Избранный

Elza Mars
Избранный

ПРЕДИСЛОВИЕ

Ночной Мир Вампирш…ни разу любовь так ещё не пугала. Ночного Мира Вампирш нет на карте мира, но он есть в нашем мире. Он повсюду. Он представляет собой тайное общество вампирш, ведьм и оборотней женского пола, живущих среди людей. Порождения тьмы красивы и опасны, их влечёт к смертным и те не в силах устоять перед ними. Ими могут быть кто угодно: хоть любой учитель, хоть подруга давних лет или кто-либо другой. Законы Ночного Мира Вампирш позволяют охотиться на смертных.

Можно играть их сердцами, убивать их. Для существ Ночного Мира Вампирш есть лишь два строгих запрета: нельзя смертным знать о Ночном Мире Вампирш и нельзя влюбляться в смертных. Этот ориджинал рассказывает про то, что бывает, если нарушить эти законы.

ГЛАВА 1

Это произошло в тот день, когда Раулю исполнилось шесть лет.

– Можно мы пойдём на горку?

В день рождения мальчика привели на ярмарку, где была самая большая, какую он когда-либо видел, горка или, точнее сказать, лабиринт из труб и спусков.

Папа улыбнулся:

– Ладно, котик, только присмотри за Тиной. Она не такая шустрая, как ты.

Это были последние слова, которые Рауль услышал от отца.

<<Об этом можно было и не говорить>>, – подумал Рауль.

Он всегда присматривал за Тиной, которая была на год младше и уже ходила в детский сад. И Тина, и Рауль были светловолосыми, однако Тина была синеглазой. Глаза же Рауля были зелёными, как изумруды, – так говорил его папа. Зелёными – как у кота. Дети стали карабкаться на горку, и Рауль постоянно оборачивался, чтобы убедиться, что Тина не поскользнулась на пластмассовых ступеньках. Когда они добрались до вершины, Рауль протянул ей руку и помог преодолеть последнюю ступеньку. Тина радостно улыбалась и с обожанием смотрела на него.

Они поползли по трубе, направляясь к <<паутине>> – отсеку, заполненному верёвками и сетями. Когда Рауль выглянул из окошка в трубе, папа снизу помахал ему рукой. Но потом к папе подошёл какой-то мужчина, и они стали о чём-то разговаривать.

Рауль понял, что теперь можно не смотреть вниз, – ведь взрослые не умеют болтать и махать рукой одновременно. Его внимание сконцентрировалось на том, как преодолеть пахнущую винилом и старыми носками пластмассовую трубу. Рауль представил себя кротом, ползущим в норе. Пока они не добрались до входа в <<паучью паутину>>, ему приходилось постоянно оглядываться на Тину. В отсеке было довольно тихо, потому что там не было других детей. Длинный белый канат с завязанными через равные промежутки узлами вёл вверх, в самый центр <<паутины>>.

– Ты стой тут, а я поднимусь и сверху посмотрю, как ты будешь продвигаться, – сказал Рауль Тине.

Рауль лукавил. Он не был уверен в том, что Тина сможет подняться, и если бы она полезла первой, то, скорее всего, ни один из них не добрался бы до цели.

– Нет, я не хочу, чтобы ты оставлял меня одну, – беспокойно ответила Тина.

– Я мигом! – сказал Рауль и, желая успокоить её, добавил: – Ребята постарше сюда не придут и не обидят тебя.

Тина продолжала колебаться, и тогда Рауль пустил в ход главный козырь:

– Хочешь получить кусок торта-мороженого, когда возвратимся?

Возразить против этого было невозможно.

Тяжело вздохнув, Тина кивнула:

– Ладно, я тебя подожду.

И это были последние слова, которые Рауль услышал от неё. Он стал подниматься по канату. Это оказалось труднее, чем он думал, однако, добравшись до верха, Рауль испытал настоящий восторг. Всё пространство вокруг состояло из колышущихся канатов, завязанных узлами. Ему пришлось схватиться за верёвку двумя руками, чтобы удержать равновесие. Он наслаждался дуновением свежего ветра и теплом солнца. Рауль рассмеялся от возбуждения и восторжено принялся разглядывать сплетение пластмассовых труб вокруг него. Затем посмотрел вниз, где должна была находиться Тина, только её там не было. Внутри него всё сжалось. Она должна быть там, она ведь обещала подождать. Только девочка исчезла.

Рауль видел весь отсек, находящийся ниже паутины, и он был пустым.

<<Хорошо. Возможно, она полезла обратно по трубам>>.

И Рауль стал пробираться обратно, раскачиваясь на <<паутине>>, пока не добрался до каната. Потом он быстро спустился вниз, подбежал к трубе и заглянул в её тёмное жерло.

– Тина?

Его голос, усиленный эхом, разнёсся по трубе.

Ему никто не ответил, да он и сам видел, что труба пуста.

– Тина!

Рауль опять ощутил холод и тяжесть в животе. В его голове звучали слова папы: <<Присматривай за Тиной>>. Однако он не проследил за ней. И теперь она могла быть где угодно, могла потеряться в этом громадном лабиринте. Может, она сидит где-нибудь и плачет или её обижают взрослые ребята? А может, она уже жалуется на него папе?.. Вдруг он заметил дыру в брезенте.

Щель была достаточно широкой, чтобы в неё пролезла пятилетняя малышка. Рауль догадался, что именно в эту щель и пролезла Тина. Это был самый короткий путь наружу, и теперь она наверняка бежит к папе. Рауль был худым и легко пролез в щель.

Оказавшись снаружи, он хотел направиться ко входу в аттракцион, однако тут его внимание привлекла большая красно—жёлтая палатка. Вход закрывала ткань, хлопающая на ветру, контролёра возле входа не было и кто угодно мог беспрепятственно войти внутрь.

<<Тина ни за что не стала бы входить туда, – подумал Рауль. – Это совсем не похоже на неё>>.

Только почему-то тут же он засомневался в этом. Он подошёл ближе. От палатки пахло пылью и поп-корном.

<<Я не боюсь>>, – сказал он себе, отогнул полог и, вытянув шею, заглянул внутрь.

В полумраке палатки невозможно было ничего разглядеть. Рауль сделал пару неуверенных шагов и оказался внутри. Когда его глаза привыкли к темноте, мальчик увидел, что он тут не один. В углу палатки стояла высокая женщина. На ней, несмотря на тёплую погоду, была длинная тёмная накидка. Похоже, она не заметила присутствия Рауля, потому что была занята чем-то, что держала в руках. Её голова была низко опущена. Когда Рауль увидел, что именно она делает, то понял: взрослые врали, когда говорили, что великаны-людоеды и прочие монстры существуют только в сказках. Он понял это, потому что высокая особа держала в руках Тину и ела её…

ГЛАВА 2

Она впивалась зубами в шею девочки, чавкала, как их пёс, когда ему давали еду в миске. Рауль застыл на месте. Мир словно перевернулся вокруг него, всё происходящее казалось сном. Потом он услышал, как кто-то громко орёт и почувствовал боль в горле. Это был его крик. В этот миг высокая особа подняла голову и посмотрела на него. Рауль вдруг осознал, что теперь её лицо будет преследовать его в ночных кошмарах. Нет, её нельзя было назвать уродливой, но волосы женщины были красными, как кровь, а глаза имели такой необычный золотистый цвет, какой иногда встречается у животных. Рауль никогда в жизни не видел глаз подобного оттенка. Он бросился бежать. Конечно, он думал об оставленной в руках людоедки Тине, но был очень напуган, чтобы ринуться ей на помощь. Да и чем смог бы ей помочь шестилетний малыш? Не переставая орать, он выскочил из палатки. Вернее, почти выскочил. Голова и плечи мальчика находились снаружи, когда сильная рука схватила его плечо. Рауль почувствовал себя беспомощным, будто схваченный за шкирку котёнок. Рука потащила его назад в палатку, и в эту секунду он увидел, как из-за сплетения пластмассовых труб появился папа. Он услышал вопли Рауля и бежал к нему на помощь. Папа быстро приближался, его глаза были расширены от ужаса, а рот широко раскрыт.

– Па-па-а-а-а! – закричал Рауль.

Однако тут его окончательно втащили внутрь.

Женщина швырнула мальчика в угол, будто тряпку. Рауль сильно ударился ногой. В другое время он обязательно заплакал бы от боли, но сейчас едва обратил на это внимание. Он неотрывно смотрел на Тину, которая лежала на полу возле неё. Тина выглядела очень странно. Она напоминала тряпичную куклу с раскинутыми в стороны руками и ногами и очень бледной кожей. Её остекленевшие глаза неподвижно уставились в потолок. На горле девочки зияли две большие дырки, а вокруг них уже запекалась кровь. У Рауля перехватило дыхание. Он даже не мог кричать от испуга. И тут в палатку проник дневной свет: полог распахнулся, и внутрь вошёл папа. Он искал взглядом Рауля. В этот миг случилось страшное. Настолько страшное и необычное, что никто не поверил Раулю, когда он потом рассказывал об этом полицейским. Рауль увидел, что папа открыл рот, будто собирался что-то сказать. Только голос не был голосом его папы. Он словно бы звучал в голове Рауля.

Он слышал слова, хотя никто не произносил их вслух:

<<Подожди! Всё хорошо. Просто стой спокойно и ничего не делай!>>

Рауль посмотрел на высокую женщину. Её губы не двигались, хотя голос явно принадлежал ей. Папа тоже смотрел на женщину. Выражение его лица стало меняться, становясь спокойным, расслабленным и… отупевшим. Вдруг женщина резко ударила папу по шее, отчего его голова запрокинулась, будто у сломанной куклы. Папа упал, и его волосы опустились на грязный пол. Рауль смотрел на происходящее, казавшееся ему страшным сном. Папа умер.

Тина тоже была мертва. А высокая женщина смотрела на него.

<<Не надо расстраиваться, – зазвучал голос в его голове. – Ты ничего не боишься. А теперь подойди ко мне>>.

Рауль чувствовал, как голос притягивает его… всё ближе и ближе. Голос лишал его страха, заставлял забыть о папе. И тут он увидел глаза женщины. Они были голодными. В этот миг он понял, что женщина хочет с ним сделать.

– Нет! Я не хочу!..

Рауль стряхнул с себя наваждение и ринулся к выходу из палатки. На этот раз ему удалось выскочить наружу, и он побежал прямо к лабиринту из труб. Он вдруг почувствовал: что-то в нём изменилось. Тот Рауль, который плакал, глядя на умирающего папу, словно оказался заперт где-то в самом дальнем уголке его сознания. Теперь он стал совсем другим. Это был смелый, хитрый, отчаянный Рауль, убегавший прочь от опасности. Папа не мог спасти его, так что Раулю не оставалось ничего другого, как самому позаботиться о себе. В этот миг словно стальные пальцы с силой обхватили его лодыжку, – казалось, затрещали кости. Женщина тянула его вниз, пытаясь вытащить из спасительной трубы.

 

Рауль вывернулся и дёрнулся вперёд, оставив в руке преследовательницы свой носок.

<<Вернись! Тебе немедленно надо вернуться!>>

Голос был похож на голос учительницы, которую трудно не слушать и которой невозможно не повиноваться. Однако Рауль уже залез в трубу и пополз вперёд, изо всех сил отталкиваясь босой ногой от пластиковой поверхности. Он добрался до первого окна и увидел, что высокая женщина смотрит на него снизу. Она заметила мальчика и ударила по трубе. Ужас опять охватил его. Он пополз быстрее, преследуемый гулким стуком.

Теперь женщина была прямо под ним. Рауль добрался до следующего окна и опять посмотрел вниз. Он видел, как блестят на солнце её волосы и как горят глаза на мёртвенно-бледном лице.

<<Спускайся, – опять раздался голос, теперь уже не требовательный, а тихий и вкрадчивый. – Спускайся, и мы пойдём покупать мороженое. Какое мороженое ты любишь?>>

Рауль догадался, как именно женщина заманила в палатку Тину. Он продолжал ползти. Однако ему всё не удавалось убежать от неё. Женщина шла за ним, под ним и ждала мига, когда сможет его схватить.

<<Выше, мне надо подняться выше>>, – подумал Рауль.

Он продвигался вперёд, повинуясь какому-то шестому чувству, которое каждый раз подсказывало ему, в какую сторону повернуть. Рауль полз по прямым трубам, по извилистым трубам, по трубам, сделанным из сплетённых верёвок. Наконец он добрался до самого верха конструкции. Это была квадратная площадка, открытая всем ветрам, со всех сторон окружённая верёвочной загородкой. Рауль посмотрел вниз и увидел мам и пап других детей. Люди стояли группами или расхаживали взад и вперёд.

Прямо под ним стояла высокая особа и смотрела на него.

<<Шоколадное мороженое? Мятные конфеты? Жвачка?>>

Голос заставлял его воображать все эти сладости, вспоминать их вкус. Рауль отчаяно оглянулся вокруг. По сторонам стоял невообразимый гам. Все дети, лазающие по лабиринту, вопили и визжали. Кто обратит внимание, если он закричит? Все решат, что он просто шутит.

<<Ты должен спуститься вниз. Ты знаешь, что рано или поздно тебе придётся это сделать>>.

Рауль вновь взглянул на бледное лицо высокой женщины. Её глаза зияли, как бездонные дыры. Это были голодные и спокойные глаза, и в них читалась абсолютная уверенность. Она знала, что поймает его, что станет победительницей и он не сможет бороться с ней. Но тут Рауля осенило, и он сделал тот единственно верный поступок, который может совершить шестилетний ребёнок, чтобы справиться со взрослым человеком. Он просунул руку через ограждение из верёвок, не обращая внимания на то, что жёсткие верёвки больно ободрали кожу, и направил указательный палец на свою преследовательницу. И вдруг он закричал так, как не кричал никогда в жизни.

Он кричал, как учила миссис Брюс, воспитательница в детском саду, на тот случай, если кто-то незнакомый вздумает докапываться к нему:

– Помоги-и-ите! На помощь! Эта женщина хочет схватить меня!

Он кричал, указывая на высокую женщину пальцем. Рауль увидел, что все смотрят на него, потому что крик перекрыл общий гам.

Только никто не пошевелился. Люди просто стояли и смотрели, задрав кверху головы. Это было просто ужасно. Все его слышали, только никто не собирался прийти ему на помощь. В миг отчаяния он заметил в толпе движение.

Молодая девушка в форме морячки, похожей на ту, что носила мать Рауля, когда была жива, направилась прямо к высокой женщине. Лицо морячки было перекошено яростью.

Остальным, похоже, потребовался именно этот пример, потому что толпа вдруг всколыхнулась, от неё отделились несколько парней и девушка с мобильником в руках.

Высокая женщина развернулась и побежала.

Она нырнула под лабиринт из труб и направилась к палатке, где лежало тело папы Рауля. Она двигалась очень быстро, намного быстрее остальных людей.

Однако прежде чем сбежать, она успела беззвучно передать Раулю прощальные слова:

<<Увидимся позже>>.

Когда она исчезла, Рауль бессильно опустился на верёвочное заграждение, чувствуя, как верёвки больно впиваются в щеку. Люди снизу махали ему руками, дети вокруг волновались, но всё это уже не имело значения. Теперь, когда Рауль мог позволить себе заплакать, у него вдруг не оказалось слёз. С полицейскими всё вышло плохо. С ним беседовали два офицера – парень и девушка.

Казалось, парень был готов поверить Раулю, но время от времени, когда в его глазах загоралось понимание, он мотал головой и переспрашивал:

– Но что именно делала эта особа с Тиной? Дорогой, мальчик мой, я понимаю, что всё это ужасно, но постарайся вспомнить.

В палатке нашли отца Рауля со сломанной шеей, но никаких следов Тины. Рауль подумал, что женщина, наверное, забрала её тело с собой, но не был уверен в этом. Ему даже не хотелось думать, зачем она это сделала. В конце концов полицейские отвезли его к дяде Квину, единственному оставшемуся у него родственнику. Дядя Квин был очень стар. Он больно сжал Рауля в своих объятиях и заплакал. После этого дядя отвёл Рауля в спальню, полную странных и незнакомых ароматов. Старик дал мальчику снотворное. Оно было сладким, как сироп от кашля, и от него язык Рауля онемел. Он подождал, когда дядя Квин выйдет из комнаты, и выплюнул лекарство на ладонь, вытерев её о край простыни. Потом он сел на кровати, подтянув колени к подбородку, и уставился в темноту. Проблема заключалась в том, что он был очень маленьким и совершенно беспомощным. Если эта женщина вернётся, Рауль не сможет оказать ей сопротивления. А она обязательно вернётся за ним. Рауль знал, кем была эта женщина, хотя никто из взрослых ему не поверил. Она была вампиршей, как те, которых показывают в кино, чудовищем, питающимся кровью людей. И она знала, что ему это известно. Именно поэтому она пообещала опять встретиться с ним. Когда дом дяди погрузился в тишину, Рауль подошёл к шкафу и открыл его. Он забрался на самую верхнюю узкую полку. Полка была небольшой, но вполне достаточной, чтобы на ней поместился Рауль. Зацепив большим пальцем ноги дверцу шкафа, Рауль закрыл её, а затем он головой залез под сложенные на полке старые вещи и попытался уснуть. Где-то в середине ночи он почувствовал запах дыма и открыл шкаф. Комната была объята огнём.

Рауль скатился с полки и буквально чудом успел выбраться из горящего дома. Эта ночь оказалась настоящим кошмаром. Дядя Квин так и остался в доме, потому что, когда прибыли пожарные, дом уже сгорел. Хотя Рауль знал, что пожар устроила именно та самая вампирша, полицейские ему не поверили. Они не могли понять, зачем женщине убивать маленького мальчика.

***

Утром его отправили в дом к приёмным родителям, который стал первым из многих подобных домов в его жизни. Окружавшие Рауля люди были очень милыми, только он не нуждался ни в их любви, ни в утешении. Он знал, что ему надо делать. Если он хочет выжить, то должен стать сильным и смелым.

Он не должен доверять никому, кроме себя самого, и ему не на кого надеяться. Никто не защитит его, ведь даже папе это не удалось.

Он сам позаботится о себе. А потому следует научиться бороться.

ГЛАВА 3

<<Боже, какая вонь!>>

Рауль Джордан в свои восемнадцать лет видел немало пристанищ вампирш, но это, похоже, было самым омерзительным.

Стараясь не дышать, он разворошил кучу грязных вещей носком ботинка. Одежда, казавшаяся ненужным мусором, была для него красноречивее письменного признания в многочисленных убийствах. Эта вампирша была одиночкой. Бродяжка, отщепенка, изгнанная из людского мира и Ночного Мира.

Скорее всего, чтобы не быть пойманной, она не задерживалась в каждом городе более чем на пару недель. И она, несомненно, ничем не отличалась от любой бомжихи, разве что ни одна из них не стала бы жить в порту Бостона в начале марта.

<<Именно сюда она приносила свои жертвы, – подумал Рауль. – Заброшенная пристань – идеальное место, где у неё была возможность расправиться с ними, не опасаясь ничьих глаз. И конечно, она не могла удержаться, чтобы не оставить себе на память кое-какие вещи>>.

Детский комбинезон в розово—синюю клетку, детский ботинок, обрывок ткани от школьной формы – вся эта одежда была испачкана кровью. В последнее время участились случаи исчезновения детей, однако полиция Бостона не могла найти никаких следов.

Теперь Рауль знал, что произошло с ними. Он почувствовал, как его губы кривятся в горькой улыбке. Он кожей ощущал всё, что происходит вокруг него, слышал плеск воды возле пристани, его ноздри улавливали все ароматы ночи. Когда сзади раздался еле слышный шорох, Рауль резко, будто в быстром танце, развернулся, опираясь на левую ногу и одновременно доставая из-под одежды деревянный кол с заточённым концом. Он воткнул кол прямо в грудь вампирши. При этом из его рта вырвался короткий шипящий звук.

– Тебе надо было быть пошустрее, – сказал он.

Вампирша дёрнулась, взмахнула руками и замерла. Она была одета в грязные обноски.

Её давно не мытые волосы свисали длинными прядями. Она широко раскрыла глаза, изумлённо и ненавистно глядя на Рауля. Свет луны отражался в её глазах, будто у умирающего животного. Из раскрытого рта вампирши торчали длинные, доходившие почти до самого подбородка клыки.

– Знаю, – сказал Рауль, – ты хочешь убить меня. Но сегодня настал твой час…

Вампирша ещё несколько раз дёрнулась и затихла. Свет в её глазах потух, тело обмякло.

Теперь она недвижно лежала на земле. Рауль поморщился, вынул деревянный кол из её груди и, подумав, вытер его о свои брюки. Кол был около двух с половиной футов длины, с заострённым концом, легко входящим в тело, если, конечно, это тело можно было проткнуть деревянным остриём. Привычным движением Рауль отправил кол под одежду и вновь посмотрел на мёртвую вампиршу. Труп уже остыл, её кожа пожелтела, глаза высохли, губы сморщились, щёки ввалились. Рауль склонился над ней и вынул из заднего кармана своих брюк странный предмет, напоминавший обломок бамбуковой чесалки для спины, чем он на самом деле и был. Он носил её с собой уже много лет. Рауль аккуратно прижал пять зубьев чесалки ко лбу вампирши, отчего на пожелтевшей коже образовались пять тёмных царапин, будто от удара лапы кота. После смерти кожа вампирш становилась очень тонкой и податливой.

– У котёнка имеются коготки, – прошептал Рауль своё ритуальное заклинание.

Эти слова он повторял каждый раз с тех пор, как в тринадцать лет убил первую вампиршу.

Он делал это в память о папе, который всегда называл его так. И в память о том, что его детство закончилось в шесть лет. С тех пор он больше не был беспомощным котёнком. В то же время это была своего рода игра: вампирши – летучие мыши, он сам – кот.

Любой, кто смотрел мультфильм о Леди Баг и Парне-Коте, поймёт, о чём речь. Ну вот, теперь всё кончено. Рауль подтолкнул тело к краю пристани и, про себя попросив прощения у тех, кто занимался очищением акватории от мусора, скинул труп в воду. Тихо насвистывая, Рауль покинул территорию порта и направился вдоль по улице. У него было хорошее настроение. Его огорчало только то, что убитая вампирша снова оказалась не той, кого он искал с шести лет. Эта была бродяжкой, глупой изгойкой, охотившейся на людей поблизости от их жилья. Убийца его папы не была ни бродяжкой, ни изгойкой.

Рауль никогда не забудет её лица. Он знает, что наступит день, когда они вновь встретятся. А пока он должен убить столько тварей, сколько попадётся ему на пути. Рауль внимательно оглядел улицу, стараясь обнаружить присутствие ещё кого-либо из Ночного Мира. Однако улица, залитая золотистым светом фонарей, выглядела спокойной и безмятежной. Жаль, он сегодня в такой отличной форме! Рауль был одним из лучших охотников за вампиршами. Ему ничего не стоило уничтожить полдюжины этих тварей ещё до завтрака, а затем целый день чувствовать прилив сил. Внезапно он остановился и незаметно шмыгнул за угол здания, заметив проезжающее невдалеке полицейское авто.

<<Надо повидаться с Пикадорами, – подумал он, выжидая, пока машина скроется из глаз. – Если в городе имеются вампирши, то Пикадоры наверняка знают, где их искать>>.

С этими мыслями он направился в южную часть Бостона и спустя полтора часа уже звонил в дверь многоэтажного здания из светлого камня.

– Кто там?

– Ночь смотрит многими глазами, – произнёс Рауль.

– А день лишь одним, – раздалось в ответ из переговорного устройства. – Привет, заходи.

 

Рауль зашёл в здание, поднялся по узкой тёмной лестнице и оказался перед тяжёлой деревянной дверью. В двери был глазок.

Рауль встал прямо напротив него, стянул с головы чёрную шёлковую маску, полностью скрывавшую его лицо, и встряхнул головой.

За эти годы Рауль превратился в высокого и стройного парня. Волосы цвета пшеницы красиво обрамляли лицо, на котором сверкали зелёные глаза. Костюм ниндзя, который он с трудом раздобыл, вечером становился его второй кожей. С другой стороны двери раздался короткий смех, потом послышался звук отпираемого замка.

Рауль вошёл, закрыл за собой дверь и лишь после этого сказал:

– Привет, Элли.

Элли была на пару лет старше Рауля. Худая, высокая девушка с вечно сползающими на нос очками. Внешне она производила впечатление типичной <<ботанки>>, но Рауль знал её другой: однажды он наблюдал её схватку с двумя вервольфами. Кроме того, Элли практически в одиночку организовала движение Пикадоров – самого успешного общества охотников за вампиршами на Западном побережье.

– Как поживаешь, Рауль? Тебя давно не было видно.

– У меня были дела. Но теперь мне нечем заняться, и я пришёл узнать, нет ли у твоих ребят каких-либо предложений.

Рауль окинул взглядом нескольких человек, находившихся в комнате. Парень с каштановыми волосами стоял на коленях, перекладывая из коробок какие-то вещи в большую тёмно-серую сумку. Ещё один парень и молодая девушка сидели на диване. Рауль встречался с этой девушкой на собраниях Пикадоров, но парней он видел впервые.

– Познакомьтесь, – сказала Элли. – Это Вик, мой помощник, – кивнула она в сторону парня, укладывавшего сумку. – Он только что приехал в Бостон. На Северном побережье он возглавлял группу охотников за вампиршами. Сегодня организует небольшую экспедицию в район складов на Мишн-хилл. До нас дошли слухи, что там в последнее время нечисто.

– А что там? Оборотни?

– Скорее всего, вампирши или вервольфы. Говорят, что начали пропадать парни-подростки и что их держат именно там. Проблема в том, что мы не знаем, где точно их держат и почему. – Она вопросительно посмотрела на Рауля: – Хочешь пойти с ними?

– А моё мнение кого-нибудь интересует? – раздался голос Вика, который поднял голову от сумки и внимательно глядел на Рауля. – Я раньше не видел этого парня. Вдруг он один из них?

Элли подвинула очки ближе к переносице и снисходительно улыбнулась:

– Ты бы не стал так говорить, Вик, если бы знал, о ком идёт речь. Рауль – лучший из нас.

– Лучший в чём?

– Во всём. Ты ещё ходил в ясли, когда он крушил вампирш в Чикаго, охотился за ними в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Новом Орлеане и даже в Вегасе. Рауль убил этих тварей больше, чем мы все. – Элли посмотрела на Рауля, а затем вновь на Вика. – Ты слышал когда-нибудь о Коте? – спросила она.

Вик резко поднял голову и уставился на Рауля.

– Кот? Тот, кого боятся все обитатели Ночного Мира и за чью голову они назначили награду? Который оставляет отметину…

Рауль предостерегающе взглянул на Элли.

– Это не столь важно, – сказал он.

Ему всегда было трудно доверять незнакомым. И потому он понимал осторожность Вика. И хотя Вик не вызывал у Рауля большой симпатии, он не мог упустить возможность поохотиться на вампирш, особенно сегодня, находясь в такой великолепной форме.

– Я пойду с вами, – решил Рауль, – если вы не против.

Вик опять внимательно посмотрел на Рауля и кивнул:

– Но помни, что главным буду я.

– Конечно, – пробормотал Рауль, заметив краем глаза, что Элли насмешливо улыбнулась.

– Стейси ты знаешь, а это Найл, – указала Элли на девушку и парня, сидевших на диване.

Стейси была крепкой блондинкой с подкачанными плечами и бесстрастным лицом. Цвет кожи Найла напоминал какао с молоком, а его глаза казались какими-то сонными.

– Найл новенький, – продолжала Элли, – он присоединился к нам месяц назад, после того как потерял своего брата.

Ей не нужно было пояснять, как именно Найл потерял брата. Рауль приветливо кивнул парню, сразу вызвавшего у него симпатию.

Ничто не могло сравниться с шоком, который испытывал человек, впервые столкнувшийся с Ночным Миром, когда приходит понимание того, что колдуны, вампирши и вервольфы являются реальностью, что они повсюду и объединены в могущественную организацию.

Им может оказаться любой из окружающих, но порой выясняется это очень поздно.

– Все готовы? Тогда пошли, – сказал Вик.

Стейси и Найл встали. Элли проводила их до двери.

– Удачи! – произнесла она.

На улице Вик направился к чёрной машине с предусмотрительно залепленной грязью номерами.

– Мы едем к складам, – сообщил он.

Рауль почувствовал облегчение. Он привык перемещаться по улицам, не будучи замеченным, но не был уверен, что трое других могли бы сделать это так же успешно.

Такие вещи требовали серьёзной практики.

Они ехали молча, лишь Стейси изредка произносила пару слов, подсказывая Вику дорогу. Они проехали район респектабельных частных домов, и неожиданно пейзаж за окном изменился. Казалось, они пересекли невидимую границу, за которой начинались дощатые заборы с пропущенной поверху колючей проволокой и горы мусора. По обе стороны улицы возвышались здания муниципальных складов и недостроенных жилых зданий. Вик въехал на стоянку и поставил тачку в самом тёмном углу. Все вышли из авто и направились вдоль пустынной улицы, слабо освещённой редкими фонарями.

– Тут наблюдательный пункт, – прошептал Вик, указывая на заброшенное кирпичное здание.

Они вошли внутрь и поднялись на третий этаж, освещая себе путь карманными фонариками.

– Приятное место, – пробормотал Найл, оглядываясь вокруг. Похоже, он впервые оказался в подобном месте. – Как вы думаете, тут живут люди или лишь вампирши?

Стейси похлопала его по плечу:

– Не волнуйся, тут никого нет.

– Да, похоже, даже бомжи ушли отсюда, – улыбнулся Рауль.

– Из окна просматривается вся улица, – перебил их Вик. – Вчера мы с Элли наблюдали за складами напротив и видели девушку, которая по всем признакам похожа на вампиршу.

Найл открыл рот, будто собираясь сказать, что он впервые слышит о таких признаках, однако Рауль заговорил первым:

– Вы её проверяли?

– Мы не хотели приближаться. Это можно будет сделать сегодня, если она опять покажется тут.

– А как вы их проверяете? – спросил Найл.

Вик не ответил. Они со Стейси сдвинули в сторону обгрызенные крысами матрасы и стали разбирать принесённые с собой сумки.

Вместо него заговорил Рауль:

– Если посветить им в глаза, то свет отражается, как это бывает у животных.

– Имеются и другие признаки, – вставил Вик.

Он уже вынул лыжные маски, металлические и деревянные ножи, а также пару деревянных шипов и киянку. Стейси добавила ко всему этому две дубовые дубинки.

– Дерево причиняет им больше вреда, нежели металл, – сказал Вик, обращаясь к Найлу. – Их можно ранить стальным ножом, но рана затянется у тебя на глазах. Однако если ты порежешь их деревянным остриём, то кровь уже не остановить.

Раулю не понравился тон, каким были произнесены эти слова. И не понравились вещи, которые Вик достал из сумки. Все эти ножи и шипы были чересчур миниатюрны, чтобы служить оружием. Внимание Рауля привлекло нечто, похожее на деревянные колодки.

– Наручники для вампирш, – пояснил Вик, заметив его интерес. – Они сделаны из дуба. Ни одна тварь не в состоянии от них избавиться. Я привёз их с севера.

– Но зачем брать вампиршу в плен? И зачем нужны эти маленькие ножи, шипы и молоток? Ими нельзя убить вампиршу.

– Знаю, – улыбнулся Вик.

О боже! Когда он понял, что именно задумал Вик, то еле нашёл в себе силы скрыть свои эмоции. Пытки!..

– Быстрая смерть – шибко лёгкое наказание для них, – продолжал улыбаться Вик. – Они заслуживают страданий. Кроме того, мы сможем получить от них кое-какую информацию. Нам надо узнать, где они держат мальчиков и что собираются с ними делать…

– Вик, – прервал его Рауль, – вампирш практически невозможно заставить говорить. Они очень упрямы, а если их ранить, становятся неуправляемыми, будто дикие животные.

Вик ухмыльнулся:

– Мне удалось разговорить некоторых из них. Всё зависит от того, что именно ты делаешь и как долго это продолжается. В любом случае стоит попробовать.

– Элли знает об этом?

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru