Сыновья тьмы

Elza Mars
Сыновья тьмы

Больше он ничего не сказал, но Джет смог поймать его следующую мысль:

<<Наверное, нам придётся возвратиться>>.

Джет рассвирепел.

– Хуже случившего явно уже не будет! Лучше я сдохну, чем возвращусь!

Возвратиться, чтобы опять делать то, что тебе навязывают? Чтобы подчиняться родителям и следовать вечно Законам? Чтобы опять смотреть на хмурые лица Главных, этих зануд, которые могут осудить всё, что бы ни сделал так же, как и 400 лет назад?

– Мы не должны возвращаться, – сказал он.

– Согласен, не должны, – сухо подтвердил Кастр. – Мы вообще даже не можем вернуться, если и захотим. Если только не захотим завершить свою жизнь так же, как дядя Пол, или… – он сделал длинную паузу, – …или, как наша тётушка Хадж.

Ровин поднял красные глаза.

– Лучше не упоминай про неё!

У Джета в животе сжался желудок в плотный узел.

– Они не сделают так, – проговорил он, стараясь прогнать всплывший в голове образ. – Они не сделают такого с собственными внуками.

– Раз мы не желаем вернуться, – сказал Кастр, – то нужно глядеть лишь вперёд. Надо решить, как нам теперь быть без помощи дяди Пола…раз тут где-то вблизи и вправду ходит охотник на вампиров. Но для начала, парни, куда мы денем это? – Он кивнул на тело дяди.

Ровин только покачал головой и пожал плечами от беспомощности. Он оглядел весь подвал, будто мог отыскать ответ где-то в тёмных углах.

Потом его глаза упали на Джета и задержались… Джет почувствовал, что брат внимательно его изучает.

– Джет! Что у тебя в футболке?

Джет не мог наврать брату. Он развернул футболку и показал Ровину двух мёртвых котят.

– Не думал я, что они подохнут в моём чемодане.

У Ровина не осталось сил злиться на него.

Он закатил глаза к потолку, вздохнул и раздражённо спросил:

– Зачем ты принёс котят сюда?

– Хотел захоронить за домом и пошёл за лопатой в подвал.

Настала длительная пауза. Джет смотрел на братьев, те – друг на друга. Затем троица глянула на трупики котят…и на дядю Пола.

***

Марианна улыбалась. Наступивший вечер был прекрасен. Идеальный вечер для рисования.

Воздух был неподвижным и тёплым. На ферме, которая стояла у подножия холма, где расположилась Марианна, свет горел только в двух окнах. Мистер Бердок был бережливым. А наверху простиралось тёмное небо с зажигающимися крохотными звёздами.

Марианна обмакнула кисть в краску и провела по белому листу первый штрих, затем ещё один и ещё. Она рисовала южную сторону неба и яркие звёзды. Розовой краской она выделила пятнышко, напоминающее облако пара. Смочив кисточку в стаканчике с водой, Марианна сменила цвет, нанеся ещё несколько оттенков.

Марианна была одна, полностью отдавая себя художеству.

<<Как красиво. Замечательно, – мысленно произнесла она. – Потрясающий пейзаж. Многие могут принять меня за ненормальную, но это их дело>>.

Она стала думать о Джеральдине. Зачем? Не стоило. Но она начала вспоминать, как Джеральдина пришла однажды с ней смотреть за её художеством. В её всегда спокойных серых глазах виднелось волнение, что казалось, она взаправду интересуется её художеством и понимает её причуды.

<<Я тут одна и знаю тайны ночи>>, – тихо пропел романтичный и сентиментальных голос внутри, заставив Марианну опять улыбнуться.

– Прям в точку, – с цинизмом выдала ответ Марианна своему внутреннему голосу.

Она отложила кисточку, потянулась, разминая затёкшие плечи и взяла лежащую на складном стуле упаковку чипсов. Стоит пожевать чипсы, как вся романтика мигом исчезает.

<<Немного осталось>>, – подумала девушка, облизав прилипшие ораньжевые крошки с липких пальцев.

Чуть-чуть спеша, Марианна стала постепенно завершать рисунок, когда случайно кинула взгляд в сторону фермы мистера Бердока. Там вспыхнул мощный свет. Всегда, насколько знала Марианна, мистер Бердок на ночь оставлял только включённой лампочку на крыльце, но сейчас ярко горел газовый фонарь возле сарая. Весь дом позади освещался словно прожектором. Марианна недоумённо отставила кисточку. Конечно, свет не мешал её творчеству. Фонарь она всегда брала с собой, чтобы освещать им лист. Но как-то это странновато… Мистер Бердок никогда не зажигал по ночам во дворе свет.

<<Это парни, – вспомнила Марианна. – Племянники. Наверное, они приехали и дядя проводит им экскурсию по дому>>.

Девушку взяло любопытство и она дотронулась до бинокля, который на всякий случай таскала с собой. Бинокль был хорошим, гладким и лёгким. Приложив его к глазам, девушка увеличила задний двор дома мистера Бердока.

Самого мистера Бердока видно не было.

Марианна чётко увидела сад, сараюшку да загон, в котором мистер Бердок держал козлов.

В довершении она увидела трёх парней, ясно освещённых газовым фонарём. Волосы одного были чёрными, другого – светлыми, третьего – тоже светлыми. Парни волокли нечто в пластиковом мешке, большом тёмном мешке для мусора, если Марианне не показалось. И что же ребята делают с ним среди ночи во дворе? Похоже, собираются зарыть в землю.

Тот парень, самый низкорослый, со светлыми короткими волосами, лихо орудовал лопатой.

Из него получился бы отличный землекопатель!

За пару минут он уничтожил огромную часть сада мистера Бердока. Потом его сменил парень среднего роста, со светлыми волосами, затем пришла очередь самого высокого и черноволосого. Все трое подняли большой мешок – с виду не более шести футов длиной, но казался лёгким, – сбросили его в яму и начали заваливать землёй сверху.

<<Невозможно, – сказала себе Марианна. – Это просто смехота! Я не схожу с ума. Этому наверняка есть логическое и совсем простое объяснение>>.

Но само объяснение в голову не шло. Это не <<Сумеречная зона>>, в конце концов. Парни только что зарыли…что-то. Что-то… простое. Но что же такое, исключая труп, они могли зарыть?

Да ещё неподвижное, длинной до шести футов?

Что можно такое завернуть в пластиковый мусорный мешок перед закопанием? Сердце Марианны ускорилось. Что ещё…

<<Что я забыла… А, куда делся мистер Бердок?>>

Марианна ощутила, что теряет контроль над собой, а этого она не могла терпеть. Руки стали подрагивать, что она опустила бинокль. С мистером Бердоком всё хорошо. С ним всё нормально. Это ведь не фильм! В настоящей жизни подобного не случается! А как бы поступила Розовая Пантера? Вдруг Марианна ощутила вместе с охватившей её паникой, приступ наступающего смеха. Розовая Пантера, само собой, пошла бы в заросли подслушивать, про что беседуют парни, затем выждала, когда те уйдут в дом и откопала бы то, что те зарыли.

Но в реальности так не делают! Марианна даже представить себе не могла, чтобы в тёмную ночь рыться на заднем дворе соседей.

Поймают же и всё обратится для неё в унижение. Мистер Бердок, целый и невредимый, выйдет из дома и начнёт ворчать, а Марианна будет вынуждена объясняться с ним. Лучше уж сразу скончаться. В фильме такое было занимательно! Но в настоящей реальности?.. Марианна даже думать об этом не хотела. Хорошим было одно: Марианна поняла, сколь абсурдными являются её подозрения.

Сейчас девушка пребывала в уверенности, что с мистером Бердоком всё нормально. Но всё же…возможно, она не должна быть тут и ничего не делать. Любой человек с разумными мыслями уже позвонил бы в полицию. Вдруг она почувствовала усталость. Пора заканчивать на сегодня. При свете фонаря Марианна посмотрела на часы. Доходит 23:00…

Можно ещё минут пятнадцать порисовать и дождаться момента, когда луна взойдёт повыше и небо станет светлее, чтобы зафиксировать это явление на портрете. Перед тем, как сложить краски, кисточку, девушка снова схватила бинокль и посмотрела ещё раз…

На заднем дворе никого не было. Пусть фонарь потух, на земле ясно выделялся чёрный прямоугольник закопанной могилы, обозначающей место преступления. Марианна решила, что не произойдёт ничего страшного, если утром она заглянет к ним. Она и так намеревалась так поступить. Надо по-соседски поздороваться с этими парнями. Возвратить секатор, который одалживала мать вместе с ножом, который просил папа и который мистер Бердок дал для открывания присохшейся крышки бензобака. Ну и повидать мистера Бердока, чтобы убедиться, что со старичком всё нормально.

***

Эшли поднялась по извивающейся тропе на холм и остановилась, любуясь яркими звёздами в ночном небе. В подобных местах, как это, где изредка раскиданы малонаселённые города, и вправду небо намного ближе. Стоит вытянуть руку и, кажется, вот-вот коснёшься звёзд рукой.

– Где ты была? – спросил женский голос из тьмы. – Я уже долго тебя ожидаю.

– Где я была? – не повернувшись, вопросом на вопрос ответила Эшли. – А где была ты? Мы договорились встретиться с тобой на том холме, Кира. – Держа руки в карманах джинсов, Эшли указала головой в сторону.

– Нет. Здесь. Я сидела здесь и ждала тебя. Хорошо, не будем сейчас об этом спорить. Твои кузены тут?

Эшли повернулась и без суеты подошла к машине с открытым верхом, которая стояла около дороги с выключенными фарами. Она опёрлась бедром о дверь и глянула вниз.

– Кузены тут. Я говорила тебе, что мои братья удрали сюда. Ферма дяди Пола единственное место, где они могуть быть.

– Втроём?

– Да, втроём. Мои братья постоянно втроём.

Кира скривила рот:

– Какие же ламии семейные! Прям три мушкетёра: один за всех и все за одного!

– Какие же искуственные вампирши все…мизерные, как Чип и Дейл, с Гайкой и Шпунтиком, – безмятежно парировала Эшли, опять смотря в ночное небо.

Глаза Киры заискрились, словно тёмные ледники. Невысокая и хрупкая, она сильнее съёжилась в своей машине.

– Намекаешь, что я до сих пор не выросла? – спросила она тихо. – Ну, об этом проявила заботу одна из твоих прародительниц.

Эшли подтянулась и села на капот машины, стуча длинными ногами по земле.

 

– Знаешь, я намерена остановить своё старение до конца этого года, – мягким тоном проговорила она, смотря с холма вниз. – Девятнадцать лет – нормальный возраст.

– Наверное, раз у тебя имеется выбор. – Тихий тон Киры шебуршал, как падающие увядшие листья. – Попробовала бы ты, как я – быть девятнадцатилетней уже 400 лет…

Эшли обернулась к ней и улыбнулась.

– Соболезную тебе. От имени своей семейки.

– Я же соболезную твоей семейке. У Редфернов, видать, в последнее время образовались проблемы, да? Сама посуди. Вначале твоя тётушка Хадж нарушила закон Ночного Мира, за что и была наказана, как полагается…

– Не тётушка, а жена моего двоюродного деда, – вежливым голосом прервала её Эшли, подняв один палец вверх. – Она была Бердок, не Редферн. К тому же это произошло больше десятилетия тому назад.

– Потом твой дядька Пол…

– Мой двоюродный дедушка Пол.

– …внезапно исчез бесследно, совсем разорвав с Ночным Миром. Видать, ему пришлось по душе проживать хрен знает где. Ещё с людьми.

Эшли пожала плечами, безотрывно смотря на горизонт.

– Там, где хрен знает где комфортно охотиться на смертных. Нет конкуренции. Нет давления Ночного Мира – нет Главных и отсутствуют ограничения. Сколько хочешь, столько бери.

– И нет контроля, – угрюмо добавила Кира. – То, что он тут проживает, не столь важно. Но он подстрекал твоих братьев присоединиться к нему. Ты должна была донести на них, когда обнаружила их тайную переписку.

Эшли пожала плечами, ощутив некомфортность.

– Законом не запрещено переписываться. И к тому же, я не знала, что у них в голове.

– Дело не только в них, Эшли, – тем же вкрадчивым голосом проговорила Кира. – Ты разве не слышала, что поговоривают о твоей кузине, Джей Расмуссен? Прошли слухи, будто она влюбилась в смертную девушку. Что та умирала, а Джей, не спросив разрешения, превратила её…

Эшли соскользнула с капота и выпрямилась.

– Я не слушаю сплетни, – солгала она на ходу. – К тому же, сейчас проблема в другом.

– Согласна. Проблема в твоих братьях и в том дерьме, в которое они вляпались. И в том, как ты выпутаешься из этого.

– Не переживай, Кира. Справлюсь.

– Эшли, я буду переживать. Не понимаю, как я позволила тебе втянуть в это меня.

– Ты не позволяла. Всего лишь проиграла ту игру в карты.

– Ты надула меня. – Кира глядела не на Эшли, её светлые глаза сощурились, рот вытянулся в тонкую нить. – Я думаю до сих пор, что надо было рассказать Главным! – нервозно выпалила она.

– Не врубаюсь, к чему здесь такая особая тщательность. Братья находятся тут лишь пару часов.

– Твои братья – пару часов. Но твой дядька сколько, а? Лет десять?

– Что ты имеешь против моего дяди, Кира?

– Его жена была предательницей. И он сам теперь такой же предатель – ведь он же подбил мальчишек удрать. А кому известно, что он тут делал за последнее десятилетие? Кому известно, сколько людей прознало от него про Ночной Мир?

Эшли пожала плечами, рассматривая свою обувь.

– Возможно, он никому и не говорил ничего.

– А возможно, он уже всем растрепал.

– Кира, – с терпением обратилась к ней Эшли. – Раз мой дядя нарушил закон Ночного Мира, он умрёт. Ради чести семьи. Всё это тенью ложится на меня.

– Я могу рассчитывать, – вполголоса произнесла Кира, – на твою личную заинтересованность. Ты же всегда старалась быть первой, да?

– Как любая другая.

– У других не настолько очевидно. – Настала пауза, потом Кира спросила: – Так что с твоими братьями?

– А что с моими братьями?

– Ты сумеешь прикончить их, если будет надобность?

Эшли и глазом не моргнула.

– Да. Ради чести семьи.

– Если твои кузены хотя бы заикнулись про Ночной Мир…

– Братья на такие глупые.

– Зато наивные. Таких легко посадить на крючок. Такое происходит, если проживаешь на острове, совсем в изоляции от простых людей. Тебе не представить, какими хитрыми бывают эти люди.

– Но мы в курсе, какими хитрыми бывают мои братья, – улыбнулась Эшли. – И как они поступят с такими людьми.

Кира улыбнулась впервые за всё время общения – очаровательно.

– Ага… Хорошо. Покидаю тебя, об остальном ты позаботишься сама. Ты ведь понимаешь, что надо проверить каждого, с кем твои мальчишки успели войти в контакт. Выполни всё нормально и наверняка спасёшь честь своей семейки.

– И от позора суда.

– Я возвращусь через семь дней. Если ты к тому моменту не возьмёшь ситуацию под свой контроль, я отправлюсь к Главным. И знай – не только к вашим, которые редферновские, Главные. Я пойду к Общему Совету.

– Превосходно, – сказала Эшли. – Кира, тебе надо поискать себе хобби, любое. Езжай поохотиться. Видать, у тебя депрессия.

Кира пропустила добренький совет Эшли мимо ушей и коротко спросила:

– Тебе известно, куда шуровать?

– Да. Мальчишки тут, внизу. – Эшли повернулась на восток. Сощурившись на один глаз, она указала рукой на полосу света вдали. – Кузены в усадьбе Бердок. Я разузнаю, что творится в городишке, после навещу визиты тем людишкам, которые живут ближе к усадьбе.

Глава 4

На следующий день Марианна уже не горела желанием выяснить, жив ли мистер Бердок. Это было бы нелепо. У неё и без этого дел полно: через полмесяца в колледж. В начале июля девушке казалось, что лето будет вечным и никогда не кончится, и она не скажет, что лето быстро кончилось.

<<Надо прикупить кое-какие вещи, – подумала Марианна. – И новую сумку, несколько тетрадей, пару ручек. Надо захватить Мириам с собой, чтобы преобрела то же самое, а сама она этого не сделает, а Клод её не заставит>>.

Клод, их отчим, хорошенький бельгиец со светлыми волнистыми волосами и сияющими светлыми глазами, был на десятилетие старше Марианны и выглядел моложе своих лет. Шесть лет назад, когда отец начал заболевать, Клод работал у них домработником. Конечно, не мужская специальность, но ему нравится помогать людям в уборке и содержать дом в чистоте. Марианна любила его, но Клод не мог заменить им отца и Марианна сама заботилась о Мириам.

<<Нет сегодня времени наведаться к мистеру Бердоку>>.

Целый день девушка делала покупки. Лишь ближе к вечеру вспомнила о своём соседе. Они обедали, как всегда, всем семейством в гостиной у телевизора.

Марианна уже относила тарелки, когда мать вдруг сказала:

– Вы не слышали сегодня про Тедди Эйкирса и Виктора Кимбла?

– А, про этих шалопаев? – пробурчала Мириам.

– А что произошло? – спросила Марианна.

– Парни, кажется, попали в ДТП на Чилоквин-Роуд, между ручьями Зелёного Орешника и Бобрового.

– Разбились на автомобиле? – задала вопрос Марианна.

– Не совсем, – сказала мать. – С автомобилем, вроде, всё нормально, но обои твердят, что была катастрофа. Мальчишки пришли домой заполночь и сообщили, что что-то произошло там с ними… Но что именно, не знают. Ребята будто вырубились на пару часов.

Мать посмотрела на Мириам и Марианну.

– Как вам такое, девчата?

– НЛО! – воскликнула Мириам и схватила со стола тарелку, подняв её вверх.

– Ерунда! – возмутилась Марианна. – Тебе известно, какое расстояние необходимо преодолеть НЛО, чтобы долететь до Земли? Нет никакого гиперпространства. И зачем люди сочиняют этот бред, когда во Вселенной и без этого…полно невероятных вещей!

Она замолчала. Родители и сестра смотрели на неё недоумённо.

– Тедди и Виктор наверняка просто разбились, – произнесла Марианна и сложила немытую посуду в раковину.

Мать едва поморщилась. Клод поджал губы.

Мириам ухмыльнулась:

– Ладно, раз так. Им это только на пользу, как и всему городку.

Марианна вернулась в гостиную, когда внезапно её поразило мыслью: Чилоквин-Роуд располагается слева от Канеты, другого шоссе, около которого находится их собственная ферма. Это же шоссе идёт мимо фермы мистера Бердока. От его усадьбы до Чилоквин около двух миль. Но при чём тут это и то происшествие с Тедди и Виктором? Если только парни захоронили инопланетянина, пытавшегося их украсть. Марианне сделалось как-то не по себе. Два странных события за одну ночь и в одном месте в мизерном вялом городе, в котором никогда и ничего не происходит.

<<Сейчас я наберу номер мистера Бердока. Выйдет, что он жив-здоров и с ним всё нормально, а я от души похихикаю над таким вот детективным сюжетом>>.

Но в доме мистера Бердока не отвечали на телефон. Шли длинные гудки, автоответчик молчал. Марианна положила трубку телефона.

Девушку одолело странное спокойствие.

Сейчас она поняла, что надо предпринять. На лестнице она пересеклась с Мириам.

– Мне необходимо поболтать с тобой.

– Если речь идёт про твой сотовый…

– Чего?.. Нет, не про то, а то, что мы обязаны сделать предстоящей ночью. – Марианна посмотрела на неё: – А что там с моим сотовым?

– Да ничего. Совсем.

Марианна выпустила тяжёлый вздох, но решила, что теперь есть дела важнее мобильника.

– Ты должна помочь мне. Минувшей ночью я видела кое-что странное, когда рисовала на холме…

И она рассказала более связно всё сестре.

– А происшествие с Виктором и Теддом ещё более странное.

Мириам покачала головой, смотря на сестру жалостливо.

– Марианна, Марианна, – мягко проговорила она. – Ты же по правде сумасшедшая.

– Сумасшедшая, но это не важно. Я намерена этой ночью всё прояснить.

– Что ты намерена?

– Выяснить, что случилось. Я хочу увидеть мистера Бердока. Если я побеседую с ним, мне полегчает. Если узнаю, что закопано во дворе, мне полегчает вдвойне.

– Возможно, парни закопали там сасквача. Потому его до сих пор не обнаружили тогда в горах Кламата.

– Мириам, за тобой должок за мобильный…

– Допустим. – Мириам вздохнула, потом смирилась и пробормотала: – Хорошо, я твоя должница. Но прими к сведению, что я не намерена болтать с этими пацанами.

– Я не прошу тебя с ними болтать. От тебя необходимо другое.

***

Солнце уходило за горизонт. Девушки шли той же дорогой, по которой проходили много раз к холму Марианны, но Мириам теперь несла секатор, а Марианна – фонарь.

– Ты что, действительно считаешь, что парни грохнули старика?

– Нет, – честно ответила Марианна. – Я лишь хочу всё поставить на свои места.

– Что?

– Предположим, ты имеешь некое представление об устройстве мира, но изредка ты думаешь: <<Боже, а вдруг всё вовсе не так?>>. Или: <<А что, если я не родная своим родителям, а приёмная?>>. И если это окажется правдой, то всё может измениться. На миг ты потеряешь ощущение реальности. Именно так я и ощущаю себя сейчас. Я хочу избавиться от этого ощущения. Я хочу, чтобы всё стало, как раньше.

– Сказать, в чём кошмар? – сказала Мириам. – Я тебя понимаю.

Когда девушки достигли усадьбы Бердок, совсем стемнело. Марианна не стала тратить время на возню с расшатаной калиткой.

Девушка пошла к кустам малины, около которых совсем обвалился забор из штакетника. Дом мистера Бердока напоминал их собственный, только имел пышную отделку по последней моде. Марианна подумала, что эти перила, всякие украшения и фестоны придают усадьбе чудной вид, эксцентричный, как и сам мистер Бердок. Девушка посмотрела на окна, распложенные на втором этаже и заметила тень, промелькнувшую за закрытыми шторами.

<<Ладно, – подумала Марианна. – Там кто-то есть>>.

Девушки направились к усадьбе по тропе, поросшей травой. Мириам неожиданно попятилась.

– Ты сказала, что я могу притаиться.

– Хорошо. Ладно. А может, возмёшь секатор и, как бы обходя дом…

– … посмотреть на захоронение сасквача? А раскопать не надо? Нет!

– Ну, хорошо, – спокойно согласилась Марианна. – Тогда притаись где-то тут и молись, чтобы парни не заметили тебя, когда подойдут к входной двери. Если засекут, скажи, что пришла возвратить секатор.

Подметив раздражённый взгляд сестры, Марианна поняла: 1:0 в её пользу!

Стоило Мириам повернуться, чтобы уйти, Марианна неожиданно сказала:

– Мириам, будь осторожна!

Она только отмахнулась от сестры и не обернулась. Когда Мириам скрылась из поля зрения, Марианна стукнула по входной двери.

Потом нажала на кнопку звонка. Трель разнеслась по всему дому, но никто не открывал. Марианна стала тарабанить настойчивей и опять нажимать на звонок.

Девушка надеялась, что вот сейчас дверь приоткроется и в проёме покажется сухопарый силуэт мистера Бердока, маленького старичка в старом изношенном костюме и с седовласыми волосами, и Марианна услышит его скрипучий голос. Но подобного не вышло. Никто не показался. Откинув вежливые манеры, Марианна начала колотить по двери кулаком со всей силы, а другой рукой давить на звонок. И тут её накрыл ужас. Настоящий ужас. Картина мира обрушивалась на глазах. Мистер Бердок совсем не выходил из дома и всегда откликался на звонок в дверь. И Марианна своими глазами видела, что внутри кто-то есть.

 

Почему не открывают дверь? Сердце Марианны забилось быстрее и в животе засосало.

<<Надо быстро отчалить отсюда и позвать шерифа Эйкирса. Его дело – разбираться в том, что тут случается>>.

Но убедить в чём угодно папашу Тедди всегда было трудно. Потому свой ужас и растерянность Марианна направила на дверь, которая неожиданно распахнулась. Кулак Марианны замер в воздухе и на мгновение девушку захватил ужас неизвестности, тревога…

Мягкий мужской голос спросил:

– Чем могу быть полезен?

Красота парня была совершенной. Марианна увидела то, что не сумела рассмотреть в бинокль с вершины холма: чёрные волосы переливались синими отблесками, тонкие черты овального лица, высокий, изящный, гибкий.

– Вы – Ровин, – сказала Марианна.

– Откуда знаете?

<<А кто же он ещё?.. Не встречала парня, который мог бы быть похож на греческого бога войны. Какой сексуальный>>, – подумала Марианна, вслух произнесла: – Ваш дядя рассказывал мне про вас. Я – Марианна Картер, проживаю тут недалеко, на Канета-Роуд. Наверное, вы видели мою ферму по дороге сюда.

Ровин молчал.

<<У него приятное и спокойное лицо…и кожа такая светлая>>, – рассеянно подумала Марианна, вслух произнесла: – Я просто зашла поприветствовать вас по-соседски. И ещё узнать, не надо ли вам чего-то.

Ровин маленько успокоился и его лицо осветилось еле заметной улыбкой, красные глаза потеплели.

– Очень любезно с вашей стороны. Действительно. Нам ничего не надо, хотя жаль… У нас всё нормально.

Марианна поняла: его вежливость и отличные манеры говорят о том, что Ровин пытается быстрее завершить разговор. Марианна стала искать повод продолжить диалог.

– Вас же трое? Вы станете тут ходить в колледж?

– Мои братья станут.

– Замечательно! Я могу им тут всё показать. В этом году я перехожу на третий курс. – <<Ищи другую тему, скорее>>, – приказала себе Марианна. – Ну и как вам наш Вересковый Ручей? Вы, скорее всего, не привыкли к такой тиши?

– Там, откуда мы приехали, было намного тише. Нам тут нравится. Замечательное местечко. Деревца, звери… – Он вдруг умолк.

– Ага, звери прекрасные! – Голос внутри опять подгонял Марианну: – <<Ближе к делу!>>. – Однако язык будто онемел во рту. Кое-как она выдавила: – А ваш…ваш дядя как поживает?

– Благодарю, нормально.

Ровин чуть помедлил с ответом и этого хватило, чтобы Марианна опять начала паниковать и подозревать. Кожа похолодела, словно обдало ледяным дождём.

Найдя в себе силы Марианна проговорила:

– А могу я с ним побеседовать? Мне надо сообщить ему кое-что важное… Можно?

Она шагнула вперёд. Ровин не сдвинулся с проёма двери, загораживая собой дорогу.

– Мне жаль. Сейчас…никак.

– О, у него снова разыгрался радикулит? Недавно я приходила, а он лежал в кровати.

– Нет, у него не радикулит, – спокойно ответил Ровин. – Понимаете, он уехал на пару дней.

– Уехал?

– Ага. – Лицо Ривина исказилось гримасой, будто в подтверждении, что это и вправду необычно. – Решил чуток развеяться. К слову, отдохнуть…

– А… А вы? Вы ведь только что приехали! – голос Марианны сорвался в восклицании.

– Знаете ли, он знает, что мы можем сами позаботиться о его ферме. Вот он дождался нас и сам уехал.

– А…блин… – Дыхание Марианны перехватило. – Куда? Куда он уехал?

– В сторону севера, на побережье, кажись.

– А… – начала Марианна, но голос внутри предостерёг её: – <<Отступай! Надо сейчас проявить вежливость и осторожность. Не нужно продолжать так и дальше. Ровин может сообразить, что ты кое-что знаешь. А поскольку тут по-настоящему что-то странное творится, то не исключено, что этот парень может представлять опасность…>>.

Но всё-таки, смотря в красивое и спокойное лицо Ровина, в подобное верилось с трудом. Он не выглядел опасным. Тут Марианна обратила внимание на его необутые ноги. Они были такими же светлыми, как и всё его тело, только мускулистыми. Может форма его ступней или форма пальцев – вынудила Марианну вообразить его ноги бегущими…с запредельной скоростью. Девушка вскинула глаза выше и увидела за Ровином ещё одного приближающегося парня. У него были светлые волосы, светлая кожа и светло-карие глаза.

– Это Кастр, – представил его Ровин.

– Понятно, – произнесла Марианна, сообразив, что не в силах отвести от них глаз.

Спустя миг девушке стало страшно. Во внешности Кастра проглядывала дикая и животная энергия. Он не шёл – он летел!

– Что тут случилось? – спросил Кастр.

– Это Марианна, – тембр Ровина прозвучал так же спокойно. – Она проживает в сеседнем доме и явилась навестить дядю Пола…

– В общем, я хотела узнать, не надо ли вам чего-либо, – мигом перебила его Марианна. – Мы тут единственные ваши соседи. – <<Поменяй стратегию>>,– приказала девушка себе.

Смотря на Кастра, Марианна теперь не сомневалась, что влипла в опасную ситуацию.

Сейчас ей хотелось одного, чтобы парни не догадались о том, что знает она.

– Вы дружите с дядей Полом? – вкрадчиво спросил Кастр и оглядел Марианну во весь рост своими светло-карими глазами.

– Конечно. Изредка прихожу помогать ему с… (<<Господи, не упоминай про задний двор!>>) козлами. Э-э-э…он ведь предупредил вас про них?

Выражение лица Ровина резко изменилось.

Сердце Марианны ёкнуло. Мистер Бердок никогда бы не уехал без объяснений, как обращаться с козлами.

– Да, предупредил, – только миг помедлив, спокойно ответил Ровин.

Руки Марианны вспотели. Кастр не спускал с девушки бесстрастного и неморгающего взора.

Взор сокола, который пристально следит за добычей.

– Уже темно, да и у вас наверняка имеются дела. Не стану вас задерживать.

Ровин и Кастр переглянулись. Потом оба посмотрели на Марианну. Две пары глаз – красные, как багровый закат и светло-карие – внимательно возрились на девушку. Живот Марианны свело.

– Зачем вам спешить? – бархатно произнёс Кастр. – Может, лучше зайдёте к нам?

Глава 5

Мириам продолжала ворчать, пока огибала задний угол усадьбы. Какого хрена она тут торчит? Попасть на задний двор оказалось нелегко: двор окружала живая густая изгородь из разросшихся кустов малины и ещё каких-то.

Когда Мириам выбралась из этих жёстких зарослей, то поначалу не сориентировалась.

Интуитивно она сделала пару шагов… Стоп! Тут кто-то ещё. Парень. Хорошенький…слишком хорошенький парень. Мириам чётко видела его в свете, который лился от заднего крылечка. У него были короткие светлые волосы – между пшеничным и русым оттенком. Он кружился вокруг себя, плавно размахивая руками и покачивая головой. На нём была надета старомодная ночная пижама и танцевал он под звучание какой-то малоизвестной песни. На ступенях веранды стоял допотопный магнитофон, около сидела белая кошка; завидев Мириам, она мгновенно метнулась в тёмный угол. Магнитофон продолжал голосить, а парень танцевал, раскинув руки в стороны.

<<Так легко танцует, – подумала Мириам, изумлённо пялясь на него. – Словно и сам такой же лёгкий>>.

Когда песня завершилась и сменилась другой, более динамичной, парень повернулся и увидел Мириам. Он застыл на месте с разведёнными в сторону руками. Его глаза округлились, губы удивлённо раскрылись.

<<Он испугался, – подумала Мириам, – испугался меня>>.

Теперь парень уже не выглядел таким хрупким; схватив магнитофон, он стал трясти его и вертеть в руках.

<<Не может выключить, – догадалась Мириам. – Вот странный чудик. Как же он тогда его включил?>>.

Его отчаяние передалось ей. Секатор выпал из её рук. Не понимая, что вытворяет, она бросилась к парню, выхватила из его рук магнитофон и выключила. Мириам не могла оторвать от него глаз, он тоже глядел на неё продолговатыми голубыми глазами. Дыхание участилось у обоих, словно только что обезвредили динамит.

– Ну…я сама не выношу динамичную музыку, – через минуту нашлась Мириам и пожала плечами.

Она никогда раньше не говорила с парнями в подобном тоне. Но раньше и не происходило, чтобы какой-либо парень её пугался. Сильно пугался: на коже его шеи билась едва видная жилка и Мириам показалось, что она видит биение его сердца. Неожиданно парень успокоился. Он закусил нижнюю губу и хихикнул. Затем улыбнулся и заморгал.

– Я забыл, – сказал он и вытер угол глаза. – У вас иные правила.

– Правила насчёт динамичной музыки? – наугад спросила Мириам.

Ей понравился его голос. Такой простой и обычный, а не какой-то там божественный голос. Парень оказался обычным и земным с виду.

– Насчёт разной музыки Внешнего Мира. Телевидения тоже.

<<Что за Внешний Мир?>>. – Мириам задумалась, затем сказала: – Ладненько. Меня зовут Мириам Картер.

– А меня – Джетом Редферном.

Рейтинг@Mail.ru