину; парни стояли на другой стороне тротуара. – Мне надо её отыскать.

– Он думает, что Китти убежала домой, – пояснил Ровин, увидев Марианну.

Эшли направилась к Ровину, Кастр тоже подошёл к нему, и Марианна осталась одна около Джеральдины. И опять из головы вылетели все приличия. Она посмотрела на неё, и чувство неловкости внезапно ушло.

Джеральдина наблюдала за Марианной своим спокойным и ровным взором. Но потом она поразила её.

Посмотрев в сторону тротуара, она сказала:

– Соблюдай осторожность, Марианна.

– Чего?

– Соблюдай осторожность…

Такой же интонацией она предупреждала её касательно Тедди да Виктора. Марианна проследила за её взором. Она смотрела на Эшли.

– Не переживай, всё нормально. – Марианна не соображала, как объяснить ей.

Даже братья Эшли не поверили бы, что Эшли не могла ей причинить зло.

Джеральдина побледнела:

– Я знаю таких девушек. Изредка они приводят в свои клубы смертных девушек… Тебе не стоит знать, для чего. Поэтому…соблюдай осторожность, хорошо?

Это неприятно поразило Марианну. Братья говорили то же самое, но услышать подобное от Джеральдины… Эшли, конечно, вытворяла в своей жизни всякое…если бы Марианна прознала о таком, она бы её прибила. Такое, что нельзя взять и забыть.

– Я буду соблюдать осторожность, – произнесла Марианна. И, неожиданно заметив, что сжала свои руки в кулаки, улыбнулась и добавила: – Я сумею держать её в руках.

Джеральдина так и осталась бледной. Она глядела на Эшли, её серые глаза стали темнее, губы плотно сжались. В её спокойствии сквозили сдержанная сила с ледяной злостью.

И так же решимость защитить Марианну и ненависть к Эшли. Тут к ним подошли остальные.

– Со мной всё будет нормально, – спешно шепнула Марианна.

А Джеральдина громко сказала:

– Я подумаю насчёт людей тут, в городке, и сообщу тебе, если что-то обнаружу.

– Благодарю, Джеральдина, – кивнула головой Марианна.

Она постаралась успокоить её взором, когда все рассаживались в авто. Она стояла и смотрела, как машина Марианны отъезжает от заправки. Рукой на прощание она не помахала.

***

– Так, мы едем домой, – сказала Мириам. – А что потом?

Никто ей не ответил. Марианна понимала, что не имеет ни одной толковой идеи.

– Я считаю, что мы бы быстрее могли во всём разобраться, если бы знали подозреваемых, – произнесла Марианна.

– Есть ещё кое-что важное, что мы должны сделать, – произнёс Ровин. – Мы ведь вампиры, как никак.

Марианна могла бы решить, что Ровин упомянул про это между делом, но Мириам спросила:

– И что это?

– Мы должны перекусить, – улыбнулся своей самой искрящейся улыбкой Кастр.

Они возвратились в усадьбу Бердока. Кошки нигде не было. Все четыре вампира пошли в лес, и Джет постоянно звал Китти. Марианна же приблизилась к столу мистера Бердока. Вынув письменные листы, немного заплесневелые с краёв, и золотую ручку с потускневшим рисунком, она уселась за стол.

– Сейчас, – сказала она Мириам, – я составлю с тобой список тех, кого мы подозреваем.

– В их доме нет ни хрена, что можно поесть, – проворчала Мириам. Она успела обыскать все шкафчики на кухне. – Лишь чай да кофе. Кто такую мерзость пьёт?

– Напомню тебе, что твой дружок – вампир. Садись и сконцентрируйся. Кого мы подозреваем?

Мириам села и вздохнула.

– Надо выяснить, что произошло с тем конём.

В руке Марианны ручка замерла над бумажным листом.

– Ты права, тут должна иметься некая связь. Я забыла это. – Забыла, что работать детективом – не в игры играть. – Ладно, – угрюмым тоном проговорила она. – Допустим, что тот, кто грохнул коня, и есть убийца дядя Пола и козла. Возможно, он же и разбил окошко на заправке, ведь это произошло минувшей ночью. Что нам это даёт?

– Я считаю, что это Тедди с Виктором.

– Слишком умно!

– Нет, серьёзно. Ты же знаешь, что Тедди постоянно жуёт свои зубочистки. А в козла воткнули как раз зубочистки.

Зубочистки… Что это напоминает Марианне?

Нет, не зубочистки, а колья… Почему Марианна не в силах вспомнить? Она потёрла лоб и уступила Мириам.

– Хорошо… Напишу, что Тедди с Виктором – охотники на вампиров, только поставлю знак вопроса. А ты не думаешь, что эти типы – сами являются вампирами?

– Нет, – сказала Мириам, пропустив сарказм сестры. – Считаю, Джет заметил бы это, когда пил их кровь. – Она задумчиво поглядела на Марианну. – Сообразительная из нас двоих ты. Как сама считаешь, кто такое совершил?

 

– Беспонятия.

Мириам скорчила лицо сестре, а та тут же нарисовала на листе ветку. Потом ветка стала маленьким колом, похожим на карандаш, который сжимает мужская ладонь. У Марианны никогда не выходило рисовать ладони…

– О, Господи! Борис…

– Это сделал Борис? – наивным голосом спросила Мириам.

Марианна ответила:

– Ага. Я считаю…нет, не имею понятия. Эти колья, которыми проткнули козла, – большие… Я видела, как он тоже использует зубочистки. Иногда.

– Э… – Мириам выглядела разочарованной. – Борис… Нет, не может быть. Он даже комару не навредит.

Марианна волнительно мотнула головой.

– Ровин сказал, что его имя, как у ламий. И он, Борис, сказал мне нечто странное тем днём, когда я отыскивала Тедди с Виктором. – Сейчас в голове Марианны воскресла та встреча, которую она старалась вспомнить. – Он сказал: Удачной охоты!

– Марианна, это фраза из Книги джунглей.

– Знаю. И всё же от него это было странно услышать. Кстати, сейчас он как-то подозрительно приветлив и напуган. Что, если это всё – притворство?

Марианна не дождалась ответа от Мириам и спросила:

– Это разве менее правдиво, нежели то, что Тедди с Виктором – охотники на вампиров?

– Выходит, напиши его тоже.

Марианна написала.

Потом произнесла:

– Мне постоянно хочется спросить Ровина, как они отправляли с острова письма мистеру Бердоку… – Она замолкла и напряглась, заслышав хлопок входной двери.

– Я вернулся первым?

Это был Ровин – разгорячённый, разрумянившийся, немного запыхавшийся. Его волосы были взлохмачены.

– А остальные где? – спросила Марианна.

– При входе в лес мы разделились: только так могут все поохотиться в таком маленьком лесу.

– Маленьком лесу?! – Мириам выглядела оскорблённой. – Наш Вересковый Ручей просторен, но уж точно не маленький.

Ровин улыбнулся.

– Охотиться тут тесно. Не обижайся, Мириам. Нам тут нормально: на острове мы совсем не охотились. Там еда с транквилизаторами, вообще пассивная.

Марианна прогнала от себя образ, который вызвали его слова.

– Хм…нет желания добавить в наш список своё мнение в отгадку нашего детективного рассказа?

Ровин сел на стул и отбросил с глаз чёлку.

– Не знаю. Любопытно, а что, если убийца, тот, кого мы не подозреваем?

Марианна вспомнила, о чём говорила до хлопка двери.

– Ровин, я хочу задать тебе вопрос… Ты сказал, что лишь Эшли могла узнать, куда вы удрали. А как же та девушка, которая помогала вам переправлять письма с острова? Она могла знать, где проживает ваш дядя, правильно? Она же могла видеть адрес на конверте.

– Кристина Линден, – улыбнулся Ровин, но как-то грустно. – Нет, она не могла знать. Она… – Ровин дотронулся рукой до виска. – Не имею понятия, как среди людей это называется. Её разум неполноценен. Она не умеет читать. Но она слишком добрая.

Неужели есть неграмотные вампирши? Надо же! – Вслух Марианна произнесла: – Ладно. Выходит, можно исключить ещё одну.

– Слушайте, а что, если мы предположим самый бред? – вмешалась Мириам. – Допустим, может же случиться так, что тётя Джеральдины по-правде не умерла? И что, если…

В этот миг за закрытой входной двери на крыльце послышался топот, затем что-то громко упало на землю.

<<Вот, блять, Китти! >>– мысленно ужаснулась Марианна.

Глава 15

– Китти! – Марианна выбежала на крыльцо, оставив входную дверь распахнутой.

Перед своим внутренним взором она увидела страшную картину: пронзённую кольями кошечку. Но на парадном крыльце она обнаружила не Китти, а Эшли: она растянулась в полный рост, а над ней в закатной темноте летали мотыльки. Сердце Марианны больно сдавило в груди. На краткое мгновение время замерло и целый мир стал другим. Если Эшли мертва, если её прикончили… Тогда в её жизни больше не будет ничего хорошего. Никогда. На Марианну будто опустилась ночь без луны и звёзд. И ни черта с этим не поделать. Марианна не знала, почему, но вдруг до неё дошло, что так оно и есть. Марианне стала трудно дышать, конечности стали будто чужими и не подчинялись ей, перед глазами стало расплываться. Эшли зашевелилась. Она подняла голову, оперевшись на руки, и осмотрелась по сторонам. Сердце Марианны отлегло, но она продолжала чувствовать головокружение.

– Не ушиблась? – спросила она дибильный вопрос, не смея дотронуться до Эшли: в том состоянии, в котором она находилась сейчас, один лишь разряд током может спалить её и она растает, как лёд на солнце.

– Я провалилась в эту грёбаную дыру, – сказала она. – А ты что подумала?

<<Это верно, – подумала Марианна, – шаги оборвались больше с треском, чем глухо. По-другому, как шаги минувшей ночью>>.

И это что-то значило… Если б Марианна сумела проследить свою мысль до конца…

– Что, Эшли, возникли некие проблемы? – произнёс голос Кастра и он сам вышел из тени – подлинный архангел со светлыми волосами и прекрасными чертами лица.

За ним стоял Джет с Китти на руках.

– Она залезла на дерево, – сказал он и потёрся о кошачью мордочку щекой. – Мне пришлось самому лезть за ней.

Глаза Джета при свете, который лился с веранды, искрились голубизной и казалось, что он не идёт по земле, а плывёт над ней. Эшли встала и отряхнулась. Как и её братья, она выглядела неимоверно красивой после того, как утолила голод и её глаза сияли тайным лунным светом. Марианна смотрела на неё, не отводя глаз.

– Заходите, – произнесла она, признав свой проигрыш. – И помогите мне понять, кто грохнул вашего дядю.

Сейчас, когда Эшли была в норме, Марианна захотела забыть свои ощущения, посетившие её минуту назад. Либо не думать о том, что они означают.

<<Они означают то, – чётко оповестил её голос внутри, – что ты серьёзно влипла, милая. Хи-хи>>.

– Итак, что такое? – оживлённо спросил Кастр, как только все расселись за кухонным столом.

– А у нас такое, что ничего такого и нет, – пояснила Марианна. Она расстроенно смотрела на исписанный бумажный лист. – Может, начнём сначала? Нам не известно, кто совершил убийства, но нам же кое-что о нём известно. Так?

– Так, – одобрительно кивнул Ровин.

– Номер один: козёл. Тот, кто его грохнул, должен обладать приличной силой, ведь пронзить его шкуру зубочистками нелёгкий труд. И он должен был быть в курсе, как прикончили вашу тётю Ханну, ведь козёл был убит так же. Ещё должен иметься некий смысл в том, что убийца положил козлу в пасть тёмный ирис: или он знает, что Эшли принадлежит к клубу <<Тёмный цветок>>, или он сам принадлежит этому клубу.

– Либо он думал, что тёмный ирис – знак всех ламий, либо всех людей ночи, – Эшли наклонилась и потёрла щиколотку. – Такую ошибку люди Внешнего Мира делают всегда.

<<Это да>>, – подумала Марианна, а вслух произнесла: – Допустим. Нам известно, что он воспользовался двумя видами разных кольев. Это ни о чём не говорит, ведь первые и вторые можно купить в городе.

– И он должен иметь любую вескую причину ненавидеть мистера Бердока либо вампиров, – добавила Мириам. – Иначе зачем он его убил?

Марианна терпеливо посмотрела на сестру.

– Пока я не дошла до мистера Бердока. Но можем сейчас переключиться на него. Номер один: тот, кто его прикончил, стопроцентно был в курсе, что он вампир, ведь убил его колом. Номер два…два…

Её голос упал. Больше ей в голову ничего не приходило.

– Номер два – это то, что его грохнули, наверное, под влиянием обстоятельств, – сказала спокойным и рассудительным тоном Эшли. – Вы сказали, что его проткнули заборным колом. Если бы убийца заранее всё продумал, то он бы принёс свой кол.

– Да. Видно, так и есть. – Марианна не сдержалась, сказав это вслух…

Она пересеклась взглядом с Эшли и испугалась. У неё был такой вид, словно для неё была важна её похвала.

<<Э, – подумала Марианна. – Э, э… Теперь мы, наверное, в первый раз просто сидим и болтаем. Не спорим, не ругаемся, а просто болтаем. Отлично>>.

Это поразительно отлично. И странное дело, Марианна знала, что Эшли ощущает то же, что и она. Девушки понимали друг друга. Эшли еле заметно кивнула ей. Разговор возобновился.

Марианна стала терять ощущение времени, а они продолжали сидеть и обсуждать, бурно спорить. Наконец, Марианна посмотрела на часы и поразилась: уже приближалась полночь.

– Может, хватит? – жалобно спросила Мириам. – Я устала.

Она почти лежала на столе. Как и Джет.

<<Понимаю тебя, – подумала Марианна. – Мой мозг тоже клинит. Не соображаю ни черта>>.

– Вряд ли мы сегодняшней ночью раскроем убийство, – проговорил Кастр и закрыл глаза.

Он был прав. Но Марианна вообще не хотела спать. Она чувствовала некое возбуждение и не сумела бы сейчас заснуть.

<<Я хочу…что же я хочу? – подумала Марианна. – Я хочу…>>.

– Если тут поблизости не скрывается псих-убийца козлов, я бы отправилась глянуть на ночное небо.

– Я иду с тобой, – сказала Эшли таким голосом, словно это было в норме вещей.

Кастр и Джет недоверчиво посмотрели на сестру. Ровин опустил голову, почти не тая ухмылку. Марианна в ответ пробубнила что-то непонятное.

– Знаешь, – сказала Эшли, – я не думаю, что псих-убийца козлов скрывается где-то тут и лишь ожидает, чтобы проткнуть неосторожную девушку колом. Если что-то и произойдёт, я сумею справиться с этим убийцей… – Она вдруг умолкла. – Я подразумеваю: мы сумеем, потому что будем вместе.

<<Это уже пройдено, девушка>>, – подумала Марианна, но признала вынужденно правоту Эшли.

Она была сильна и ловка, и Марианна ощущала, что серьёзная битва для неё не в новинку.

<<Действительно, я ни разу не видела, как она дерётся, – подумала Марианна. – Я и дразнила её, и светила в лицо фонариком, и ударила её по ноге, а она ни разу не попыталась дать мне сдачи. Видимо, ей в голову это не приходило>>. – Глянув на Эшли, Марианна произнесла: – Хорошо.

– Но, – начала тут Мириам, – Марианна…

– Мириам, всё будет хорошо, – ответила та. – Мы не пойдём далеко.

***

Марианна гнала машину. Она не знала, куда едет, но соображала одно: ехать к своему холму она не хочет. Чересчур много странных воспоминаний. Хоть она и пообещала Мириам, что не поедет далеко, вскоре обнаружила, что едет всё дальше и дальше. В том направлении, в котором ручей Зелёного Орешника едва пересекается с Бобровым ручьём, а посреди них растут настоящие маленькие джунгли.

– Это хорошее место, чтобы смотреть на небо? – сомнительно спросила Эшли, вылезая из машины.

– Э…если ты станешь глядеть вверх. – Марианна запрокинула голову и развернулась на восток. – Какое прекрасное небо. А звёзды? Только посмотри, сколько их там.

– Ага. Этим летом звёзды поднимаются по ночам выше некуда, – заметила Эшли без всякого энтузиазма.

Марианна быстро посмотрела на неё. Она повела плечами.

– Если часто разгуливать по ночам, то невольно будешь смотреть на звёзды.

Марианна снова глядела на них.

– Они такие яркие и маленькие.

– Это верно.

Марианна ухмыльнулась.

– А вообще я чаще рисую звёзды и небо, чем просто рассматриваю их.

Она ощутила, что Эшли глазеет на неё и слышала её вздох, словно она хотела что-то произнести. Но она опять вздохнула и снова стала глядеть в ночное небо. Для неё это стало подходящим моментом, чтобы упомянуть, насколько вампирши лучше видят во тьме. Но, если бы она это сказала, Марианна разозлилась бы, прервала её и отклонила бы её предложение. Но поскольку она так не сделала, Марианна почувствовала злость иного рода.

<<Выходит, ты решила, что я недостойна быть вампиршей…либо кем-то другим! Зачем тогда я привезла сюда тебя, в эту глушь, какую сумела отыскать? Пялиться на небо и звёзды? Нет… Теперь я не знаю, кто же я. Мне страшно, что я могу преподнести себе огромный сюрприз>>.

– Ты потянула шею? – спросила Эшли.

– Возможно. – Марианна немного помотала головой, разминая связки.

– Может, растереть? – предложила она, находясь в паре шагов от неё.

Марианна хмыкнула и кинула на неё внимательный взор. На востоке начала восходить луна.

– Пройдёмся? – спросила Марианна.

– Что? Ага, давай…

Они шли в темноте. Лишь взошедшая луна освещала им путь. Марианна задумалась о своих картинах, которые она рисовала. Она чувствовала, что её тянет в вышину этого неба.

<<Какое странное чувство. Новое. Даже дух захватывает. А если у меня получится быть другой, не такой, как сейчас? Ну, такой же, только с наиболее обострёнными ощущениями? Другой Марианной, которая сумеет принадлежать ночи?>>

Она понимала, что стала другой, сильной: не она ли напинала Эшли? Да не раз! Марианну восхищало неистовство Кастра. Она понимала логику <<убей либо будешь убит>>. Марианна мечтала о радости охоты. Что ещё надо, чтобы быть человеком ночи?

 

– Мне надо кое-что сказать тебе, – произнесла Эшли.

<<Ободрить её либо нет?>> – подумала Марианна.

Но Эшли только спросила:

– Может, мы больше не будем рамсить друг с другом?

Марианна помедлила и произнесла серьёзно:

– Беспонятия.

Девушки шли по лесу. Деревья возвышались над ними, как колонны в огромном разрушенном храме. Мрачном храме. А внизу было так тихо, что Марианне казалось, словно она гуляет по Луне. Наклонившись, Марианна сорвала цветок, растущий среди травы. Это был ядовитый цветок. Эшли тоже наклонилась и подняла отломившуюся ветвь, валявшуюся около старого дерева. Девушки не смотрели друг на друга и шли, держась друг от друга на некотором расстоянии.

– А мне говорили, что это может произойти, – сказала Эшли, словно продолжая совсем другую беседу.

– Что ты приедешь в маленький город и станешь охотиться за убийцей козла?

– Что однажды я влюблюсь…и это будет больно.

Марианна всё шла. Она не остановилась, не замедлила шаг, но и не ускорилась. Лишь сердце её стучало сильно от смешанного ощущения ужаса и счастья.

<<Господи, это всё же произошло… Не могло не произойти>>.

– Ты не такая из тех, с кем я раньше встречалась.

– Ты так же.

Эшли теребила в руках подобранную ветку.

– Знаешь, это нелегко, ведь я постоянно думала о смертных… меня постоянно учили думать…

– Знаю, что ты постоянно думала, – резким тоном оборвала её Марианна. – Ты думала, что смертные – отродье.

– Но, – настойчиво продолжала Эшли, – дело в том… Знаю, прозвучит странно, но мне кажется, что я тебя люблю без всякой надежды на взаимность. – Она обломала более мелкие ветки.

Марианна не глядела на неё и ничего не сказала.

– Я старалась избавиться от этого чувства, но оно не уходит. Поначалу я подумала, что если отчалю из Верескового Ручья, то забуду про всё. Сейчас я знаю, это – безумие: куда бы я ни отчалила, это чувство постоянно будет со мной. Я не смогу от него избавиться. Поэтому надо придумать что-то другое.

Неожиданно настроение Марианны резко поменялось.

– Прости, – холодным тоном проговорила Марианна, – но, боюсь, не шибко приятно слышать, что кто-то тебя любит вопреки своему рассудку, воле и…

– …всем своим склонностям, – холодно закончила за неё Эшли. – Конечно, я знаю.

Марианна замедлила шаги и посмотрела на неё в упор.

– Ты не могла читать <<Гордость и предубеждение>>, – заявила она ей.

– Почему же не могла?

– Потому что Джейн Остен была человеком.

Эшли загадочно посмотрела на Марианну и спросила:

– А ты откуда это знаешь?

Отличный вопрос. Пугающий. И вправду, откуда она знает, кто в человеческой истории являлся человеком? А как же Галилей? Ньютон?

– Джейн Остен являлась женщиной, – нашлась Марианна и отступила на более надёжную почву. – А ты – шовинистка.

– Не спорю с этим.

Марианна опять пошла дальше. Эшли последовала за ней.

– А сейчас я могу сообщить тебе, что…э…я вами бескрайне очарована и что я люблю вас?

Снова книжная цитата!

– Твои братья, насколько помню, сказали, что ты всё время проводишь на гулянках.

Эшли всё поняла.

– Конечно, – защищалась она. – Только по утрам после гулянок я обычно долго лежу в кровати. В такое вот время приятно что-либо почитать.

Девушки шли без остановок.

– Помимо того, мы с тобой – духовная пара, – напомнила Эшли. – Поэтому я не могу быть совсем тупой, иначе бы я не подошла тебе.

Марианна задумалась об этом. И о том, что слова Эшли прозвучали едва робко. Она никогда не говорила так раньше.

– Эшли, – сказала Марианна, – беспонятия. Я думаю, мы не пара друг другу. Мы вообще несовместимы. Не подходим. Если бы я стала вампиршей, то ни черта бы не поменялось.

– Э… – Эшли хлестнула веткой по стволу дерева и ответила так, словно ожидала, что к ней прислушаются: – Касательно этого… Я думаю, что я могла бы поменять твоё мнение.

– О чём же?

– О том, что мы не пара друг другу. Не подходим. Если бы…

– Что <<если бы>>? – спросила Марианна после затянутого молчания.

– Если бы ты поцеловала меня.

– Поцеловать тебя?! Мне?

– Так я и знала. Я была уверена, что ты не захочешь. – Она хлестнула веткой по очередному дереву. – Хотя, смертные постоянно так поступают.

Косо следя за ней, Марианна спросила:

– Ты поцеловала бы гигантскую обезьяну?

Эшли сразу не нашлась, что ответить.

– Тогда благодарю…

– Я не подразумеваю, что ты похожа на неё.

– Стоп, молчи. Дай, угадаю. Я воняю так же?

Марианна мстительно усмехнулась.

– Я подразумеваю, что ты намного сильнее меня. Стала бы ты целовать громадную обезьяну, которая способна раздавить тебя одним махом, а ты сама беспомощна перед ней?

Эшли косо взглянула на неё.

– Ты же так не думаешь, да?

– Не думаю? Я что, должна стать вампиршей лишь для того, чтобы думать так, как ты считаешь верным?

Она протянула Марианне ветку дерева.

– На.

Марианна удивилась и посмотрела на неё:

– Для чего мне эта ветка?

– Это не ветка, это способ тебе общаться со мной на равне.

Эшли приставила один конец ветви к своей шее и Марианна заметила её острый конец.

Марианна вытянула руку к противоположному концу: ветка оказалась на удивление твёрдой и тяжёлой. Эшли смотрела на Марианну в упор.

Уже стемнело достаточно, чтобы она могла рассмотреть цвет её глаз, но выражение лица её было каким-то спокойным.

– Это возможно утрясти несколькими хорошими ударами. Вначале сюда, затем в сердце. Так ты легко и навсегда избавишься от неприятной занозы, которую зовут Эшли.

Марианна слегка надавила на ветку. Эшли отступила назад. Затем снова и снова.

Марианна припёрла её к стволу дерева, прижимая ветку к шее, будто меч.

– Если ты сказала серьёзно, то сумеешь это сделать, – сказала Эшли, касаясь спиной ствола дерева, но ничего не предпринимая для своей защиты. – В действительности не надо никакого кола либо копья. Хватит простого карандаша.

Марианна сузила глаза и обвела веткой грудь Эшли, как фехтовальщица, очерчивающая круг, и кинула её на землю.

– Ты вправду изменилась.

– Ага, я изменилась настолько, что за прошедшие пару дней не узнаю себя даже в зеркале, – просто ответила она.

– И ты не убивала своего дядю.

– Ты лишь сейчас догадалась об этом?

– Нет. Но немного подозревала. Ладно, поцелую тебя.

Марианна ощутила неловкость, ведь ни разу до этого не целовалась с девочками. Но вышло, что это легко. Теперь она сообразила, что такое этот импульс, пробегающий по её телу от прикосновения к своей избраннице. Те чувства, появившиеся у Марианны при прикосновении к руке Эшли, усилились. И не были неприятными.

Возможно, они неприятны, если их пугаться.

Эшли отстранилась и посмотрела на Марианну.

– Вот. Видишь… – неуверенно произнесла Эшли.

Марианна пару раз издала глубокий вздох.

– Видимо, такое ощущается, когда проваливаешься в тёмную яму.

– О! Прости…

– Нет, я подразумеваю, это было…интересно. – <<Невообразимо интересно, – подумала Марианна. – Совсем несхоже с тем, что мне довелось когда-либо испытать>>. – Сейчас Марианна точно знала, что с этой секунды должна стать другой, что не сумеет жить, как раньше и уже не станет такой, как прежде. – <<Кто я теперь? Незнакомка, которой хочется счастья, хочется любоваться и рисовать ночное небо и звёзды, возможно, убивать животных и хихикать над смертью, как смеются братья. Я открою свою художественную галерею, научусь шипеть, если мне будут угрожать. Я стану красивой, жуткой, опасной и в своё удовольствие стану целовать Эшли>>.

Голова Марианны пошла кругом и она едва не летала от восторга.

<<Мне всегда нравилась ночь, – подумала Марианна. – И теперь я принадлежу ей вся>>.

– Марианна? – нерешительно спросила Эшли. – Тебе понравилось?

Та внимательно взглянула на неё.

– Я хочу, чтобы ты обратила меня в вампиршу.

На сей раз укус не был схож с ожогом медузы.

Всё случилось быстро. Эшли прикоснулась губами к её шее, Марианну окутало тепло и она неожиданно поняла, что гладит рукой её волосы. Её мысли…они были цветными, как радуга. Марианну ослепило это. Она испугалась: через её радужные мысли виднелась темнота – прошлые поступки Эшли, то, чего теперь она стыдилась, Марианна это ощущала. Но её стыдливость ни черта не могла поменять.

<<Мне известно, что такое невозможно, но я постараюсь это уладить. Вот посмотришь, я отыщу способ…>>.

<<Вот, значит, что такое телепатия>>, – подумала Марианна.

Девушка слышала слова своим внутренним слухом, про себя произносимые Эшли, ощущала её отчаянную искренность…и чувствовала всю ту тяжесть, которую ей необходимо будет утрясти.

<<Мне по фигу. Я хочу присоединиться к сыновьям тьмы и не стану раскаиваться, как велено мне моей природой>>.

Эшли стала вскидывать голову, но Марианна сильнее обняла её, пытаясь удержать.

Рейтинг@Mail.ru