Колдун

Elza Mars
Колдун

– Я кое-что придумал, – сказал Теодор, обращаясь к дедушке и всему Внутреннему Кругу. – Кубок Леты.

Настала гробовая тишина. Все лишь переглядывались друг с другом, а дедушка безотрывно смотрел на Теодора.

– Не только для неё, – продолжал он. – Но и для меня тоже.

Все зашептались. Дедушка закрыл глаза.

– Если я выпью достаточно, то забуду всё, – торопливо говорил Теодор и переводил взор с одного лица на следующее. – Забуду о Ночном Мире. Я больше не буду колдуном, не буду помнить, кто я такой.

– Ты станешь потерянным колдуном, – сказал Арадий. Его лицо было спокойным да умиротворённым. – Как медиумы, которые не знают о собственном настоящем происхождении. Потерянные ведьмаки могут жить среди смертных.

– Мы не будем помнить о Ночном Мире, – сказал Теодор, – и, получается, никогда не сможем нарушить Закон.

– Закон останется соблюдён, – с уверенностью произнёс Арадий.

Теодор ощутил, что Эрика сжимает его ладонь.

– Но… – начала уже она.

– Для нас это единственная возможность быть вместе, – сказал он, смотря ей в глаза.

В помещении вновь повисла напряжённая тишина.

И тогда заговорил Блейк:

– Теодор сказал мне, что они с Эрикой супруги по духу.

На мгновение Теодору показалось, что Блейк сказал это из вредности, чтобы отомстить Эрике.

Однако дедушка с удивлением взглянул на них:

– Супруги по духу… Я так давно не слышал о них.

– Архаичная легенда, – фыркнула Риса.

– Возможно, и нет, – тихо сказал Отец Кибел. – Возможно, древние силы снова обретают власть и пытаются что-то сообщить нам.

Дедушка опустил голову. Когда он снова посмотрел на Теодора, то заметил слёзы в его глазах. В первый раз за всю собственную жизнь Теодор увидел, что дедушка и вправду очень старый.

– Если мы разрешим это сделать, – сказал он, – если мы отпустим тебя, куда ты отправишься?

– Он отправится со мной, – ответила за Теодора Эрика. – Мой папа и брат уже полюбили его. Папе известно, что Теодор сирота. И если я сообщу, что он не может больше тут жить, то папа не будет задавать лишние вопросы.

– Ясно, – вздохнул дедушка.

Эрика умолчала о том, что её папа считает, что Теодор живёт в старинном доме под одной крышей с полубезумным стариком, но у Теодора появилось чувство, что дедушка знал об этом. Эд Харман окинул взором Внутренний Круг. Наконец он кивнул.

– Думаю, этот мальчик нашёл выход для нас, – сказал он, тяжело вздохнув. – Кто-либо против?

Все молчали. На большинстве лиц было написано искреннее сожаление.

<<Они считают, что такая судьба хуже самой мучительной смерти>>, – догадался Теодор.

– Я принесу кубок, – вдруг сказал Блейк и быстро выбежал из мастерской.

<<Как хорошо, – подумал Теодор. – Как хорошо, что скоро всё завершится>>.

Сердце его сильно стучало. Он так сильно сжал ладонь Эрики, что её пальцы онемели.

– Это вообще не больно, – прошептал он ей. – Мы просто на некоторое время потеряем ориентацию. Но после всё станет как прежде. Наша память будет такой же, но мы ничего не будем помнить о колдовстве.

– Тогда ты сможешь заняться зоологией, – ответила она. – Поступишь в Дэвис. – Она улыбалась, но её глаза блестели от слёз.

К ним подошёл Дэн:

– Я хотел… Я просто хотел попрощаться.

Он обнял Теодора, и тот обнял его в ответ.

– Извини, что втянул тебя во всё это, – сказал Теодор.

– Всё обошлось, – улыбнулся Дэн. – Ты же сказал им, что я ни в чём не виноват. Меня не накажут. Но в школе без тебя станет одиноко… – Дэн опустил голову, чтобы скрыть своё расстройство. – Будь счастлив.

В мастерскую вошёл Блейк. В одной руке он нёс оловянный кубок, в другой – бутылку из потускневшего от времени стекла. Стоило лишь Теодору взглянуть на эту бутылку, как его проняла дрожь. Горлышко бутылки было залито пробкой из воска и запечатано несколькими замысловатыми печатями. Дедушка сломал печати и стал выдёргивать пробку. Та не поддавалась, и тогда Блейк свободной рукой помог ему открыть бутылку. Потом дедушка наклонил бутылку над кубком в руках Блейка.

Из горлышка полилась светлая коричневая жидкость. Когда кубок наполнили наполовину, дедушка остановился.

– Когда ты выпьешь это, – сказал он Teодору, – ты забудешь меня. Забудешь всех нас. Но мы навсегда сохраним память о тебе. Tеодор Симон Харман, докажи, что ты истинный сын Элиуса.

После этого он пожал ему руку.

– Прощай, дед, – сказал Теодор, обнимая его в ответ. – Я тебя люблю.

К Теодору подошёл Блейк, держа кубок двумя руками. В это мгновение он был красив какой-то дикой, первозданной красотой.

<<Какой ты красивый, брат!>> – подумал Теодор.

– Прощай, – сказал он и принял кубок из рук брата.

Блейк улыбнулся.

<<А теперь, – сказал Теодор себе, – держи себя в руках и прекрати думать о том, что ждёт тебя>>.

Он поднёс Кубок Леты к губам и сделал один глоток. Напиток был похож на… Теодор посмотрел на Блейка. Чёрные глаза были устремлены на него, и в них было много спокойствия, что это настораживало. Теодор вновь стал пить. Чай. Не очень крепкий и без сахара. Вот на что был похож напиток из Кубка Леты. Но бутылка была запечатана… У Блейка просто не хватило бы времени… Мысли Теодора путались, но у него хватило трезвого ума, чтобы сообразить: он должен выпить всё до капли, чтобы у Круга не было возможности проверить, что именно он пил. Потом он с отрешённым лицом вернул кубок Блейку, и тот опять наполнил его – для Эрики. В глазах Эрики промелькнуло удивление, когда она начала пить, но она не остановилась.

– Ты должна выпить всё, – тихо сказал Эрике Блейк, не сводя глаз с Teодора.

И тогда Teодор всё понял: Блейк совершил подмену ещё раньше, когда использовал Кубок Леты для того, чтобы лишить памяти девушек, у которых брал кровь во время танцев. Он перелил напиток Леты в какой-то другой сосуд, а эту бутылку наполнил чаем. Затем он восстановил все печати, для него это не представляло никакого труда. И теперь…

Неужели этот обман раскроется?! Члены Внутреннего Круга не поверят, что это был напиток Леты. Хотя… Теодор взял Эрику за руку и стиснул её ладонь. Он не осмелился заговорить с ней, даже не смотрел на неё, лишь пытался мысленно внушить ей, чтобы она ничем не выдала себя. Лицо Теодора было бессмысленным, как у куклы из воска. Эрика стояла рядом и молчала. Она не знала, что ей ждать, но хватка Теодора дала понять ей, что лучше молчать.

<<Она действительно очень умная>>, – подумал Теодор.

– Теперь перерыв, – быстро сказал дедушка. – Блейк, выведи их из дома, пока они не пришли в себя. – Он отвернулся, даже не посмотрев в последний раз на Теодора.

– Ладно, – ответил Блейк.

– Я пойду с тобой, – сказал Арадий.

Глава 17

Они направились к джипу Эрики. Ночь была очень холодной и тёмной. Луны видно не было.

Теодор держал Эрику за руку, чтобы подать ей сигнал, если что пойдёт не так. Однако всё обошлось. Теодор остановился около авто и посмотрел на Блейка. Он боялся выдать себя, хотя ему ужасно хотелось обнять брата. А вдруг Арадий может видеть их?

– В магазине есть окно, выходящее на эту сторону? – спросил вдруг Арадий.

– Нет, – ответил Блейк.

– Тогда можете попрощаться. Только отныне вы обязаны делать вид, что друг друга не знаете.

Теодор еле удержался, чтобы не накинуться на Арадия.

– Теперь я понял, почему ты стал Колдуном-Провидцем так рано, – шёпотом сказал он. – Но…вдруг кто-то ещё знает?

– Не думаю. Если кто-то и догадывается, она не будет разглагольствовать об этом. Так что прощайтесь поскорее.

Теодор обнял Блейка и пожал ему руку.

– Спасибо тебе, брат. Я буду тосковать по тебе.

– Теперь я последний из рода Харман, – сказал Блейк, пытаясь изобразить радость. – И комната будет полностью моей. А ещё, – добавил он более искренне, – я как следует разберусь с Шоном.

– С кем?

– А, ты ведь не в курсе событий. Он один из тех, кто выдал нас. Это друг Тоби. Похоже, он шпионил за нами, а затем поведал ему предостаточно информации, так что он понял, чем мы занимаемся. Это он донёс дедушке, что мы использовали запрещённые чары.

– Теперь это уже не имеет значения.

– Ты что, шутишь? Я не успокоюсь, пока не отправлю его в <<Мужской монастырь>>. Либо просто прикончу.

Затем Блейк вдруг сильнее сжал руку Теодора.

– Беспонятия, почему ты захотел быть со смертной, – прошептал он, – но надеюсь, ты станешь продолжать хотеть этого и теперь, когда твоё желание исполнилось.

– Блейк, умоляю тебя, не причиняй больше вред людям. Помни, что я теперь живу среди них.

Блейк тяжело вздохнул и еле слышно сказал:

– Я буду тосковать по тебе, братан.

Теодор сел в авто, и тут Арадий задержал дверку.

– Послушай, – быстро сказал он, – возможно, тебе поможет это. Отец Кибел упомянул о Рассветном Круге. До меня дошли слухи, что в некоторых местах колдуны вновь начинают организовывать этот Круг. Это те колдуны, которые хотят забыть о временах инквизиции и пересмотреть Законы Ночного Мира. Не знаю, правда ли это. Но попробуй выяснить это.

Теодор слушал с затаённым дыханием.

– И ещё, – продолжал Арадий. – Я слышал, что некоторые из твоих родственников из рода Редфернов тоже обрели собственных супругов по духу. Попробуй отыскать их да узнать, как они живут и чем занимаются.

– О, Арадий, благодарю тебя, – сказал Теодор.

– Желаю удачи, Теодор. И тебе, Эрика. Пусть она сопутствует вам, где бы вы не очутились.

Эрика протянула руку и слегка коснулась руки Арадия.

– Благодарю тебя, – сказала она.

Авто тронулось с места. Теодор оглянулся назад, чтобы снова поглядеть на Блейка. Ветер растрепал его шевелюру, и он стал похож на загадочного Ареса. На бога, который всегда делал то, чего от него не ждали. Эрика ехала быстро, и в скором времени они очутились далеко от магазина. Она свернула на обочину и остановила авто.

 

– Скажи, – спросила она, подозрительно смотря на Теодора, – у меня что, иммунитет к тому, что я выпила? Я всё помню и ничего не забыла. Или это в любой миг может стукнуть по мозгам?

Теодор поцеловал её и стал безудержно смеяться.

– Нет, – ответил он через смех.

– Ты подразумеваешь, что это была безвредная жидкость и что ты сохранил свою силу?

– Да!

Теодору пришлось пару раз объяснить Эрике одно и то же, чтобы она ему поверила. Наконец она поняла всё, и её лицо посветлело.

Она сжала его в объятиях, затем выскочила из джипа и закричала:

– Как круто! Да здравствует Блейк! Вот это да!

– Эрика!

Она подошла к авто.

– Эрика, садись в джип и не веди себя как последняя идиотка. Вокруг могут быть существа Ночного Мира. – Он опять засмеялся, потому что был безмерно счастлив. – Иди сюда, – сказал он и протянул руки к ней.

Эрика немедленно запрыгнула назад, прямо ему в объятия.

– Я так счастлива, – сказала она. – Я тебя люблю, колдун.

– И я люблю тебя, – прошептал Теодор.

Он смеялся до слёз. Страх с напряжением испарялись из его души, как капли росы жарким летним утром. Она поцеловала его щеку, он её в висок. Затем их рты сплелись в длительном и страстном поцелуе. Они супруги по духу, теперь они вместе и в полной безопасности: никто не охотится за ними, не преследует их, они совершенно свободны. Их переполняли радость с умиротворением. Но Теодору пришлось дорого заплатить за это, и он испытывал лёгкую тоску. Теперь он был как в ссылке: разлучён с семьёй, навсегда потерян для дедушки. С Блейком они смогут видеться лишь тайно… Ему было грустно, но он ни о чём не жалел. Его обнимают нежные и крепкие руки Эрики, Законы Ночного Мира не нарушены, а мир людей избавлен от опасности. Но что будет дальше? На этот вопрос ответа у Теодора не имелось. Перед ним открывалось много путей, каждый из которых был по-своему привлекателен. Сначала они поедут к Эрике. Её папа будет озадачен, но великодушен. Роб, как всегда, будет в гневе, но рад в душе. На следующей неделе Teодор возвратится в школу и запишется в класс зоологии. Он может поступить в университет Дэвиса и стать ветеринаром, чтобы использовать свой дар для лечения животных. А может отправиться в дальние страны и заняться изучением слонов или других экзотических животных. А ещё они с Эрикой могут завести котёнка, похожего на Бриту, и написать о нём книгу, чтобы научить людей лучше понимать кошек. Но он также мог и отыскать Рассветный Круг и тех, кто хочет забыть о страшном прошлом, когда колдунов сжигали на кострах. И они будут первыми, кто опять начнёт обучать людей колдовству. Роберт вырастет гордым и несокрушимым, потому что будет знать все легенды и тайны Элиуса. Было бы неплохо найти кузин-вампирш и выведать у них, действительно ли принцип духовного родства вновь вступает в силу. Тогда все вместе они, как магнитом, станут притягивать всё новых и новых представителей Ночного Мира, которым не чужды радикальные идеи.

Потомки Редфернов и Харманов воссоединятся с людьми, и взаимная ненависть исчезнет навсегда. Мир изменится к лучшему. Teодор твёрдо знал, что они с Эрикой стоят на пороге великого будущего.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru