Колдун

Elza Mars
Колдун

<<Соберись, – приказал себе Теодор и открыл ей дверь. – Это просто деловое свидание>>.

Чувство неловкости вмиг прошло, стоило Эрике переступить порог. Она улыбнулась. Теодор улыбнулся в ответ и протянул ей букет белых орхидей, купленный им ранее.

Он сказал:

– Ты отпадно выглядишь.

На ней было платье кофейного цвета, великолепно сидящее на её стройной фигуре.

– Спасибо. Ты тоже отлично выглядишь. Я хотела сказать, классно. Тебе подходит образ греческого полководца. Очень впечатлительно. – Эрика смутилась и замялась. – Заранее предупреждаю: я не шибко хорошая танцовщица.

– Правда?

Теодор слышал, как мальчики судачили о ней.

Из болтовни создавалось впечатление, что она была едва ли не самой популярной девочкой в школе.

– Ага. Я всегда занята. Учёба, подработка, команда. У меня нет времени думать о парнях.

<<Мило, а обо мне ты нашла время подумать>>.

Он заметил, что Эрика любопытно осматривает магазин.

– Это магазин моего дедушки. Он торгует всякими диковинами со всего мира.

Теодор пристально следил за ней. Это был важный тест. Если она, смертная, поверит в <<этот бред>>, то у неё или не лады с головой, или, что намного опаснее, она чересчур близко подобралась к правде.

– Супер, – вежливо сказала Эрика. Теодор облегчённо вздохнул: она явно врала. – Я думаю, – добавила она, разглядывая кукол вуду, – что люди по-правде могут воздействовать на тело и изменять сознание.

<<Ты и представления не имеешь, насколько права>>, – подумал Теодор.

Раздался звук шагов и на лестнице появился Блейк. Вначале показалась обувь, затем брюки, потом остальное. Его волосы были гладко прилизаны гелем, ещё больше подчёркивая красоту его лица. Теодор украдкой глянул на Эрику. Та улыбнулась Блейку, однако её лицо не выражало того глупого телячьего восхищения, которое постоянно появлялось на лицах слабой половины человечества при его появлении. Это была улыбка вежливости.

– Здравствуй, Блейк, – сказала она. – Собираешься на дискотеку? Если хочешь, можем довезти тебя.

Блейк замер на месте.

Его челюсть отпала в изумлении, и он кинул на Эрику гневный холодный взор:

– Благодарю, но мне есть, с кем идти. Я как раз собираюсь сам заехать за своей спутницей.

Следуя к выходу, Блейк сурово поглядел на Теодора:

– У тебя имеется всё нужное для сегодняшнего вечера?

Флакончик лежал в кармане блёкло-зелёного костюма колдуна. Теодор так и не представлял, как сумеет наполнить его, но на всякий случай кивнул.

– Хорошо, – снисходительно похвалил его Блейк и влетел в чёрно-белый <<порше>>.

<<Автомобиль Келли>>, – подумал Теодор.

Но он точно знал, что Блейк совсем не намеревался заезжать за ней.

– Кажется, я его рассердила, – сказала Эрика.

– Не обращай внимания. Он постоянно такой. Ну что, идём?

***

<<Это свидание деловое>>, – в который раз повторил Теодор себе, когда они с Эрикой вошли в школьную столовую, изменившуюся до неузнаваемости.

Разноцветные блики света и музыки создавали особое, возбуждённое настроение.

<<Я тут не за тем, чтобы веселиться>>.

Только, видать, его кровь уже стала бурлить. Он заметил, как Эрика смотрит на него, и понял, что она ощущает то же, что и он. Они юны и стоят, держась за руки, на пороге чего-то невероятного и неизведанного.

– Э-э-э, кажется, я тебе говорила, – смутилась Эрика, – что вообще не умею танцевать. Лишь медленные танцы.

Ну и отлично. Медленный танец – то, что надо.

Блейк поверит, что он околдовывает Эрику. Тут же заиграла медленная музыка. Теодор на миг закрыл глаза и понял, что ему приятно танцевать с Эрикой.

<<Терпсихора, муза танца, помоги мне! Я боюсь быть неуклюжим>>.

Теодор ещё ни разу не находился так близко от молодой девушки и ни разу не танцевал под музыку людей.

– Знаешь, я до сих пор не верю, – прошептала Эрика.

Она держала его аккуратно, будто он мог рассыпаться в любой момент.

– Не веришь чему?

– Э, – она помотала головой, – всему. Тому, что я тут с тобой, тому, что мне неимоверно легко. Тому, что ты так прекрасно пахнешь.

Теодор невельно засмеялся.

– На сей раз я не стал добавлять лаванду… – начал он и моментально закрыл рот.

Что он творит?! Земные силы, он чуть было не выболтал ей состав приворотного снадобья! С Эрикой легко болтать, а это, оказывается, опасно. Теодор стал шибко часто забывать про то, что он колдун.

– С тобой всё нормально? – озабоченно спросила она, когда его молчание затянулось.

<<Нет, не нормально. Я боюсь Блейка и боюсь преступить Закон Ночного Мира. Я изворачиваюсь и вру, не зная, достойна ли ты этого>>.

– Могу я задать тебе вопрос? – внезапно спросил Теодор. – Почему ты оттолкнула меня от гремучки?

– Она могла на тебя напасть и ужалить.

– Но она так же могла и тебя ужалить. И ужалила.

Эрика задумалась и нахмурилась, будто стараясь разгадать некую загадку:

– Это, знаешь ли, не настолько опасно. Пусть и опасно, но…

Она в замешательстве умолкла. Теодор не знал, что сказать ей, как поступить. Ему хотелось обнять Эрику, уткнуться в её волосы, только разум отправлял тревожные сигналы. Тут сбоку раздались громкие голоса.

– Прочь с пути! – орала какая-то девушка в синем платье. – Он улыбнулся мне, и я буду танцевать с ним.

– Дура, он улыбнулся мне! – орала в ответ девушка в сером платье. – Вот и вали и мне не мешай.

Дальше пошла серия сильной брани.

– Сама вали отсюда, пока цела! Он меня выбрал.

Опять ругательства.

– Сама вали, а я останусь.

Началась женская драка. Дежурные учителя ринулись наводить дисциплину и порядок.

Теодор мигом нашёл глазами Блейка. Это оказалось проще простого. Тёмный смокинг с красным галстуком был облеплён толпой девочек, которые, в свою очередь, были облеплены толпой злых и обиженных мальчиков.

– Пошли-ка к нему, – предложил Теодор.

Ему хотелось предупредить Блейка о назревающей драке.

– Идём. Видать, он пользуется популярностью.

Они пробрались к Блейку, который стоял в центре толпы и старательно изобращал смущение.

– Я тебя ждала полтора часа, но ты так и не появился, – говорила ему бледная от волнения Келли.

На ней была светлая шёлковая блузка и чёрная юбка. В её взоре виднелась полная обречённость.

– Ты мне дала неточный адрес, – заявил Блейк, не смущаясь. – Не сумел я отыскать твой дом. – Под его рукой держалась высокая блондинка с длинными волосами. – Лучше скажи, ты будешь танцевать?

Келли посмотрела на блондинку, которая казалась невозмутимой, но красные пятна на её лице выдавали сильное волнение.

– Не обращай внимания на Селену, – спокойно сказал Блейк. – Она просто спасала меня от одиночества. Так ты намереваешься танцевать?

Келли опустила взгляд:

– Да.

Когда Блейк оставил Селену и направился к Келли, Теодор успел шепнуть на ухо брату:

– Пожалуйста, не устраивай представления публично. Прошу тебя. Одна драка уже прошла.

Блейк лишь усмехнулся в ответ и взял Келли под руку. Девочки дружной группой пошли за ним. Когда группа разошлась, Теодор заметил Дэна, одного сидящего за столом.

– Пошли сядем, – предложила Эрика.

Теодор благодарно посмотрел на неё. Она будто прочитала его мысли.

– А где Джоан? – спросил Теодор.

На Дэне был красивый костюм золотистого цвета. Он кивнул в сторону толпы Блейка.

– Это меня не волнует, – философски заметил он и отхлебнул пунш. – Она такая скучная, а в этих танцах я вообще ни черта не понимаю.

Теодор знал, что имел в виду Дэн. Танцы смертных намного отличались от танцев в Круге. Там всё имело гармоничность, танцевали все вместе, образуя одно целое. Эрика вызвалась принести <<господам>> ещё пунша.

– Как у тебя с ней? – спросил Дэн, когда Эрика ушла.

Его глаза сияли любопытством.

– Пока нормально, – ответил Теодор. – А где Влад и Себастьян?

– Тут. Наверное, Влад уже получил свою кровь. Я видел, как он уколол Тару вилкой.

– Умно придумано, – заметил Теодор.

Вдруг он увидел Влада в тёмном костюме и Себастьяна – в чёрном. Видно, оба парня прекрасно проводили время. Дэн зевнул.

– Поеду-ка я лучше домой, – сказал он.

Однако в этот миг в противоположном конце зала, около входа, неожиданно началось непонятное волнение. Танцующие расступились.

Поначалу Теодор подумал, что это снова началась драка из-за Блейка, но тут на середину зала вышла странная особа и раздался громкий голос, который заглушил музыку:

– Мне необходимо знать! Я должна знать!

Оркестр смолк. Все невольно остановились: голос звучал странно, будто обладательница этого голоса была сильно пьяна либо очень расстроена. Теодор встал со своего места.

– Мне необходимо знать, – опять жалобно и дерзко заголосила нелепая девица в маске на лице, разворачиваясь к Теодору.

Её маска могла подойти для Хэллоуина, но на дискотеке она смотрелась не к месту.

<<О, Элифия!>> – про себя воззвал Теодор о защите.

– Скажите мне! – вопила маска, обращаясь к парню в белом костюме.

Тот в страхе отпрянул. Учительница физики, миссис Аткинс, ринулась вперёд. Остальных дежурных преподавателей видно не было.

<<Возможно, они снова разбираются с дракой из-за Блейка>>, – подумал Теодор.

– Всё, достаточно. Угомонитесь, – начала миссис Аткинс, понемногу подходя к девице. – Давайте уладим всё…

Девушка в маске вытащила из сумочки некий предмет, который сверкнул в прожекторных лучах, будто осколок зеркала.

– Опасное лезвие, – охрипше прошептал Дэн. – Всемогущая Исида, где она его взяла?!

Опасное лезвие в ладони этой странной девушки пугало больше, нежели простой нож, возможно, потому, что казалось странным в этой ситуации. Теодор вдруг подумал о том, что порезаться можно и безопасным лезвием.

 

Миссис Аткинс отшатнулась, раскинула руки, словно пытаясь защитить своих учеников. Её лицо выражало испуг.

<<Надо это прекратить, – подумал Теодор. – Но как?>>

Было бы это животное, он подошёл бы к нему и успокоил, но он не умел контролировать поведение смертного. Однако он неторопливо, пытаясь не привлекать к себе её внимания, двинулся вперёд.

Теперь девушка в маске и с поблёскивающим в ладони лезвием, переходила от одного человека к другому и спрашивала:

– Вы его не видели?

Все отступали от неё в разные стороны, и она уже почти подошла к сцене, где стояли Блейк и Келли Имамур. Около них почти никто не стоял.

Блейка некому было огородить, но тот, кажется, вовсе не испугался. А в смелости ему не откажешь. Он стоял, сложив руки перед собой.

Теодор мог поклясться, что его брат знает, кто это девушка в маске. Внезапно Теодор заметил в этой сумбурщине Эрику. Она возвращалась с тремя бокалами пунша, в левой руке она держала два бокала, в правой – один. Она двигалась в сторону к загадочной девицы так же медленно, как и Теодор. Теодор попытался поймать её взор, однако толпа ему мешала.

– Вы не видели его? Я должна знать!

Последняя пара, которая загораживала Блейка, мигом отошла в сторону.

– Я тут, Руна. Чего тебе хочется знать?

Руна Марик остановилась как вкопанная.

Маска из пластика затрудняла её дыхание, поэтому её голос хрипло разносился по всему притихшему залу. Теодор осторожно двинулся к сцене. С другой стороны к нему приближалась Эрика.

Тут она увидела его и одними губами произнесла:

– Стой на месте.

<<Сейчас прям! Ты намереваешься драться с ней, вооружённая тремя бокалами пунша?>>

Он выразительно посмотрел на неё и ответил тоже одними губами:

– Сама стой на месте.

Лезвие плясало в трясущейся ладони Руны. Её грудь тяжело вздымалась.

– И что же произошло, Руна? – спросил Блейк, в нетерпении стуча подошвой ботинка по полу.

– Плохо мне, – простонала она и бессильно уронила голову на грудь. – Тоскую я по тебе.

От её голоса сердце Теодора сжалось.

– Я постоянно рыдаю, – выла Руна.

Она подняла одну руку и сорвала с лица маску.

Теодор в ужасе замер. Келли отшатнулась. Руна плакала кровью. Струйки крови стекали по её щекам и смешивались со слезами.

<<Колдовство? Нет, она порезала себя>>, – догадался Теодор.

И это было правдой. Она сделала надрезы в виде крестов под глазами. Из них текла кровь.

Она была страшна: мертвенно-бледное лицо с растёкшимся макияжем, безумные глаза, а когда-то шелковистые русые волосы были лохматыми и топорщились в разные стороны, как грязная солома.

– И ты притащилась из Нью-Гемпшира, чтобы мне это сказать? – спросил Блейк и закатил глаза.

Из груди Руны вырвался звук, напоминавший рыдание. Услышав его, Келли явно осмелела.

– Послушай, девушка, – начала она, – я не знаю тебя, но кем бы ты ни была, ступай лучше домой и пореви там.

Она совершила ошибку. Дикие глаза Руны остановились на Келли.

– Ты кто? – медленно произнесла Руна и сделала шаг к ней. – Ты…к-кто…такая?

– Келли, беги! – крикнул Теодор.

Однако опоздал. Лезвие описало дугу, и по лицу Келли посочилась кровь.

Глава 6

Келли согнулась и прижала ладонь к щеке.

Кровь текла между её пальцев.

– Она порезала меня! Эта девушка порезала меня!

Руна опять подняла лезвие. Теодор был до смерти напуган. Он думал лишь о том, что Руна может убить Келли или Блейка, и инстинктивно попытался проникнуть ей в сознание. Нет, не проникнуть, а просочиться. Он ощутил боль, горе, гнев, будто перед ним было дикое животное, против воли запертое в неудобную клетку. Руна на миг замешкалась, однако этого момента оказалось достаточно. Эрика выплеснула в её лицо пунш. Руна закричала и повернулась к Эрике. Теодор ощутил, как его сковывает страх. Руна опять взмахнула лезвием, однако Эрика забежала за её спину.

Руна развернулась… Так они двигались по сцене, описывая круги, словно танцевали какой-то танец смерти. Наконец подоспели миссис Аткинс и ещё два преподавателя. Они бросились на Руну и прижали её своими телами к полу. Всё завершилось в миг. С улицы раздался вой сирен полицейских машин. Эрика, тяжело дыша, поглядела на Теодора. Он кивнул ей, давая понять, что с ним всё нормально.

Теодор закрыл глаза. На него навалились страх и бессилие. Сейчас Руну отвезут в полицию, и он не в состоянии помочь ей. Видать, её жизнь теперь совсем разрушена. В этот миг ему стало стыдно, что он колдун.

– Всё хорошо, ребята, – раздался голос миссис Аткинс. – Вечеринка завершена. Тут надо навести уборку. – Затем она посмотрела на Келли и склонившегося над ней Блейка. – А вы оба будьте здесь. – Она положила ладонь Блейку на плечо. – Ты как?

Тот поднял на неё страдальческие чёрные глаза.

– Думаю, я в норме, – храбро ответил он.

– Бедные дети, – пробормотала миссис Аткинс.

Теодор с облегчением вздохнул. Он испытывал какую-то эгоистическую радость от того, что никто не намеревается обвинять Блейка в произошедшем, что их не отчислят из школы и дедушке не придётся сгорать от стыда перед лицом Внутреннего Круга. А Блейк, видать, и вправду заботился о Келли. Его лицо отражало искреннее участие, когда он прижимал к её порезанной щеке белый носовой платок.

– Всё хорошо? – прошептал Теодор и наклонился к брату. И в это мгновение он увидел флакончик, спрятанный в носовом платке. Он был полон крови. – Ты… – Теодор задохнулся, не найдя больше слов.

Блейк состроил гримасу, которая могла означать одно:

<<Я понимаю, но такой шанс упускать было нельзя>>.

Теодор вернулся к Эрике.

– Как твой брат? – спросила она.

– Всё хорошо. По-моему, пришло время уйти отсюда.

– Ладно, идём.

Они миновали Влада и Себастьяна. Те выглядели расстроенными, но переживали ли по-правде? На парковке они увидели Дэна и Джоан Финкельштейн.

– Я еду домой, – многозначительно заявил Дэн и что-то выкинул в кусты, растущие около обочины.

Теодор облегчённо заметил, что это был пустой флакончик.

– Спасибо тебе, – сказал он и слегка коснулся плеча Дэна.

Дэн оглянулся глянуть, что творится около кафетерия и, замявшись, произнёс:

– Интересно, что же она всё же хотела знать?

В тот же миг из столовой послышался вопль, напоминавший предсмертный крик раненого зверя, чем на голос человека:

– За что-о-о-о-о?!

Это было невыносимо, и Теодор почти галопом ринулся к джипу Эрики.

***

Они в молчании ехали по тёмным пустым улицам.

Вдруг Эрика повернулась к нему и спросила:

– Это его бывшая девушка?

– Она была его девушкой в прошлом месяце.

– Бедняжка, у неё, видать, вообще башня поехала.

<<Так оно и есть, – подумал Теодор. – Её и вправду жаль>>.

– Таков Блейк, – сказал он. Он не хотел обсуждать случившееся, но слова сами слетали с его губ. – Он постоянно себя так ведёт, и его не остановить. Он кружит головы девушкам, те втюриваются до беспамятства, а затем он бросает их.

– Втюриваются? Да уж, – хмыкнула Эрика.

Теодор в удивлении глянул на неё. Она сидела прямо, руки её спокойно сжимали руль.

Кажется, она была не так наивна и понимала в этой ситуации больше, чем он мог предположить.

– Это особая любовь, – пояснил Теодор. – Тебе известно, что древние греки поклонялись Афродите? Та являлась всемогущей богиней любви и делала ужасные вещи. – Теодор покачал головой. – Однажды я видел спектакль о царе Фёдоре. Афродита заставила его втюриться в свою подчерицу, а в конце вся сцена была завалена трупами. Но Афродита лишь улыбалась. Ведь она поступала так, как положено богине. Это неуправляемая сила, как ураган или лесной пожар.

Теодор замолчал. Его сердце ныло после того, как он выговорился и ему полегчало.

– И ты думаешь, что Блейк себя ведёт так же?

– Точно. Он как природная стихия и не может справиться сам с собой. Скорее всего, это его не оправдывает и звучит глупо, да?

– Нет, – грустно улыбнулась Эрика. – Природа жестока. Коршуны таскают кроликов, самцы львов пожирают своих детёнышей.

– Однако это закон не всеобщий. Возможно, для животных и богов он справедлив, но не для людей.

– Люди не настолько далеко ушли от животных, – тихо заметила Эрика.

Теодор откинулся на спинку сиденья. Он был напуган, но не выходкой Руны, а тем, что ему нравилось беседовать с Эрикой. Она хорошо его понимала… Лучше, чем кто-то другой. И она не была равнодушной.

– Знаю, что тебе надо сейчас, – внезапно нарушила молчание Эрика. – Сначала я хотела предложить тебе отправиться со мной в ночное кафе, но теперь придумала кое-что получше.

Теодор взглянул на часы. Время приближалось к одиннадцати.

– И что же это?

– Котятотерапия.

– Что?

Эрика усмехнулась и затормозила около огромного современного строения с вывеской: <<Ветиринарная клиника Сан-Сити>>.

– Ты тут подрабатываешь?

– Да. Мы отпустим Пилара пораньше, – сказала Эрика и направилась к входной двери. – Идём.

За стойкой сидел миловидный парень с короткими волосами. Теодор узнал Пилара Озорио из их школы.

– Как провели время? – спросил Пилар, смотря на Эрику влюблёнными глазами.

– Сказать честно, ужасно, – ответила та и пожала плечами. – Началась драка, и мы ушли.

– Какой кошмар! – взмахнул руками Пилар.

Теодору показалось, что на самом деле его не шибко огорчило, что вечеринка не удалась.

– Вот именно. А как наша малышка?

– Отлично. Позже надо будет вытащить её из клетки.

Пилар снял пиджак со спинки стула и, кивнув Теодору, ушёл.

<<Она нравится ему>>, – подумал Теодор.

Когда дверь за Пиларом закрылась, Теодор осмотрелся вокруг.

– Разве лечебница открыта в столь позднее время? – спросил он.

– Закрыта, но когда у нас остаются животные на лечении, кто-то должен ночью дежурить, – ответила Эрика. – Следуй за мной.

Она повела его через смотровой кабинет по коридорам в процедурный кабинет. Теодор с интересом смотрел по сторонам. Он ни разу раньше не бывал в ветиринарных клиниках. За процедурным кабинетом имелось небольшое помещение, в котором стояла пара клеток для животных. Из них доносилось требовательное и громкое мяуканье. Эрика с озорством посмотрела на Теодора.

– Три, два, один! Гляди! – сказала Эрика и открыла одну из клеток.

Из неё тот час же вышел наружу, задрав хвостик, красивый персидский котёнок.

– Здравствуй, Брита, – сказала Эрика. – Как твоё самочувствие? – Она повернулась к Теодору. – Очень ласковый котёнок.

Теодор опустился на колени и протянул руки вперёд.

– Твой костюм… – начала было Эрика, но котёнок уже залез на колени Теодора и тыкался в него.

– Кажется, я влюбился! – воскликнул Теодор и погрузил руки в шёрстку.

Ему не пришлось прилагать никаких усилий для проникновения в сознание котёнка. Тот просто излучал собственные мысли. Все они были лишь о хорошем и лишь о том, что происходило сейчас.

<<Как плохо тут пахнет… Страшно чешется за ушком… Мне по душе это большое животное… А кто из нас главный?>>

Котёнок легонько укусил его, и Теодор в ответ тоже укусил его играючи.

– Ты ошибся. Я тебя главнее, – сказал он и почесал его за ушком.

Но с котёнком было что-то неладно. Смотря его глазами, он видел лишь то, что справа. Все предметы, располагающиеся слева, были будто закрыты чем-то тёмным.

– У него проблемы с глазами?

– Ты заметил? Это катаракта. Он слеп на левый глаз. Когда он немного подрастёт, его придётся оперировать. – Эрика пристально посмотрела на Теодора. – Ты отлично ощущаешь животных. Почему ты не заведёшь себе кого-либо?

– Обычно я их подбираю, а затем нахожу им хозяев либо отпускаю на волю, если они не хотят быть домашними любимцами, – ответил Теодор.

– Ты исцеляешь их?

Это прозвучало больше утвердительно, нежели вопросительно, однако Теодор испытал лёгкий шок. Почему он не следит за своими фразами, болтая с этой девушкой? Он перевёл дыхание, поднял глаза и обнаружил, что она пристально и испытующе глядит на него влюблёнными глазами.

– Я кормлю их, отвожу в клинику, если необходимо. Затем жду, когда они совсем поправятся.

Она кивнула, пускай ответ её явно не удовлетворил.

– Ты ни разу не думал о том, чтобы стать ветврачом?

Теодор опустил глаза и чмокнул котёнка в носик.

– Нет, – пробормотал он и уткнулся ему в шёрстку.

– Но у тебя дар. Попробуй. Если хочешь, я тебе дам материалы об университете Дэвиса. Программа у них интересная, правда, туда нелегко поступить, однако ты сумеешь, я уверена.

 

– Не знаю, – растерявшись, ответил Теодор.

Не по всем предметам у него были отличные оценки. Но основная проблема крылась в другом. Среди колдунов ни разу не имелось ветврачей. Не имелось и на этом всё. Он мог заниматься травами, камнями, ритуальными костюмами, амулетами, но этому всему не учили в университете Дэвиса.

– Мне нелегко объяснить тебе, – сказал Теодор и удивился в себе тому, что старается объяснить что-то человеку. – Просто моя семейка это не одобрит, возможно. Им хочется, чтобы я занялся чем-либо другим.

Эрика хотела возразить, но промолчала.

Наконец она решилась:

– Возможно, ты станешь хотя бы помогать мне в моих исследованиях? – предложила она. – Я постараюсь выбирать интересные темы.

<<Хитришь>>, – подумал Теодор, вслух же сказал:

– Возможно.

Тут раздался громкий и настойчивый звонок в дверь.

– Кто-то у главной двери, – встревожилась Эрика. – Странно, так поздно тут не может быть посетителей.

Она пошла открывать дверь. Теодор с котёнком на руках последовал за ней.

Открыв дверь, Эрика удивилась и отступила назад:

– Роберт, ты что здесь делаешь? Папа в курсе, где ты?

В приёмную комнату влетел какой-то непонятный тайфун. Это был мальчик с короткими волосами песочного цвета. На руках он держал нечто, завёрнутое в синее одеяло.

– Папа сказал, что мистер Кэрри здоров, а он больной, – выпалил Роберт. – Позови доктора Джона.

Договорив, мальчик плюхнул свой свёрток на стойку, прямо поверх медицинских карт и прочих бумаг.

– Роб, не клади его сюда! – воскликнула Эрика, однако мальчик не слушал её. Она повернулась к Теодору. – Это мой брат, Роберт. Как он добрался сюда?..

– Я приехал на велике. Мистера Кэрри надо осмотреть прямо сейчас.

Брита вырвалась из рук Теодора и пыталась дотянуться носом до свёртка. Теодор аккуратно опустил её на пол.

– А кто такой мистер Кэрри?

– Свинья морская, – ответила Эрика и развернула одеяло. – Роб, доктор Джон уехал в другой город на конференцию.

Лицо Роберта продолжало оставаться сердитым и его подбородок стал дрожать.

– Хорошо, подожди. Я осмотрю мистера Кэрри, хотя не уверена вообще, что сумею разобраться. Однако для начала мы позвоним папе и сообщим ему, что ты жив.

Эрика потянулась к телефону.

– Я отнесу Бриту назад в клетку, а то, похоже, она решила, что мистера Кэрри принесли ей на ужин, – сказал Теодор.

Когда он вернулся, то увидел, что Эрика растерянно склонилась над чёрно-белой морской свиньёй.

– Да, он какой-то вялый и заторможенный. Ау! – воскликнула она и отдёрнула руку. – Не настолько он и вялый в действительности. – Она вытерла укушенный палец салфеткой.

– У него плохое настроение, – сказал Роберт. – Он плохо кушает. Я ещё вчера тебе говорил, что он заболел. Сделай ты что-нибудь!

– Неправда, – терпеливо ответила Эрика. – Ты мне сказал, что он устал жить в клетке.

– Да, устал, однако он всё равно болен. Вылечи его!

– Послушай, малыш, я пока не имею понятия, что с ним. Потерпи. – Она принялась осторожно ощупывать животное. – Он не кашляет, повреждения отсутствуют. Лимфоузлы в норме… А вот суставы чуток опухли. Странно.

Роберт с надеждой глядел на сестру. Его глаза были такие же, как у Эрики, светло-зелёные.

Протянув руку, Теодор с осторожностью прикоснулся к свинке. В сознание его ворвались мысли маленького и напуганного животного. Свинке здесь не нравилось, он хотел домой, к себе в клетку, где было безопасно и тепло. Его пугали незнакомые ароматы и большие пальцы, спускающиеся к нему откуда-то с небес. И ещё Теодор ощутил нечто странное. Это были скорее не мысли, а ощущения. Мистер Кэрри воображал, что непрестанно что-то жуёт. Что-то хрустящее и маленько острое на вкус.

– У него имеется любимая еда? – озадаченно спросил Теодор. – Допустим, капуста?

Эрика недоумённо поглядела на него и внезапно подпрыгнула на месте:

– Точно! Ты просто гений!

– Ты о чём?

– О том, что ты сказал. У мистера Кэрри цинга! – Она выбежала из приёмной и в миг вернулась, неся в руках какую-то большую книгу. – Всё верно. Потеря аппетита, сонливость, отёчность суставов… Все симптомы совпадают. – Она мигом перевернула пару страниц. – Надо дать ему зелёных овощей либо чуток аскорбинки. Можно сделать раствор.

<<Цинга? Разве это не та болезнь, которой страдали моряки во время длительного плавания, когда они месяцами не кушали свежие овощи с фруктами? А аскорбинка… Это ведь витамин С!>>

– Всё ясно, – продолжала Эрика. – В последнее время царила жара, а мы пользовались чересчур жёсткой водой из водопровода. Мистеру Кэрри этого стало достаточно для того, чтобы у него начался недостаток витамина С. Но мы легко исправим это. – Она взглянула на Теодора и покачала головой. – Вот как выходит: мы годами учимся, работаем, следим, а тебе достаточно посмотреть на животное, и тебе уже всё известно. Как у тебя это получается?

– Он спросил мистера Кэрри, – уверенно ответил за него Роберт.

Теодор напряжённо поглядел на мальчика.

<<Неужели у них вся семейка настолько наблюдательна?>>

Он выдавил из себя фальшивый смех.

– Ты мне нравишься, – сказал Роберт. – А где я могу достать капусту?

– Глянь в холодильник для вакцин, – сказала Эрика. – Если нет капусты, можем использовать витаминные капли.

Роберт ринулся в заднее помещение. Эрика горделиво глядела ему вслед.

– Интересный мальчик, – заметил Теодор.

– Он реальный гений. И ещё самый маленький феминист на свете. Он подал в суд на девчачий клуб следопыток. Те отказались его допустить туда, а в мальчишеском клубе следопытов ходят в походы, а не плетут фенички.

– И какое твоё мнение об этом?

– Моё? Отвожу его к адвокату, когда папе некогда. Возможно, он выиграет процесс. Помимо этого, он прав.

Теодор смотрел на Эрику, на то, как она складывает синее одеяло, и слушал голос внутри, монотонно описывающий главный приз за победу в соревновании:

<<Итак, гляньте на эту девушку! Она нежная и сильная. Храбрая. Внимательная. Застенчивая, но имеет чувство юмора. Умная, честная, обожает животных… Она смертная. И что из этого?>>

Теодор испытывал странное ощущение. Будто он чересчур длительно дышал запахом приворот-травы. Воздух казался сладковатым и тяжким, каким-то звонким, будто напитанный электричеством тропиков.

– Эрика, – сказал он и дотронулся до её руки.

– Изредка мне кажется: стоит мне сомкнуть веки, как ты растворишься, – внезапно сказала она.

<<О, Элифия! О, Афродита! Помогите мне, я попал в беду>>.

Теодор был напуган и одновременно чувствовал себя в полной безопасности. Около неё всё казалось прекрасным… Если она ощущает то же, что и он, тогда всё будет нормально.

– Не могу вообразить жизнь без тебя, – продолжала Эрика. – Я боюсь, что ты уйдёшь. – Она посмотрела в его глаза. – Ты не серчаешь?

Теодор помотал головой. Сердце его было готово вырваться из груди. Их взгляды пересеклись и круг сомкнулся. Теперь они были связаны настолько прочно, будто сама богиня любви связала их собственной магией. Эрика обняла его. Это было классно! Ещё лучше, нежели обнимать котёнка, ведь тот не сумеет его обнять в ответ. Страх, который он испытывал, будто растворился в её тёплых руках. Он уткнулся носом в её волосы. До этого ни разу не было так спокойно и хорошо. Они стояли и обнимали друг друга, как две птицы крыльями.

<<Птицы создают пару на всю жизнь. Встречая друг друга, они знают, ощущают, что отыскали свою половинку. То же случилось и с нами>>, – подумал Теодор.

Они знали, что предназначены друг для друга, что это навечно. Об этом говорится в Законах Ночного Мира. Иметь принцип родства душ.

<<Ты хочешь сообщить, что нашёл супругу среди людей?>> – издевательски задал вопрос голос внутри.

Однако Теодор не слушал голос. Не сейчас. Он не хотел бояться ни Ночного Мира, ни Внешнего Круга смертных людей. В мире они были лишь вдвоём – он и Эрика. Теодору было достаточно просто стоять около неё, слышать её дыхание и вообще он не хотел переживать о будущем.

Входная дверь распахнулась на всю и в комнату влетел ледяной ветер. Теодор в испуге вздрогнул. Его сердце дрогнуло и болезненно заныло в груди. В дверном проёме стоял Блейк.

Глава 7

– Я искал тебя, – сказал Блейк. – Я даже вынужден был позвонить мистеру Россу, чтобы узнать, где ты.

Его волосы разлохматились на ветру и были взъерошены. Он ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Блейк был ослепительно красив, но то была колдовская красота. Теодор и Эрика смущённо отошли друг от друга.

– Мы здесь… Конечно… – пробормотала Эрика. – Хочешь, покажу тебе клинику?

Блейк внимательно глянул на неё.

– Животные меня интересуют лишь в виде шашлычка, – фыркнул он и с вызовом сложил руки перед собой.

<<Похоже, он в скверном расположении духа>>, – отметил Теодор.

Тут он заметил салфетку, которой Эрика вытирала укушенный палец, и торопливо накрыл её рукой.

– Ты ушёл с дискотеки? – спросил он брата, стараясь, чтобы его тембр звучал как можно более беззаботно. – А где…

Кого же Блейк выбрал сегодня в дамы? Селену или Келли? Либо какую другую?

– Дискотеку отменили, – ответил Блейк. – Всех отправили домой, и всё из-за этой Руны. Вечно с ней только неприятности. – Внезапно его лицо стало другим, каким-то приторно-сладким и с улыбкой. – А ты кто, малыш?

Рейтинг@Mail.ru