Сыновья тьмы

Elza Mars
Сыновья тьмы

Марианна начала истерить, когда Эшли настояла на то, чтобы выволочь останки трупа оборотня из авто. Кира повела носом, посмотрев на волчицу.

– Прости, она воняет спалёной шерстью. Я сама чуток закоптилась, удерживая её в пламени…

– Ты спалила её заживо?!

– Это одиз из традиционных способов…

– Хорошо, достаточно, накрой её!

Эшли опустила плед.

– Вот видишь, я всё уладила. Ни один человек не втянут в это дело, никакая зачистка не нужна.

– Ладно, понятно… – Кира продолжала глядеть на плед.

Эшли решила, что настал подходящий миг.

– О, вот ещё. У мальчиков, знаешь ли, имелась разумная причина приехать сюда. Парни всего-то хотели обучиться охоте. В этом же нет ничего противозаконного?

– А? Ну…конечно. – Кира взглянула на дядю Пола, затем посмотрела на Эшли. – Выходит, парни возвратятся обратно, раз обучились охоте.

– Да, только позже. Они какое-то время пока побудут тут.

– Побудут?

– Ага, побудут. Кира, я тут – старшая, так ведь? И я сказала, что они пока побудут тут.

– Эшли…

– Ты не забыла, что тут давно стоял аванпост Ночного Мира? Сейчас ты видишь, что получилось, когда он растворился. По местности начали бродить семьи оборотней-разбойников. Кто-то обязан побыть тут и придержать форт.

– Эшли…ты не должна расплачиваться за то, что тут бродят изгои Ночного Мира. Тут нет никакой еды, исключая животных, и кроме людей, тут общаться не с кем…

– Конечно, работа это тяжёлая, но кто-то ведь должен её делать! И не ты ли говорила, что ничего хорошего нет в том, чтобы всю жизнь проживать на острове?

Кира уставилась на неё и спустя долгую паузу сказала:

– Знаешь, я не думаю, что тут получше.

– Тогда это пойдёт на пользу моим братьям. Возможно, спустя пару лет они по достоинству оценят наш остров. Тогда они свою работу передадут кому-то другому.

– Эшли…в эти края никто не захочет приехать вообще.

– Это решать не тебе, Кира.

Эшли выиграла бой. Кира была ошеломлена, и поскольку она хотела возвратиться в Лос-Анджелес побыстрее, Эшли позволила себе малую толику правды:

– Может быть, я как-нибудь их навещу.

***

– Она превосходно справилась со всем, – рассказывал Ровин тем вечером. – Нам было слышно из кухни. Вам бы это понравилось.

Марианна улыбнулась.

– Кира не может дождаться, когда получится отчалить отсюда, – проговорил Джет, обнимая Мириам.

– Я бы хотел взглянуть, как ты будешь объяснять всё это матери, – сказал Кастр Эшли.

– Весело, – ответила Эшли. – Только я объясняться с ней совсем не хочу.

Засмеялись все, но не Марианна. В кухне усадьбы было тепло и светло, но за окошками начинало темнеть. Марианна ничего не различала в наступающей тьме: за минувшие два дня действие кровной связи понемногу растворилось. Её ощущения снова были простыми и человеческими.

– Ты уверена, что всё обойдётся? – спросила Марианна Эшли.

– Конечно. Я поведаю нашей матери правду, но лишь основную. О том, что разбойница-оборотень убила дядю Пола и что я убила оборотня. И что мальчикам лучше побыть тут, мирно охотиться и наблюдать, чтобы не объявились другие бродяжки. Должны сохраниться какие-то сведения о семейке Лаветт… Если даже мать будет проверять, она не сумеет уличить меня в обмане.

– Целая семейка разбойников-оборотней разного пола… – задумчиво сказал Кастр.

– Бешеных оборотней разного пола, – уточнила Эшли. – Для Ночного Мира эти твари были так же опасны, как любой охотник на вампиров. Чёрт знает, сколь длительно эти чудовища тут обитали… Наверняка, очень долго, чтобы их земле дали название <<Ручей Бешеного Пса>>.

– И чтобы люди считали этих монстров сасквачами, – добавила Мириам.

В красных глазах Ровина появилось беспокойство.

– Это я виноват, что ты не догадалась обо всём, – обратился он к Марианне. – Я сказал тебе, что она не может являться убийцей. Прости.

Марианна поймала его взгляд и удержала.

– Ровин, ты не виноват ни в чём, я думаю, ты даже вообразить себе не мог подобное. Она убивала не ради питания, как обычный оборотень. Она убивала, чтобы защитить свою территорию. И чтобы напугать нас всех.

– И это могло ей помочь, – заметила Мириам. – Не вышло лишь потому, что вам, парни, некуда было больше податься.

Эшли взглянула на Мириам, потом на братьев.

– Задаю вопрос: этой территории вам хватит?

– Да, – немного удивился Ровин.

– Нам не постоянно надо ведь убивать зверей, – пояснил Джет. – Мы можем отпивать по чуть-чуть. Блин, мы может и козлов попробовать.

– Я лучше попробую Китти, – резко сказал Кастр и сверкнул светло-карими глазами.

Марианна долго глядела на Кастра. Иногда она задумывалась о нём. О том, что однажды Кастру этой территории может стать мало. В некотором отношении он был похож на Джеральдину. Красивый, жестокий, целеустремлённый. Настоящий житель Ночного Мира.

– А что скажешь ты? – Эшли взглянула на Мириам.

– А что я? Э… Я так-то привыкла к бутербродам…

– Я пытался взять её охотиться минувшей ночью, – прервал Мириам Джет. – Просто показать ей. Но она отказалась.

– Действительно я не…

– Нет, ты отказалась, – весело и спокойно сказал Джет.

Мириам отвернулась. Марианна заметила, что Джет продолжает обнимать Мириам.

– Как я понимаю, ты, Мириам, не намерена стать вампиршей, – констатировала Эшли.

– Ну…скажу так: в ближайшем будущем – нет.

Эшли повернулась к Марианне:

– А как насчёт проживающих в городе? Что они болоболят обо всём этом?

– Я не знаю, что происходит в городке: сегодня утром я разговаривала с Борисом Мартином. Я рада, что он не оказался вампиром.

– Я всегда знала это, – сказала Мириам.

– В общем, происходит следующее. – Марианна отогнула один палец. – Номер один. Всем известно, что Джеральдина пропала. Хозяйка бензозаправки не видела её с позавчерашнего дня и отправилась проверить её трейлер. Там обнаружили много странных вещичек. Но знают только то, что Джеральдина исчезла.

– Понятно, – сказал Ровин.

Марианна отогнула второй палец.

– Номер два. Мать огорчена, но не удивлена, что машина взорвалась. Клод предсказывал подобное около года назад. – Отогнув третий палец, Марианна продолжила: – Номер три. Отец Виктора Кимбла не представляет, кто прикончил его коня. Сейчас мистер Кимбл думает, что его убил какой-то зверь, но не человек. Виктор Кимбл считает, что коня грохнул сасквач. Он напуган вместе с Тедди и они хотят навсегда покинуть Вересковый Ручей.

– Давайте помолчим минуту в честь их возможного отъезда, – торжественно предложила Мириам.

– Номер четыре, – объявила Марианна, отогнув ещё один палец. – С течением времени вам, мальчики, необходимо заявить, что ваш дядя не возвратится из <<отпуска>>. Я думаю, нужно чуточку обождать. Сюда никто не заходит, поэтому никто не заметит его отсутствия. Мы мирно захороним его и Джеральдину. И если даже кто-то отыщет их, то что найдёт? Мумию тысячелетнего возраста и волчицу. Никто не увидит связь между ними и исчезнувшими людьми.

– Бедный старик, бедный дядя Пол! – воскликнул Джет таким же весёлым тоном. – Только он всё-таки помог нам, так ведь?

Марианна посмотрела на него.

<<Конечно, помог, – подумала она. – Когда ты ржёшь над смертью, твои глаза становятся серебряными. Джет тоже настоящий человек Ночного Мира>>.

– Конечно, так и есть. И мне будет нехватать его, – проговорила Марианна вслух.

– Итак, всё улажено, – сказал Кастр.

– Видимо, да. – Прозвучала Эшли не шибко уверенным голосом. – Кира уже ожидает меня внизу на трассе. Я сказала ей, что мне надо лишь несколько часов, чтобы собраться и попрощаться с вами.

Стало тихо.

– Я тебя провожу, – произнесла Марианна.

Девушки пошли к выходу из усадьбы в ночь.

Эшли закрыла дверь.

– Ты всё же можешь отчалить со мной.

– С тобой и Кирой?

– Я её отошлю. Либо отчалю, а завтра возвращусь и заберу тебя. Либо я возвращусь сюда и стану тут жить…

– Ты должна уехать и поведать обо всём матери. Сделать это как подобает, чтобы братья были в безопасности. Тебе и самой это известно.

– Ладно, а затем я возвращусь, – в тоне Эшли прозвучало отчаяние.

Марианна поглядела в небо. Солнце уже зашло.

Звёзды стали появляться на небе.

– Я пока не готова. Я бы хотела…

– Это неправда, – сказала Эшли, и, естественно, она была права.

Марианна знала это ещё у дороги, когда сидела там и ревела, смотря на свою горящую машину.

И хотя с той поры она много об этом думала во тьме своей спальни, то ничего не могла поделать с собой. Марианна никогда не будет вампиршей. Она не сумеет отречься от всего ради такого. Она не сумеет делать то, что делают все вампиры и быть при этом в здровомыслии и нормальной. Марианна не сумеет быть такой, как Джет, либо Кастр, либо как Ровин с его бледными сильными ногами и инстинктом охотника. Марианна смотрела в самое сердце Ночного Мира… и не могла с ним соединиться.

– Я не хочу, чтобы ты стала другой, – сказала Эшли. – Я хочу, чтобы ты была собой.

Не смотря на неё, Марианна проговорила:

– Мы ведь не дети уже. Мы не можем, как Мириам и Джет, просто обниматься, смеяться и вообще не задумываться о будущем.

– Нет, мы с тобой только духовная пара… Мы только предназначены друг другу вечно.

– Раз мы обязаны быть вместе вечно, мне необходимо время. Вернись домой и чуток поразмысли. Приглядись к Ночному Миру и убедись, что ты желаешь его покинуть…

– Я уже это знаю.

– Приглядись к людям и убедись, что тебе хочется соединить свою судьбу с одной такой.

– И помнить при этом про то, что я делала с ними?

– Ага, – посмотрела Марианна на неё прямо.

Эшли смотрела в небо.

– Ладно. Я согласна. Я должна много что утрясти…

Марианна это знала. Эшли привыкла думать о смертных как об отродьях…и еде. А то, что увидела она, когда они обменивались кровью, девушка не желала себе больше это представлять.

 

– Тогда попытайся всё утрясти, что получится, – сказала Марианна, хотя сама и не надеялась, что такое может быть. – И не спеши. Мне нужно стать старше. Я пока не окончила колледж, Эшли.

– Скоро окончишь. Тогда я и возвращусь.

– Может показаться, что время прошло чересчур быстро.

– Знаю. Но я возвращусь по-любому. – Она иронично улыбнулась: – А пока время не прошло, я стану биться с разбойниками, как любая воительница-лесбиянка ради своей красивой леди. Я тебе докажу, что тебя достойна. Ты станешь гордиться мной.

Дыхание Марианны свело. С лица Эшли ушла улыбка. Девушки стояли и смотрели друг на друга. Пришло время поцелуя. Но они продолжали стоять и глядеть друг на друга.

Наконец, девушки обнялись. Марианна теснее прижималась к Эшли, зарывшись лицом в её грудь.

Эшли осыпала девушку поцелуями и повторяла:

– Я хочу быть смертной, я хочу быть смертной…

– Нет, Эшли, не хочешь…

Поцелуи вампирши мешали Марианне сказать это более твёрже.

– Я хочу. Я хочу.

Неужели единственного желания хватит?

Марианна знала, что Эшли и сама всё соображает. Проблема совсем не в том, кто она такая, – важно то, что она делала…и что намерена делать. Эшли видела лишь множество чёрных жизненных сторон, чтобы стать нормальным человеком. Её характер с поведением давно сформировался, и Марианна не была уверена, что Эшли сумеет себя пересилить.

– Верь мне, – сказала Эшли, словно услышав мысли девушки.

Марианна не знала, что ей ответить. Девушка сделала лишь одно, чем могла помочь ей, – вскинула голову. Их рты соприкоснулись.

Вспышка тока уже не причиняла боли и розоватый дым был красив. Всё вокруг них стало тёплым, чистым и поразительно спокойным… Неожиданно за ними кто-то стукнул в дверь. Марианна и Эшли вздрогнули и отодвинулись в разные стороны друг от друга.

Девушки поражённо глядели друг на друга: их ощущения были пока что в новинку для них.

Марианна очнулась первой. Девушка захихикала, а следом за ней захихикала Эшли.

– Все на выход, – произнесли девушки в один голос.

Первыми из дома вышли Джет с Мириам, следом – Ровин и Кастр. Компания остановилась на крылечке, подальше от дыры.

Все улыбнулись Эшли и раскрасневшейся от смущения Марианне.

– Прощай, – твёрдым голосом проговорила Марианна Эшли.

Та долго глядела на Марианну, потом посмотрела на трассу за собой, повернулась и пошла. Марианна глядела ей вслед, смаргивая подступающие слёзы. Девушке было нелегко поверить ей. Но чтобы надеяться, нет ведь вреда, так? И в том, чтобы хотеть… Сильно хотеть… Это желание, которое вряд ли сбудется…

– Глядите! – охнул Джет.

Все увидели, и сердце Марианны ускорилось.

Где-то вдали, прорезая тьму ночи, стрелой промчалась яркая световая полоса. Это была не звезда, а какие-то метеоритные россыпи, которые искрились ливнем, пересекая часть неба. Летние метеориты. Редкое явление в природе. Они были как благословение.

– Быстрее, быстрее! Желание загадывай, – нетерпеливо повторяла Мириам, обращаясь к Джету. – Я загадала. Теперь ты, пока он летит.

Марианна посмотрела на взволнованное лицо сестры. Её глаза искрились от возбуждения. За ней Джет сощуреными глазами наблюдал полёт метеорита.

<<Я рада, что ты счастлива, – подумала Марианна. – То, что загадала я тебе, осуществилось. Теперь я, возможно, загадаю и себе. Хочу…хочу…>>.

Эшли обернулась и улыбнулась Марианне.

– Я возвращусь через пару лет! И я убью разбойника!

В темноте ночи она уже спускалась к трассе по тропе, поросшей травой. На миг она взглянула на Марианну – настоящая воительница, отправляющаяся странствовать.

Странствующая безоружная воительница со сверкающими белоснежными волосами, уходящая в слишком чёрную и опасную неизвестность. Потом она повернулась и, махнув рукой на прощание, пошла дальше. Все орали ей во след: <<Прощай!>>. Марианна почувствовала тепло и поддержку своей сестры и трёх своих братьев по крови.

Жизнерадостный Джет. Неистовый Кастр.

Мудрый и спокойный Ровин. И Мириам, которая теперь не была замкнутой и одинокой. Китти тёрлась об её ноги и мурлыкала, задрав хвост и подёргивая им.

– Когда мы будем не вдвоём, мы будет глядеть в одно небо! – крикнула Эшли.

– Нашла себе занятие! – проорала Марианна в ответ.

Но Эшли была права. Теперь небо для них одно на двоих. И Марианна будет знать, что где-то далеко Эшли глядит в его синюю высь с изумлением в глазах. И знать, что это важно для Марианны. И ещё Марианна теперь знает наверняка, кто она сама. Она – смертный человек, она Марианна, и однажды она откроет картинную галерею или что-то ещё в этом роде… А через пару лет возвратится Эшли. И Марианна навечно станет любить ночь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru